Новости Тексты Альбомы Клипы
16+
Тексты
Изображение: Андрей Солок

"Альбом года или нет?" Экспресс-опрос об альбоме Kanye West "Donda"

Для чего слушать этот альбом? Чему он нас учит? Какие у него недостатки? В какой Канье творческой форме? На эти и другие вопросы отвечают редакторы The Flow и приглашенные гости сравнительно новой — но претендующей стать регулярной — рубрики "Экспресс-опрос".
Комментарии
0


Напишите обзор на альбом Donda так, чтобы он уместился в один твит


Сэм Адегбие (Studio21, xipcode): "Donda" это для тех, кто не застал "My Beautiful Dark Twisted Fantasy". Для тех, кто постоянно спрашивает: "Почему все так восхищаются Канье?"


Кирилл Бусаренко: Заходят в бар священник, гений и новатор, а бармен говорит: “Привет, Канье”.


Александр Горбачев, журналист, сценарист студии Lorem Ipsum, редакционный советник ИМИ, редактор книги "Не надо стесняться", автор канала "новая музыка. максимально коротко":

Канье возвращается в рэп, а я слишком стар для таких передряг.

Уместив приговор в твит, немного расшифрую. Последние 13 лет Канье Уэст постоянно расширял границы хип-хопа и поп-музыки (критики сказали бы — делал рэп для белых, но я фанат). Иногда эти расширения происходили на оборотах Большого взрыва, иногда более умеренными темпами, но общий культурный сюжет приключений Канье был именно таким.

В самом американском рэпе за это время сменилось несколько поколений и школ. Некоторое время Канье цеплялся за жанровую релевантность через фиты и продюсирование; "Donda" звучит как полномасштабная попытка заявить, кто тут главный. Всех отыскать, воедино созвать и единою (божьею) волей сковать — вот чем-то таким Уэст тут занимается, сажая на биты заслуженных ветеранов, подзабытых абьюзеров, своих былых протеже, молодых звезд и ноунеймов. Все они образуют человеческую пирамиду, с вершины которой главный герой рассказывает о своих чувствах вокруг матери, жены и завистников. Религиозный аспект в эту конструкцию тоже хорошо вписывается: удобно славить Христа в компании церковного хора, а ты попробуй проповедовать благочестие в окружении Плейбоя Карти и прочих Лил ******** — так вот Канье показывает, что он может, ставя самых грязных людей в игре на службу своему Богу (то есть, как это всегда работает в случае Канье, самому себе).

На мой взгляд, именно этот статусный сюжет тут главный — важнее, чем лирическая арка про то, как Канье съехал с катушек, все потерял и выбрался благодаря маме и Иисусу. Канье-собиратель и Канье-рэпер на "Donda" почти полностью заслоняют Канье-композитора — а я лично люблю именно его.


Леша Горбаш (шеф контента "ИМИ"): Слушаешь Канье и сразу так тепло на душе. Но тему "твит на тему Канье" лучше всего раскрыл Руслан Муннибаев,


Руслан Муннибаев: Громоздкий неповоротливый альбом, подготовительная работа к которому обещала что-то невообразимое. Так и оказалось, — но с противоположными эмоциями. Раньше сахар хранили в больших сахарных головах, от которых надо было откалывать куски, а от них щипчиками еще поменьше и пить чай вприкуску. Вот такое у меня ощущение от этой глыбы.


Андрей Недашковский: Убедительный и грустный альбом одной из самых влиятельных арт-фигур нашего времени. “Donda” — компенсация за последние рваные и хаотичные сольники — как по качеству материала, так и по количеству (хронометраж “Ye” и “Jesus Is King” не дотягивал и до получаса).


Николай Редькин (ведущий "Вписки"): 
Удивительный артист Канье Уэст — даже меня, самого терпеливого человека на свете, он умудрился к концу лета *******. Включаю альбом, ожиданий ноль — но нет, там опять мясище!


Максим Саблин: Канье Уэст собрал всю боль последних лет: отмену в соцсетях, развод с Ким, смерть близких. Ее слишком много, поэтому это самый длинный релиз. Он обращается к Богу, потому что не способен справиться с ней самостоятельно. Наверное, это также объясняет невероятное количество приглашенных артистов.


Даниил Трабун, блогер, продуктовый менеджер Яндекса: Альбом, который невозможно понять, не будучи частью афроамериканского комьюнити (но стоит попробовать). Тут тесно связаны три темы: 1) семья Канье, 2) религия и 3) история черного сообщества. Их объединяет Донда, мать Канье, профессор, активистка и менеджер своего сына. Финал альбома светлый — все мы дети Бога, он нас не оставит.




Любимый трек на Donda


Сэм Адегбие: "No Child Left Behind" и "Jail"


Кирилл Бусаренко: Их несколько, но максимальные эмоции вызывает “Jesus Lord”. Потому что если вынести за скобки перформансы со всякими опциональными смыслами, останется человек, назвавший альбом именем покойной мамы и написавший, возможно, свою главную за последние годы песню о том, как ему было хреново, да и до сих пор не до конца нормально.


Александр Горбачев: Наверное, "Heaven and Hell" — с точки зрения музыки он интереснее всего.


Леша Горбаш: Хочется выделить "Believe What I Say" за градьюэйшнвский добрый вайб, "Off the Grid" за, в свою очередь, злого Канье, а ещё — "Heaven or Hell" за сэмпл, который я с детства помню по песне Джей Ло и который тут же залетает в топ-10 лучших сэмплов Канье.


Руслан Муннибаев: Та еще задача — пока удается только хвататься за самые броские моменты, вроде засэмплированной Лорен Хилл, великолепного парта Викенда или участия Westside Gunn и его брата. Как видите, не про самого Канье. Может быть, "Off the Grid" или "Junya".


Андрей Недашковский: “Jail Pt.2”. Фит с DaBaby и Marilyn Manson, двумя персонами нон-грата, сотрудничество с которыми любому другому артисту стоило бы в сегодняшних условиях репутации. Но не Канье, который за годы скандалов нарастил броню покруче шипастой кольгучи Balenciaga.

DaBaby оказался в эпицентре скандала из-за оскорбительных высказываний в адрес геев и ВИЧ-положительных людей. Мэнсона обвиняют в ряде сексуальных преступлений. Первый в своем куплете не просит прощения, но очерчивает бэкграунд, его сформировавший: “Нас растили драгдилеры, убийцы и торчки”. Он продукт своего окружения и человек, у которого есть платформа, но не всегда хватает знаний. А от строчки Мэнсона: “За меня внесет залог бог” каждый раз пробегают мурашки.

Функционирование института отмены конкретно в рэп-жанре — тема для отдельного разговора и не думаю, что Канье задумывал этот жест как провокацию. Кто-то скажет, что таким людям как Мэнсон и DaBaby не стоит давать право голоса. Но церковь открывает свои двери для всех.


Николай Редькин: Запомнился “Hurricane” — The Weeknd расходует мелодии такого качества бережно, по одной-две в год.



И “Off The Grid” (они с “Hurricane” просто стоят рядом) — кто помнит, что Канье прыгал на дрилл-биты еще в 2012 году?


Максим Саблин: В "Off The Grid" Канье напоминает себе держаться как можно дальше от соцсетей. Но реально трек не начинается, пока не сменится бит, потому что это минута славы Fivio Foreign.

В "Remote Control" Канье нам напоминает, кто легитимизировал автотюн в рэп-игре. Однако, встретившись с Таггером, он отдает ему место в центре и просто наблюдает за лучшим куплетом лидера YSL за несколько лет.


Даниил Трабун: "Come to Life" — чувствую тут strong Phil Collins vibes — еще тут Канье неплохо поет. Светлая грусть этой песни потом перейдет в оптимистичную "No Child Left Behind", это очень крутое сочетание.




Лишний трек на "Donda"


Сэм Адегбие: Один из партов Карти. На выбор


Александр Горбачев: Все вторые части. Вообще, закончить альбом можно было на "Come to Life" (так тоже слишком длинно, но хотя бы логично).


Леша Горбаш: На презентациях очень качал "God Breathed", а в контексте альбома работает как зевающий кивок в сторону "Yeezus". Ещё не запомнился "No Child Left Behind" и вот эти вторые части песен в финале альбома.


Руслан Муннибаев: Можно было бы десяток, а то и полтора выбросить без ущерба.


Андрей Недашковский: “Remote Control”. Один из самых дурацких и легких на альбоме — Канье отходит в тень, уступая сцену Young Thug и мем-персонажу из мультфильма “Стравински и Загадочный дом”, напевающему белиберду. Этот “швабл-дабл-габл” напоминает скэт-куплет Канье с альбома “Kids See Ghosts”, да и в целом дает небольшую передышку на фоне выдержанного в одной эмоциональной тональности материала. Но другие треки мне все-таки дороже — даже в самом неброском содержатся музыкальные ходы, из-за которых не могу ту или иную песню назвать лишней. И это из 20 треков (финальные четыре ремикса не в счет)!


Николай Редькин: Мне очень понравилась первая половина “Donda” (назовем ее “демоническая”), где все грохочет и дребезжит, где басы пережатые, где синтезаторы звучат угрожающе. Вторая часть (назовем ее “ангельская”) заставила поскучать.


Максим Саблин: "Jesus Lord". Уэст глубоко зарывается в себя в куплете, и из него лучше всего понятно, о чем весь альбом в целом. Посреди куплета артист вдруг решает визуализировать реальность, в которой вырос. Но при чем здесь Иисус и чем именно Канье собирается помочь героям своего куплета?

"Jail pt.2". Уэст намеренно провоцирует хейтеров и зовет DaBaby и Мэрилина Мэнсона на альбом (в котором уже есть Крис Браун). И если кампания против DaBaby вызвана его детским упрямством, то обвинения Мэнсона в насилии, в том числе сексуальном, находятся в совершенно другом измерении. Уэсту правда настолько хочется ассоциировать свое имя с таким человеком? DaBaby в своем куплете прячется за свою дочь и напоминает, что он просто выросший на улицах парень. Наверное, он давно не заглядывал в статистику стримов своих песен.


Даниил Трабун: "Junya pt. 2", но может я еще не расслушал.




Самая запомнившаяся строчка с альбома


Сэм Адегбие: Some say Adam could never be black / cause a black man would never share his ribs.


Кирилл Бусаренко: “I talk to God everyday, that's my bestie”. Очень мило и как будто из “Библии для самых маленьких”.


Александр Горбачев: Some say Adam could never be black / ‘Cause a black man'll never share his rib, rib, rib, rib, rib, rib — в формате постиронического стендапа Канье по-прежнему хорош. Даже если шутку придумал не он, это очень смешно.


Леша Горбаш: "If I hit you with a "W-Y-D?"
You better not hit me with a "H-E-Y"
It better be like "Hiii" with a bunch of I's
Or "Heyyy" with a bunch of Y's"

Лучшее интро года.


Руслан Муннибаев: Не буду оригинальным, подсмотрел где-то: "Адам не был черным человеком, потому что черный не поделится ребрышком". Над изучением текстов еще стоит посидеть.


Андрей Недашковский: Строчка о том, как дочь Канье попросила на день рождения не “адики”, а “найки” (“Come To Life”). Куплет Westside Gunn, который в одну строку пакует и юморок на тему религиозных мотивов, и фирменные криминальные истории: “Смыл товар в унитаз до того, как ворвалась полиция. Слава Богу!” (“Keep My Spirit Alive”). Ну и финальное: “I can give a dollar to every person on Earth / Man, it's gotta be God's plan / Man, I swear these boys keep playin / We gon have to square up then” (из песни “Pure Souls”).

Канье на альбоме ни разу не называет Дрейка по имени, но из панчей, предположительно адресованных канадскому конкуренту, можно было бы собрать отдельный материал. Конкретно в этой строке Канье говорит, что его состояния хватит, чтобы дать каждому человеку на планете по доллару. “Это план божий” — произносит он, отсылая к одноименному клипу, в котором Drake раздал людям на улице миллион.


Максим Саблин: And when you text, change the beginnin' of every word / You will speak to me with only no cap", — желание Канье читать только правду совершенно параноидально, оно превосходит все границы, в том числе, грамматические.


Даниил Трабун: История черной семьи в "Jesus Lord", которая предваряется строчкой: You better have a strategy or you could be a statistic. Это не хит, но это очень крутая поэма, которую стоит проходить в университете.




Тут можно порассуждать о продакшне


Сэм Адегбие: В эпоху попкорн-музыки выходит альбом, который трудно переварить эмоционально и духовно. Одновременно возвышенный — и адски тяжёлый под конец. Уверен, есть группа людей, внутри которых этот альбом открыл такие эмоции, о которых они никогда не подозревали. И всё это сидя дома, слушая альбом. Когда такое было в последний раз?


Кирилл Бусаренко: Между “Иизусом” и “Джизусом”. Под одни песни, представляется, Канье молится в келье, под другие — молится агрессивнее с перерывами на суперсет.

Удивительно, как можно собрать на альбоме столь непохожих артистов как Playboi Carti, Fivio Foreign и Westside Gunn, но настолько четко вставить их в нужные пазы-инструменталы и при этом не порушить весь конструктор LEGO. Но инструкция по сборке на этот раз досталась от прошлых наборов — шумелки “Jail” и “God Breathed” пришли из эпохи “Yeezus”, “Jesus Lord” и “New Again” своим размахом напоминают о “MBDTF”, “Believe What I Say” с сэмплом Lauryn Hill в альтернативной вселенной идет вслед за “Fade” на “The Life of Pablo”, а песня “Moon” звучит как лефтовер с “Kids See Ghost”.

Особое спасибо за “Off the Grid” — дрилл опять стал интересным.


Александр Горбачев: Увы, мне кажется, что "Donda" — первый за много лет случай, когда рассуждать особенно не о чем. Тут есть приемчики из всех последних поисков Канье — шмелеподобные электрогитары, истерические вспышки-сэмплы, церковный орган, голос из машины (из разных машин), океанические синты, и бит-метроном, и лихой технический ****изм, и звоны лютни, и дальние громы — но по преимуществу все это сливается в достаточно монотонную площадку для вторжений эмси.


Леша Горбаш: Тут в самом деле очень плохо с песнями-хитами — едва ли можно найти такую, по которой через пару лет будут идентифицировать альбом. Но мне как фанату нравится следить, как Канье сливает вместе большинство своих прошлых релизов от "Graduation" до "Jesus Is King" — и параллельно разбирается с новыми веяниями вроде дрилла.

Это отличный альбом с множеством интересных ходов. Если смотреть на "Donda" как на один из главных хитов года и претендента на "альбом года" во всевозможных списках — что-то пошло не так. Если смотреть на "Donda" как на альбом человека, очень любящего музыку и погруженного в неё с головой, — это успех.


Руслан Муннибаев: Для меня это чуть ли не главный минус альбома. Послушайте прошлогодний альбом Майка Дина, звукорежиссера Канье. Все расплывчатые синтезаторные штуки, которыми переполнена "Donda", растут оттуда — и это скучно. А всё, что не оттуда, уже было на предыдущих работах Канье.


Андрей Недашковский: “Donda” не открывает новых территорий. Она, как и “The Life Of Pablo”, скорее подводит черту под пройденным путем длиной почти в 20 лет.


Николай Редькин: Мне нравится думать, что на этом альбоме замыкается круг: Канье черпает идеи из “Whole Lotta Red” Playboi Carti, который в свою очередь развивал идеи альбома “Yeezus”. Может, я все сам себе придумал — но мы Канье Уэста обсуждаем или кого? Тут могут идти в ход самые безумные теории. 



Также понравился твит Феликса Бондарева на эту тему.


Максим Саблин: Два года назад Уэст запустил Воскресные службы — с баптистским хором, с особым освещением. В "Donda" музыкант наконец-то нашел, как скрестить службы с актуальным трэпом. Поэтому в альбоме так много партий вокала и органа. По этой же причине релиз звучит так минималистично — на службах у Уэста был минимум инструментов.


Даниил Трабун: Недостаточно в этом силен.




Если сравнивать этот альбом с предыдущими работами Канье, то...


Сэм Адегбие: … то с "My Beautiful Dark Twisted Fantasy".


Кирилл Бусаренко: … то можно свихнуться. Вернее, не так — можно свихнуться, пытаясь избежать очевидностей вроде “это самый длинный альбом Канье, он посвящен маме, тут еще про бога, Америку и много отсылок к искусству”.

Пока такое сравнение — если предыдущие альбомы Канье представлять как комнаты в музее с экспонатами и аудиогидом, то в комнате “Donda” еще должен быть экран, где тебе показывают перформансы на стадионе и объясняют контекст.


Александр Горбачев: … то баланс между музыкой и перформансом окончательно склонился в сторону последнего. Весь поздний Канье (после "Yeezus") — это про то, как превратить особенности творческой психологии в арт-проект. Каждый из последних его четырех альбомов был окружен каким-то сюжетом: презентация с акционистским фешн-показом в Медисон-сквер-гардене; эскапистская утопия в Вайоминге и пять альбомов за пять недель; госпел-хор, больше похожий на секту; ну и теперь вот прослушивания на стадионах со спектаклями.

Оптимально для меня это работало на "The Life of Pablo". Я жил тогда в штате Миссури и смотрел презентацию в кинотеатре в городе Сент-Луис — куда более сильный опыт, чем большинство концертов, на которых я был; при этом в тогдашней музыке Канье было силы не меньше, чем в картинке. В случае "Donda" некоторые скриншоты постановки в Чикаго производят куда более сильное впечатление, чем песни с альбома.

(Тут самое время пояснить, что ни одну из презентаций я не смотрел — совсем не исключаю, что, если бы смотрел, слушал бы все это другими ушами.)


Леша Горбаш: Канье как музыкальный революционер закончился на "The Life of Pablo". И любой его следующий альбом будет уступать тому золотому периоду, потому что невозможно такую планку креатива держать почти 20 лет.

Если сравнивать этот альбом с предыдущими альбомами Канье, то он сильно мощнее "Jesus Is King", масштабнее "ye" и сильно уступает всему, что было раньше.


Руслан Муннибаев: Я переслушиваю любой альбом Канье, кроме про Джизуса, в любой момент с любого места. Пока не представляю, что готов переслушивать этот. Просто трудно.


Андрей Недашковский: Публика от каждого его альбома ждет переворотов, ждет ответов, как поменяется жанр. Но Канье в последний раз показывал, куда надо смотреть, почти 10 лет назад, на “Yeezus”. “Donda” — это альбом не лидера жанра. Он решает принципиально иные задачи. Скорее спасает и ищет себя, оплакивает потери.


Николай Редькин: От сравнений воздержусь, но отмечу, что на протяжении вот уже 10 лет Канье переоткрывает минимализм, открытый им в альбоме “Yeezus”, — и это по-прежнему качает.


Максим Саблин: Если у вас был любимый альбом Канье Уэста, вероятно, "Donda" не убедит поменять предпочтения. В новом альбоме Уэст скорее старается соответствовать звучанию в чартах, чем протолкнуть музыкальные собственные идеи. Зато он дает сиять менее популярным рэперам вроде Fivio, KayCee, Vory, Griselda, Shanseea и The LOХ.



Даниил Трабун: Это объединяющий все прошлое творчество альбом. Здесь полно отсылок (музыкальных и текстовых) к другим лонгплеям Канье. Но больше всего, конечно, к "The Life Of Pablo". Если перформансы Канье к альбому, можно было бы грубо обозвать "Yeezus 2", то альбом — "TLOP 2". Воодушевляющий и спокойный.




Что больше всего не понравилось?


Сэм Адегбие: Обложка. Перемудрил. Это большой альбом. Мне нужна обложка для татуировки.


Кирилл Бусаренко: Я сначала думал, что на альбоме много филлеров, а потом вспомнил — когда-то давно рэперы любили запихать в альбомы интерлюдии. Вот мне кажется, что у Канье это такие скиты, которые надо не столько слушать, сколько смотреть под них, как он на стадионе прыгает в смешном мешке, взлетает в воздух и поджигает себя.


Александр Горбачев: Возможно, отсутствие мата — часть каньевской новопуританской повестки. Но что если, когда в этом альбоме появятся слова на букву "ф" и слова на букву "н", он чудесно преобразится? А что до тайминга — Канье точно заслужил того, чтобы мы потратили на его альбом два часа.


Леша Горбаш: Зачем-то вырезали Kid Cudi из песни "Remote Control" и записанный на двоих с Pusha T куплет из "Donda".


Руслан Муннибаев: Размер, музыка, удачные моменты немногочисленны.


Андрей Недашковский: Пожалуюсь, что из финального треклиста выпал трек “Never Abandon Your Family”, который был эмоциональным ядром первых лайв-презентаций “Donda”.

Это трек, в котором на повторе крутится монолог матери Уэста, наставляющей: “Нельзя бросать родных”. Канье ей отвечает: “Я теряю свою семью”. Эффект многократно усиливался во время просмотра первого стадионного шоу: на этой песне Канье падал на колени, а с трибун на него смотрели не только десятки тысяч зрителей, но и экс-супруга с детьми. Спустя месяц на третьем лайв-шоу Ким и сама присоединилась к Канье на сцене, надев свадебную фату. Но вот песня эта больше не звучала.


Максим Саблин: Недостаток продюсера Канье Уэста на собственном альбоме и Донды Уэст на альбоме в ее честь.


Даниил Трабун: Все-таки это слишком длинный альбом. Кажется, что это иногда просто мегаломания, а не необходимость.




Похоже что Donda — альбом года?


Сэм Адегбие: Из всего, что выходило до этого момента — бесспорно. Обри нужно будет пятнадцать раз прыгнуть через себя — исходя из его предыдущей дискографии — чтобы дотянуться до "Donda". Кендрику нужно будет выпустить второй "To Pimp A Butterfly", чтобы допрыгнуть до "Donda". Остальные не в этой лиге


Кирилл Бусаренко: Это точно самый интересный подогрев к выходу альбома вообще за долгое время.


Александр Горбачев: Репрезент года — вполне себе. Альбом — нет, непохоже.


Леша Горбаш: Абсолютно точно нет. Промо-кампания пятилетки — точно да.


Руслан Муннибаев: Все эти презентации настраивают на такой лад, но уже сейчас бы я назвал, скорее, альбом Тайлера. А когда выйдет альбом Кендрика, то он и возьмет, если не будет чего-то экстра неординарного. Не стоит сбрасывать со счетов и Дрейка.


Андрей Недашковский: Точно самый обсуждаемый альбом. И да, сильнейший претендент на первенство в топе релизов-2021.

Свое место в вечности Канье давно занял. “Donda” не усилит и не пошатнет его позиций. Но это уже немало — пара предыдущих альбомов капитально меня разочаровала. Они демонстрировали опустошенность творческого ресурса, хоть и добавляли новые штрихи к портрету Канье.

"Donda" более амбициозная запись. Альбом миллиардера, который напоминает, что главные вещи в жизни — это не вещи. И из его уст это не звучит как банальность.


Николай Редькин: Да, но не потому, что "Donda" выдающийся альбом, просто 2021 год был совсем жиденьким в плане рэпа.


Максим Саблин: Мог быть, но Tyler The Creator выпустил "Call Me If You Get Lost" 2 месяца назад. Дрейк выпустит "Certified Lover Boy" уже в пятницу. А от следующих 4 месяцев мы ждем возвращение Кендрика Ламара и Трэвиса Скотта, нового The Weeknd.


Даниил Трабун: Это очень влияющий на культуру альбом. Очень необычный для хип-хопа альбом, где сентиментальность и некоторая благость смешаны с вполне себе уличной культурой и классической для жанра маскулинностью.

Но есть и другие критерии, по ним кто-то сможет назвать другой альбом главным в 2021-м.




Оцените альбом по 10-балльной шкале.


Сэм Адегбие: 9.5


Александр Горбачев: По общечеловеческой шкале — допустим, 7. По внутренней шкале Канье — не больше 4.


Леша Горбаш: 7


Руслан Муннибаев: 7


Андрей Недашковский: 9


Николай Редькин: Поставлю 8, ведь союз человека с богом происходит после семи дней его рождения.


Максим Саблин: 7


Даниил Трабун: 10 благостей из 10.


comments powered by Disqus
Рассказал о проблемах жанра — отсутствие новых персонажей и слишком длинный формат.
Говорит, что выгорел после сдержанной реакции на альбом 2019 года и спада популярности коллектива.
Все слушают новый альбом Брутто и волнуются за рунет.