Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Тексты
Интервью: Лёша Горбаш

Saluki: "Максимум получал 300 000 рублей за бит"

Большое интервью с одним из потенциальных героев года. О битмейкинге в России, окружающем мраке и развале Dead Dynasty.
Комментарии
0

Арсений "Saluki" Несатый — артист из Москвы. Вы можете знать его как битмейкера, много работавшего с представителями объединений Dopeclvb и Dead Dynasty (тут и песни с "Dopetvpe", и "5 минут назад"). В прошлом году Saluki выпустил дебютный релиз на русском языке "Улицы, дома" — до этого он экспериментировал с англоязычным творчеством.

Его песни — это музыка хаоса и бесконечных поисков себя, усиленная битмейкерским вниманием к деталям. Весной у него выходит альбом "Властелин калек".

Наше интервью — о переходе от создания музыки к сольному творчеству, российских продюсерах и их зоне комфорта (которую они не стремятся покидать), распаде Dead Dynasty, здоровой коже и о том, почему музыка не должна учить своего слушателя.



— Ты недавно писал в твиттер, что год назад уволился из Elle и остался “с голой жопой”. Как можно написать музыку к “5 минут назад” и остаться с голой жопой?

— Это хороший вопрос. На самом деле, деньги за трек я получил в марте 2018 года. Видимо, это никого не парило. И я сам прошляпил какие-то свои возможности. Но сейчас всё разрулено, это старая жизнь.


— Где ещё работал?

— Месяца три проработал в HR, занимался консалтингом. У меня часто были командировки: ездил на заводы, проводил исследования. Самый п*здец был под Питером, меня отправили на полусекретный государственный завод. Там небольшой город, где живут только люди, связанные с каким-то военным предприятием. Непонятно, как люди устраивают свою жизнь так, что в 60 лет приходят к какому-то п*здюку и рассказывают, как им х*ёво живётся. Рассказывали довольно страшные истории.


— Сейчас тебя кормит только музыка?

— Да. В основном сольное творчество: стриминг, выступления. Мало работаю для других.





— В России можно на битмейкинге заработать так, чтобы комфортно жить?

— Да, реально зарабатывать хорошие деньги. Главное не быть лохом. Надо знать себе цену и ставить себя на передний план. Если ты оцениваешь свой бит в 3000 рублей — конечно, у тебя вряд ли что-то получится. И это расстраивает людей. Есть же люди типа Capella или Palagin, которые устроили себе жизнь. 4EU3 тоже нормально существует.


— Сколько тебе максимум падало за одну песню?

— 300 000. Делал под ключ, не могу сказать, что за трек.


— Как начал писать музыку?

— Брат показал мне программу Beatmaker 2 на айпаде. Там я сделал и “5 минут назад”, и многие другие более-менее известные песни.


— “Сидел до утра, чтобы записать пение птиц”, — что ещё необычного делал для битов?

— Люблю использовать голосовухи друзей. Какие-то видео. Сейчас я чаще отсматриваю уже снятые видео: беру телефоны у друзей и режу оттуда отдельные фразы. Это достаточно живая штука, которая может передать эмоцию лучше, чем слова, записанные на студии.


— Ты не слушал рэп до “Династии”, а что в плеере играло?

— Не могу сказать, что вообще не слушал. Могли проскочить Black Eyed Peas или ТГК. А в основном был разный рок: от Joy Division до музыки нулевых. Были периоды, когда слушал совсем тяжелый музон в духе In Flames.


— Сегодня вообще многие рэп-артисты идут за вдохновением к тяжёлой музыке. Почему так?

— Мне кажется, тут есть элемент понта: “Посмотрите, я такой интересный, знаю вот такие группы”. Попахивает фарсом. А с другой стороны, рэп — немного замкнутый жанр, и чтобы двигаться дальше, нужно переходить к другим источникам. Благо, ты легко можешь это сделать, потому что хип-хоп построен на заимствовании и использовании тех же сэмплов.






— У тебя есть два фита с группой Увула. Как они получились?

— Я люблю такую музыку. Просто списались и решили сделать что-то вместе.


— Что тебе ещё нравится из новой русской музыки?

— Казускома крутые. Аника. Есть новая девчонка, Луни Ана. И наши ребята: Лауд, Cream Soda. Ещё есть Kindie King, тоже круто делает.




— Любимый бит, который ты делал?

— Это на новом альбоме. Мы все растём в создании музыки, думаю, последние полгода был сильный рост в возможностях и умениях.


— Лучшие битмейкеры России?

— White Punk, Скриптонит и Cream Soda, Bad Zu и Ars Va.





— Почему российские битмейкеры не особо активно выходят на Запад? У артистов есть языковой барьер, а тут какие преграды?

— Большинство думает, что и тут нормально, плюс ты же не допишешься до Travis Scott. А тут есть свой человек на его же уровне. И люди не хотят выходить из своей зоны комфорта: “Мне так хорошо в Череповце, буду тут сидеть”. И понятно, что наша индустрия сильно отстаёт, она меньше. Американские битмейкеры умеют навести шум вокруг себя, а нам это сделать гораздо сложнее, хотя бы потому что тут гораздо меньше фолловеров. И если фиты с русскими рэперами могут происходить, потому что уровень подписчиков и просмотров можно соотносить. А смотришь на битмейкеров: “Тысяча подписчиков, что за херня?”


— Сколько времени у тебя ушло на “5 минут назад”?

— Как раз пять минут. Может, десять.


— Ты говорил, что на самом деле ушёл из Dead Dynasty задолго до осенних событий. Когда перестал чувствовать себя частью общей тусовки?

— Я всегда хорошо общался с ребятами, просто чувствовал себя отдельно и двигался всегда сольно. Ни финансово, ни как-то иначе не был связан ни с Глебом, ни с другими чуваками.


— Boulevard Depo говорил, что “танцевал”, когда все массово вышли из “Династии”. У тебя какие ощущения были?

— К этому давно шло. Случилось то, что должно было произойти. Чувств скорби или мыслей о том, что это не должно было сломаться, не было. Было только понимание сегодняшней ситуации.


— Все используют очень аккуратные формулировки, но я же верно понимаю, что всё упирается в одного человека и его отношения с другими людьми?

— Без комментариев.


— Почему сольное русскоязычное творчество началось только в прошлом году?

— Всё органично сложилось. Появилось, что сказать, и это обрело конкретную форму. Тёмыч тоже сильно повлиял. Раньше просто не было сильного желания что-то придумывать, сводить это и выпускать.


— Когда дописывал “Улицы, дома” было ощущение чего-то важного?

— Нет, просто рабочий момент. У меня всё ещё лежит ещё один альбом, который должен выпускать сразу после “Улицы, дома”, больше о нём парился. Не думал, что начинается какая-то новая веха.


— Опыт битмейкера не тормозит сольное творчество? “Это звучит не так идеально, надо переписать”, — и так далее.

— Отчасти да. Ты в каком-то плане переосмысливаешь жизнь: теперь должен заниматься вот этим, ты артист, надо делать определённые шаги. Но это же круто. Теперь я не пишу биты за пять минут, мне хочется долго над ними сидеть, сводить, пересводить. Но этот переход помог повысить внутренний ценз, он точно не влияет на меня негативно.





— Какие у тебя амбиции?

— Я хочу всё. Артист без амбиций — странное существо. Где-то сломанный, побитый и неуверенный в себе.


— Полистал наши комменты к твоему релизу: “По тексту пустовато, но кому это нужно?” Как относишься к таким вещам?

— Я где-то и реагировал, но это секундные истории. Нельзя же поговорить со всем интернетом, это тупая позиция. У каждого может быть своё мнение. Если стремишься к публичности, в любом случае столкнёшься с такими вещами. Если не нравится — не слушай, мне не станет хуже от этого.


— Музыка вообще должна нести образовательную функцию?

— Это странная позиция, когда ты хочешь своей музыкой научить чему-то и вывести посыл выше развлекательного. Это же в первую очередь дело настроения и эмоций. Мы же не слушаем аудиокниги на вечеринках.

Есть разные уровни развлечения. Можно тусоваться под новый альбом Travis Scott, который сложно и интересно сведен, где есть чуваки типа James Blake. Или A$AP Rocky, который зовёт к себе на релиз Dean Blunt, очень аутентичного и кому-то непонятного чувака. Но народ всё равно тусуется. А можно тусоваться под новый трек Тимати.

Должна быть граница между тем, что ты хочешь донести, и развлекательной функцией. Писать совсем пустые треки — глупо, но и сваливаться в лекции — занудно.


— Во время выборов ты активно выражал свою позицию в соцсетях. В музыку намеренно её не несёшь?

— У меня пока было только семь треков.


— То, что я слышал из нового альбома, тоже не про сложные социальные вещи.

— Я и не пытаюсь быть Лениным, Карлом Марксом или Собяниным. Хочу передавать эмоции, которые чувствую. Они периодически пересекаются с состоянием мира вокруг меня. На альбоме есть трек “Пьяный весь район”. Он о том, что бухают все. В прошлом году от алкоголизма и таких штук, как “Фонбет”, застрелился близкий друг нашей семьи. У меня бухают все соседи, друзья. И они же это делают не потому, что у нас всё так круто, а из общего состояния депрессии. Можно по-разному смотреть на контексты песен.

Я не пытаюсь толкать манифесты. Недавно думал о том, правильно ли доносить слушателю свою личную позицию. Потому что а верна ли она? Есть ли вообще такое понятие, как “верная позиция”?





— Тебя не парят сравнения со Скриптонитом?

— Совру, если скажу, что он не влиял на моё творчество. После “Дома с нормальными явлениями” я стал слушать русский рэп. И после творчества Тёмы Boulevard Depo. На меня повлияли многие люди, которые записали важные и эпохальные вещи. Но этим альбомом я пытаюсь всё это ретранслировать и найти что-то своё. Подражать — это дрочево.


— С дистрибьюцией “Улицы, дома” тебе помогали на Booking Machine. Как так вышло?

— Я давно знаком с Ильёй Мамаем, мы работали по вопросам Fast Food Music. В какой-то вечер я выкладывал сниппеты с релиза, а Илья просто написал: “Круто звучит, что за материал?” Я сказал, что это мой альбом, и мы думаем, что с ним делать. Он попросил скинуть ему всё в телеграме, сказал, что всё круто и можно издаваться с ними. Но это чисто дистрибьюция, а так я кроме этого альбома никак с Booking Machine не связан.


— Ещё один твит: “За*бала кожа сухая”. Три фишки, чтобы следить за собой?

— Нужно делать маски. Если ты растишь бороду, нужно её подбривать и следить за раздражением, это очень важно. И нужно увлажнять кожу кремами. Прыщи — это п*здец. Вы уже взрослые ребята. Вам что, нужна девчонка, чтобы она следила за вашими лицами?


comments powered by Disqus
Айза все еще хочет на Versus. HammAli рассказывает, как пишутся хиты. L'One и Nel фотографируются на фоне Москвы.
Все из-за строчек Палмдропова вроде "Этому дала" — это мудала"