Итоги 2021

33 лучших зарубежных альбома 2021. Часть вторая

Мы выбрали 33 иностранных альбома, которые, на наш взгляд, лучше всего отражают этот год. Перед вами места с 22 по 11, завтра публикуем финальную часть.





33-23 | 22-12 | 11-01





22. Adele "30"




Если вам почему-то казалось, что Adele — слишком мейнстримная, слишком понятная, слишком хорошо изученная персона, которая уже все главное сказала и ничем больше вас не удивит, то такая точка зрения понятна. Но имейте в виду, что альбом "30" приготовил для вас большой сюрприз. Не зря его называют самой сильной пластинкой в карьере Адель.

"30" — это ее рассказ о том, есть ли жизнь после развода. Он откровенный, но не развязный — тонкая грань не перейдена. Адель тут — уязвимая и несовершенная, как и все мы, совершающая ошибки; человечная и понятная, совершенно незвездная, очень свойская, своя. Словом, она тут какой-то Макс Корж, только сочиняющий не дискотечные хиты, а неосоул, госпелы и баллады. Об одной из них, "To Be Loved", Адель говорит, что никогда не будет исполнять ее вживую, потому что не сможет справиться с эмоциями на концерте. Оно и понятно: эту песню просто слушаешь — и глаза на мокром месте. О силе альбома это тоже многое говорит.







21. Serpentwithfeet "Deacon"






Джосайя Вайс с детства пел в церковном хоре. Через много лет он станет ярким R&B- и госпел-певцом, а также докажет, что даже в обычно связанном с церковью жанре есть место квир-артистам.

Его второй альбом "Deacon" посвящен любви и ее разным проявлениям. О сексе он поет лишь в одном треке, и поэтому чаще говорит о том, за что любит своих близких, как между ними возникает связь и что планирует построить с ними свой уютный рай, который выдержит даже шторм негатива от противников однополой любви.

Музыка Serpentwithfeet полна легкости и света, и в самые напряженные моменты певец лишь зажигает ярче и обращается к танцевальному R&B.







20. Bicep "Isles"




Дуэт Bicep — это уроженцы Северной Ирландии; сначала блогеры, которые вели свой ресурс о хаус-музыке; впоследствии — диджеи, за десяток лет заработавшие имя, выпустившие немало синглов и EP; практически, божки лондонского танцевального андерграунда. В 2017 году они перешагнули на следующий уровень, когда их дебютный альбом "Bicep" вышел на лейбле Ninja Tune. Это был уже не хаус, а калейдоскопичная электроника, вобравшая в себя все от амбиента до future garage. Релиз получил и одобрение критиков, и внимание масс. Он изменил жизнь группы: вместо диджей-сетов в клубах в 3 часа ночи Bicep получили возможность играть вечерние концерты на больших площадках. Вместо выпуска лимитированных тиражей винила — возможность узнать, какими бывают отчисления за стриминг. Они оказались нужны всем главным фестивалям, и узнали, что тур может продолжаться 18 месяцев. Наконец, герои андерграундной и по умолчанию немного снобской техно-сцены, они увидели силу ТикТока — потому что их трек "Glue" услышал, есть ощущение, каждый, кто хоть раз открыл это приложение.

Если в двух словах, то "Isles" — это, по большому счету, часть 2, сиквел, который можно упрекать в фан-сервисе: Bicep осваиваются на занятой территории и пока не видят смысла радикально что-либо менять. Это снова калейдоскоп из стилей, сэмплы из музыки всего мира и ностальгия по рейвам 90-х. Это эйфорические мелодии, от которых вы можете кайфовать и в наушниках, и дома — но Bicep уверенно говорят, что писали этот материал с прицелом на большие сцены, где он и раскроется в полной мере. Разумеется, в 2021-м их тур в поддержку "Isles" был перенесен из-за ковида, как и летние фестивали — но мы не теряем надежду услышать эту музыку там, где ей место.







19. Olivia Rodrigo "Sour"




С главной поп-дебютанткой года все стало понятно еще в январе, когда 17-летняя звездочка диснеевского шоу (привет, Бритни!) Оливия Родриго выпустила слезоточивую хитяру “Driver’s License”, которую на одном только спотифае послушали больше миллиарда раз. Песня о расставании превратилась в альбом о расставании, где примерно поровну и полных скорби баллад, и поп-панк-бодряка. На “Sour” Оливия Родриго звучит в равной степени как последовательница Аврил Лавин и Тейлор Свифт. У первой заимствует образ девочки-скандал в розовой юбочке, “мартенсах” и с бейсбольной битой (хотя это больше похоже на Харли Квинн). У Свифт — чутье, как инкрустировать текст мелкими деталями из личной жизни, чтобы он засиял в 10 раз ярче и заставил слушателей строить теории, кого певица имела в виду на самом деле. На “Sour” можно посмотреть и как на собирательный портрет поколения Z и всего, с чем ему предстоит столкнуться на различных этапах взросления. “Если мне кто-то еще раз скажет, что молодостью надо наслаждаться, я расплачусь” — поет Оливия в одном из треков. Это песни о непонимании родителей и детей, о комплексах, которые порождают отфотошопленные фитоняшки в соцсетях, о боли, которую мы приносим друг другу. И о том, что иногда мечты, которые вы строили вдвоем, приходится воплощать в одиночку, как это делает героиня “Driver’s License”.







18. Nas "King's Disease II"




“Я в редкой форме”, — читает Nas на треке “Rare”. Патриарх хип-хопа, он в жанре уже столько лет, сколько не каждый рэпер прожил. Ему под 50, но он свеж как никогда. В венах лед, изо рта бьет пламя. Об этом и дилогия “King’s Disease” — как не потерять управление, поймать момент и снова набрать высоту.

Рэпер снова объединился с продюсером Hit-Boy — их предыдущая коллаборация взяла “Грэмми”, вторая часть сейчас в списке номинантов. При этом слегка обновилось звучание — Nas оказался как влитой на трэп-битах (“40 Side”, “YKTV”), пускай его привычнее слышать на инструменталах с припиской “soulful”.

Тематически “King’s Disease II” продолжает первый альбом — успех, ретроспектива, наблюдения и выводы. Nas уже давно не представляет авангард хип-хопа, но занимает возможно даже более почетную роль наставника — не крикливого консьержа, а рассудительного хранителя знаний. Одна из лучших песен релиза “Death Row East” — это урок истории, воспоминание о бифе с Тупаком, который рэперы так и не успели погасить. “Everything I know now, wish I knew back then / Like it was only so much time left” — это трек покажет вам, насколько мощным может быть сторителлинг на ходу.

А весь “King’s Disease II” — насколько стильно можно стареть.







17. Badbadnotgood "Talk Memory"




В начале своего творческого пути джаз-группа из Канады Badbadnotgood находила вдохновение в хип-хоп звучании. Два их первых альбома “BBNG” и “BBNG 2” представляли из себя сборники каверов классических рэп-композиций в джазовой обработке. Дальнейший послужной список коллектива тоже тесно связан с рэпом – Badbadnotgood записали совместный альбом с Ghostface Killah, сотрудничали с Тайлером и Кендриком Ламаром.

В 2019 группу покинул ее основатель Мэтью Таварес. Вполне возможно, это подтолкнуло остальных участников Badbadnotgood к смене творческого вектора. “Talk Memory” — это оммаж классическому джазу, в котором едва различима былая увлеченность хип-хопом. Альбом, однако, не превращается в оду джазовой ретромании — музыканты балансируют между отсылками к американскому джазу 20-х годов прошлого века и современным альтернативным джазовым звучанием. “Talk Memory” — это пластинка, характеризующая современную джаз-музыку, которая становится все ближе и понятнее массовому слушателю. В первую очередь благодаря тому, что музыканты открыты к влиянию новых жанров.







16. Playboi Carti "Whole Lotta Red"




"Whole Lotta Red" казался очень странным набором незаконченных демо. Целый час Playboi Carti рычит, шипит, кашляет строчками, воет автотюном и поет бэйбивойсом под синтезаторный продакшн. Что именно здесь исполнительно продюсировал Канье Уэст и что рэпер представил после трех лет ожидания, было совершенно непонятно.

Но если вспомнить прошлые песни и характерные черты Carti, то окажется, что в “WLR” артист выжимает из своей музыки ее суть. Он развивает флоу, за который его любят фанаты, а в инструменталах теперь больше напряжения — и почти нет Пьера Борна.

Год спустя после выхода альбома стало очевидно, что он был набором идей нового звучания. Сейчас в похожем стиле звучат Платина и Trippie Redd, такие треки выпустили Моргенштерн и Дрейк, а Carti гостит на альбоме Канье. “WLR” стал манифестом гиперпоп-рэпа или rage-звучания (терминология тоже не поспевает за переменами), а его автор в очередной раз проявил себя одним из главных трендсеттеров в жанре.







15. Boldy James, The Alchemist "Bo Jackson"




Болди продолжает делиться мрачными историями о детройтских разборках, тюремных буднях и наркотических трипах. В своем рэпе он выставляет напоказ многочисленные душевные раны, разбавляя их искусным вордплеем и умением быстро переключать стиль своего флоу, которое так ценит в своем напарнике Алхимик. Болди читает так, будто рэп для него — терапия, единственная отдушина, спасающая от паранойи.

Мрачная палитра настроений рэпера – идеальный инструмент в руках Алхимика. Востребованный в андеграунд-среде продюсер именно с Болди позволяет себе чаще всего отходить от излюбленных паттернов – бум-бэпа и повторяющегося минималистичного сэмпла.

“Bo Jackson” не открывает новые грани сотрудничества Болди и Алхимика, но этот альбом, как и их предыдущая пластинка “The Price Of Tea In China”, вновь доказывает, что тандем двух талантов готов еще долго создавать рэп вне времени, который вряд ли нам когда-нибудь надоест.







14. Westside Gunn "Hitler Wears Hermes 8"




Цикл микстейпов “Hitler Wears Hermes” зародился задолго до того, как про группу Ганна, Конуэя и Бутчера узнали широкие массы и до того, как Griselda вернула в моду подчеркнуто состаренный саунд. Восьмой том “HWH” подается как финал серии, и разбит на две части, вышедшие с паузой в месяц.

Сложно сказать об этом релизе что-то такое, чего бы не говорилось о прошлых работах Вестсайда: тот же монолитный стиль драгдилера с 15-летним стажем, который кладет криминальные истории на бархат соул-сэмплов. Только еще убедительнее, а гости — еще статуснее.

В этом году в рэпе наметился тренд на ностальгию по микстейп-эре. Тем временам, когда неофициальные релизы, где рэперы зачитывали на чужие биты, а их перекрикивали диджеи-хостеры, пачками заливались на сайты типа Datpiff. Westside Gunn транслирует это в треке “Julia Lang”, где его фирменные эдлибы, имитирующие звуки стрельбы, тонут в очередях войстегов диджея Trap-A-Holics. В похожем направлении на последнем альбоме мыслит и Tyler, The Creator, один из гостей “HWH 8”, который сделал нарратором своего релиза диджея Драму, еще одного ключевого игрока микстейп-среды. Именно участник “Гризельды” стал человеком, вдохновившим Тайлера вернуться к рэпу, — и вы сами знаете, чем это закончилось.







13. Silk Sonic "An Evening with Silk Sonic"




Бруно Марс и Андерсон Пак не выпускали альбомов несколько лет. В феврале вдруг объединились в дуэт, построенный на любви к музыке 70-х. 8 песен их "An Evening With Silk Sonic" звучат как попытка взять из соула и R&B всё, что может заставить вас танцевать.

Между артистами возникла удивительная химия. Пак чаще открывает треки и своим флоу задает им темп, а Марс захватывает выдающимся вокалом. Вместе они раскрывают печали и радости современных мужчин, лишь изредка обращаясь к приметам 70-х вроде казино Вегаса или роллердромов.

Джазмин Салливан записала наиболее глубокий R&B-альбом года, Саммер Уокер — самый коммерчески успешный. Возвращение Марса и Пака на их фоне выглядит ретроманским, но все-таки наиболее веселым.







12. Slowthai "Tyron"




Предыдущий альбом “Nothing Great About Britain” был во многом о внешних раздражителях — рэбел-рэп с анархическим оскалом. “TYRON” смещает фокус на внутренний раздражитель — самого Slowthai, его неумение вовремя притормозить и наркотическо-депрессивный цикл, в котором он застрял как муха в мазуте.

“TYRON” поделен на две части. На первой — самые энергичные песни альбома, не зря даже названия треков выделены капслоком. Однако внимательный слушатель тут и там будет вылавливать маячки — “люди считают меня сыном Сатаны”, “я не любовь всей твоей жизни, я парень с таблетками”, “перестань вести себя как тряпка”. Этот пузырь подавленных эмоций взрывается в финале “PLAY THE FIRE”.

Вторая часть — интроспективная. Slowthai без анестезии вытаскивает из себя мысли о суициде, тревоги и претензии к самому себе. Бравада исчезает — появляется Тайрон, скрывающий боль, а его переживаниям подпевают James Blake, Deb Never и Dominic Fike. И пускай альбом заканчивается сомнительным хэппи-эндом (звонком друга, останавливающим самоубийство) — верится, что в титрах напишут “to be continued”.

Говорит, желания нет, но надо.
Ранее появился слух, что он уехал из России в Узбекистан.
Все обсуждают мобилизацию.
Два проломленных черепа и одна свадьба, а еще прощание с Милли Алкок (Рейнира) и Эмили Кери (Алисента) — вот что приготовила зрителям пятая серия "Дома Дракона".