Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Итоги 2019
Текст: Николай Редькин, Леша Горбаш,
Руслан Муннибаев, Кирилл Бусаренко,
Владимир Завьялов, Андрей Недашковский

33 зарубежных альбома 2019. Финал

Вот три десятка лучших альбомов, определивших 2019 год. Кто первый?
Комментарии
0





33-23 | 22-12 | 11-01







11.


Denzel Curry "ZUU"




На момент 2019 года Denzel Curry полностью избавился от титула “автор одного хита” (таким был его вирусный “Ultimate”, звучавший в куче шуточных вайнов), прокатился по Европе с концертами (к нам тоже залетел с успехом) и записал отличный альбом “TA13OO”.

Его свежий релиз “ZUU” компактнее и проще предыдущего — он про родной город Карол-Сити и взросление (песня “Ricky”, например, посвящена отцу), вместо полотна из трех разных актов тут просто отличные песни с фирменными хуками и яростными куплетами, а южное звучание, характерное для Флориды (на одном из треков читает Rick Ross — возможно, самый важный рэпер региона), сменяется чем-то совсем механическим и будто сыгранным на испорченном модеме. Для Дензела этот год стал лучшим в карьере, и "ZUU" прекрасно фиксирует момент.











10.


Solange "When I Get Home"




Все “десятые” младшая сестра Бейонсе на наших глазах превращалась в большую музыкальную величину (сравнить пути сестер, начинавших плюс-минус в одно время — интересная, но слишком громоздкая тема для исследования). Независимо друг от друга они пришли к разным формам арт-R&B, перегруженному смыслами, отсылками и месседжами. "When I Get Home" — торжество продюсерского минимализма, 40 минут тягучего красивого психоделического фанка. Путешествие по волнам памяти артистки в ее родной Хьюстон проходит с большим списком поучаствовавших артистов / продюсеров, которые здесь не более чем музыкальные инструменты, включающиеся в нужный момент. Это не та музыка, что раскрывается с самого первого раза (да и просто послушать мало, надо посмотреть), но ведь и Соланж Ноулз потребовалось немало времени, чтобы раскрыться в полной мере.













9.


Post Malone "Hollywood’s Bleeding"




Здесь в пределах одного трека встретились Оззи Озборн и Трэвис Скотт — наверное, так понятнее всего объяснить новый альбом Post Malone, превратившегося за три года в большого хитмейкера. На "Hollywood’s Bleeding" точно нет второй "Rockstar" (в смысле сопоставимого народного успеха), но этот альбом точно смелее и масштабнее прошлого в смысле кроссжанровости: здесь инди-поп "Circles" соседствует с куплетами Meek Mill и DaBaby, а в треке с Осборном появляются гитарное метал-соло в духе длинноволосых 80-х. Сам же артист находит идеальный баланс между черным грувом, белым поп-мелодизмом и рок-надрывом.











8.


Stormzy "Heavy Is The Head"




Stormzy — пожалуй, главный урбан-артист Великобритании прямо сейчас. Слово “урбан” используется тут в качестве подстраховки, потому что ни в одну из категорий типа “грайм” или “рэп” этот человек давно не вписывается. Да, первую популярность ему принесли пробивные треки для улиц, но, начиная с дебютного альбома, диапазон сильно расширился — и “HITH” еще один последовательный шаг в этом направлении. Это альбом для всех — и для ценителей спиричуэлс-припевов, и для тех, кто любит запитченные R&B-сэмплы, как в последних песнях Drake, и для тех, кто пришел за мясными телегами вроде “Wiley Flow”, где Stormzy почитает старших и читает, как старшие.

Статус молодежного героя у Stormzy создался еще и благодаря политической позиции: на BRIT Awards он обращался к Терезе Мэй, привлекая внимание к жертвам пожара в Гренфелл-Тауэр, а на альбоме артист показывает средний палец премьеру Борису Джонсону, чья партия победила на досрочных выборах, совпавших по дате с днем релиза “HITH” (это чистое совпадение: дату выхода альбома озвучили до того, как стало известно, когда страна пойдет голосовать). Надо сказать, что и нам ситуация, когда артист с грайм-прошлым “нереально политизировался”, близка и понятна. Но тут она подкреплена альбомом — и каким!













7.


Slowthai "Nothing Great About Britain"




Звезда Slowthai засияла внезапно — у британца даже альбома еще не было, а о нем уже трубили местные медиа. Худенький хулиган с хищной улыбкой (оскалом!) вызывает дискомфорт эффектнее банды роудманов в переулке и с напором читает о больном: о пост-брексите, драгдиллерах и всепоглощающей нищете. Он даже любовь к девушке сравнивает с зависимостью от крэка.

Так звучит его прорывной альбом “Nothing Great About Britain” — в нем много панка, много разочарования от окружающего, много психа. В конце первого же трека королеву Елизавету называют п****й, а в сентябре музыкант пришел на церемонию награждения с “отрубленной головой” британского премьера Бориса Джонсона. Это настроение оказалось заразительным — Slowthai набрал много фанатов и поездил по важным музыкальным фестивалям, где под его кричалки слэмились толпы (мы сами видели). Не знаем, что с ним будет в будущем, но сейчас это самый интересный голос британской сцены — ломанный и нервный, как персонажи “Трейнспоттинга”.













6.


Lana Del Rey "Norman Fucking Rockwell"




К концу десятилетия Лана как будто плюнула на все условности и ожидания разом, выпустив чисто американский по духу альбом гитарных баллад с песнями по пять минут и больше. Если хотите аналогию — это как если бы Монеточка завтра выпустила альбом романсов, при этом по максимуму оставшись собой. “Norman Fucking Rockwell”, названный по имени художника, зафиксировавшего американский быт 20 века — грандиозная запись, где все фирменные черты почерка Ланы (меланхолия + едкость) сохранены, но все это выведено в новое русло и теперь хорошо работает в форме большого высказывания — и о своих непростых отношениях, и о судьбе феминизма в мире. Не узнали любимую певицу летней печальки? Не согласны с такой сменой курса? Крепитесь — на начало 2020 года она анонсировала альбом спокен-ворда.












5.


SAINt JHN "Ghetto Lenny's Love Songs"




История, которую приятно рассказывать российскому фанату, а самому артисту, наверно, не очень: SAINt JHN очень популярен в России, несоизмеримо с показателями на своей родине. Если заглянуть ему в профиль Apple Music (и любого другого распространенного здесь сервиса), то выяснится, что самая популярная его песня — ремикс на “Roses” от казахского 19-летнего рабочего на железной дороге по имени Иманбек. Если посмотреть на залы, которые Джон собирал в Москве и Санкт-Петербурге и, например, в Нью-Йорке, то сравнение опять же будет не в пользу США. Тут можно с гордостью сказать: “Мы шарим, а они зажрались”. Почему “Ghetto Lenny’s Love Songs” не порвал Америку, не знаем, да и разбираться нет интереса. Главное, что это идеальная до последнего шороха работа на стыке рэпа и R&B, где перехода между стилями просто не замечаешь.

SAINt JHN, вероятно, благодаря своим гайанским корням гораздо музыкальнее и разнообразнее тех американцев, с кем записывается: Meek Mill, Lil Baby, A Boogie wit da Hoodie — но при этом на равных на треке с Ленни Кравицем. Их общий трек “Borders” можно ставить всем как пример пресловутой "новой маскулинности" (Ленни бы очень удивился тому, что она новая) — мало у кого получается быть одновременно и классным накачанным мужиком и несопливым романтиком. “Trap”, “Trophies”, “Anything Can Happen”, “I Can Fucking Tell” — Джон делает разное и очень красиво. Посмотрите его спонтанное уличное выступление в ночном Санкт-Петербурге, такое видео в оборот обязан взять местный комитет по туризму.





В разговоре о фрешменах последних лет как будто бы имеет смысл только тотальный успех: первые места чартов, солдауты и сюрреалистичные покупки. В случае 22-летного YBN Cordae можно попасться в обратную ловушку: у его дебютного альбома всего лишь тринадцатое место Billboard (у “Illmatic” было двенадцатое) и ни одного вирального хита. Даже биф с J.Cole прошел так вяло и интеллигентно, что закончился совместной работой. Зато у него есть респект от Dr.Dre и две номинации на Grammy 2020 — мемы забудутся, а такое из википедии не сотрешь. Непонятно, как получилось так, что родившийся в 1997 году МС, тусовавшийся с рэперами-геймерами YBN Nahmir и YBN Almighty Jay, рос на музыке B.I.G., Raikim и Nas, но не верить ему нельзя: “The Lost Boy” всеми корнями уходит в ту эпоху. Тому подтверждением фиты с Anderson. Paak и Chance the Rapper — но на альбоме есть и Meek Mill, и Ty Dolla Sign, и это не аргумент против.

Каким когда-то свежим переосмыслением прошлого в связке с новым был Joey Badass, таковым сейчас стоит считать Cordae (его реальное имя), с той лишь поправкой, что автор “The Lost Boy” звучит мягче и он, скорее, “умный”, нежели “дикий”. При всем желании сравнить его и с J.Cole сделать это будет затруднительно: он тупо моложе, а значит, ближе юному слушателю — и в силу возраста не такой занудный, как Джермейн. Честно говоря, кажется, что в этой переходности и есть самая сила Cordae, ведь в новом так много неотрефлексированного, наносного, а старую подошву жевать уже неинтересно. Вот и в комитете Grammy с нами согласны. Непременно всучат ему какую-нибудь статуэтку.













3.


James Blake "Assume Form"




"Assume Form" — самый открытый альбом Джеймса Блейка. Раньше британец посвящал песни метаниям души и поиску внутреннего покоя, но говорил об общем, а не частном. Здесь же он большую часть альбома рассказывает об отношениях со своей девушкой — которые всё ещё счастливо продолжаются, так что и музыка здесь на порядок романтичнее и веселее, чем на прошлых работах Блейка.

"Assume Form" — самый беззаботный альбом Джеймса Блейка. Если его прошлая работа — "The Colour in Anything" — начиналась со слов "Не могу поверить, ты не хочешь меня видеть", первый куплет на "Assume Form" посвящен доверию, любви и готовностью связать себя с материальным миром.

"Assume Form" — это такой же музыкальный аттракцион, как и остальные работы Блейка. Только опять же, раньше он приглашал слушателя на аттракционы с клаустрофобией, страхом одиночества и депрессией, а "Assume Form" скорее напоминает приятную карусель: кружится не слишком быстро, покрашена в приятные глазу цвета, вызывает чувство умиротворенности. А когда вступает Rosalia — как будто ты на три минуты оказываешься в раю.












2.


Billie Eilish "when we fall asleep, where do we go?"




Легче всего сейчас вывалить сюда кучу доказательных цифр про стримы и Billboard: смотрите, она сделала этот год. Гораздо интереснее вникнуть, чем именно.

Билли Айлиш не похожа на конвенциональных поп-звезд настоящего до той степени, что бери да черти линию разграничения: вот Билли, а вот все остальные — хоть Ариана Гранде, хоть какая-нибудь Алессия Кара. "When We All Fall Asleep, Where Do We Go?" — это торжество поп-минимализма и, если угодно, деконструкция поп-музыки до ее остова. Тут есть мало того, что современный поп обычно инструментально сопровождает: зияют сквозняками звуковые пустоты, вместо богатых аранжировок — глухой мерный бит, гулкий перегруженный бас и аскетичные синтезаторы (спасибо брату певицы Финнеасу, архитектору ее звука). Другое дело, что в этот поп-минимализм вшиты приставучие мелодии, хуки-находки (duh!) и достоверные рассказы про юность, любовь и страх. Главное, что дал понять этот альбом: в 2019 году безупречно сочиненная поп-музыка может работать на голом фундаменте, без масштабного продакшна.





Музыкально "IGOR" — это вообще сплав несплавляемого: кроме соула Эла Грина и полузабытого квинтета 70-х Ponderosa Twins Plus One тут появляется гитара Джека Уайта и песня инди-группы Part Time. Из этого сплава получается медитативная, почти сновидческая поп-музыка под ретро-фильтрами. На этом альбоме гнусаво-басовитого Тайлера меньше, чем обычно. Здесь Тайлер в обличии своего альтер-эго в белом парике будто специально много молчит, дает послушать чужую музыку, поверх нее — куплеты Lil Uzi Vert, Playboi Carti и других, а сам говорит редко. Но откровенно — альбом рассказывает о непростых отношениях, их болезненном финале и принятии.

"IGOR" легко обозвать дайджестом корневой черной музыки для тех, кто ее никогда не слушал, и попенять: ну что это такое, он состоит сплошь из сэмплов. Все это правда, но именно в том секретное оружие альбома: он — о том, что искусство компиляции в 2019 году не менее важно, чем искусство сочинения.



comments powered by Disqus
В середине 2000-х на Дальнем Востоке появился коллектив, делавший новый звук и запустивший волну, которую многие отказались принимать.
50 главных кинопремьер года — выбор The Flow. Новые Вильнев, Финчер, Спилберг и все остальные.
Давайте оценим, насколько удалось перевоплощение.
Летний хит-хитович, фиты с титанами, "бмв" в 16 лет и запреты на концерты — а еще он флагман нового направления new york drill.