Новости Тексты Альбомы Клипы
16+
Тексты
Интервью: Андрей Никитин

"Ты же видел мой путь, все что я видел — это хейт": большое интервью D.masta

D.masta и новая школа, американский рэп vs душевный русский рэпчик, новый альбом, на пандемии пришлось продать машину, "сколько ты зарабатываешь", бой по ММА с Чипинкосом, "выскакиватели", хейт в интернете, "D.masta оценивает молодых звезд рэпа" — примерно такой здесь круг тем.
Комментарии
0

— Ты появился на виду году в 2008-м. Сейчас 2021-й, 13 лет — это дофига, если честно, в рэпе. Многих, кто был тогда на виду, просто уже нет. У тебя сохранился интерес продолжать этим заниматься? И если да, то почему?

— Интерес у меня никогда не пропадал. Мне нравится музыка, нравится все, что с ней связано. Поэтому на меня никак не влияют какие-то оценки людей, их мнения и прочее. Я как занимался, так и продолжаю.



— У каждого есть история, почему он полюбил музыку. У тебя есть?

— Да, это школьные годы. У нас было тогда деление на рэперов, металистов, рэйверов. Мы как-то с парнями собрались и поняли, что будем рэперами (смеется). Гоняли в банданах и балахонах Onyx. В русском рэпе в то время выходили очень прикольные альбомы: Дерево Жизни, Ритм-У, сборники Рэпмания и Рэп мастер, потом Hip-Hop Info. Мы все это слушали, впитывали.



— Ты с Урала родом? Из Екатеринбурга?

— Не совсем, это закрытый город Свердловск-45, 250 км от Екб.



— Это город ядерщиков, да?

— Да, закрытый, въезд-выезд по пропускам.



— Ты перечислял рэперов старой-старой школы, ты ностальгируешь по ним? Что ты думаешь о переменах в жанре? Приемлем ли для тебя сегодняшний рэп?

— Я считаю, что классика всегда качает. Я до сих пор могу с удовольствием послушать ранние альбомы Wu-Tang Clan. Вчера я переслушивал альбом Mobb Deep "Infamous", Cypress Hill "Temple Of Boom". Это такой уровень, который и через 20-30 лет будет актуален.

А то, что сейчас происходит, ну… Я не знаю, мне кажется, музыка претерпевает какие-то странные изменения.

Раньше в обществе был запрос на мессию, лидера. Такие артисты как Nas, 2pac, BIG — это личности, за которыми шли массы. А сегодня популярные рэперы, в основном, это просто аниматоры в яркой одежде. Клоуны.

Да и музыку стало делать гораздо проще. Отсюда такое отношение к этому, как к чему-то доступному и простому. Когда блогеры или тиктокеры начинают думать, что они музыканты.



— У тебя возникает дедовское чувство, что все молодые чувачки слушают неправильную музыку, что "в наше время было лучше"?

— Ну конечно, я вообще хейтер такой лютый (смеется). Дело даже не в музыке, а в принципе эти движения у молодежи новомодные — про курение членов, крашеные ногти и прочее — я против такой херни.







— А когда Young Thug это говорит?

— А какая разница? Я в принципе не понимаю сам посыл, когда парень надевает платье, красит волосы. Young Thug я никогда не любил, никогда мне не нравилась его музыка.



— Не считаешь его крутым аутентичным персонажем, героем своего времени? Который начал с низов и сам построил свою карьеру, сильно выделяется и является большим авторитетом в жанре.

— Для меня он не является ни авторитетом, ни определяющей фигурой в жанре. Это, возможно, какая-то оригинальная музыка, но я такое не слушаю, не смотрю, не слежу никак.

Для меня авторитеты в жанре это Nas, Biggie, Pac, Prodigy, да тот же Skepta, Freddie Gibbs или Griselda, если из современных. И я говорю сейчас не о времени и трендах, а о масштабе личности. И конечно, музыка — в первую очередь.



— А у тебя не возникает тогда проблем при сотрудничестве с молодыми артистами? С Rocket, Thrill Pill, с тем же OG Buda — строчка про член у него тоже звучала?

— Конечно, я чувствую этот барьер. Я готов, скажем, мириться до какого-то определенного момента. Но честно скажу, бывает стремно из-за этих тем.

С Rocket мы хорошо общаемся, у него концерт был недавно в Питере, я ходил, мне понравилось.







— Я заметил, что в совместных треках с молодыми ты звучишь старомодно. Ты ловил себя на таком?

— Я считаю, что лучшие гришины куплеты — это его куплеты на моем альбоме "Lifestyle". Может, где-то [я звучу] старомодно, я считаю, это классический звук. Да и мне уже не 20, чтобы гнаться за модой.



— Ну а что в этом плохого — вот Rocket в вашем совместном треке читает триолями, у него флоу очень продуманный. Молодым же предъявляют, что у них мало смысла, нет посыла. Можно согласиться. Но они другим берут: они заморачиваются с ритмикой. Thrill Pill с тобой тоже по-модному сделал: много автотюна, распевок и так далее. Почему тебе не интересно сделать так же и прозвучать актуально?

— Честно говоря, что касается меня, мое творчество никогда особым смыслом не блистало (смеется).Я понимаю, о чем ты говоришь, — сейчас больше привлекает внешняя форма, нежели содержание. Ну, да, возможно, это красивая картинка, но не знаю…

Весь этот автотюн и все, о чем ты говоришь, мы делали уже в 2010. Наигрались в это.

Сейчас больше как-то сердце к классике лежит — теплый ламповый звук. Больше нравится, когда все натурально, естественно, поменьше спецэффектов. И чем проще – тем лучше.

Понятно, что они воруют с Запада. И мы десять лет назад то, что было, брали. Они берут то, что есть сейчас. Не знаю, с точки зрения смысла это вообще глупо оценивать.



— Мне кажется, любой артист проходил через этап, когда он, назовем это, учится. Он смотрит на западную сцену и что-то специально повторяет, а что-то случайно, потому что у него это на подкорке осело. Как это у тебя было? Как это было у артистов, с которыми ты вместе начинал?

— Была огромная аудиобиблиотека у Смоки. Тогда еще не было такого интернета, как сейчас. Я приходил с двумя-тремя флешками, он мне закачивал, на неделю-две мне хватало этой музыки. Мы поглощали все, что было из рэпа. Конечно, хотелось в чем-то походить, что-то заимствовать. Но, в любом случае, ты же когда перерабатываешь, получается нечто свое, один в один сделать невозможно.

Конечно, нам тоже хотелось больше походить на фирмачей, уж точно не на русских рэперов. Вообще это словосочетание меня подбешивает. Сразу в голове представляется какой-то шут.

А что касается плагиата — я тут недавно орнул, посмотрел интервью Дудя с Ивангаем — он, конечно, забавно песни эти ворует. Меня все время поражает — вот же тебе поставили, вот эту песню ты своровал. Он сидит и с умным лицом объясняет, что "нет, вот это мое, вот эта нотка моя".

Были у нас там случаи и с моими знакомыми ребятами, когда говоришь "чувак, ну это же вот этот рэпер, ты просто у него спиздил, грубо говоря". А он такой "да нет, вообще не знаю, кто это такой, никогда не слышал" (смеется). Если взял, так и скажи "да, я взял, перевел", смысл отрицать?







— Когда выходил на свободу Yung Trappa, паблики стали писать, что он чуть ли не создатель трэпа в России. Хотя задолго до него были люди, которые изучали и воссоздавали южный американский звук — те же V-Style. Ты один из людей, которые делали американский звук очень давно. Как ты считаешь, есть ли какой-то основатель трэпа в России?

— Конечно, нет основателя трэпа в России. Что значит основатель, если это заимствовано. Просто нравится какой-то стиль, и ты делаешь что-то подобное.

Всю дорогу наша музыкальная культура и вообще культура в целом — это путь подражания. И когда мне говорят: "Ты отец, ты дед", я говорю: "Вы успокойтесь, какой я основатель". Нам просто нравился актуальный звук того времени, и мы его делали — кто-то лучше, кто-то хуже. То же самое молодые сейчас делают, они ничего не основали, они просто последователи. Кто-то более талантливый.



— Почему тогда в России такой музон не заходил, а сейчас заходит? И почему тогда побеждал "душевный русский рэпчик", а сейчас он на втором плане?

— Интернет стал более доступным. Читать меньше стали. Какая душа, вы о чем вообще? У нас время тиктока: монетизация, лайки, Валя Карнавал, господи прости.




— Я не ожидал, что тебе так много всего не нравится в современном рэпе, это даже какой-то парадокс, потому что ты был в числе людей, которые несли такую музыку сюда.

— Ну, не совсем такую музыку мы несли. Я поддерживаю, когда новое классно звучит. Но, по моему мнению, рэп — это музыка для пацанов, для хулиганов. Это про улицы. А у нас все превратилось в какое-то шапито. Все подряд: какие-то рокеры, блогеры, гомики — все рэперами стали. Есть конечно настоящие вещи, которые слушаешь и понимаешь — человек работал. Альбом Mayot "Ghetto Garden" мне очень понравился. Хотя я лирику не особо. Так что в новом рэпе тоже есть душа — просто под автотюном.



— Критикуя новый рэп, ты разве не закапываешь себя для молодых артистов? Ты же становишься для них "он не с нами, с ним не надо иметь дело, на него не надо обращать внимание"?

— Так я не с ними. Я никогда с ними и не был. Андрей, я же никогда не пытался своей музыкой кому-то понравиться.



— Даже наоборот.

— Ты же видел, как развивался мой творческий путь, это с самого начала, с 2005-2006 года, все, что я видел, — это хейт. Хотя, по сути, мы несли правильные вещи. Отвечать за слова, подняться со дна, тема лояльности опять же. Я всегда старался дать мотивацию пацанам.






— Твой альбом "Extendo" — как будто он не слишком замечен. Почему, на твой взгляд?

— Хороший вопрос. Почему сайт The Flow его не заметил, интересно.



— Я могу рассказать, в этом нет никакого заговора. Происходит так: в пятницу пачка альбомов вываливается на дежурного редактора новостей. Нет времени спокойно послушать, осмыслить — нужно быстро выпускать посты. Кроме альбомов в пятницу еще выходит куча синглов, клипы, плюс есть обычные новости. В общем, пятница — проклятый день. Дежурный редактор новостей должен поставить все самое как бы резонансное, ходовое. И альбом "Extendo" за этим валом затерялся.

Но дело еще и в том, что люди давно уже находят альбомы прямо на стриминговых площадках. Им больше не нужно ходить на сайты, которые расскажут, что послушать. Они сразу открывают Apple Music или Spotify. И если у тебя нет лейбла, который тебя поставит на витрину, или нет хайпового трека, который залетел в чарты, то проблема — тебя нет на первом экране платформы, поэтому твой альбом найдет, наверное, только человек, который тебя знает, твой подписчик.

— Но это странно, потому что там как раз есть два трека, которые попали в чарты. Для меня это, конечно, неприятно, потому что хочется, чтобы материал доходил до слушателя. Понятно, что поток информации — огромный, все что-то постоянно выпускают.

Но когда ты записываешь этот материал на протяжении года, двух, занимаешься этим, вкладываешь душу, а потом просто в пятницу чел не отслушал. Там есть и радиохит, и бойцовская история – трек, под который я выходил [на бой по ММА], — "Тяжелый вес". То есть, достойный, на самом деле материал объективно.

Как я слушаю альбомы: один из способов, я захожу на сайт The Flow в раздел "альбомы", скажем, раз в месяц, и просто пролистываю, выделяю для себя какие-то альбомы, добавляю в закладки, и их потом уже внимательно отслушиваю.

У меня до сих пор альбомное мышление, мне нравится именно сесть и послушать от и до, понять композицию. А сейчас все слушают плейлистами, чтобы что-то фоном поиграло. Вообще надо сказать человеку, который в пятницу сидит, пускай он больше времени уделяет, пускай послушает повнимательней.



— Надо для этого нанять больше людей, а на это надо больше денег, а где их взять.

— Понятно, понятно. Но даже если сравнивать с теми же альбомами, которые выходили в ту пятницу, думаю "Extendo" достоин внимания.







— Я для себя выделил, что он более разнообразный, например, по звучанию, чем предыдущие. Есть современные трэповые треки, есть дрилл "Тяжелый вес", есть те, на которых ты больше ищешь певческий голос, идешь в сторону афробита, реггетона, южного тропического звучания.

— Да. Немцы повлияли на меня. В 2019 году я ездил выступать в Алмату, и там ребята мне показали банду 187 (187 Strassenbande).

Потом уже в Питере Мирон провел мне ликбез на тему немецкого рэпа: мы смотрели клипы, он переводил мне их тексты. Прямо как в детстве (смеется). Для меня это стало настоящим открытием.

Причем, удивительная вещь, я посмотрел, что они делали в 2008-м, когда мы тоже начинали — полное говно же они делали. И как спрогрессировали в плане музыки, продакшна и вообще всего. Вызывает, на самом деле, уважение.



— Как вообще записывался альбом?

— Сначала был записан один из моих любимых треков "Marathon", потом мы записали трек с Rocket, который прошлым летом залетел в чарты. Затем вышел бэнгер "Yung Trappa" при участии Thrill Pill. Та же самая история с чартами. И в этот момент началась вот эта движуха с "Нашим делом", хорошо зашел трек на выход ["Тяжелый вес", под который D.masta выходил на бой]. И я подумал, что сейчас как раз удачный момент дропнуть альбом, тем более, что материал уже подсобрался.

Главный критерий отбора музыки у меня всегда — это ее качество. Правильно выстроенный треклист тоже много решает. Это своего рода НЛП. Мы даже подключаем психологов на этапе формирования плейлиста. Вообще люблю теоретизировать на тему музыки с разными крутыми людьми, кто разбирается в искусстве. Люблю весь этот гуманитарный пиздеж.



— Мы говорили о том, что все меняется: и потребление музыки, и продвижение. И что люди перестали снимать клипы, чтобы продвигать релизы. Что вместо того, чтобы тратить деньги на съемки клипа, они выпускают синглы и зарабатывают на монетизации. И синглы продвигают, конечно же, не клипами, а челленджами в ТикТоке. Это тоже не твой мир, ты это не будешь пускать в свою жизнь?

— Мы это видим, мы прекрасно понимаем, что игра меняется. Меняется не совсем в лучшую сторону, потому что клипы — это отдельный вид искусства. Недавно DMX нас покинул — с каким удовольствием я пересматривал его клипы "Slippin'", "How it’s goin down", "Ain’t no Sunshine". Это же полноценный короткометражный музыкальный фильм.

А что сейчас — записать какой-то сниппет, станцевать перед айфоном, сразу выложить. Это слишком просто, я не вижу в этом особого творчества. Это можно использовать как что-то дополнительное.



— Но если ты не двигаешься в сторону ТикТока, если ты не прокачиваешь свой Инстаграм, логично тогда, что релизы остаются незамеченными. Потому что аудитория сидит там, и если ты хочешь быть на связи с молодыми, тебе тоже надо туда, ты же про это явно думал?

— Знаешь что меня больше всего смешит? Когда старые пердуны из эстрады времен "голубого огонька", пытаясь оставаться в тренде, начинают обезьянничать с малолетками, танцы вот эти дебильные повторять. Просто психодел какой-то. Позитив этот вечный, фейковый. Смотришь и думаешь: "Был бы у тебя миллион долларов на счету — вряд ли бы в свои годы ты занимался такой херней!"

Я никогда не ставил своей целью всеми способами куда-то залезть, кому-то понравиться. Мне всегда нравилась музыка и все. Если для этого нужно делать какие-то странные вещи, я, наверное, все-таки пас.



— Хотелось бы поговорить про твои отношения со слушателями, поклонниками и не поклонниками. У тебя прозвучала фраза "все, что я видел — хейт". Мощное высказывание и, на мой взгляд, вполне справедливое. Расскажи про взаимоотношения с аудиторией, почему один хейт?

— Аудитория не воспринимала меня, я всегда был недооцененным, реакция в подавляющем большинстве была, мягко говоря, не очень приятная для меня. Раньше это не понимали, сейчас уже не понимает новое поколение. То обгонял время, то, может, не догонял, как сейчас с ТикТоком.

Я в какой-то момент просто выдохнул и понял, что я это делаю для себя. Вообще ни для кого, просто для себя.

И я точно знаю, что если это нравится мне, то скорее всего понравится и моему слушателю. Но говорить, что их оценка определяющая, или, что я это делаю для них, будет неправильно. Мне, по большому счету, вообще без разницы стримы, чарты и все эти "народные рейтинги".

Недавно общался на лейбле с людьми по поводу нового альбома, мне там начали объяснять математику, как это все работает - тут такие цифры, здесь вот такие, здесь мы вкладываем, тут вынимаем.. Я говорю: "Ребят, я ничего не понимаю, мне смысла нет это объяснять, я – артист. Если вам нравится, и вы хотите работать, давайте. Если у вас какие-то сомнения, я найду способ, как это реализовать".



— В итоге стал заниматься сам или решили работать?

— В итоге мы договорились, сейчас уже заканчиваем проект с Nik One — альбом "Strikeforce". Этим летом он выйдет. Если человек, который в пятницу слушает альбомы, внимательно послушает, надеюсь, что и до слушателя дойдет.



Ты говоришь, что для тебя это как искусство. Но для тебя это и бизнес, или нет? Ты зарабатываешь на рэпе?

— Да, я зарабатываю, конечно. Я знаю цену тому, что делаю и никогда не иду на компромисс. Даже если приходится немного поголодать иногда. То есть, если я продаю свою музыку, то за те деньги, за которые, мне было бы не жалко. Либо я выпускаю сам, соответственно, и зарабатываю сам с этого.



— Ты застал время, когда в рэпе и денег особо не было, и как-то не принято было думать про заработки: "рэп должен быть настоящим". Ты заметил, что это поколение совершенно иначе к этому относится? Для них это уже нормальный бизнес-процесс: песня записана, должна быть монетизация, потом мы едем в тур, вот наш райдер, несите бабки. Что думаешь про это?

— Думаю, что молодое поколение должно сказать нам "спасибо" за то, что мы эту стену пробивали и сегодня пришли к пониманию, что труд артиста должен быть оплачен. Мы со Злым Негром были одни из первых, кто продавал фиты за деньги. Это был один из способов заработать. Поначалу многие не понимали "как это — платить за фит?" Приходилось работать с этим менталитетом.

Сейчас другая крайность: они стали понимать, что это приносит деньги. И нацеливание на результат в виде денег убивает творчество. Уже идет конъюнктура, артисты пытаются просчитать, что зайдет. Это движение "от обратного" — они не направляют слушателя, а обслуживают его. А слушателям много-то не надо, чтобы зашло: три аккорда, "сосать – это талант", и погнали.



— Ты навел на обязательный вопрос про отношение к Моргенштерну. Я уже, наверное, понимаю по последней фразе, какое оно. Что ты при этом думаешь про Yung Trappa, который с ним записывается, сотрудничает и так далее?

— У нас с ним своя любовь, так скажем. Я никого не осуждаю, он двигается так, как считает нужным. У меня разные были периоды, я и злился на него очень, когда это все произошло, потому что я его и предупреждал, и разговаривали мы очень много, что ни до чего хорошего его эти движения не доведут. Собственно, так и произошло.




Что касается Моргенштерна – это явление. Не хотел бы давать оценок. С ним лично пока не знаком, но думаю он угарный тип. А Трэппа — пока он не красит ногти, я думаю, все нормально (смеется).



— Как просто, оказывается, разбить свою репутацию в твоих глазах!


— Да. Но я же никому ничего не навязываю. Вот, например, Blago White — он тоже, я видел, красит ногти. Я это даже как-то почти нормально воспринимаю (смеется). Он прикольный. Знаешь, наверное, музыка снимает все вопросы. У него классный альбом и по общению он интересный. Мы даже записали трек. Там еще будут Слава КПСС и Пика-Патимейкер. Hosted by Zloi.



— Я бы хотел вернуться к вопросу про деньги. На моей памяти, у тебя не было больших туров. Не помню, когда был последний крупный концерт Димасты в Москве. Наверняка стриминг, хотя у тебя много релизов, не приносит каких-то существенных денег, — таких, как условному Тейпу. На чем вообще твое финансовое положение строится, как ты цепи покупаешь? Или у тебя была строчка, что, если бы не рэп, не нахастлил на хату — все таки рэп или нахастлил?


— Частично, частично. Я хастлил, но хастл имеется в виду не торговля веществами, никогда такой фигней не страдал и никому не советую. Хастлер – это менталитет.

У меня есть род деятельности и все, что связано с ним: реклама и движения, которые, скажем так, не всегда на виду. Могу сказать, что оба последних альбома я вполне удачно продал. Поэтому я не особо завишу от стриминга.

Что еще по хастлу — постоянно поступают предложения по рекламе, начиная от одежды, здорового питания и до финансовых пирамид (смеется). Сюда же возьмем мерч, сюда же возьмем новые темы: например, после пандемии мы с моим отцом запустили линейку своего фирменного кальвадоса "812". Это яблочный бренди. Очень хорошо идет.

Также у нас с моими старыми друзьями уже много лет работает сеть мужских барбершопов Chain по Москве и Питеру. Все известные рэперы, и не только, нас знают, ходят с удовольствием. Да и стриминг тот же самый — не какой-то космос, но на жизнь хватает.




— Какого у тебя порядка доход, если за месяц посчитать — это более-менее стабильная сумма?

— С музыки? В среднем пара сотен. Это вполне для меня деньги. Бывает хорошее время, бывают времена тяжелые, скажем, как на изоляции, когда просто все встало. Мне нужно было как-то двигаться, я продал мерседес, вложил эти деньги в альбом.

Я вообще ни о чем не жалею, никогда не считал деньги, которые вкладываю в музыку, хотя это достаточно большие суммы. Если нашим родителям, бабушкам-дедушкам сказать, они не понимают: "У тебя нет работы, ты песни записываешь, откуда деньги?"

Сложно сказать, они как-то появляются, я не сижу и не жду раз в месяц, пока мне что-то капнет, я всегда в движении, всегда ищу способ заработать. А как иначе?



— Ты сказал про сложности с деньгами на изоляции. На "Наше дело" ты тоже из-за денег пошел?

— Да, это была одна из причин, потому что у меня родился сын, и я не мог просто так сидеть, когда ничего не происходит. У нас была пара бизнес-проектов, мы запустили доставку для ветеранов, сделали проект с эко-скутерами в Питере, еще что-то.

С биткойнами работали, какие-то поздравления для фэнов делали за небольшие деньги. Даже уроки английского давал слушателям по видеосвязи (смеется). Вообще прикольное было время. Многие, говорят, с ума сошли, кто-то в окно вышел... А меня это наоборот сблизило с семьей и со слушателями. Когда делать особо нечего, весь день сидишь дома — хочется пообщаться.



— Давай еще про "Наше дело" поговорим. Ты вообще занимаешься спортом?

— Сейчас не так часто, как раньше, немножко жизнь у меня изменилась. А так вообще да, можно сказать, что я спортивный человек.







— Мы попросили профессионального бойца ММА, чтобы он посмотрел твой бой с Чипинкосом. Он сказал, что оба участника в принципе нетренированные, неподготовленные. При этом у меня в голове сидело, что Димаста где-то тренируется, у него какой-то спортзал, он туда Дуню вызывает на бои. Расскажи, в чем дело, ты тренированный или нет?

— Я не тренировался вообще. Я жил у родителей и мой тренировочный процесс заключался в прогулках до моря и обратно.

Все залы были закрыты, я полгода в зал не ходил, не спарринговал. А когда ты выступаешь, тебе же нужно быть в форме. Это была авантюра, так скажем. Поэтому я в любом случае благодарен за все, что происходит в моей жизни, для меня это и опыт, и все. Но моя цель была заработать денег, я с этой задачей справился.

Да, у меня была не очень приятная травма, пришлось немного полечиться. Но даже по реакции людей я могу сказать, что очень многие поддержали, и вместо того позлорадствовать и прочее, очень многие сказали, что молодец, что вышел, бился. Выиграл, проиграл — это спорт, тут какие вопросы могут быть.



— Это понятно, но, все-таки, я хотел бы уточнить — то есть, ты не являешься каким-то тренированным бойцом? За полгода без тренировок нельзя растерять способности, можно немного подзаржаветь.

— Я какое-то время очень плотно тренировался, вышел на хороший уровень, но это, опять же, по своим ощущениям. Я никогда профессионально не выступал, у меня много ребят, спортсменов, бойцов, с которыми мы спарринговали. И, конечно, я был в гораздо лучшей форме в своей жизни.

Но стоит отдать должное Чипинкосу — он хорошо выступил, можно сказать, даже удивил. Уважаю.



— Я сильно удивился, когда узнал, что ты проиграл. А ты сам охренел оттого, что это произошло?

— Я не охренел, я же знал, что такая вероятность есть. У меня были варианты и на более простых соперников — выйти мешка побить. Это был рискованный ход, и я согласился, чтобы себя самого проверить.

Возможно, это поражение дало мне больше, чем дал бы мой выигрыш. Все бы сказали: "Опять побил слабого". Но Чипинкоса нельзя называть слабым соперником, он крепкий парень.

Поэтому могу сказать, что для меня в целом это было позитивным опытом. И я бы с удовольствием повторил, но организаторы говорят: "Ди, мы не тянем эти гонорары". Не хочу озвучивать суммы, но они вполне сравнимы с продажей альбома.

Спортсменам, конечно, сложно понять, когда они занимаются этим всю жизнь, оставляют здоровье, а тут пришел чел, вообще не профессионал — и берет и гонорары, и хайп, и все. Я уважаю их труд, но тут немного другое. Людям просто интересно увидеть, более или менее известное лицо в такой нестандартной ситуации как драка.

Большинство медийных персон отказываются от участия [в таких боях] даже за большие гонорары. Потому что для них это слишком, они не готовы к такому психологически. Бегают со своим эго. У меня такой проблемы нет.

Всякую дичь мне тоже писали, куча ноунеймов, которые думают что самые умные. Хотят ворваться на чужом имени. "Давай выскочим, чисто по спорту". Выскакиватели я их называю.






— То есть тебя теперь вызывают на бои?

— Да меня всю жизнь куда-то вызывают, кто-то хочет мне что-то доказать, объяснить и прочее. Я делаю только те действия, в которых я вижу смысл и выгоду. А просто так чем-то заниматься нет времени. Как говорят многие – "спортивный интерес", у меня нет вообще абсолютно никакого спортивного интереса, у меня материальный только интерес (смеется).



— Что для тебя интереснее: "Наше дело" или Версус? И что для тебя тяжелее?

— Конечно, "Наше дело", 100%.



— Почему?

— Версус уже давно умер. При всем уважении к Ресторатору. Мы с ним хорошо общаемся, можно сказать, дружим. Он сделал крутую тему, но то время прошло. И сейчас вся эта аудитория ушла смотреть поп-мма. Зачем слушать стихи, когда можно сразу перейти к мордобою?



— А если брать времена расцвета?

— Никогда мне не нравился баттл-рэп, ни Версус, ни другие площадки. Я всегда говорил, что делаю это ради денег. Я никогда себя не позиционировал как баттл-рэпер. Есть интерес — хорошо, платите мне, я приду.

Недавно мне поступило предложение выйти на баттл с каким-то ноунеймом за 150 000 рублей. Я сказал им: "Друзья мои, это несерьезно. Когда будет хотя бы 500 – пишите, посмотрим, что можно придумать". Они в ответ че-то там за идею, что у баттл-рэпа трудные времена. Так я тут при чем? У меня-то все хорошо.







— Есть ощущение, что Версус тебе только навредил, создав массу людей, которые тебя хейтят.

— Много разных движений, которые можно оценивать как "вред для карьеры", для имиджа. По сути, практически любое… Коммерческие фиты с ноунеймами, реклама, бои, "отпущение грехов" и многое другое. Даже если брать музыку, у меня вышло, если все собрать, наверное, больше 20 альбомов. В принципе, это все можно было уложить в 3, и результат был бы лучше (смеется). Но я в любом случае смотрю на это как на движение вперед.

Конечно, невозможно всегда делать правильные шаги. Но существуют какие-то обстоятельства, причины, почему в тот момент это было правильным решением. Если в долгосрочной перспективе посмотреть, может, было бы лучше и без этого. Но я же тоже человек, я делаю ошибки, учусь на них, надеюсь.



— Практически под любым видео в Ютубе с твоим участием — один и тот же комментарий, оскорбление в твой адрес. Я это связываю с Версусом, с тем, как ты там себя спозиционировал (Галат, Драго), и еще со сценой лещевания этих ребят, Грехи Отцов. Ты думал, как сильно ты настроил против себя людей этим? Никогда у тебя не было мысли "зачем я вообще это устроил, без этого жить было бы сильно спокойнее"?



— Я вообще-то спокойно живу. И минуты даже не было, чтобы я о чем-то пожалел. Считаю, что в той ситуации я сделал все правильно. Более того, если бы нужно было это повторить, я сделал бы так же.

Я знаю, есть какие-то люди в интернете, которых я лично не знаю и скорее всего никогда не увижу. Я ни разу не встречал ни одного хейтера. За сколько лет ни разу такого не было, чтобы кто-то подошел и что-то подобное сказал.

В принципе, из-за чего ситуация получилась? Люди публично оскорбили меня со сцены, за что их и постигло наказание. Причем, в весьма облегченной форме: их никто не бил, не унижал, им просто дали понять, что так двигаться не стоит. Они осознали, извинились.

А видео — это всем остальным, чтобы не забывали как себя вести.



А когда ты на Версус с собой приводил черепашек-ниндзя, это тоже было правильно?

— (смеется). Ой, Версус. Версус — это цирк. Один раз я бороду себе приклеил, пришел туда в образе Дикого Шенго, с Бастой мы перекинулись фразами, он говорит что-то типа: "Ты украл мой образ! Где такую бороду взял?". Посмеялись.

Люди туда приходят поорать, расслабиться. Как-то мне непонятна интонация, когда на серьезных щах. Я-то стебусь, черепашки, все остальное — это просто угар. А те, кто это воспринимает серьезно, вот им как раз стоит, может быть, призадуматься.



— Чтобы закончить тему хейта, я просто поделюсь, что я бы не выдержал даже десятой доли такого. Мне было бы плохо, я не смог бы спокойно к этому относиться.

— Я не читаю коменты принципиально. Мне правда *****. За очень редким исключением, когда захожу на ваш сайт, например в рубрику "написано в твиттер". Вот там комментарии — это отдельный вид искусства. Всем комментаторам The Flow от меня теплый привет. Спасибо, что уже столько лет продлеваете мне жизнь. Люблю посмеяться.



— Это естественный внутренний настрой или результат проработки с психотерапевтом?

(смеется)




— А что, сейчас все это делают.

— Нет, никакой там особой проработки не было, я изначально вообще не придавал этому значения. А смысл?







— Как появился такой образ Дикий Ди? Сначала ты так себя не называл, потом это возникло.

— Одно время мне очень нравилось творчество Juicy J, и я подумал, что было бы круто что-то на русском, и Дикий Ди — это как-то само придумалось. Но звучит и пишется круто, да. Мне самому нравится (смеется).



— Есть какая-нибудь дикая история, которая характеризует тебя именно так?

— Самые дикие истории были в период 2006-2010. Озвучивать не хотел бы, это молодость. Но до Трэппы-то мне в любом случае далеко.



— У тебя были когда-нибудь проблемы с веществами?

— Нет, я как-то с детства понимал, что есть определенная грань. [Роскомнадзор] — мне кажется, этим вообще никого уже не удивишь. Это даже больше как терапия для нервов, знаешь, успокоиться, подумать. А все, что касается химии, порошков и прочее — это полное днище.



— Подожди, но у тебя были релизы, которые назывались "Crack Tape", и был трек, который называется "Freebase".

— "Freebase" это метафора, это "свободное основание". Я это использовал в значении некий Freebase стиля, а не то что я [роскомнадзор].



— Расскажи, кто сейчас твои единомышленники в жанре рэп?

— Zloi Negr, Трэппа, Смоки, Nik One, Bess V-Style, Gokilla, Мезза. Конечно же, это мой добрый друг Джонни из Animal Джаз. С Криплом работаем над крутым материалом сейчас. С молодыми топами на коннекте со всеми почти.



— Нет ощущения, что это уже немного пенсионерская история, где нет яркого будущего, где главные песни, скорее всего, уже написаны?

— Главные песни всегда впереди. Если, конечно, не уходить в Нарнию. Знаешь, ближе к сорока у рэперов уже начинается это (свистит). По имени-отчеству себя называют, под оркестры хотят выступать.

Но если взять сегодняшнего Смоки, или Dj Nik One, или того же Меззу, Словетского Валентина — это всегда качественная и интересная музыка, несмотря на то, что эти авторы давно не новички. Тут как в спорте, если достигаешь определенного уровня и поддерживаешь эту форму, то результат будет только лучше и лучше.

Мне 36, и с каждым альбомом я стараюсь поднимать планку. Иначе не вижу смысла. "Strikeforce" выйдет уже этим летом, там будет Мезза, Крипл, будет Смоки, Yung Trappa и еще много крутых артистов. В общем, это будет подарок для всех ценителей. И заодно молодым повод призадуматься.



— А нужна ли эта война поколений?

— Конечно, в этом весь смысл! Я уверен — для того, чтобы сотворить настоящее произведение искусства, нужно прежде всего мысленно послать всех своих кумиров и сказать себе: "Я лучший, только я и больше никто!". И самое главное — самому поверить в это.

Но в то же время, ты обязан проявлять уважение к тем, кто был до тебя. Потому что ты пользуешься плодами и их работы в том числе. Тонкий психологический момент. Молодой талантливый парень не всегда способен адекватно это вывозить: кто-то ловит звезду, кто-то с ума сходит, многие старчиваются. Я в любом случае всегда делаю скидку молодым.



— Раз ты следишь за тем, что происходит в жанре, я хочу предложить вот такой тест: я называю имена сравнительно молодых артистов, а ты даешь небольшую рецензию, делишься мыслями о том, чем они сильны, слабы, — все, что считаешь нужным сказать.

— Погнали.



— Big Baby Tape.

— Технарь. Видно, что по 500 дублей он записывает одну фразу, все четко выверено. Но, честно, не хочется переслушивать. Музыка из разряда "здесь и сейчас", срок ее годности — один сезон.



— Не вызывает ли у тебя уважения тот факт, что это молодой чувак, который разбирается в наследии рэпа от The Notorious B.I.G. до Мемфиса, и транслирует это знание в музыку для молодых?

— Он крутой, талантливый артист, я ему респектую. Но именно как слушатель, я бы не сказал, что я бы в тачке или где еще это слушал. Чисто в ознакомительных целях альбом "Dragonborn" — вообще отличный, такое количество треков на таком высоком уровне. Но эта музыка — она как будто перенасыщена, для меня она слишком яркая что ли. Короче — не мое, но для молодых, думаю, самое то.



— Boulevard Depo.

— Своеобразный. Вот этот альбом его выходил "Old Blood", все там тоже что-то "блин, это вообще пушка", он какое-то длительное время чарты даже возглавлял. Там вообще всеобщее признание и любовь, и я уже как-то с точки зрения этого его, видимо, оценивал, что сейчас он меня удивит, что я что-то такое прям услышу. Послушал внимательно, от и до .. Ну да — Boulevard Depo, но ничего особенного как-то. Мне нравился его альбом, где белая обложка, топовый альбом, с которым он ворвался, как он, не помню. Где "Кащенко", "White Trash" — вот эти его хиты.



— Это альбом "RAPP2".

— Помощнее был релиз. Опять же, если по моему вкусу ориентироваться, — не по цифрам, не по стримам. Там, по-моему, 16 было треков, из них мне запало 3. Но записать 3 трека, которые бы мне реально понравились, еще и на русском языке, — это очень хороший уровень. Еще понравился один из его последних синглов, где обложку рисовал lugosis, классный трек.




— Платина.

— С Платиной мы сидели как-то после концерта OG Buda в ресторане, и он очень странным мне показался. Он использовал такие слова как "равиоли", что-то еще. Я еще тогда понял, что вряд ли мы бы смогли с ним дружить. Как музыкант он крутой, бесспорно, альбом вообще вышка. Но странненький он, да. Музыка супер.



— Yung Trappa.

— Отморозок. Вообще неуправляемый (смеется). Вот в аварию он попал. Он же перед этим вечером мне звонил, поехали, говорит, покатаемся. Говорю: "У тебя права что ли есть?", он говорит: "Да, есть права, я вообще хорошо вожу". На следующий день в обед присылает сообщение: "Братан, я в больнице". Этот случай, в целом, его характеризует по жизни. Человек вообще без тормозов.



— Что ты думаешь про его дальнейшую карьеру? Вот в каком смысле: пока он сидел в тюрьме, такая музыка, как у него, стала трендовой, у него выросла аудитория, все очень ждали его выхода, всем интересен каждый его новый трек, фит, клип. Сможет ли он и дальше поддерживать этот интерес или всем это скоро надоест? Что ты думаешь, зная его как человека?

— У него бешеный потенциал, он очень талантливый парень. Аудитория любит его. Мы вчера слушали его новый альбом. Могу сказать, что это вообще другой уровень! Думаю он перевернет игру. У него все получится. Я ему этого искренне желаю.



— И последний в списке Kizaru.

— Олега я знаю очень давно. Он хороший парень на самом деле. Не понимаю, что с ним произошло и почему он погнал на всех. Когда мы приезжали к нему в Барсу — все классно было, отлично провели время.







— Зачем ты ему так сильно врезал в Барселоне? Видно же было, что он не боксер никакой.

— Слушай, да мы прикалывались. Вообще, это странная история. Я не понял даже, откуда там эти перчатки, кто их вытащил. Это просто на видео так кажется, что сильно прилетело. Но честно сказать, вообще не ставил себе цели причинить урон, ни в коем случае.



— Ты понимаешь, за счет чего сейчас он один из самых популярных рэперов русскоязычных?

— Если честно, не совсем (смеется).



— Ну и его активность в Интернете. То, что он такой сам себе мем.

— Да, он прикольно базарит, все эти свои философские мысли (смеется). Думаю, это тоже влияет. Хотя большие западные артисты, которые с ним фитуют, я так понимаю, на респекте, — они вряд ли глубоко погружаются в его взаимоотношения с аудиторией. Они видят цифры, что его слушает огромное количество людей, и видят в этом возможность выйти на новый рынок. В любом случае, он молодец. Но к старшим товарищам следует проявлять больше уважения.



— Последний вопрос: ты когда-нибудь формулировал для себя, какое место ты занимаешь в рэпе?

— В рэпе в России или в мире?



— Как угодно.

— В топ-5, если брать Россию, топ-5 это однозначно. Честно говоря, наверное, даже топ-3.



— А за счет чего? Как ты это объясняешь себе?

— Музыка, просто музыка. Те, кто сомневается, могут послушать мой альбом и для себя решить, соответствует ли это. Мы же говорим, как я это вижу, — я вижу это вот так.


comments powered by Disqus
Борьба за "Альбомбу", контракт Kizaru и Big Baby Tape и плагиат от Lil Nas X.