Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Итоги 2019
Текст: Николай Редькин, Леша Горбаш,
Андрей Недашковский, Кирилл Бусаренко,
Андрей Никитин, Владимир Завьялов

50 лучших альбомов 2019. Финал

Пять дней подряд мы перечисляем лучшие отечественные альбомы, каждый день — новая десятка. И вспоминаем, каким был музыкальный 2019-й для русскоговорящего слушателя. Вот первая десятка этого топа.
Комментарии
0



50-41 | 40-31 | 30-21 | 20-11 | 10-01







10.


Alyona Alyona "Пушка"




Пышка-пушка из села Барышевка “приплыла” из ниоткуда и удивила. Кого-то цеплял ее флоу, других — невероятная личная история, третьих — упоротые клипы и ее юмор. Облако хайпа вокруг Alyona Alyona образовалось еще до дебютного альбома, и этот альбом должен был зацементировать статус и показать, на что еще она способна. Как оказалось, на многое.

“Пушка” — мотивационный трэп о том, как слабые дают сдачи. Эта тема рифмуется и с фем-повесткой 2019 года, и резонирует на социальном уровне, и на психологическом, да на любом. Универсальность свойственна всему, что делает Алена: она рэп-фанатик и ценит мастерство МС, но ее песни "заходят" массам еще и потому, что игрой со стилистикой не ограничиваются.

Из России, куда Alyona Alyona отказывается приезжать с концертами, успехи артистки могут быть не так видны, но на украинской сцене она стала, возможно, главной молодежной звездой последних лет, которая собирает полные залы и гастролирует по Европе. Это доказывает, что а) незнание украинского не помешает вам под эти песни как следует прокачаться; б) за рубежом любят не только украинский борщ — но и рэп про него.











"Мы все стали в значительной степени мягче, добрее, нежнее. Я стал плакать часто — мне только дай повод!", — сказал Денис Кукояка накануне релиза альбома.

И на “Звездах” это слышно. Слышен плавный уход от шуточек и мем-рэпа в сторону песенной лирики, причем стало больше не только ее, но и собственно музыки. Здесь Хлеб опробовали поп-рок аля группа Корни ("Ебобо") и снова убедительно сыграли в Сергея Жукова ("Gucci"), но главное запрятано в финале альбома. Там Хлеб впервые показали свою темную сторону: песня "Молодость" — о неизбежном взрослении и времени, которое не вернуть. Закрывает альбом "The End" — слезовыжимательный монолог Дениса Кукояки под гитарный перебор.

Здесь нет больших хитов в общепринятом смысле вроде "Шашлындоса" и "Плачу на техно". Но, кажется, есть что-то поважнее: "Звезды" — это важный чекпойнт эмоционального и творческого взросления группы.














8.


Скриптонит "2004"


Apple Music / Яндекс.Музыка / Вконтакте


Джордан уходил в бейсбол, Скриптонит обещал не выпускать рэп-альбомов — и оба имели право, потому что всем и всё доказали. Ради внимания текст об альбоме "2004" стоило бы озаглавить в духе "самый слабый релиз Скриптонита": а чтобы вас в этом убедить, предлагаю припомнить десяток самых убойных его треков, а потом попытаться поставить рядом хоть один новый.

Однако, хитовый не равно сильный. Верно и обратное. Вот и "2004" хоть и не содержит бэнгеров, точно является одним из самых убедительных, впечатляющих и каких угодно еще рэп-релизов этого года. Правда, непонятно, это больше заслуга Скриптонита или вина его коллег-конкурентов.

Если искать литературные сравнения, то "2004" это не роман и не повесть, а набор заметок и зарисовок — мысли и наблюдения человека, который "заработал седня все, что ты копил — и до обеда", но и который "посеял друзей, как эйрподсы". Если сравнивать с фильмами — то это не выстроенный по жестким законам марвеловский блокбастер, а фестивальное кино.

В текстах Скриптонита привычно много себя — не знаю, у кого еще так много себя в текстах, наверное, только у Гуфа и Оксимирона. Он не стремится быть понятным (и речь не про дикцию), не пытается оформлять тексты в истории, это всегда поток и хаос. Он продолжает диссить своего слушателя ("и ты просто паршивый баран") или слушательницу, постоянно обращаясь к какому-то "ты", который по всем параметрам проигрывает в сравнении с авторским "я".

И давайте задумаемся, насколько же крутым нужно быть и какой магией нужно владеть, чтобы твои сумбурные монологи, записанные без какого-либо желания понравиться (если за эти пять лет мы что-то и узнали о Скриптоните точно, то это то, что он чуть ли не презирает тех, кто ищет легкую известность) вот так впечатляли людей. Чтобы твой релиз, записанный, когда ты "ушел на отдых", легко убирал большинство вышедших в этом году альбомов.














7.


T-Fest "Цвети либо погибни"




На альбоме 22 трека и каждый из них не похож на предыдущий. Это максимально кроссжанровый альбом, с рэпом, трэпом, латинский музыкой, да чем только не. Пока коллеги по поп/ R&B-сцене думают, что достаточно тайп-бита с трещоткой и спеть погрустнее, Ти-Фесту не слабо записать бритпоп ("Человек" — это прямо группа Suede) или блюз (“На вызывай шлюх”). Когда надо побыть рэпером, он тоже звучит эффектнее многих. Сравнение громкое, но первый, кто вспоминается — Принс, который тоже с успехом осваивал разные жанры (еще важный аргумент сюда: Кирилл не только исполнитель, а еще и автор всей музыки к альбому).

Его сила не в формулировках, а умении голосом передать любую эмоцию: послушайте, как в элегантном фанке "Nixyevo" он три раза пропевает то самое слово с разной интонацией. Грязный, но полный эйфории и сексуальности, грува и рокстар-свэга, необычных музыкальных ходов и экспериментов, за 22 трека "Цвети либо погибни" не то что не надоедает, а наоборот, влюбляет в себя снова. Есть тут и совсем неожиданный T-Fest: если вы включите “Злого Мишку”, то сначала удивитесь тому, как вступление-румба топчется на месте, чтобы перейти в рэп, а потом — и тематике песни.

Короче, если вам нужен самый изобретательный отечественный R&B-альбом не года даже, а десятилетки, вот он, забирайте!








Альбомом "Slime" Face начал год (позже были "Юморист" и еще один альбом), и он — лучшая работа в дискографии Ивана Дремина. Здесь Иван находит джедайское умиротворение и соединяет талант писать нахрапистые громкие песни с желанием быть моральным компасом для своего слушателя (и заодно немного подурачиться).

"Slime" берёт разнообразием. Беззаботная на слух, но жуткая по сути распевка из "Мой калашников". Выход на территорию калифорнийского джи-фанка (да!) в "Paws". Ещё одна песня о вакууме одиночества "Спасательный круг". Помпезность припева заглавной "Slime". Как будто призрак ранних микстейпов Ивана "Это Face". Все эти вещи уместно смотрятся друг с другом и помогают лишний раз понять: Face — талант.

И раскрывается он там, где не гонится за необходимостью записать большой социальный манифест, а просто пишет песни — простые, цепкие, ёбкие. Их любишь не за выкрученность рифм или вычурность битов, а за простую мелодичность, прилипчивые строчки и общий feel-good вайб. На передовой тут именно Face: молодой миллионер, отличный сонграйтер, лицо русского рэпа-2019.














5.


Самое Большое Простое Число "Наверно, точно"




Это девятый альбом группы, он записан уже в новом составе — ушел в проект Аигел музыкант Илья Барамия, пришла Женя Борзых, актриса и певица, которую мы слышали в треках СБПЧ эпизодически. Перемены добрались и до звучания.

“Наверное, точно” — самый попсовый альбом коллектива. Это набор прилипчивых песен, записанных при помощи всевозможных звучков от заведенного часового механизма до тарелочек и написанных с ребячей наивностью и напоминающий советские детские пластинки. На это работают и последние клипы СБПЧ: похожий на театральный номер “Злой” и “Часы”, напоминающий мэшап “Вия” с “Молодым папой”. А в конце альбома звучит песня “Бульдозер” с рефреном “Ты попадешь под бульдозер любви”. Прошлись ли по нам его колеса? Наверное, точно.













4.


ATL "Кривой эфир"




“Кривой эфир” кажется очень личным альбомом ATL — тут есть песни про бывшего напарника Смитбита и выворачивающая душу “Спиннинг” (легко предположить, что об отношениях с женой). На нем есть некоторое количество ироничных размышлений о жанре и происходящем в нем — такая традиция идет примерно с микстейпа "FCKSWG MXIII" — но куда больше мощных поколенческих песен.

ATL и Ripbeat, с которым писался этот альбом, снова перекапывают культурное поле российских 90-х, но в этот раз идут дальше — вспоминая, что в 90-е был не только рейв, но и, например, группа Сектор Газа (в песне “Всего лишь мертвецы” или в припеве “Диссонаса” Сергей поет прямо как Хой). Этот его альбом самый легкий и понятный по звуку (записан и сведен, чтобы хорошо звучать на больших площадках), но самый смертоносный по слову, где артист ушел сильно дальше в своей некропоэтике, променяв межпланетные полигоны на родную русскую баньку с пауками.

Сергей, как и раньше, мастер красивостей слова. “Пусть из раны, что меж ребер, вьются дыма вензеля” — кто еще вам так скажет? Он все так же берет своей русскостью, совершенно особенной бренностью быта, которую ему удается передать лучше прочих (серьезно, единственный артист, у которого "судьбинушка выкинет фортель" прозвучит не пародийно, а так, как и надо). К дилогии "Марабу"/"Лимб", двум прекрасным альбомам о мире, берущем тебя на прицел, "Кривой эфир" добавляет смирение, принятие неизбежности чего-то страшного, что обязательно произойдет. Если раньше было "похуй, танцуйте", то сейчас просто "похуй".















3.


Каста "Об изъяне понятно"




Каждый из трех предыдущих альбомов Касты фиксировал свое время — наверное, это объясняет то, почему они писались так долго. "Громче воды, выше травы", вышедший в годовщину президентства Путина, суммировал криминальные, пацанские девяностые. "Быль в глаза", выпущенный аккурат перед кризисом 2008 — стабильные сытые нулевые и потребительский бум. "Четырехглавый орет" — “десятые”, недоверие к власти (примерно про это песня "Они"), смятение и непонимание, куда дальше.

Что фиксирует "Об изъяне понятно"? Если коротко — распад и дисфункцию привычного мира вокруг. Это самый сбалансированный альбом Касты, где почти математически выверены песни смешные и страшные, личные и общественные. Но каждая из этих песен — о крушении налаженной системы, о разладе какого-то, до сих пор исправно работавшего механизма. Даже юмористическая "Фотка", если прислушаться — про то, как четверо взрослых людей не могут совершить одно простое действие, требующее координации всех. Здесь что-то рушится, распадается, не работает, не стыкуется, подвисает. Здесь есть пара очень эмоциональных песен о разводе, а в песне о свадьбе (то есть о союзе, о единении) сама церемония рисуется как что-то инфернальное, от чего хочется находиться подальше.

Здесь злы даже шутки. Касте часто выговаривают за юмор, за то, что они называют свои альбомы в стиле "Уральских пельменей". Но к юмору всех участников потянуло не вчера — вспомните хоть "Эй, бабку", хоть "По голове себе постучи". На "Об изъяне" юмор становится каким-то очень сорокинским (когда Влади в песне "Тырим" начинает читать лексиконом it-менеджера — это же чисто сорокинский прием деконструкции текста, вычищения из него всяких смыслов).

Но главный творческий прием здесь все же — иносказание. "Об изъяне понятно" — альбом, где посыл песен спрятан максимально глубоко. Если вернуться к тому, с чего я начал: он требует вдумчивого, небыстрого прослушивания, потому что на нем много треков-ребусов, песен с двойным дном, где самое важное читается не прямо, а между строк. Здесь, кстати, и включается командная работа: когда каждая картинка собирается, как пазл, по частям — и только к последнему куплету обретает нужный вид. Это делает альбом очень текстоцентричным, если тут и хочется обсуждать музыку, то только в контексте, что бит для “Фотки” написал рэпер Арчанга, а бит в “Молодой с молодой” похож на кендриковский “Humble”.

Кстати, пафос, к которому группа приходит в финале альбома, тоже легко объяснить. В мире, где старые связи разрушены, а новые пока не построены, определить себя можно только через общность с другими. Этот прием перенесения частного на общее не нов в поп-музыке; его, например, использовала Бейонсе на “Lemonade”. Понятно, что сравнивать обе работы не очень корректно, но: “Lemonade” заканчивается гимном женской солидарности, “Об изъяне понятно” — просто гимном














2.


Брутто "Гаддем"




Да, мы помним, какое название носил прощальный альбом Каспийского Груза, но про "Гаддэм" тоже хочется говорить как о сценарии к неснятому гангстерскому кино. Нашему "Ирландцу", если хотите.

Это чистое совпадение, но у рэпера и режиссера даже оптика совпала. Последние их работы посвящены тому, как жизни людей, живущих по другую сторону закона, меняет время.

Название этого альбома изначально должно было звучать как “Кинотеатр “Дружба”. Так называлось место, рядом с которым прошло детство Брутто, и оно, по словам артиста, представляет собой такой символ прошлого, которое никак не встраивается в настоящее. "Гаддэм" — штучный продукт, который хоть и звучит в духе времени, но тоже сложновато с ним соотносится. Брутто берет лучшее от разных поколений русского рэпа. Работает со строкой, будто хирург с лезвием, затягивает слушателя в особый мир обменников, цветочных магазинов и неидеальных людей, которых автор понимает, принимает и делает все, чтобы поняли мы с вами.

Всю музыку к альбому Брутто тоже писал сам — и, как он говорил в нашем большом интервью, для него это способ сохранить аутентичность. Здесь в треках перемежаются вставки из бандитских фильмов, отрывок из Розенбаума, переигранная партия саксофона из “Jezebel” Sade, сэмплируются народные хоры, раскиданы пасхалки (“Дождь” начинается цитатой Тупака, а заканчивается словами Бигги), намеренно выпячивается бакинский акцент — семь песен альбома “Гаддэм”, может, и пролетают стремительно, но это самые насыщенные 20 минут.












1.


Вандер Фил "Wonderful"


"99% такого рэпа не перевариваю, эта песня вроде понравилась. Наверное, всё дело в двух магических словах: "хуйня" и "гашиш".

Так выглядел самый заплюсованный коммент к клипу "Ева", первой работе Филиппа Крамаренко, о которой мы написали. Это была милая песня с сэмплом из группы Винтаж, нежность которой вдруг разбивалась о те самые слова из комментария. Это было в 2015 году — ещё за несколько лет до того, как мат и наркотики стали обязательным атрибутом новой "постэлджеевской" поп-музыки.

Вандер Фил двигается на своей волне: пацанской, наглой, очень искренней. Про его дебютный альбом проще сказать “R&B”, но в древнем понимании термина: “ритм-н-блюз”, но вместо привычной для жанра сладости здесь — хулиганская дерзость Где грубость, нежность, любовь и драки, “косой плотный” и “небеспонтовая кислота” встречаются и перемешиваются в самых разных пропорциях.

"Wonderful" — образцовый поп-альбом, потому что первую же песню хочется исцитировать вдоль и поперек. А дальше будет только лучше: "Она знает все про меня, но когда за меня кто-то пробивает, то она не в курсе", "Мне больно, но не так, как будто мне сломали руку", "Когда я бегал от ментов, я думал только о тебе".

"Wonderful" — образцовый поп-альбом, потому что он звучит не так, как другие. В интервью артист рассказывал, что он рад возможности "заморочиться над звуком, пусть это оценит всего 5% слушателей". В основе этого альбома, конечно, лежит блюз, но сверху нанизано всего куда больше: от дуапа до нервного свингующего рок-н-ролла. За этим ретро-шиком легко не заметить, что альбом звучит максимально современно, никакой стилизации под прошлое нет и в помине. Большую часть аранжировок сюда Вандер Фил сделал вместе с битмейкером и другом Палагином (это автор многих больших хитов последних лет), также к альбому приложил руку Скриптонит (помог со сведением, подкинул нескольких идей для песен, залетел в одну песню с фитом-пасхалкой).

"Wonderful" — образцовый поп-альбом, потому что сюжеты его песен — это фиксация момента здесь и сейчас. Под них хочется влюбляться и расставаться (второе, возможно, даже важнее), танцевать и залипать, просыпаться и засыпать. Песни Вандер Фила универсальны — и раскрываются в абсолютно разных обстоятельствах.

"Wonderful" — образцовый поп-альбом, потому что со временем не надоедает, а наоборот, раскрывается по-новому. Когда сперва ты слушаешь, например треки 1, 3 и 7 — и кажется, что это главные "песни-крючки" на альбоме. А потом через пару недель вдруг забываешь нажать на репит, и переключаешься на следующие: и теперь любишь уже госпеловый сэмпл из самого начала песни “Старый”.

"Wonderful" — образцовый поп-альбом нашего времени, потому что в 2019 мало что ценится так, как искренность. А её у Вандер Фила — завались. Харьковский романтичный хулиган записал альбом стильного грязного рэп-соула о том, что любовь — это одновременно красиво, страшно, депрессивно, вдохновляюще, просто и сложно. И рассказал об этом предельно просто. Там минимум сложных слов, но они и не нужны — всё и так бьёт в яблочко.






comments powered by Disqus
История создания самого трагичного и, похоже, лучшего альбома Славы “Чудовище, погубившее мир”.
Федук — о новом альбоме и всём, что окружало его последние годы.
Героиня большого интервью на The Flow — Таня Мингалимова. "Нежный редактор" Дудя, она запустила одноименный успешный канал с интервью, а затем — программу "Подруги" об отношениях, секспросвете и феминизме. Формальный повод для интервью — дебютный рэп-клип, но ему посвящена только небольшая часть разговора.
Волнующие темы: запуск консоли PS5 и приближение новогодних праздников.