Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Тексты
Интервью: Николай Редькин

Schokk: "Я отсрочил путевку в Нарнию лет на 10"

Большое интервью — о свадьбе, провальном туре по России, баттл-рэпе и неудачном эфире на шоу Big Russian Boss.
Комментарии
0

"Мне 37 лет, и ничего такого у меня до этого времени не было". Эта фраза будет произнесена ближе к концу интервью, и она хорошо суммирует то, что происходит с Дмитрием Бамбергом в последние пару лет. Человек, когда-то бывший рэп-хулиганом, женился, завел собаку, но не остепенился. Он готовит новый альбом, в котором в очередной раз пробует уйти от рэпа. Но до сих пор может задеть кого-то из коллег — просто потому что так веселее



— Ты писал в телеграм-канале, что не мониторишь происходящее вокруг. “Я занят, мы работаем каждый день”. Над чем?

У меня был переход к работе со своей командой. Команда — это Настя, моя жена, и Юра, мой менеджер. Многие вещи теперь делаю я сам. Мы запустили собственный бренд одежды “Голод”. Поехали в ЦУМ, купили толстовку Balenciaga, отвезли ее на производство как макет. Потом поехали выбрали ткань 420-граммовую, такую, какая нам нужна. Из нее полностью пошили свитшоты.



— Чем в команде занимается Настя?

Она раньше занималась своим брендом, сейчас занимается моим. Полностью помогает мне в этом процессе. Мы на этом и сошлись, она дизайнер. Она меня заставляет каждый день минимум два часа уделять работе. Я за неделю, пока мы отдыхали в Тель-Авиве, написал четыре трека.



— Как так вышло, что ты женился?

Мы познакомились случайно, в Москве, на концерте Феликса Бондарева. Она пришла туда со стороны ребят Феликса, я — со стороны Шуры Кузнецовой. Я сразу начал подкатывать, естественно. Потом она прочекала мой инстаграм, причем не шокковский, а Димы Бамберга. Ну и отлайкала. А как говорил мой старый друг: лайкает — значит хочет.



— Она знала, кто ты такой?

Мне кажется, если бы знала, ничего бы не получилось! (смеется).

Потом она меня пригласила в театр Вахтангова. Причем я помнил ее на концерте Феликса — такая расслабленная девочка. И не ожидал, что она придет с ног до головы в Gucci и Margiela. А я пришел как хипстер ссаный — в толстовке, джинсах, “вансах”. Абсолютно underdressed. После театра мы пошли гулять по Арбату, и ко мне подбегали мои слушатели. Она спрашивала: “А почему люди с тобой хотят фотографироваться?”. Я увиливал, уклонялся, как мог — в итоге пришлось сказать, что я все-таки рэпер. Я потом познакомил ее с полной дискографией Рэп-Войск, дал послушать Царя. Хотел проверить, сколько она выдержит. Выдержала минут 15.

Потом я уехал в тур, мы переписывались. Потом я улетел обратно в Германию, мы решили, что она будет жить там, а я здесь, что будущего у этого нет. Попробовали так пять дней, а потом решили, что это все х****ня. Провели в Стамбуле две недели, потом Настя прилетела ко мне — с тех пор мы живем в Берлине. Сейчас решили все зафиксировать официально.

Мне 37 — и ничего такого у меня до этого времени не было. Есть чувство, что все это правильно. Что уже пора.






— Как отметили свадьбу?

Очень странно — в позитивном смысле. Не остались в ЗАГСе пить шампанское, сказали: “Нет, спасибо, нас собака в машине ждет”. Вышли, накормили собаку, переоделись в легкие шмотки. Поехали на побережье — а мы были на острове в Дании — сели в кафе, накупили кучу разных пив. Настя меня сейчас приобщает к крафту — я же консерватор, баварское пиво только и больше никакого. А она мне все показывает: IPA, pale ale и все это вот. Вот так мы сели у моря — я, Настя, брат и щенок. И так провели весь день.



— Ты просил поклонников скинуть тебе денег в качестве свадебного подарка, а потом написал, что они накидали больше, чем ты заработал с Phlatline. Правда?

Я тебе даже так скажу — я получил больше бабок, чем за шесть лет от Phlatline. Звучит, наверное, как “бум!”, но дело в том, что от Phlatline я получил совсем не “бум”.




— Это сумма, близкая к миллиону рублей?

Да! Я немножко при****л. У меня были загоны, что меня бесили мои слушатели. А у меня публика разная: есть публика в интернете, а есть те, кто ходят на концерты, покупают татуировки, мерч. Это как будто разные люди. А сейчас я понял — это именно мой слушатель, который любит именно меня. Я думаю, дело в том, что до какого-то момента такого слушателя не было, виноват я сам — я не работал с аудиторией.



— Будешь теперь писать песни про любовь?

А они уже есть! На конец июля у меня уже забита студия, я прилечу, запишу первые пять синглов с альбома. Альбом выйдет не раньше следующего года, а все синглы — в этом. Я хочу прямо большой альбом, как раньше. У меня есть один трек, который называется “Если б ты меня поцеловала” — там будет немного про Бузову, немного про Black Star. Я сумел соединить баттл-рэп с позитивом.



— Снова цитата, твой инстаграм. “Рэп остался в апреле 2018 года”.

Скорее, осталась тематика, присущая жанру. Теперь там может быть только речитатив как техническая составляющая. Альбом я писал в текстовой форме, хочу сделать его под инди-рок. Там очень мало отсебятины.



— На моей памяти ты пару раз бросал рэп. Почему?

Впервые это желание появилось в конце 2014 года, я работал над первой “Собакой” (альбом “XYND” — прим. The Flow). В принципе я им доволен, он зашел аудитории, но был полный провал с его промо. Я с него не поднял вообще ничего финансово — и вынужден был бросать музыку и заниматься чем-то другим. Либо перестраиваться и смотреть, что дальше. Я был очень расстроен, пытался рефлексировать.

После ухода от Phlatline я начал искать новый звук. Над этим я работал с 2015 года — но тогда бы не вывез это, потому что не был готов сам. А сейчас нашел и команду, с которой могу это делать, и сам созрел. Наверное, я сбросил маску, которая за это время выросла на моем лице.



— Откуда у тебя постоянное желание обнуляться?

Это с детства заложено, наверное. Я не рос, как обычные дети, это сказалось на моем общении со сверстниками, потом был этап наркотиков. В итоге у меня ощущение, что из моей жизни вырвано лет 15 или 20. И те изменения, которые должны были произойти тогда, происходят только сейчас. Я думаю, оттуда и идет моя инфантильность.



— Помимо альбома ты книгу пишешь, верно?

Я начал писать ее несколько лет назад, сначала это были зарисовки. Воспоминания мои, о родителях, о бабушке с дедушкой. А потом стал записывать и переписывать истории, которые слышал от своих ребят в Берлине. Давал новые имена героям, менял места. Рабочее название для книги — “Саксаул”, потому что начинается все в Казахстане.






— Баттлиться ты по-прежнему не хочешь?

Я даже не знаю, с кем и о чем. Может, у меня просто такой период сейчас, но все, что я улавливаю, у меня вызывает жесткий стыд. Когда взрослые люди говорят фразы типа “Хип-хоп от этого только выиграет”. Чувак, ты в Нарнию переехал! Или круглый стол рэперов, где сидят Галат и Джубили. У меня нет никакого презрения, просто в моих глазах это потеряло серьезность.

Причем сегодня хочется серьезно относиться к жанру, это же самая популярная музыка в России. И даже при этом люди не могут быть серьезными, они все равно какие-то наивные и глупые. Очень мало артистов, которые не теряют серьезности, причем не той серьезности, когда они на серьезных щщах такие, а серьезное отношение к тому, что ты делаешь. Pharaoh, думаю, серьезно относится к своей музыке. Скриптонит тоже. А круглый стол Галата со Смоки Мо — прости, я не могу это смотреть! Это детский сад глупый! Поэтому я и не хочу быть в этой тусовке. Давайте без меня, моя хата с краю.



— Крутое открытие последнего времени?

Я ох***л — вот прямо наслаждался, акустически кайфовал! — от ипишки, которую дропнул Фарик. А открытие для меня — парнишка, с которым я скайпил (речь про GONE.Fludd, в выпуске "Вписки" Schokk проводил с ним скайп-интервью, — прим. The Flow). Я послушал, это не моя музыка, но это круто. Мне понравился его последний клип, но все круто звучит, при таком звучании ты можешь нести, что хочешь.

А вообще, только два человека, которые если что-то выпускают, я бегу слушать — это Pharaoh и Obladaet. Obladaet все делает стильно, чисто, аккуратно. Это прямо ребята, за которых не стыдно. Не школьники, которые друг друга матерят на камеру.



— Ты ушел с лейбла, задолжал ему альбом. Лейбл не пытался решить дело через суд?

В том-то и дело, что я ничего не задолжал. Я развернуто рассказал об этом полгода назад. После того интервью они пытались сдать меня налоговой в моей стране. Закулисный детский сад был еще более смешным. Мой бывший менеджер сливал мою личную переписку в сеть, сливали мои демки одну за другой и так далее. А я собрал все силы и попытался на это не реагировать. В какой-то момент я осознал, насколько эффективно можно игнорировать всех — и обратить это в свою пользу.



— В прошлом году читал твои туровые заметки в инстаграме. Судя по ним, твой тур был одним сплошным расстройством.

Да, полный п*****ц. Тест на нервы. Два города были более-менее — Краснодар и Варшава, где случился солдаут. Там впервые этим занимался человек с мозгами. Самый трэш был в Уфе, там концерт проходил в месте размером с чебуречную — это не речевой оборот сейчас, а констатация факта.

Я скажу так: десять первых концертов прошли через жопу. Одиннадцатый был в Екатеринбурге, туда приехал основной орг. Я захотел встретиться с ним и спросить, почему такой провал. Почему такие у****щные клубы — клуб на 100 человек, а туда пришло 350. И так далее. Мне не давали с ним встретиться, говорили: “У тебя операция на сердце, тебе не надо нервничать, занимайся своими делами”. В итоге мы встретились, он мне показал переписку с моим менеджментом, где менеджмент требует от него клубы 100-150 человек. То есть все предъявы — к моим тогдашним менеджерам.

Орг меня спросил: “С какой суммой ты бы уехал, огорчившись, но не прямо сильно расстроившись?”. Я назвал полмульта. Он начал смеяться: “Что? Ты готов был получать 40 косарей за концерт? Я тебе за такие деньги бы по всей России тур устроил”. После этого я крикнул в трубку моим менеджерам: “Идите на***”. Сорвал тур и уехал в Москву.



— У вас драки случались?

Нет, я никогда в жизни не поднял на них руку.



— Поедешь еще в тур?

Поеду, но буду по другой схеме все организовывать. Мы с Юрой сделаем это удобнее и комфортнее. В конце года он уже случится, но будет поменьше.



— Какой менеджмент хуже — Phlatline или Ваня Ленин?

Никогда не думал, что такое скажу, но Ваня Ленин лучше. Он хотя бы зарабатывал деньги, хоть и про*****ся со всем другим. У нас было два солдаута подряд в Москве и так далее.

А эти люди… Сейчас я зарабатываю в месяц больше, чем зарабатывал с ними в год. Дословно.



— Что сейчас приносит тебе больше денег — музыка, одежда или татуировки?

Одежда и татуировки опережают. Хотя последний мой альбом стал самым успешным из всех, что я выпускал. Поэтому для меня и было важно уйти на этой нотке.






— Расскажи историю вашего примирения с Noize MC.

Нас помирила Марина Кацуба. Она знакома с его женой и постоянно убеждала Ваню, что я не такой плохой. Впервые мы встретились у нее на концерте: я сразу подошел к Ване и сказал: “Ваня, привет. Мне жаль, что я себя так вел. Прошу прощения”. Потом мы поехали в ресторан, сидели за столом, пили вино, общались.



— Что тебя заставило это сделать?

Сейчас прозвучит очень странно, но в пору работы с моим бывшим лучшим другом у меня в окружении было очень мало умных и адекватных людей. Мне такого рода люди были незнакомы. Со временем я стал с ними общаться и понял, что как раз с ними мне интересно. После этого мне стало немного стыдно. Так же было и с L’One. Я сидел с моей подругой в “Кофемании” в Москве, тут заходит Лева и говорит: “О, какие люди!”. А я его стебал в интернете, причем в тот же самый день — и тут он меня встречает спокойно совершенно. В этот момент я почувствовал себя полным идиотом. Не знал, как себя вести.



— Правда ли, что на эфире BRB Show ты кинул в него кроссовком?

Я ожидал, что это будет херня, что там будут шутки из пабликов для п****ков. Так и было. Они стали стебать Витю (речь про Витю СД, вместе с которым был эфир — прим. The Flow) за его вес, хотя это уже давно не актуально. Меня он попытался стебать за 2011 год, вел себя как идиот. Меня это выбесило, и я начал отвечать ему хамством также. Выбежал какой-то дебил, кинул мне кроссовок в руки. Я его поймал, посмотрел на Босса и швырнул в него. Очень смешно, попал прямо в е***ло. Он вскипел, схватился за стакан. Я тоже схватился за стакан, говорю: “Чо дальше?”. Он съехал в итоге. Мне кажется, он этот выпуск так и не выпустит, а если выпустит — порежет.



— Зачем пошел туда?

Надо было пойти. Выпустил альбом, ребята со мной работают, мы хотим результата. Сейчас я не могу быть истеричкой, “туда не хочу”, “сюда не хочу”. Я надеялся, что из этого получится что-то смешное, но пошло как-то не так.



— Правда, что раньше фит с тобой стоил 100 тысяч рублей?

Да, это был мой запрос тогда. Сейчас я не пишу фиты за деньги. Ты зарабатываешь деньги, а результат херня. Мой слушатель получит в аудиоформате плевок в лицо.



— На последнем альбоме ты троллишь рэперов. Тебе до сих пор это интересно?

"Para" — это рэп-альбом, я писал его на скорую руку. Использовал простейшие методы. А сейчас, чтобы я зашел в твиттер и начал кого-то стебать — ну нет. Я переключился. Надеюсь, меня унесет далеко от всего этого.




— Ты все ближе к отметке 40 лет. Не боишься, что скоро переедешь в Нарнию?

Ой, мне было страшнее, когда я подбирался к 30 годам. А про Нарнию — нет, я туда не собираюсь. Я же вечно молодой, но больше не пьяный. Я до сих пор инфантильный, асоциальный и у меня молодая жена. Думаю, что я отсрочил путевку в Нарнию лет на 10!


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Самый дружелюбный выпуск года.
"Я готов драться. 50-0 против 27-0".
Лучшее из инстаграма певицы, актрисы и поэтессы.
Участница Pussy Riot — о Петре Верзилове, бисексуальном опыте в тюрьме и предложениях от людей, продюсирующих Lana Del Rey и Dua Lipa.