Новости Тексты Альбомы Клипы
16+
Тексты

Разбор альбома Markul "Sense Of Human"

В рубрике "Разбор" редакторы The Flow и приглашенные гости отвечают на главные вопросы об альбоме и дают ему свои оценки.
Комментарии
0

Напишите обзор на альбом "Sense Of Human" так, чтобы он уместился в один твит

Леша Горбаш, шеф контента ИМИ: Я вообще по джину (пацаны, пейте гимлет!), но под "Sense of Human" хочется всю ночь напиваться ромом, повеселиться с лучшими друзьями и случайными знакомыми, а потом грустно порефлексировать по дороге домой.

Руслан Муннибаев: Слишком ровный пример поп-рэпа на хороший зарубежный манер. Даже какой-то слишком правильный, на английском языке, я, вероятно, бы его не слушал больше раза.

Дарья Бычковская: Альбом о семи смертных грехах, как бы ни старался Markul, получился во многом его альбомом о себе. Но это точно не плохо (считывать чувства Markul умеет лучше всего) и совсем не отменяет концепцию: sins of human показаны через sense of human.

Николай Редькин, ютуб Вписка, телеграм Сломанные пляски: Самый элегантный альбом года от самой необычной поп-звезды 2010-х.

Максим Саблин: В "Sense Of Human" Markul пытается понять, из чего именно состоит человек: из побед, грехов или множества переполняющих чувств. Его герой проходит через семь испытаний: с частью он справляется играючи, но похоже, в финале оказывается проигравшим.

Кирилл Бусаренко: Столкновение “Бегущего по лезвию” и “Ла-Ла Ленда” — Райан Гослинг особо не танцует, а чаще лежит под радиоактивным дождем и меланхолично поет.



Любимый трек на "SOH"

Леша Горбаш: "Zima Blue". Одна из лучших песен года по ощущениям.

Руслан Муннибаев: "Без фокусов" за счет вокального приемчика в припеве и ощущения тоски. На втором месте "Rick James".

Дарья Бычковская: "Syrena". Отличный парт Марка в конце, жаль небольшой. Приходится переслушивать. А еще хитовые "Карусель" и "Zima Blue".

Николай Редькин: "Zima Blue" — эти громыхающие брейкбитовые барабаны словно бы намекают на то, что к нам идет какая-то новая мода. Нравится, как Markul прописывает в каждой песне мелодический крючок — для примера возьмите ну хоть "Cuba Libre". Нравится человек по имени Dyce в песне "Dali": за ним вообще рекомендую следить, он нас всех еще удивит.

Максим Саблин: "Без фокусов".

Кирилл Бусаренко: "Cuba Libre" — песня-зажигалка с латинскими мотивами и очень кайфовым эдлибом "Fuego" в припеве. Говорят, изначально это должен был быть трек Куока под названием "Девочка-понт" — получается, у Маркула теперь тоже есть песня про "девочку-п....".



Лишний трек на "SOH"

Леша Горбаш: Пусть будет "Cheat Code". С одной стороны, Markul всегда импонировал подходом "захочу — я буду петь фальцетом трек за треком, даже при таких во мне больше рэпа". С другой, из-за вот этой рэповатости в 2021 году звучат строчки "мои братья мутят мувы, но не крипвок". Серьезно?

Руслан Муннибаев: "Бумеранг" / "Полёт нормальный".

Дарья Бычковская: "Cheat Code" — самый спонтанный и может оттого выбивающийся из общей линии альбома.

Николай Редькин: Лишнего трека не нашел, но собрал себе в спотифае версию без интерлюдий и в таком виде кайфую с альбома еще больше.

Максим Саблин: "Cheat Code"

Кирилл Бусаренко: "Syrena" все же больше интерлюдия, а не песня, поэтому назову "Cheat Code". Кажется очень необязательным треком, который ничего не добавляет альбому, но, наверное, будет добавлять концертным выступлениям.



Самая запомнившаяся строчка с альбома

Леша Горбаш: Несколько дней из головы не идет строчка "Лежал, разбитый на части, с видом, будто я счастлив"

Руслан Муннибаев: Не нашел таковой. Все качественное, но уху зацепиться не за что. Понравилась нехитрая формула из припева Dyce: "Она не моя, но я — ее", в этом какая-никакая поэзия есть.

Дарья Бычковская: Обобщающая "Доллары, окутанные снегом, / Все эти фигуры от Bottega / Все, чтобы запутать мое эго". И емкая "Бритвы опасны / Но люди опаснее лезвий".

Николай Редькин: "Я поднял под сто мультов, но не могу подняться с пола". С самого детства люблю произведения в духе "грустная роскошь" и "богатые тоже плачут".

Максим Саблин: "Я лежу на Земле — самой скучной из планет / Я ловлю на себе через тысячи огней только твой взгляд" — в "Zima Blue" Markul выдает самые поэтичные строчки альбома.

Кирилл Бусаренко: Со строчками как-то не задалось. Больше запомнились мелодии, с которыми тут полный порядок. Поэтому пускай будет: "Я лежу на Земле, самой скучной из планет" — за счет того, как это спето.



Что больше всего не понравилось?

Леша Горбаш: Меня не сильно тронул концепт с грехами, потому что он слабо дополняет песни, пусть и сделано все суперкачественно. И после "Zima Blue" раскатал губу на гэридж!

Руслан Муннибаев: Разумеется, чудовищные скиты-монологи. Провинциальный студенческий театрик ставит пьесы Макдонаха. Насколько бы "Sense Of Human" был лучше без них.

Дарья Бычковская: 20 треков — это много, пусть и со скитами. Их, несчастных, кстати, убирать не хочется: во многом банальные, они коррелируют с остальной частью альбома, обеспечивают ему целостность и действительно создают кинематографический эффект.

Николай Редькин: Про скиты я уже написал выше. Скиты, которые выполняют в альбоме роль субтитров, — абсолютное зло.

Максим Саблин: Markul не дает точных формул своим грехам, и из-за этого не всегда понятно, в каких отношениях с ними он находится, превосходит ли он их или поддается. Например, Markul вводит в историю Зависть и дает ей голос Данилы Поперечного. Но при этом забывает как-то отразить ее в песнях. Кому и чему завидует успешный артист, мотивирует ли это его на поступки, — из "Sense Of Human" вы этого не узнаете.

А еще меня не устраивает, что наркотической зависимости и предательству подруги Маркула уделено лишь две песни. Хотя в двух заключительных треках он признает свою эмоциональную незрелость, этим темам стоило уделить больше внимания.

Кирилл Бусаренко: Песни альбома хороши сами по себе, им не нужны лирические отступления, которые сводятся к "я такой-то грех, вот краткая справка обо мне".


Тут можно порассуждать о продакшне

Леша Горбаш: Он филигранный, потому что в 2021 году собрать на одном альбоме Palagin, Osa, Saluki, Shumno и Куока — это джекпот, трехочковый, крученый в девятку. За первые дни больше всего запомнились салукиобразная "Без фокусов" (только здесь легко разобрать припев, потому что его поет сам Марк), прифанкованное кабаре "Rick James" и брейкбит в "Полет нормальный" (под такой звук послушал бы и отдельный альбом).

Руслан Муннибаев: Берет там, где остальные еще не берут. Видимо, потому что варится в немного другой звуковой среде.

Дарья Бычковская: Жанровое и стилистическое разнообразие (тут Марк и читает, и поет, сочетает афробит, фанк и латину) в сочетании с работой мощных продюсеров (Shumno, Quok, Saluki, OSA, Палагин, Bad Ape) — музыкально "SOH" превзошел "GD".

Николай Редькин: Можно просто глянуть на список продюсеров альбома и удивиться разнообразию. Раз — хитмейкер Palagin, два — рейвер Куок, три — Osa (писал для 104 и Saluki), четыре — Shumno (работал с Луной и Мальбэком / Сюзанной), пять — минский продюсер по имени Bad Ape (долгое время писал музыку для фильмов). Может быть, поэтому звук "SOH" получился таким кроссжанровым. Плюс он более детализированный и киношный, чем сейчас принято делать.

Все это, кстати, хорошо вяжется с визуальными делами, которыми Markul окружил альбом. Сходите в инстаграм Саши Сахарной и посмотрите на промо-материалы. Я не могу считать всех киноотсылок, но мне нравится, что люди заморочились и придумали такое.

Максим Саблин: "Вредные привычки" — самый оригинальный вариант дрилла на русском в этом году. Кажется, Palagin не увлекается ударными и 808-ми, как это делают другие продюсеры в жанре, и вместо этого выводит на первый план вокал Маркула и сопровождающие его гитары.

А еще интересно, чем "Rick James" расстроила Скриптонита? В день выхода релиза он опубликовал сториз с эмодзи “фейспалм” и текстом: “У Рика Джеймса щас походу волосы выпрямились”.

Кирилл Бусаренко: Многие выделяют продюсера Shumno — он делал брейкбитовую "Zima Blue". Osa написал, наверное, самый непривычный инструментал для Маркула — он звучит в R&B-треке "Rick James". Немало работы на релизе проделали Куок и Palagin. Сам автор альбома говорил, что хотел от звучания кинематографичности — кажется, лучше всего это ощущается в песне "Полет нормальный", где инструментальный пульс скачет за всплесками эмоций в голосе Маркула.



Здесь можно порассуждать про путь, который Markul прошел от скамейки в Грин-Парке до теперешнего статуса, и о том, как за это время менялась его музыка

Леша Горбаш: Она становится качественнее и взрослее. Потому что на "Great Depression" нет песни уровня "Zima Blue". Как и на "Tranzit" не было песни уровня "Blues". А в раннем творчестве нет песни уровня "Moulin Rouge". Но в остальном — Markul продолжает делать тревожную музыку о поиске себя. И это случай, когда очень ценишь артиста за постоянство и фирменный почерк.

Руслан Муннибаев: Я не большой знаток пути Маркула, мне он симпатичен, второго такого у нас нет, хотя непонятно, почему. Статус: кому L’One слишком правильный, а остальные слишком неправильные. Крепкий зарубежный артист на русском языке.

Николай Редькин: Мне уже где-то на песне "Спрут" (это 2016 год) было понятно, что Markul силен как мелодист и сонграйтер. Круто, что он развился именно в этом направлении — про такое говорят "изменить себя, не изменив себе". Цените интровертов в поп-музыке, их немного, но это, на мой взгляд, самые интересные игроки.

Кирилл Бусаренко: Сейчас очень забавно пересматривается клип "В тихом омуте", когда Markul делал дубовый рэп. Со временем он отошел от образа лондонского bully, постепенно оголяя болячки, — и если сейчас Markul все еще представляет Лондон, то это не бетонные блоки, а дорогие холодные районы.



Оцените "SOH" по 10-балльной шкале

Леша Горбаш: 7

Руслан Муннибаев: 6+

Даша Бычковская: 7

Николай Редькин: 9

Максим Саблин: 8. Маркул неровно выдерживает заданный концепт и ставит точку там, где нужна запятая, но чертовски обаятелен в течение всего альбома.

Кирилл Бусаренко: 7

Средняя оценка: 7,4





comments powered by Disqus
Размышления о том, куда пришел Оксимирон и почему огромные баннеры "Когда альбом" принесли нам только "сборник недопесен".
Точнее, первую его часть. Вторая — через месяц.