Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
JMA 2018
Интервью: Андрей Недашковский

Лауд: "На вечеринки приходило 300 человек, а наш гонорар был 15 тысяч"

В ноябре 2018 года премия Jager Music Awards отмечает пятилетие. Мы берем интервью у пяти героев премии разных лет — чтобы понять, как живут, работают и пробиваются к славе артисты разных музыкальных направлений.
Комментарии
0






Лауд — электронное трио из Уфы. Друзья детства Сергей, Виталий и Рамиль перешли от диджеинга к написанию своей музыки, которую так просто в жанры не уместить. Им интересно все и сразу: техно, синтвейв, хаус, хип-хоп. Дискография как включенный шаффл-режим на iPod.

На готовящемся к выходу альбоме "ТанецГолосЗвук 3" Лауд обретает свой голос. В смысле буквальном: в нескольких треках Виталий там будет петь.

Перед его премьерой мы пообщались с группой о том, как важно не усложнять свою музыку, не влюбляться в новых девушек в каждом новом городе тура, всегда брать деньги перед выходом на сцену и помогать разгружать самогонные аппараты, чтобы тебя подбросили к месту выступления.




— На недавней премии вы выиграли миллион. Как потратите?

Сергей: На клип, оборудование для студии и печать винила с новым альбомом.

Рамиль: Хотим сделать интересное видео и снять все за пределами России. Будет посложнее, чем просто челы, флексящие деньгами, машинами и девушками в кадре.


— Бюджет на прикольный клип — это…

С: Минимум — 300 тысяч рублей.


— Сергей, твой твит: “Отсутствие музыкального образования мне даже помогает. Я учился всему по урокам на Youtube”.

С: Мы много работали с чуваками, у которых есть музобразование. Они любят усложнять, добавлять “излишнее” развитие и кучу нот? Мы за “грамотную” простоту — чтоб и не академизм, но и не три ноты.

Насчет Youtube-уроков. В 2012 году купил себе Akai MPD и не знал, что с ним делать. Приходилось открывать уроки непонятных чуваков в стиле “Йо, привет, с вами эмси Jack 2000” на Youtube. Там много фигни, но какую-то базу это дало.


— Вы друг друга знали тучу лет до основания группы. А как другим понять, что с вот этим музыкантом стоит работать?

Виталий: Надо, чтоб человек был близок по духу. Если с ним не выходит общаться, то и музыку вы не сделаете. У нас вот конфликтов не бывает вообще, мы никогда не будем орать друг на друга, если что-то не получается.





— Как произошел ваш переезд в Питер?

В: Позвали выступить на тусовку Boiler Room х adidas “Future Shift”. Я познакомился с организаторами, посмотрел, как тут все активно и живо. Потом взял билет в один конец из Уфы — и все. Участие в различных вечеринках приносит самое главное — знакомства. Первый год было тяжеловато. Я работал в магазине, параллельно гастролируя. Ребята приезжали время от времени, посмотрели обстановку и решили, что переезжают. Тут кайфово.


— Вы вместе жилье снимаете?

С: Да.


— Это не напрягает?

Р: Стараемся не обращать внимание на бытовые мелочи.

В: У нас квартира довольно большая, 160 квадратов. Все оборудование сконцентрировано в общей кухне-студии. Тут мы вместе и работаем. При этом у каждого своя комната, уединиться — не проблема.


— Давайте поговорим про соцсети. Ваш первый релиз — вы его отправляли куда-то или просто в паблик залили?

С: Просто во Вконтакте выложили. Мы никому не присылаем музыку, нам люди всегда сами первыми писали. Сейчас у дистрибьюторов есть интерес к нашему альбому “ТанецГолосЗвук 3”.


— А сотрудничество артистов с пабликами — это важно?

С: Очень. Общение, в первую очередь, должно происходить в дружеской плоскости, не коммерческой. Если просить админа, которому не нравится твоя музыка: “Ну выложи, выложи” — фиг знает. Так не надо. Если не нравится, пускай проигнорируют. Мы работаем с теми пабликами, с которыми дружим.


— У вас есть СММ-щик?

С: В паблике Лауда мы все сами делаем.


— Есть советы, как его надо вести?

Р: Надо общаться с публикой. Публикуешь пост с вопросом: “Хотите клип?” Они пишут: “Да, вот на такую-то песню”. Мы посмотрели фидбек, прикинули на будущее. Или пишешь: “Где вы ждете Лауд?” Пишут: “Минск!” Мы это тоже учитываем. Это должно быть как переписка, но с большим количеством людей.







В: Нам повезло с аудиторией. Костяк — это возраст от 18 до 25 лет.

С: В инсте, в основном, публикуются наши фото. А Вконтакте — все, что связано с музыкой: концерты, мерч, релизы.


— Как часто в сегодняшних условиях нужно выпускать музыку, чтобы всех не задолбать?

С: Надо чередовать большие релизы с маленькими. Сделал альбом — выпусти что-то менее серьезное, чтобы видели, что ты в деле. Что думает публика, если артист молчит? Она думает, что он ничего не делает.

Р: Так повелось, что большие альбомы мы выпускаем раз в год. А миниатюрных, “миньонов”, — много. В прошлом году у нас было целых 5. В этом году у меня вышел релиз отдельный и у пацанов — на двоих, вообще в другом жанре. Главное — не каждый месяц такие штопать, а то люди станут принимать за должное.

С: Это важный момент, что серия “ТанецГолосЗвук” у нас сильно отличается от музыки, выпускаемой между альбомами. Мы любим хаус, но это отдельная история, которая не связана с “ТанецГолосЗвук 3”. Там более широкий диапазон жанров. Поэтому у нас может выйти EP “Танцевальный ритм”, а потом несколько брейкбитовых бэнгеров с Крем Содой.





— Когда вы начали обращать внимание на стриминг?

С: “ТанецГолосЗвук 2” был первым релизом, который мы залили на стриминг-площадки и с которого получали деньги.


— Сами залили?

С: Нет, мы тогда еще ничего не понимали. Сейчас уже есть свой аккаунт, через который заливаем музло на площадки.

В: Раньше было достаточно, что наш альбом хотя бы появится на iTunes. Сейчас у нас уже целая команда: менеджер, юрист, другие спецы.


— Вы через Rhymes Music выпускали прошлый альбом, верно?

В: Это случайно произошло, я с одним из создателей “Рифм и панчей” жил на квартире. И просто на кухне среди ночи у нас состоялся разговор типа “Ну чо, зальем, может, ваш альбом? Какое-то промо будет и деньги”. И мы такие: “О, нифига! Круто, давай”. На тот момент это было уместно.


— Ваш директор Никита. Как вы нашли друг друга?

В: Познакомились в тот самый первый приезд в Питер. Никита работал фейсконтрольщиком на входе в клуб. Он уже тогда разбирался в электронной музыке и делал вечеринки. Ему было интересно развитие музыки в России. Мы начали с ним тусоваться, время от времени пересекались, и в то время, как парни перебирались в Питер, подумали, а почему бы не поработать вместе. У Никиты есть жилка акулья, он умеет говорить с людьми. Дай ему газету и портфель, высади на Уолл-стрит — и этот чел по головам пройдет. До сотрудничества с нами Никита не занимался менеджерской функцией, у него есть знакомые, которые помогали на первых порах, обучали. Сейчас на наших глазах он становится профессионалом и через год, уверен, станет ценным специалистом в своей категории.





— Помните ваш первый тур?

В: На троих гонорар был 15 тысяч рублей, представляешь? А на вечеринки приходило минимум по 300 человек. Мы просто не задумывались о деньгах, как бы это не звучало. “15 тысяч? Ну ок, 15 так 15”. Мы же раньше себя позиционировали как диджеи, а сейчас постепенно выросли в группу. Исполняем вокальные треки, лайв-шоу делаем.


— Первые гастроли — это всегда странно. Как у вас было?

В: Наш самый первый выезд был в Челябинск, 2015 год. Серега работал в налоговой, Рамиль учился, а я единственный, кто тогда был свободен. Орги такие: “Вот вам 10 тысяч рублей. Жилье, еда, билеты на поезд тоже порешаем”. Друг мне говорит: “Зачем тебе поезд? Поехали на тачке, веселее будет”. А у него “паркетник” Honda CRV. Я говорю: “Ок, давай”. На дворе зима. Мы доезжаем до Челябинска, заправляемся на трассе. Причем, заправка — вполне солидная с виду, какой-то местной фирмы. Видим, что до начала выступления остается полчаса. И тут у нас встает движок. Бензин некачественный. За 40 километров от Челябинска встаем на трассе, машина не заводится, — а мы в туфельках, брючках, красивые-намалеванные. Начали замерзать. Рядом был спуск к заброшенной заправке. Мы решили оттолкать машину туда. Оказывается, в тот вечер там дежурила какая-то женщина. Мы договорились, чтоб она присмотрела за тачкой, мы ей дали какую-то денежку и пошли ловить попутку. В итоге стопорнули “газельку”. Садимся — а там мужики везут самогонные аппараты в Челябинск. Они говорят: “Ладно, парни, мы вас довезем по нужному адресу, но вы нам помогите разгрузить эти аппараты”. Так и было: приехали на базу, помогли мужикам, и они нас за это довезли до клуба. А все деньги, которые тогда заработали, пришлось отдать на ремонт двигателя. Еще и свои сверху доложили. Три дня пришлось в Челябе провести.


— Что новичкам надо знать о турах?

С: Главное не остаться в городе, следить за временем и не потеряться в тусовке.

В: И не влюбляться! У меня раньше была большая ошибка: я в каждом городе влюблялся. И либо оставался там, либо очень хотел, а Рамиль и Серега меня забирали.

С: Совет новичкам: перед тем, как ехать, узнавайте, в каком месте будете играть. Чтоб это не оказалась кальянная какая-нибудь. Организатора пробейте сразу по друзьям, работали ли с ним, хорошая ли промогруппа. Если новый орг, мы просим предоплату, это некая гарантия. Просите комфортные условия, не стесняйтесь.

В: И заключайте договора. 2018 год на дворе. Еще понять степень серьезности и профессионализма организатора можно в ходе переписки.

С: Была история на довольно крупном фестивале. Дошел слушок, что из артистов, выступавших там днем ранее, никто не получил денег. Узнав об этом, мы поставили ультиматум: не выступаем, пока не получаем деньги. Из-за этого концерт затянулся часа на полтора. Много людей ждет. Организатор за кулисами бегает и с трясущимися руками в поисках денег. Мы уже успели потерять надежду, что выступим. Были уже готовы выйти и исполнить два-три трека, чтобы людей, которые ждали нас, не расстраивать. Орги на это и надеются: что артисты сами выйдут, не желая разочаровывать людей. Спустя недели две после феста мы узнавали: так свои деньги никто из артистов и не получил, кроме нас.







Р: Я бы такой совет дал: не брать авиабилеты с пересадками и не улетать утром сразу после тусовки. Лучше выспаться немножко, в нормальном виде возвращаться.

С: И с левыми людьми лучше близко не общаться. А то на коттедж заберут, фиг потом уедешь.

В: Та нормально ж было, что ты начинаешь (смеются).


— Есть мнение, что концерт электронного коллектива — это унылое зрелище. Стоят парни, смотрят в лэптопы и крутят контроллеры.

С: Если свет и задник крутые — то это уже смотрится лучше обычных концертов. Сейчас мы уже приходим к тому, чтобы у нас был полноценный лайв с вокалом.

В: Главное, чтоб была энергия. У нас она есть. Даже простой диджей-сет у нас выглядит так, что один может увиливать за девчонками, второй побежит угощать публику вискарем. Мы ж простые ребята, люди это чувствуют и тянутся навстречу.


— Виталий, на новом альбоме все услышат твой вокал. Как ты к этому пришел?

В: Я давно хотел петь, вот подбирал подходящий момент. На альбоме будет 3 трека с моим вокалом. Тексты тоже сам писал. Теперь у меня больше ответственности. Мы понимали: если это первые наши сольные треки, надо сделать их очень крутыми. У нас это получилось.


— Работать с рэперами легко?

В: В нашем случае — да, потому что это наши друзья. Иногда, правда, работа над треками может долго вестись.

Р: Пока артисты придумают текст, запишут, у них всегда может быть работа поважнее — например, доводка своего альбома. Только i61 с Boulevard Depo могут сделать молниеносно (смеется).





В: Затягивание в работе приглашенных артистов и подтолкнуло нас к тому, чтобы стать группой. Так мы не паримся, у каждого свои обязанности и никто ни от кого не зависит.

С: Мы просто однажды взбесились от долгого ожидания и поняли, что нужно все делать самостоятельно. Никого не ждать.


— Рамиль, ты в твиттере хвалил новый альбом i61. Объясни, чтобы и всем стало понятно, почему “Shelby 3” — это офигенно.

Р: Там заложена тонна информации. Федя придумал целый мир. Сам по себе этот материал непросто понять. Только пообщавшись с i61 и посмотрев на него, можно въехать в линейку “Shelby”. Музыка Федяя — это всегда творческий манифест. Народ только сейчас начинает выкупать его фишку.


— Сергей, что ты имел в виду, когда написал, что искренне рад за артистов, покинувших Dead Dynasty?

С: У Dead Dynasty был лидер, в тени которого оставалось большое количество самодостаточных музыкантов. Чтобы раскрыться полноценно, им давно нужно было покинуть объединение.

В: Показательный пример: история его друга White Punk, талантливого продюсера. У Глеба есть аудитория, чтобы сделать из Панка артиста. Так почему мы, такие же ребята как White Punk, смогли собраться, откатать много городов и развиться как артисты? Почему у White Punk не было туров? Он так же мог играть диджей-сеты. Его знают. Сейчас, тем более, он сам треки стал делать. Тот же Saluki! Почему Saluki всем стал интересен уже после того, как сам своими силами записал сольный альбом? Где он был раньше?


— Самое странное сотрудничество, которое вам предлагали?

С: Однажды чувак написал: “У меня есть завод по производству носков. Мы на рынке уже 10 лет, работали с теми и теми. Предлагаю вам коллаборацию. Мы делаем носки Лауд, а вы для нас делаете песню, снимаете на нее клип и в кадре показываете носки”. Заплатить он нам тоже, видимо, мешком носков собирался.


— Какой профит вам принесло участие в Jager Music Awards?

Р: Там происходит коннект уже узнаваемых артистов с новичками. Одним из таких стала наша совместная работа с группой Аигел. Плюс, попадая в номинацию, потенциальный слушатель может заинтересоваться и открыть для себя твою музыку.


— Музыкальная индустрия в России сейчас и три года назад. Видите ли вы прогресс?

С: Механизмы вроде и работают, но в музыкальных топах по-прежнему 70% говна.

В: Цифровые площадки начинают приносить деньги. Люди начинают работать, вкладывать больше сил. Индустрия крутится как воронка, и все начинает эволюционировать. Начало 2019 года — это отличное время для старта новой музыки в России.










comments powered by Disqus
Уже составили свой топ лучших альбомов года? Рановато!
Если эти документы настоящие, то артист ушел на довольно удобных условиях.
Пилот самолета в полете доложил, что на борту перевозят оружие — а это серьезное преступление по американским законам. Juice WRLD принял несколько таблеток перкоцета и теперь появились конспирологические теории его смерти.
Oxxxymiron и свиньи, Луперкаль и Бейби Йода, Guf и Nas.