Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Тексты
Интервью: Андрей Недашковский

Опыт: постановщик драк в боевиках — о том, как биться на улице и делать файтинг-сцены для Джейсона Стэтхэма

Текст не для слабаков.
Комментарии
0




Сайт The Flow — мужской сайт. Это заметно как по статистике читателей, так и по составу нашей редакции. Следовательно, если руководствоваться гендерными стереотипами, и нам, и вам должны нравиться фильмы-боевики. И действительно нравятся. Если вы не знали, постановкой драк в экшнах занимаются не режиссеры или сценаристы, а опасные и специально обученные люди, способные как продумать эффектный файтинг, так и снять его, демонстрируя все акценты драк, хитрости и ломающиеся кости с наиболее эффектных ракурсов. Нам эта сфера показалась захватывающей и малоизученной. Поэтому The Flow встретился с Сергеем Житниковским, украинским мастером боевых искусств, который ставил драки для Джейсона Стэтхэма и Алексея Чадова. Которого Сергей Бадюк называл своим “самым талантливым учеником”. С которым Баста консультировался по фильму “Газгольдер”. И который стал первым респондентом за всю историю существования сайта The Flow, рассказавшим, как бы он убил редактора сайта The Flow.



Что нужно делать, чтобы драка на экране не выглядела наигранной?

Если постановщика утверждают на фильм, необходимо ознакомиться со сценарием, локациями, где будут проходить съемки, пообщаться с режиссером и узнать биографию-мотивацию каждого из персонажей. В данный момент я разрабатываю сцену драки ребят-скейтеров, и чтобы лучше сделать сцену, мы вечером специально собираемся с друзьями и, хоть я и не являюсь крутым райдером, катаемся на досках по Киеву ночью. Я так лучше понимаю их логику, их приколы и технику. Потом эти вещи я переношу на образы людей в кино. Я могу сказать, что в той или иной сцене мне нужны на локации перила, здесь — два ящика, здесь мотоцикл должен проехать. Структуру этих сцен я прорабатываю и утверждаю с режиссером. Самый важный процесс работы — это процесс придумывания. Недавно, разрабатывая одну из постановок, я буквально среди ночи проснулся с озарением. А поскольку не было никого, кто мог бы мои движения заснять на видео, я вышел в центр комнаты, посреди ночи посдвигал все диваны, порасставлял подушки, фиксирующие места, где герои должны быть. Фотографировал, снимал себя, чтобы ничего не упустить.

Дальше — создание пре-визуализации (черновик, иногда снятый на телефон прямо в зале) и аниматики (раскадровка - прорисовка кадров вручную, широко применяется в киноиндустрии). То есть, комплекс мер, через которые я донесу до режиссера то, какой я вижу драку. Потом идет процесс подготовки каскадеров, дублеров, актеров. Обучение их боевой хореографии, общение с ними, чтобы они банально поверили в себя. Это очень тонкий момент. Порой актеров приходится переучивать после того, чему их учили на предыдущих проектах. Временами это ещё и работа психолога.


Есть что-то схожее между боевой хореографией и танцевальной?

Я плотно занимался брейкдансом и продолжаю им заниматься по сей день. Объясняю, почему: всем, кто практикует боевое искусство, просто необходимо хорошее чувство ритма и умение раскрепостить своё тело. Боец должен быть на так называемой ”флэйве” — быть расслабленным. В таком состоянии движенияполучаются харизматичными. При условии отсутствия зажатости бойцу удаётся играть с противником. Если назвать кого-то из известнейших личностей, крушивших по этому методу рамки профессионализма, это Рой Джонс, Мухаммед Али, Брюс Ли. Им вначале говорили: "Та ну, ребята, что вы делаете? Поднимите руки! Вы неправильно боксируете! Что это за прикол? Почему Джонс танцует в ринге? Зачем Брюс Ли орёт и дерётся как кошка?". Их стиль вошёл в историю. Кстати говоря, каждый из них круто умел танцевать, и использовал танцы во время тренировок.


Как ты пришёл в кино?

Всё началось с работы с Сергеем Бадюком. Это известный в СНГ актер, в прошлом спецназовец. Человек, благодаря которому я вошёл в кино. На протяжении 3 лет мы постоянно были вместе, выпускали свою ТВ-программу, гостями которой были самые крутые мастера с Окинавы, Америки, Европы, Индии. Десятки мастеров, имеющих по десятому дану. Это люди-легенды, которым уже за 70. Этот период подарил мне понимание, чего бы я сам хотел внести в экшн-историю. Пробной работой стало наше сотрудничество с Эльдаром Салаватовым, режиссером фильмов ”Антикиллер 3” и ”Мамы”. Там была работа для сериала в сеттинге России двадцатых годов а-ля ”Заточенные козырьки”. Я там сыграл одну из ролей — телохранителя негативного героя. У меня по сюжету были китайские корни — следовательно, прослеживались задатки китайских боевых искусств. А исполнитель главной роли, актер Валерий Панков, как следователь в драке должен был использовать более сжатую технику.



Работал с Алексеем Чадовым на фильме “Борец”. Ставил боевую технику, готовил его бойцовские качества. В индустрии кино всё работает только на знакомствах и, конечно же, профессионализме. Если ты крут, о тебе обязательно кто-то кому-то скажет. Так, мне однажды позвонили и предложили поставить бой для Джейсона Стэтхэма. Там нужно было хапкидо, жесткие сцены. Поджимал дедлайн и мне пришлось всё сделать буквально за ночь. С парнями всё сняли банально на iPhone. Сцены в коридоре, в номере и ресторане. Это называется пре-виз. Режиссер ответил, что Стэтхэму я понравился, и он забирает этот бой. Тут я столкнулся с другой проблемой: нужна была виза, а я не успевал её сделать в требуемые сроки. Там день простоя на съемочной площадке — это огромные деньги. Мне говорят: ”Мы выкупаем этот бой за хорошую сумму денег, но ставить по твоей постановке будет другой человек”. Следовательно, у меня возникла дилемма: никому мой бой не продавать — и тогда он, возможно, вообще не выйдет, либо его будет ставить другой человек. Я выбрал второй вариант, притом, что вообще по барабану, кто его будет ставить, ведь я его разработал. Постановки драк — это товар, их можно купить и продать.

С командой Джеки Чана мы пересекались на проекте ”Вий”, там тоже Чадов снимался. Россия сделала продолжение гоголевской истории под названием "Путешествие в Китай". Это такая политическая сторона кинобизнеса. России нужно интегрировать свой товар на иностранные рынки. И насколько понимаю, с китайским рынком, крупнейшим в мире, желает работать каждый, кто задействован в этом сегменте. Я на этом проекте смог понаблюдать за принципиально другим уровнем качественной постановки боевых сцен. Там уже все доведено до автоматизма. Структура командной работы у них настолько скомпонована, что все сцены они придумали и разыграли на площадке буквально на уровне перемигиваний, ни говоря друг другу ни слова. За секунд 30 они решают, что делать. За минуту они разводят это по всем задействованным лицам — и делают это нереально круто. Именно они меня вдохновили на создание Fight Action. Профессионалы кайфуют от каждого момента пребывания на съемочной площадке.


Что входит в обязанности таких организаций?

Fight Action — это группа людей, занимающихся проработкой боевой сцены, стилистикой, даже прорисовкой 3D-графики. В неё входит человек, который рисует персонажей для серии игр “Call of Duty”, например.






Есть сейчас в экшнах актер, способный стать новой легендой жанра?

Я не могу такого назвать. Том Харди — возможно, я в нём вижу героя, способного сделать драку и как актёр, и как мастер боевых искусств. Иконой жанра он не станет, но может занять место Стэтхэма. Новым героем жанра может по праву стать лишь человек, углубленно занимающийся боевыми искусствами. Все легенды жанра — они мастера в жизни. Как говорил Брюс Ли: ”Если человек не может нанести удар, он не сможет его показать”. Если даже вспомнить историю о том, как на съемках ”Рокки” Лундгрен отправил в нокаут Сталлоне, того в больницу доставили. Насколько реально они тренировались, насколько отдавались работе! Сейчас нужен герой, который с увлечения боевыми искусствами пошёл в экшн. Неплохие были бои у Скотта Эдкинса. Он круто смотрится, но слишком много акробатики. Драки — не место для цирка.


Сейчас часто боёвку разбавляют паркуром, ганфайтом, трикингом. Это хорошо?

Не очень. Зрителя перенасытили. Бои потеряли темы реализма и диалога. Ниша Джеки Чана очень крутая, но драки там имеют свою философию улыбок. Это комический бой. Я же пытаюсь делать так, чтобы зритель даже не усомнился, что нанесенный таким образом удар именно так подействует на человека. Чтобы подумали: ”Ну да, всё верно. После такого удара он и должен был умереть”. Я дрался на улицах, я знаю, как это. Я не хочу переходить в образ паркура, ещё чего-нибудь надуманного. Как только сейчас не пробуют интерпретировать бои — и паркур туда подмешивают, и танцы, и канаты, — но реализма, как по мне, реально не хватает.


Насколько знаю, Баста предлагал тебе делать постановку для фильма “Газгольдер”.

С Васей Бастой у нас есть общий друг, Евгений Борисович, чайный человек такой. Василий его даже по имени-отчеству в одном из треков упоминает. Евгений — знаток боевых искусств и первый человек, который начал в СНГ возить китайский чай. Повальную любовь страны к пу-эру можно проследить именно к нему.





Василий мне рассказал, что ему нужен постановщик для фильма ”Газгольдер”. Я посоветовал использовать Сирила Рафаэлли, актера и постановщика из ”13 района”. Как по мне, это лучший постановщик боевых сцен современности. Помимо ”Района”, он делал ”Крепкий орешек 4.0”, ”Механик” со Стэтхэмом, ”Теккен”. У него иногда чересчур много акробатики, что мне как раз и неблизко. Его плюс в том, что он забирает камеру у оператора, и самостоятельно начинает снимать сцены боёв. Когда Сирил приехал ставить свою сцену с погоней и паркуром для ”Газгольдера”, он так и делал. У него в команде, кстати, работают ребята из России, из Украины. А Баста мне предлагал сниматься у него в клипе, но из-за моего возвращения обратно в Украину это пришлось отложить. Он, кстати, показывал мне видео, как он крутит боевую палку с флагом.


Есть пример актера, с которым ты начал тренироваться, а он в дальнейшем продолжил этим заниматься?

Алексей Чадов. Мы на днях с ним переписывались. Он ходит в зал, информирует меня о режиме. Что такое работа в кадре экшн-сцен, если они происходят в ринге? По правилам ММА это 5 раундов по 5 минут. Но это пустяки в сравнении с тем, что приходится выносить актеру, потому что он входит в кадр по смене в 8 утра, а домой уходит только в 8 вечера. И вот он целый день фигачит экшн-движения, которые ребята-бойцы делают всего 25 минут. А ты ведь должен быть свежим, потому что нужно сыграть первый раунд, второй, третий. MMA — это пустяки по сравнению с работой актера.


Как проходят такие тренировки?

Если говорить о нашей истории с Чадовым, очень просто: я приезжал к нему в загородный дом. Садился на ”квадрик”, ехал — а он бежал рядом со мной (смеется). Я учил его бегать, правильно ходить, дышать, прыгать на скакалке. Если ты этого не умеешь делать в жизни, то ты не убедишь на экране зрителя, мало-мальски ходящего в тренажерный зал.


Под какую музыку тренируешься?

Часто — под Wu-Tang Clan. Я же, считай, их единомышленник, они тоже помешаны на восточных единоборствах. ”Wu” в названии ведь пошло от ”ву шу”. Могу и Drake слушать, но это не тру-история, это вылизанная стилистика. Если провести параллель с кино, то это как элементы паркура и трикинга. Все прыгают, мельтешат, всё круто-круто. Это всё деньги. Коммерческая история, которая всех завлекает. В вокале Drake я не слышу реализма. Вон включаешь ODB — и там характерность, персонаж. Drake по голосу мне вообще напомнил певца Craig David. У Drake есть своя правда: песни о том, как никто в него не верил; о том, как он платит за всю свою братву, чтобы те ни в чем не нуждались. У него своя правда, у старичков — своя. Там улицы, там кварталы. Я недавно ставил клип группе Quest Pistols Show, так делал постановку под Wu-Tang (включает песню на телефоне). О, слышишь, он тут читает ”Like smoking Joe Frazer”. Знаешь, кто такой Фрэйзер? Это первый, кто отправил в нокдаун Мохаммеда Али. Его называли ”Дымящий Джо”. Представляешь, как они меня взяли на крючок! Назвались Wu-Tang, ву шу, боевые искусства, рэперы. Многие слышат в рэпе то, что они хотят слышать. Одни — какие они крутые с девочками, другие — какие они ”рил нигга” на районе.





Они же и клановую систему показали. Были серьезными парнями в теме, отдавались своей работе по-полной. Продюсировали фильмы о боевых искусствах, они всё знают о Брюсе. Треки сегодняшних рэперов — это тоже круто, но их песни уводят от реальности. Даже у Drake есть песня "Wu-Tang Forever", где он читает ”Bitch better have my money like ODB”, это уже потом Rihanna эту всю историю развила в целую песню. У меня есть свой фетишок. Из уважения к Брюсу я в каждой из своих постановок делаю ему небольшой респектик. Ввожу какую-то сцену, передающую ему привет. Это может быть каким-то узнаваемым движением или, вот как в одном из недавних фильмов, у моего персонажа было имя Ли Сяолун. Это имя, данное Брюсу при рождении. Я просто попросил сценаристов, чтобы моего героя так звали. Не уверен, что они вообще в курсе, зачем я это сделал. А те, кто в теме, подумают: ”Красавчик!” Мой любимый такой прием в кинематографе был в фильме ”Час пик-2”. Там такая идея была! В фильме ”Игра смерти”, который Брюс так и не успел снять, он выходил драться против Карима Абдул-Джаббара. Это самый крутой баскетболист всех времен. Получается, азиат дрался с высоченным негром. А в "Час пик-2" маленький негр дрался с самым большим китайцем, который зашёл в одной из сцен в зал, где дети тренировались. Это был привет Брюсу. Если ты с должным уважением относишься к канону, то и ты другим даешь повод уважать тебя. По этой же причине и в музыке я за новое. Но новое — это хорошо забытое старое.


Чем должна обладать классная экшн-сцена?

Тут многое зависит не только от героя, но и от персонажей, его окружающих. Они тоже должны быть реальными. Круто отыграть и помочь герою двигать историю вперед. Они должны быть готовы и понимать, что это всего-навсего сцена. Всего-навсего фильм. Отработать тысячу раз сцену в зале — и только потом отрабатывать её на камеру. Самое сложное — когда есть коллектив. Например, мы деремся вдвоем, а сзади еще кто-то нападает. Второй план должен жить. Всё, что есть в кадре, должно максимально переносить зрителя в диалог драки. Я всегда стараюсь зрителя не удивить дракой, а войти с ним в диалог. Бой — это история. Это взгляд. Позыв. Крик. Момент, когда некий объект оказывается в твоей руке. Момент, когда ты отводишь взгляд в сторону, чтобы противник тоже отвёл глаза — а ты тем временем бьешь его в глаз. Эти фишечки реально работают. Зритель должен ловить себя на мысли: ”Блин, когда я из ночного клуба выходил, что-то похожее было, когда ребята на улице дрались”.

Что важно осознавать зрителю: экшен-сцены — один из самых сложных процессов для актера. И это тот процесс, который может заявить актера. Сделать его легендой. Это те роли, за которыми буквально гоняются мужчины. Эти роли либо возносят тебя в ранг звезд, либо ты падаешь вниз.


Какие экшн-сцены ты считаешь эталонными?

Сцена из ”Возвращения дракона”. Драка Брюса Ли и Чака Норриса. Место действия: Рим. Прежде никто не знал, что снимать драку можно так. Там показан именно диалог. Они вошли в кадр. Они встретились взглядом. Брюс уже тогда продумал, что герои увидели друг друга. Они не бросаются сразу в бой. Они снимают с себя одежду, показывают свою разминку. В этот момент кадр переходит на кота, играющего с камушком, понимаешь? И он так следит глазами за героями. И тут во время разминки камера переходит на Брюса, который начинает делать потягивания свои. Тут же показывают, как кошка потягивается. То есть, он выбрал свою стилистику боя. Он как кошка. И когда кот громко мяукает, это служит сигналом к началу боя. Дальше идет завязка: они начинают драться. Брюс — крутой, и противник силён. Они уже оценили способности друг друга. Они ведь зачем сразу размялись — потому что знали, что бой будет сложным. Зритель, который начинает подозревать о том, что происходит, сам не замечает, как оказывается на крючке. Герои начинают наносить удары друг другу, и тут Брюс понимает, что он начинает пропускать. Что его стилистика не подходит к бою, который ему стремится навязать Чак Норрис. Что он предпринимает в своем положении? У Брюса уже кровь выступила на лице. Он понимает, что для победы ему необходимо сменить тактику. Тут он понимает, что врага нужно заманить в свой стиль боя. Брюс начинает прыгать, перемещаться и статический, казалось бы, Чак Норрис начинает вестись на эти его движения. Как только он ведется, Брюс наносит ему по одному-два удара налегке. Попадает. И тут же зрителю показывают кошку, начинающую играть камушком. То есть, давая понять, что Брюс уже играет с противником. Чак пропускает один удар, два, четыре. Он стоит уже весь в синяках, а Брюс передвигается по локации, ручки-ножки порхают. И Чак тоже начинает прыгать. Всё! Тут Брюс понимает: ”Ты схавал наживку”. Он схавал то, в чём не силен. И дальше Брюс начинает над ним просто издеваться.



Это пример из олдскула. Из более современных — ”Ромео должен умереть” с Джетом Ли. Жесткие драки, снятые в новаторской стилистике. Впервые камера во время драк переходила в режим рентгена, демонстрируя внутренние повреждения от наносимых ударов. Как позвоночник ломается, например. То, что сейчас используется в серии игр Mortal Kombat. Это цепляло. Впечатлял подход к съемке боев. Ведь после Брюса все хотели что-то поменять. Джеки Чан стал комическим героем. Джет Ли — героем из Шаолиня. Ван Дамм использовал свою одну растяжку и один удар во всех фильмах — он ничего другого не умеет, но и этого хватило, чтобы купить всех. Блин, где же найти новый образ? И тут всё сменилось, потому что снимать драки стали те же люди, кто их ставит. Сирил Рафаэлли из ”13 района” берёт в руки камеру и сам проходки делает. После такого образ постановки начинает меняться. Добавляется реализм и жесткость.


Возьмем файт-сцены, где герои пускают в ход всё, что под руку попадает — от гладильной доски до дверцы холодильника. В реальных условиях это работает или в фильмах используется лишь для увеселения зрителя?

Почему же, помогает! Вот возьмем человека, который не занимается боевыми искусствами. У него нет на это времени, но если он психологически готов, он всегда сможет противопоставить себя кому-то. Бывает худенький-маленький — а наказывает больших и сильных одним лишь взглядом и какой-то фразой. Как ты со мной будешь драться? Ты просто возьмешь вот этот чайник, стоящий между нами на столе, и просто воткнешь мне его в голову. Или эту лампу толкнешь. Это меня и подкупило в хапкидо. Первое, что сказал нам тренер: ”Здесь нет запланированных действий, мы действуем исходя из ситуации”. Его элементы адаптивны под реалии. Появились пластиковые банковские карты — появился способ внедрять их в драки. Появились мобильные телефоны и другие гаджеты — тоже. Это добавляло реализма. А еще там нет соревнований, которые часто мешают. Бойцов это лишь ограничивает: они привыкают к надетым на себя защитным средствам, привыкают к правилам — и в итоге, когда сталкиваешься на улице с серьезным противником, тот тебя просто хорошенько бьет между ног — и все твои соревнования заканчиваются на первой же секунде.


Можешь здесь и сейчас разработать несложную боевую сцену? Вот мы сидим в чайной. Вот стол, вот барная стойка, вот зал, утварь на стене. Как будешь убивать меня?

Если это кино и мы пришли, скажем, на переговоры, то скорее всего в зале здесь же сидят твои два друга. Я понимаю, что пришел на потенциальную драку и догадываюсь, что без помощников ты не явишься. Они могут себя пока не выдавать. Пока мы с тобой общаемся, я пытаюсь отвлечь твое внимание именно по-актерски. Пью чай, участвую в разговоре, реагирую. Раз! Бросаю чашку кипятка тебе в лицо. Два! В зале начинают стартовать в мою сторону люди. Если наш стол можно оторвать от земли, я переворачиваю его на тебя. С чайником, чашками на нём. На время ты обездвижен. К этому моменту твоя поддержка уже практически на расстоянии удара.





Я перепрыгиваю через барную стойку, где получаю доступ ко всем предметам и бутылкам, которые выставлены на стене позади нее. Один кидается ко мне, другого я закидываю всякими предметами. Таким образом я бы разделил этих людей. Это придаст объема боевой сцене. Того, кто добежит до меня первым, я бы убрал ударами, скажем, стиля крав-мага, локтями — быстро, жестко и эффективно. Ударил бы его головой о стойку и бросил в стеллажи, где много стекла. Я не могу позволить себе с ним играться, потому что в это время ко мне стягиваются остальные. Вспоминаем о тебе: ты начинаешь поднимать стол, приходишь в себя. Со вторым человеком я бы сделал уже какую-то связку: удар ногой, удар рукой, чтобы завлечь немножко зрителя. А на тебя бы как на главного героя я бы перевел драку более серьезную, сделал уже целую постановку. Я бы сдвинулся в центр зала, где много свободного пространства и можно пустить в ход элементы обстановки. Удары ногами-руками. Ты бы ухватил, скажем, вот эту вешалку для одежды, и использовал ее как копье против меня. Свалил бы меня на стол, я хватаю лампу, пытаюсь ею защищаться. Вокруг нас бардачина, полкафешки разнесено, у бара двое чуваков валяется, ты меня натыкал, я тебе пару ударов нанёс. Финал должен быть яркой точкой. Скажем, отпрыгивая от стенки, я бы схватил безобидные китайские палочки — и всадил бы их тебе в горло. Или в пах. Или в подмышку. И бью тебя головой о стол, залитый чаем.


А финальный панчлайн? У экшн-героя должна быть коронная фраза!

Подхожу к какому-то из столиков, беру чашку, наливаю себе пу-эр и кидаю фразу: ”За вас!” Всё, я ухожу из кадра и перед зрителем — пустынное разнесенное вдребезги пространство прежде тихой чайной. Хаос на ровном месте.


Много в детстве дрался?

Я родом из города Каменец-Подольский. Его знают как очень культурное место с богатой историей. Но мой Каменец – это очень бандитский город. У нас в 90-х были одни из самых серьезных группировок. Я носил длинные волосы, иногда косички делал. Был брейкером, слушал рок и хип-хопчик. Это была эпоха журнала ”Х3М”. Между тренировками — разные тусовки. А в небольших городах такой внешний вид как у меня — своеобразный вызов обществу. Это ассоциация с тем, что ты какой-то непонятный. Что не являешься “нормальным пацаном”. А меня это наоборот завлекало, ведь никто не представлял, каков ты на самом деле, и на что способен. И когда братки, ожидая обидеть какого-то бибоя или просто мальчика, идущего со скейтом, который ну уж точно не должен знать ничего, получали то, что получали, — это ребят удивляло очень быстро. Надо было видеть: у них прямо во время стычки выражение лица менялось. Эта тема была для меня очень азартной, поскольку боевые искусства, которыми я занимался, были супер-разными. До 12 лет я занимался карате, потом тэйквондо, смешивал его с занятиями боксом, боевым самбо. Потом ещё добавилось у-шу, китайские боевые искусства, внутренние стили.






А первую уличную драку помнишь?

Чудесно помню первую. Хоть их было и немало, но самую первую — да (смеется). Школьная драка, парень с параллели. Третий или четвертый класс. Я уже занимался карате, но еще не применял полученные навыки. Такой, знаешь, сумбур в голове. Сделали круг из людей на улице. Старшеклассники не разбороняли, а наоборот подгоняли нас в драку. Я помню, что побил этого парня, но потом очень сильно жалел. Он упал, я его доломал, спрашивал: "Сдаешься?" Мы разошлись по классам, он очень плакал. Он потом снова приходил, хотел драться. Видимо, старшеклассники его накрутили. Закончилось всё, конечно же, вызовом к директору.


Время было, ты сам говоришь, криминогенное. Ни к каким бандформированиям не был причастен?

Знаешь, как это было? Мне лет 14. К нам в зал приходит отряд людей спортивного сложения. Большие, бритые. Личности крутые, в городе со стотысячным населением таких всегда знают. Они выбирали людей, которые им нравились. Мальчиков от 10 до 15 лет. Кто бы по характеру подходил и мог в будущем стать полезным. Это я потом уже понял, что происходит. Многие из моих друзей-ровесников присоединились к таким группировкам. Часть из них во времена перемен в Украине стали так называемыми ”титушками”. Тут ведь тот же процесс отбора происходит. Мы можем это наблюдать и в политике. Миллионеры, крутые бизнесмены подтягивают к себе свиту — боксеров и борцов. Потому что те в свое время отстаивали друг друга и давали отпор. Им и сейчас проще работать. Это довольно сплоченный коллектив. Ведь спорт прививает некоторую культуру, стиль общения. Среди тренеров много сидевших. Они давали специфику своего говора. Вся эта обстановка создавала такой мужской стержень в ребятах, который было просто переносить на обыденную жизнь 90-х. Мне в 2000 году было 12 лет, это уже период такой переходящий. Расцвет я не застал. Я уже видел, как бандиты пытались вести себя как бизнесмены. Им по-прежнему нужны были пацаненки-телохранители, но дела они пытались решать на другом уровне. Возможно, одной из причин, почему я не состоял в группировках, был мой образ: в спортивных костюмчиках не ходил. Когда видели на соревнованиях, подходили, интересовались: ”А не хотел ли ты?”. Но я для них был “не по понятиям”. Они же люди узколобые, я для них был непонятным.


В одной из песен группы Каста звучит фраза Влади: "Я уже полтора года как, не видел, чтобы что-то где-то решалось в драках". А ты?

Он же ростовский, да? Как и Баста. Тот же обшутил эту строчку типа “Не знаю, по каким там улицам ходит Влади, но у нас всё в поряде". Жесткое рэкетирство, вывозы в лес, нападения десять на одного — этого всего стало меньше. Но фишка в другом. Сегодня профессионализм простого уличного обитателя вырос. Чего ты хочешь? Научиться правильно бить в горло? Введи в google, там спецназёр в ролике тебе всё расскажет. Надо же пройти кучу психологических ступеней, прежде чем учиться подобному. А какие-то психи или просто дети, посмотрев это в сети, приходят в школу, и в первой же стычке с одноклассником применяли это на практике. Были случаи. Пальцем в глаз. Потому что в ролике сказали, что так надо. Если раньше нападали с бейсбольными битами — максимум, то сейчас каждый второй носит при себе нож, знает как минимально правильно наносить им удары. Люди участвуют в околофутбольных тусовках, тоже специализированных группировках, которые занимаются и отрабатывают различные свои темы, учатся драться бандами. Так что на улицах стало спокойнее — да, это факт. Но повышение уровня специализации бойцов — это проблема.

Потому, видимо, Василий так и читал про улицы. Видимо, он всё тот же взрывной парень из Ростова. Тут ещё вот какое дело. Раньше я почему часто на улицах дрался? Потому что я сам это искал. Я специально мог проходить мимо группы людей, чтобы спровоцировать их. Если хочешь драки — она тебя найдет.


Существует приложение под названием rumblr, аналог Tinder, но не для знакомств, а для организации драк. Такой бойцовский клуб-онлайн: человек находит равного себе бойца, утверждается время и место драки — и там всё происходит.

Такие штуки убивают этикет воинских искусств. Это иллюзия создания в человеке лишней агрессии и способа для самоутверждения. Это лишь ужесточает, а не даёт выход агрессии. Даже по-простому: вот представь, что я сидел в психбольнице. Если я шизик, приду к тебе на драку и тебя убью, я сидеть не буду. Это очень стрёмная история. У меня друзья участвовали в бойцовских клубах. В соцсетях есть закрытые группы. Туда вступаешь — приходит сообщение: ”В эту субботу организация боёв в старом трамвайном депо”. Все туда приезжают, включают фары машин, становятся в круг и дерутся до первой крови, например. Это же азарт! Это завлекает. Ты чувствуешь себя мужчиной.




Если драка уже неизбежна, что нужно делать на улице в первую очередь?

Если ты чем-то занимаешься, у тебя совсем другая ответственность перед законом. Твои руки и ноги оцениваются как холодное оружие. Ты обязан до последнего момента избегать драки. До последнего. Если уж так повелось, что драка началась, надо стараться не бить в уязвимые точки, которые я называл. Надо нападавшего каким-то образом придержать, опустить вниз, придушить, но не отбивать органы. Делать то, что не приведет к нанесению тяжких телесных повреждений. Потому что при нашем законодательстве очень сложно выйти невиновным из ситуации, даже если нападали на тебя, а ты оборонялся. Честно: бойцу, который дерется на улице, очень сложно сделать так, чтобы закон был на его стороне. Я из тех, кто считает, что быть монахом в миру намного сложнее, чем монахом-отшельником. Не забывай, где ты находишься. Есть рамки закона. Есть социум, есть человеческий фактор. Представь, сколько штук у тебя в голове. Если взять хапкидо, там первые пару лет тебя только тому и учат, как бить в кадык, в глаз. Максимально быстро и жестко нейтрализировать человека. Это настолько входит в привычку, что в условии уличной драки, всё это применяется на автоматизме, рефлекторно. Доли секунды. Вот поэтому я говорю, что бой — это иллюзия. У меня даже есть блог с таким названием. Мы изучаем боевые искусства, но не имеем права применить это на практике.

Если же в такой ситуации оказался человек, который боевыми искусствами не занимается, то нужно быть, в первую очередь, готовым психологически. Первое и самое главное: никогда не сомневайся, чтобы ударить первым. Потому что после первого удара всегда тяжело прийти в себя, особенно, если этим не занимаешься. Если с тобой уже вышли говорить, если уже началось какое-то такое общение, не заблуждайся. Человек, который с тобой вышел, уже мало-мальски в голове прокрутил, что он собирается с тобой сделать. Пользуйся психологическими уловками. Просто крикни и убегай. Если это ситуация с самообороной, то ты, скорее всего, перед законом отвечать не будешь. Хотя вот недавно в Киеве произошла такая ситуация: человек на остановке напал на беременную женщину с целью изнасиловать. Он вытащил нож, но она этим же ножом его зарезала. И вот её должны посадить на 2 года. Обороняла себя, даже не только себя, и его убила. Законы совершенствуются, но некоторые не так быстро, как хотелось бы.

Главное помнить: бой, который не состоялся, — это победный бой. Если за всю жизнь ты ни с кем не дрался, ты прожил жизнь как мастер правильно. Значит, ты создавал такое общение вокруг себя и среду неконфликтную. Искусство войны — это искусство мира. А бой — это всегда непредсказуемо. Из боя живыми могут выйти меньше людей, чем в него вступали.



comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Айза и Олег ЛСП против Поперечного, Lil Pump теперь совершеннолетний, Канье срочно нужен ваш модный приговор.
А вы бы хотели посмотреть такой баттл — "Versus vs RBL"?
Со вчерашнего дня это видео нельзя посмотреть в России: "Этот контент заблокирован в домене вашей страны по требованию государственных органов".
О плагиате, тренировках в Дагестане, бывших коллегах и неудачных опытах с кислотой.