Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Тексты

"Это кладбище артистов". Schokk рассказал, почему он недоволен своим предыдущим лейблом Phlatline

Почитайте развернутый рассказ рэпера, почему лейбл не помогает артисту, а наоборот.
Комментарии
0

Вчера стало известно о конфликте Schokk и его выпускающей компании А+ из-за задержки нового альбома исполнителя. На нашу просьбу прокомментировать ситуацию с альбомом Дмитрий Бамберг прислал открытое письмо своему бывшему лейблу Phlatline, который он упрекает в бездействии и непрофессионализме. Текст письма можно прочитать ниже.


Я согласился на это лишь потому, что в моём развёрнутом ответе, очевидно, появилась необходимость. Давайте для начала проясним, о ком идёт речь. Phlatline - это два соучредителя и два сотрудника, занимающиеся онлайн-магазином.

До недавнего времени артиста тоже было два: я и Катя Нова. Теперь — только Катя Нова. Как утопил эту артистку один из соучредителей, начав с ней отношения, и с чего вот уже 6 лет подряд начинается её день, я расскажу не в этот раз, а приберегу такие истории в виде страховки на будущее от возможных разного рода пакостей с их стороны. Но вам достаточно зайти в Инстаграм её менеджера и обратить внимание, каким зашкварным образом он созывает публику к ней на концерт. "Не хотите поддержать артиста, мы впишем вас бесплатно"(с). Убитый и потерянный хайп Кати Новы, помимо моего, — ещё один наглядный пример непрофессионализма этой компании.

Мой уход означал, очевидно, скорую гибель компании Phlatline, поскольку у них не осталось ведущего артиста и "средства для пиара", который удерживал Phlatline на слуху (если кто-то запамятовал, когда и при каких обстоятельствах услышал это слово, переслушайте мой микстейп "Meister Franz").

Я хотел покинуть лейбл несколько раз. Phlatline пытались меня удерживать. Обещали, что с их помощью я смогу больше. Обещали, что у меня будет своя мастерская. Обещали, что у меня будет своя студия. Много всего обещали. На словах они и правда хороши. На самом же деле они не хотели полностью исчезнуть с новостных порталов и вставляли свой логотип в любое удобное место рядом с моим именем.

Менеджмент артиста — это огромная ответственность. В 2012 году я к ним пришёл, как уже состоявшийся артист. Имена "Шокк" и "Вагабунд" были предметом обсуждения на каждом углу. Любой желающий может в этом убедиться, забив в поисковик "Schokk - Input / Output".

Это мой микстейп, выпущенный в начале 2012 года после распада Vagabund. Найдёте соответствующую тему на hip-hop.ru. Почитайте комментарии. Люди писали про активность темы с моим микстейпом на тот момент. Больше просмотров было только в одной из тем Окси. Я говорю это не хвастовства ради, а чтобы картина прояснилась: они подписали меня на хайпе. На положительном ввиду успешного альбома "С большой дороги", лейбла Vagabund с Оксимироном и полным залам на концертах. Ровно как и на отрицательном ввиду встречи с Ромой Жиганом в 2011 году. Было и было. Сегодня мне стыдиться нечего. Они вышли со мной на связь после развала Vagabund, сказали нужные слова в нужное время, и я на почве сильнейшего стресса практически сразу согласился.

Задачей Phlatline было направить всё созданное мной в нужное русло. Сделать из моей популярности деньги и предоставить условия для дальнейшего творчества. Не вышло ни первого, ни второго.

Разбирать личную жизнь, предпочтения и вкусы участников лейбла Phlatline я не стану. Они этим занимаются напоказ в комментариях своего паблика. Пусть занимаются. Они показывают свой абсолютный непрофессионализм даже здесь. Я не намерен им в этом препятствовать.

В течение пяти лет до конца 2017 года у меня не было туров. Не было не потому, что организаторы не хотели. Не было не потому, что площадки были не рады меня видеть. Туров не было только потому, что Phlatline говорили, что ещё "не время", что они люди с большим опытом в этом деле и знают, когда нужно отправляться в тур. Организаторы постоянно писали, но на этом всё заканчивалось. За редким исключением я выступал в Москве и Санкт-Петербурге с презентацией своих релизов. Эти концерты организовывали Phlatline лично, поэтому им не приходилось ни с кем делиться (а получали они 50%). Я пару раз приезжал в Минск, было ещё несколько концертов за эти годы, но их количество было ничтожно мало. А мне приходилось каждый раз ругаться с Phlatline, чтобы хотя бы эти концерты были. Они не могли устраивать концерты сами, как должны были, потому, что были постоянно заняты другим каким-то очередным "большим проектом". Но и отпускать не хотели на случай, если "большой проект" в очередной раз прогорит.

Phlatline использовали меня, как PR-инструмент. Годы шли, а у меня ничего не менялось. Я наводил шум в интернете, был на первых страницах новостных порталов, но ни концерты, ни прибыль не росли. Потому, что Phlatline были заняты другим.

В 2015 году Phlatline провалил мой альбом" XYND". Альбом был очень тепло воспринят моей аудиторией. Я получил очень много тёплых слов от людей, от которых их совсем не ожидал. А потом всё угасло. Был концерт в Москве. Не было тура, не было клипов, не было публикаций. Альбом не вышел за пределы поддерживающих меня новостных порталов и моей аудитории, до которой бы альбом дошёл и без участия Phlatline. А вот доходом со всего я с ними делился. Они забирали половину с любой копейки, связанной с именем Schokk с 2012 года.

"XYND" провалился потому, что Phlatline были заняты не мной, а проектом Bereg. Хотя, казалось бы, только что провалили другой "большой проект" и потеряли свой офис в районе Парка Горького, оставив сотрудников без зарплаты за несколько месяцев. Phlatline почувствовали себя большими мальчиками и полезли в серьёзный бизнес. Они решили, что преуспеют в нём, и я остался не у дел со своим альбомом. Поняв это, я ушёл с Phlatline. Просто ушёл. Об этом моя аудитория, наверно, даже и не догадывалась. Я хотел эту историю похоронить и двигаться дальше. В этот период Шура Кузнецова и Марина Кацуба предложили мне проект "Из тишины", и я согласился. Девушки отлично справились с возложенными на себя задачами, и оба концерта были солдаутами. Всё вдруг работало. И посещаемость, и финансовая составляющая.

И вот в это время Phlatline опомнились и стали просить меня вернуться назад. Пообещали творческую студию в том же Bereg’е, стабильную зарплату и квартиру за их счёт. Я прилетел в Москву и увидел всё вживую. Выглядело привлекательно, и я согласился. У меня тогда не было альтернативы. Однако предыдущая история стала повторяться практически мгновенно. Зарплаты сразу не стало, а через пару месяцев и за квартиру я уже был вынужден платить сам. Я зарабатывал на татуировках. И всё. Иного дохода артист Phlatline после выпуска альбома "XYND" не имел.

30 декабря 2016 года. В помещении Bereg’а у Phlatline остались мои картины и личные вещи. Эти картины я писал весь год. Я собирался сделать выставку в Москве. В тот вечер перед Новым Годом я хотел забрать свои картины домой. Зимой, в снег, в метель — не важно, как. Phlatline не разрешили мне это сделать, сославшись на их ценность, размер, погоду и позднее время суток. Phlatline оставили их у себя, уверив, что никто их не тронет.

Через пару дней я узнаю, что Phlatline целиком и полностью прогорели с бизнесом, Bereg’а у них больше нет. Студии у меня больше нет. Моих картин у меня больше нет. Ничего нет. Phlatline лишись всего. А я не получу назад ничего из оставленного на территории Bereg’а. Через день я оказывают в больнице, сорвавшись с катушек и посадив сердце. Что было после - вы и так знаете. Интервью не об этом.

В 2017 году здоровье улучшается, и я записываю два альбома сразу: "Лёд (ч.2)" и "КУШ (ч.3)". Материал всегда отсылался сразу на Phlatline. К тому же записывал я в им знакомых студиях. Так что весь записанный материал всегда шёл к ним, а не ко мне. Я лишь по итогу уже утверждал мастерованные версии. Через некоторое время Phlatline назначают мне встречу, на которой предлагают подписать бумаги о передаче им всех прав на все мои альбомы. У меня на тот момент не было денег, не было квартиры, не было студии. Не было ничего. Я в Москве и должен срочно заработать на аренду квартиры, на билет и еду. Я подписал. Теперь у Phlatline все мои альбомы: от "С большой дороги" до "Голод". Весь мой творческий путь перешёл в собственность им. Деньги я жду по сей день. Вам могут показаться мои поспешные поступки наивными и глупыми. Так оно и было. В тот момент я просто хотел сбежать подальше. Я не планировал продолжать. Я чуть не отъехал и понимал, что в первую очередь мне нужно вернуть такое базовое и жизненно необходимое, как крыша над головой, которую я по вине Phlatline потерял. Мне было наплевать, каким образом я максимально быстро и максимально много получу, чтобы вернуться в Берлин и начать всё с начала. В итоге вывозить пришлось как и прежде татуировками. Денег я с этого всего так и не увидел.

Альбом "Голод" я пиарил сам. Несчётное число трансляций, "перископов", демок. Я писал, записывал и делился материалом с аудиторией через трансляции. Я сделал так, что к моменту выхода альбома моё имя мелькало на каждом углу. В итоге Phlatline провалили единственную оставшуюся задачу: выпуск альбома. Даже с этим они не справились. Насколько мне известно, их дистрибьютор — компания А+. С этой компанией меня ничего не связывает, у меня с ними нет подписанных бумаг, я с ними не сотрудничаю. С ними работают Phlatline, которым мне пришлось передать права на все свои альбомы, чтобы выжить в Москве после их провала с проектом Bereg.

Мне до сих пор неизвестно, кто слил альбом "Голод" на сайт Одноклассники задолго до релиза, но ответственность за это лежит на Phlatline. Я был вынужден выставить альбом без промо от цифровых площадок и в итоге потерял большие деньги. Я вложил в запись этого альбома свои средства, огромное количество усилий было напрасно, и вот так запросто я потерял всё снова.

Одно из немногих, что держало нас — коллекция одежды "Голод". Меня поддержали мои друзья вне жанра, и ассортимент одежды "Голод" вышел за пределы моего альбома, став своего рода "голосом поколения". Представьте себе: я всё делал сам. Придумывал названия, макеты, обложки, сценарий клипов, находил людей, снимающих и монтирующих, находил массовку и моделей среди своих подруг или слушательниц. Они не занимались ничем, кроме продаж и почты. Просто потому что не могли. Но половину они забирали себе, ссылаясь на свой "профессионализм" и опыт (компании Phlatline уже 13 лет). Они за шесть лет сотрудничества не сделали для меня ничего полезного, но кардинально обратное.

По договору с Phlatline вся моя прибыль делилась с ними 50/50. Они забирали половину со всего и продолжали своё существование. С конца 2017 года я прекратил выпуск "Голода", так как стал продвигать новую линейку в поддержку альбома "КУШ" (пэтчи и футболки).

И как же я был удивлён, когда мой администратор прислал мне в начале 2018 года ссылку на онлайн-магазин Phlatline, в котором вся коллекция "Голод" была в наличии! Phlatline заказали в типографии нашивки "Голод" и наклеивали их на обыкновенные футболки по 100 рублей за пачку. Порой забегали в Н&М, покупали футболку или кепку, срезали бренд, клеили утюгом нашивку и продавали. Я протестовал и мне отвечали, что больше в наличии "голода"нет, и это остатки. Но на каждом концерте (в том числе с тура 2017 года) я видел десятки ребят в одежде "Голод" с жалобами на качество.

В этот момент для меня многое прояснилось. Я попросил Phlatline удалить эти позиции и потребовал объяснения, на что получил отказ. Ассортимент "Голод" был удалён только после гневного поста в адрес Phlatline в моём Инстаграме. Только так они поняли, что не выкрутятся и не смогут дальше получать деньги с моей аудитории (в обход меня, кстати). Через несколько дней Phlatline стали снова продавать мою одежду. С той лишь разницей, что убрали упоминания обо мне отовсюду.

Пэтч "КУШ" стал просто "Нашивкой", а коллекция Димы Бамберга "Голод" стала просто коллекцией "Голод". Мне снова пришлось скандалить. Phlatline снова убрали мою коллекцию из своего магазина. И что вы думаете? На дворе март 2018 года, и коллекция "Голод" снова появилась в магазине Phlatline. Я не получил за эти месяцы ни копейки. У меня никогда не было статистики продаж. Все деньги шли через Phlatline. А главное - я не давал им права на это. Этот "Голод" - их самоделка, это обман и зарабатывание лёгких денег на моей аудитории! Я воздержусь от публичных обвинений на данном этапе, но в народе принято таких людей называть мошенниками.

Резюме по "Голоду": этот альбом — провал из-за Phlatline. Не для вас, слушателей. Вы ведь до выхода этого интервью были уверены, что всё хорошо. А провал для меня, как для создателя этого альбома. Я вложил в него огромную часть себя, работал только над этим проектом больше года, а в итоге из-за непрофессионализма Phlatline это всё оказалось зря. Зато Phlatline получили возможность зарабатывать на моём имени и мерче.

В конце 2017 года был спланирован тур "Табор уходит в Ghetto"» (первый тур за все годы), но я его не смог докатать. Организовано всё было настолько плохо, что мы с моим концертным директором сами уже на месте искали новые площадки и условия. Доходило до того, что в некоторых городах было куплено по 300 билетов, а выступать мы должны были в чебуречной на 100 человек, и люди попросту не уместились бы, даже если бы я переступил через себя и стал бы выступать на такой "площадке". Мы находили новые клубы и шли вместе с пришедшими на концерт толпой на новую площадку. Это были концерты, организованные Phlatline. Потом сделал со знакомым организатором концерт в Варшаве, и там был солд-аут и аншлаг.

За тур с Phlatline я получил копейки. Организаторы концертов в прошлом Phlatline наняли локальных организаторов для их артиста, поделившись с этим самым артистов половиной от оставшихся 50% (которые заработали фактические организаторы этих концертов). Они разделили остаток пополам со мной после вычета всех дорожных расходов. Об этом я узнал только по середине тура и тут же его оборвал.

Немного ушли от основной темы интервью. Вернёмся к моим релизам. В 2017 году мне принесли недавно записанные альбомы для их передачи Phlatline: в марте на "Лёд", а в октябре и на "КУШ" (ещё не выпущенный, но переданный Phlatline прямо в день своей записи на студии). Я подписал факт передачи и "Льда", и "КУШ’а" компании ООО Phlatline. Они получили права на оба альбома. С того дня я ничего не слышал про КУШ и повлиять на его судьбу не могу. Это моя большая работа, это часть меня, это этап моей жизни, но сейчас я больше радуюсь освобождению от менеджмента Phlatline, чем унываю из-за неясной ситуации с альбомом КУШ.

Мои постоянные уходы и возвещения в рэп — отражения последних лет в этом жанре. Мне нравится делать музыку, мне нравится тот продукт, который у меня получается, но каждый раз он проваливался на уровне менеджмента. А мне каждый раз хотели рассказать об отсутствии востребованности, хотя по моим соцсетям очевидно обратное. Это приводило меня каждый раз к резкому желанию бросить всё и жить другим. Но я слишком люблю музыку, и поэтому я каждый раз возвращался. Я верил во Phlatline, я любил их, как друзей, и это моя большая проблема. Я могу стебать людей, могу говорить им в лицо нелестные вещи, оставаясь им преданным на деле и поддерживая до последнего. Мирон мне говорил об этом ещё в 2011, когда встал вопрос о смене менеджмента лейбла Vagabund, а я оставался лоялен из-за дружеской составляющей. В бизнесе так нельзя.

За годы на Phlatline я заработал себе сердечную недостаточность, отдал записанный до знакомства с ними альбом "С большой дороги", а теперь мы дружно ждём "КУШ", пока они продолжают хайпить на моём имени совместно с А+ (все соцсети А+ пестрят моим именем и моим альбомом)

Несколько слов про выпускающую компанию А+: я покинул лейбл Phlatline в конце 2017 года, а у А+ с ними подписан договор. Не со мной. У этих двух организаций общий финансовый интерес. В своих социальных сетях они могут заявлять что угодно и вешать наивным ту же лапшу, которую они мне отсыпали в 2012 году в начале нашего сотрудничества, потом в 2015 и добавили в 2016. Зайдите к А+ в социальные сети и посмотрите, как они пиарятся за счёт моего альбома, понимая, что следующего они уже не получат.

Поскольку я прекратил работу с лейблом Phlatline, я потребовал расторжения действующих договоров согласно прописанным в них условиям, которые предусматривают вариант о "расторжении по взаимному согласию". Я изъявил своё желание, но получил отказ от Phlatline. Юристы меня уверяют, что ввиду финансовой заинтересованности и оборота Phlatline не расторгнет со мной лицензионный договор о передаче им прав на все мои альбомы. Я пытался мирно урегулировать этот вопрос несколько раз, но ни один из них не увенчался успехом. На последней встрече Phlatline предложили мне переподписать договор с А+, но ни меня, ни мой нынешний менеджмент не устраивает политика этого дистрибьютора. Мне не были предоставлены подписанные обеими сторонами отчёты в отведённый срок от компании Phlatline (и до сих пор их нет), поэтому я не доверяю компании А+. Возможно, мои слушатели поддержат меня в моей проблеме. В том случае, если Phlatline не расторгнет со мной лицензионный договор по обоюдному согласию в течение марта этого года, мне придётся разрешать этот вопрос в установленном законом порядке.

Я полностью разочарован во Phlatline. Возможно, этого интервью и не было бы, если бы Phlatline не стали снова продавать мою коллекцию "Голод" собственного производства против моей воли в марте 2018 года. Это один из наиболее безобидных из доступных мне способов защитить свою интеллектуальную собственность и предостеречь своих людей.

Phlatline — это кладбище артистов. Это горе-лейбл, который обеспечивает себе существование за их счёт, а не наоборот. Я счастлив, что сегодня я независимый артист. Они пытались всё. Даже давить на "брат" и "сколько мы для тебя сделали" но на прямой вопрос "Чью сторону вы приняли: артиста или А+?" на последней встрече один из учредителей Phlatline ответил "свою", что максимально описывает их сущность как "менеджмент". Менеджмент обязан стоять горой за своего артиста и всего, что связано за время их сотрудничества!

В 2017 году они пытались за моей спиной подписать юного T-Fest , которого я взял с собой на концерты и которому я по-братски хотел помочь, не ожидая ничего взамен. Кирилл для меня — как младший братишка, и я никогда не рассчитывал ни на какую выгоду. Просто поддерживал всегда. Так вот за моей спиной была встреча с T-Fest, и ему было сделано очень смешное предложение от Phlatline с А+. Я вывел Кирилла из купе по пути в Минск и спросил его об этом. Кирилл поделился со мной некоторыми своим мыслями. Я попросил его не рассматривать предложение Phlatline ни в коем случае никак вообще. К счастью малой сам далеко не глуп и уже имел предложение "Газгольдера", так что за его судьбу я не беспокоился больше. Но это привело к скандалу между мной и Phlatline. На что я ответил: "Вы ищите спасательный круг для себя, как лейбла. Вы не пытаетесь помочь артисту. Вы готовы им пожертвовать ради своих интересов, и это - омерзительно. Я никогда не пущу к вам ни одного своего друга. Ни Кирилла, ни Беслана, ни Леона!". В этот вечер я позвонил Беслану (BES) и Леону (Leon Libre) (которого также вербовали втихаря за моей спиной) и сообщил им о своём уходе и о том, что не советую им связываться с Phlatline.

Новичкам на будущее: не повторяйте моих ошибок и двигайтесь сами. Сегодня они пытаются удержать меня на контракте и не выпускать. Вынуждают меня к подписанию прямого договора между мной и А+. При этом открыто признавая все претензии к А+. Вот так представляют интересы артистов ООО Phlatline.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Много трэштока, упоминания Путина с Кадыровым, предложение от ирландца выпить виски и еще больше трэштока.
Мы расспросили известного блогера-рэпера о работе с гострайтерами, конфликте с Гнойным и сиквеле песни "Елдак".
То, что такие премьеры проходят в шоу на Первом Канале — правильная и хорошая тенденция.