Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты
Интервью: Андрей Недашковский

"Когда слышу "шнип-шнап-шнаппи", вспоминаю свое одиночество": Угадайкто про Коннект, отрыжку и инвестора

Организатор рэп-вечеринок из Кирова придумал творческий сквад Коннект, помог Джизусу стать известным, а потом и сам стал записывать музыку — буйную и самобытную. Вот его история.
Комментарии
0

Коннект — одно из заметных рэп-объединений последних лет. Максим “Угадайкто” Перевозчиков — его лидер. А еще он менеджер Джизуса, звезды этой команды и автора хита про “самую лучшую девочку в классе”.

Организаторские способности Угадайкто проявились еще в старших классах школы, когда он запустил в Кирове серию локально заметных рэп-вечеринок и стал привозить с концертами будущих звезд.

Макс и сам стал записывать музыку — буйный психоделический трэп, который он читал высоким гнусавым голосом злюки-гремлина, которого кормили не по расписанию. В апреле Угадайкто выпустил совместный с коллегой по Коннекту альбом “audiodoping clan.mp3”, звучание которого мы охарактеризовали как “аттракцион американских горок, построенный вплотную к химзаводу”.

В первом большом интервью он знакомит со всем ростером артистов Коннекта, вспоминает факапы первого тура объединения, организованного “Вятским квасом”, говорит о бодипозитиве и о том, верит ли в Иисуса тот, кто работает с Джизусом.



ТРИ КЛИПА В ПОДДЕРЖКУ НОВОГО АЛЬБОМА СТОИЛИ 800 ТЫСЯЧ, ПРИШЛОСЬ ПРОДАТЬ МАШИНУ


— У альбома "audiodoping clan.mp3" самая актуальная обложка. Когда ее сделал?

— Еще в прошлом году — и обложку, и клипы. Не помню, почему захотел туда человека в противогазе.

Случайности неслучайны, и то, что обложка актуальна прямо сейчас — знак. У меня есть счастливое время — 11:11 или 1:11. Однажды я ехал в Нижнем Новгороде на вокзал, скучая по одной девчонке. Увидел баннер: "Если любишь — скажи", что-то такое. И это было в час одиннадцать минут. Я постоянно замечаю, что происходит в это время. Если я сижу на студии и что-то происходит в 1:11, то это сразу надо делать, это зайдет.


— Чем этот релиз отличается от прошлых?

— На "ADC" мы хотели сделать музон, который был бы свежим и непохожим ни на что. Он долго готовился. Не так, как раньше — залетаю на студию, бухаю с пацанами, курим — бац, из этого получился трек. У меня есть "на лайте" треки, а есть такие, над которыми долго сижу. На "ADC" есть текста на абстрактные, духовные темы, которые раскрываются не в лоб. На прошлых альбомах я говорил все прямо, грязно, с матом.

Года два назад мы уже сделали совместный альбом с Иглой, но так и не выпустили. Такой интеллиджент хип-хап в стиле Marselle. Подумали: "Не то". А потом в какой-то момент поймали вайб — и получился трек "Холодно". Я накинул "четверку", а у Васяна — целый куплет.

Когда записывали припев, где мы просто орем: "Здесь так холодно!", то оставляли микрофон включенным уходили в другую комнату и оттуда кричали. Там есть помехи и шумы, это показывает, как мне было пофиг на само качество записи. Я просто на вайбе все это сводил, и из-за проводов появились помехи, которые я спецом вставил трек как саунддизайн. И тогда я выдал там фразу-войстэг "аудиодоуп". Проходит месяц, и я говорю: "Братан, надо делать альбом совместный, как мы давно и хотели".


— Песня "Крокодиль" — какова ее история?

— В Кирове у нас часто депрессивное настроение, потому что мы живем по маршруту "студия-дом". В прошлом году я ходил грустный, впал в депрессуху, захожу на студию — пошли с Васяном до магаза, он по дороге говорит: "Шнип, шнап, шнаппи". Я сразу думаю: "Блин, это же на припев взять можно".





— Клип на эту песню сделала студия HellBrothers. Как вы объясняли Гараеву идею?

— Я сказал: "Эльдар, трек грустный. Надо сделать е***утую наркоманию".


— Сколько реквизита было сделано для клипа? Листовки, газеты, костюмы?

— Газеты и листовки не делались. Когда мы приехали на съемную квартиру, где проходили съемки, там на двери висел значок Чебурашки, прикинь. А потом заходим — и видим подшивки старых советских журналов "Крокодил". Это на тему знаков!





Почему рэп-звезды едут снимать клипы в Киров? Из-за команды Hellbrothers. Вот ее история





— Ты согласен, что 60 тысяч просмотров у клипа — это очень печально? Там же работы вложено — жесть.

— Я расстраиваюсь, что это не заходит. Многие люди, особенно молодые, смотрят на музыку поверхностно. Нет какой-то культуры. Музыка — это же чувственно.

Когда я слышу "шнип-шнап-шнаппи", я вспоминаю свое одиночество. Мне еще нравится как я заканчиваю куплет фразой: "Свобода слова и слово "свобода"".


— Сколько клип стоил?

— Все три клипа вышли в тысяч 800. Я машину свою продал ради этого и бабок занял. У меня был "мерин" W203 2001 года, прошлым летом его покупал — сейчас продал на 100 тысяч дешевле.


— На "audiodoping clan.mp3" есть несколько треков, объединенных сюжетом про убийство двух девушек. Какие-то белые тоннели. Что там происходит?

— Ты когда-нибудь видел белые тоннели? Нет, потому что их не существует. Там рассказывается история о том, как две девушки взяли наркотики и поехали в отель их опробовать. Они думали, что юзнув их, попадут в другой мир, и увидят там гения. Гения в белом туннеле. Но когда они юзнули и подъехали к нему, этот человек начал их резать. Они погибли. Это все к тому, что наркотики — это плохо. "Белый тоннель" — это передоз.


— Чем ты занимался в Кирове?

— Когда мне было 16, я учился в школе, ходил в баскет. Тогда я начинал делать тусовки "BLVNK". Договаривался с охранниками, чтобы малолеток пропускали внутрь за бабки. Приходило по 250-400 человек. В Кирове! На рэп! Я со сцены прыгал так, как не прыгаю на своих выступлениях сейчас. Драки, бухичи, телки что-то исполняли.

Мы искали максимально андеграундный музон: трилл, клауд. Диджеи вы*****лись друг перед другом, у кого андеграунднее музло. Уже тогда мы врубали первые треки Tekashi 6ix9ine. Shulya (дизайнер, состоявший в Dead Dynasty; делал обложки для Pharaoh, Big Baby Tape, Скриптонита — прим. The Flow) пришел на первую вечеринку. Мы познакомились, для второй вечеринки он уже снялся в тизере. Он тоже был в гэнге, начал делать обложки.

Chris Dime (еще один участник Коннекта — прим. The Flow) из пригорода. Я увидел в нем талант, взял к нам. Помню, в семь утра он приходил ко мне перед школой, я давал ему свой ноутбук, чтобы он занимался музлом. Васяна и Джизы тогда ещё не было в мобе.

Потом я стал заниматься концертами. В Кирове был первый выездной концерт Face. Мне недавно кореш скинул афишу этого концерта: там был Tveth, Heartsnow, Face и Hentai Boys. У Face только вышел "Гоша Рубчинский", меньше 10 тысяч подписчиков Вк было. Тогда собрали человек 240.

Концерты для меня были заработком, а вечеринками я жил. Но мероприятие, которое я сейчас делаю, "Береза", оно чисто коммерческое. Это хороший прибыльный концепт: всю ночь играет только русская музыка. У нас же в индустрии сейчас до*** музона.


— Тачку ты взял на деньги с вечеринок и концертов?

— С вечерух, с музона, плюс я еще помогаю Владу Джизусу с менеджментом. В прошлом году у него весной был первый тур, мы организовывали. Тачка-то недорогая, 260 тысяч стоила.





— Как ты поверил в свои силы? В смысле организации мероприятий в таком возрасте.

— Мне просто надоело тусоваться на вписках. Все получилось естественным путем. Поначалу на эти вечеринки ходил 10-11 класс. Ощущение, что каждый человек знал другого. Очень теплая атмосфера. Это отличалось от той молодежи, которую обычно я вижу в Кирове. Очень много консервативных людей, молодежи здесь просто нечем заниматься. И когда были эти тусовки, то хоть что-то было.


— Почему не уезжаешь?

— Во-первых, у Коннекта был инвестор, от которого мы откупились в прошлом году. Мы хорошо расстались: они попросили денег — мы им дали эту сумму. Много денег отдали из своих заработанных. Во-вторых, я вложил деньги в альбом. А чтобы уехать, нужны средства.


— Строчка "бросил универ, и оттуда был отчислен" правда?

— Да, я его через две недели бросил. Понял, что я там время про***ваю, спал на партах. Я же вечеринки начал делать, когда был в 9-10 классе.



ПЬЯНЫЕ ФРИСТАЙЛЫ, СОСТАВ И ИСТОРИЯ КОННЕКТА, ОТРЫЖКА-ЭДЛИБ


— Читать фристайлы — это сложно?

— Фристайлы бывают разные — с заготовками, когда ты читаешь готовый куплет, который подходит этому биту, или "оффзэтоповый" ("off the top" — первое, что придет в голову — прим. The Flow). В моих первых фристайлах было 80% заготовок.

Так же мы с Иглой хотели сделать и для Fast Food Music, но по ходу съемок поняли, что что-то не то — жизни в этом не было. Мы решили делать "off the top". Я подбухнул за те пару часов, что мы там были. А Васян е***ул всего пару рюмок вискаря — и он там так мощно застелил! Последний его куплет на видео — лучший в индустрии-2019.





— Что происходит в твоей голове, когда читаешь "off the top"?

— Когда пишешь песню, думаешь сразу над несколькими уровнями — рифма, эдлибы, какие-то звучки ищешь, раскрываешь тему. А на фристайле берешь первое, что приходит в голову. Не важно, подходит или нет. Ты берешь то, что выходит из головы и выкручиваешься на лету.


— Почему ты захотел собрать объединение Коннект?

— Потому что хотелось больше движняка, больше людей, с которыми интересно. С Джизусом нас вообще познакомил инвестор.


— Что за инвестор?

— Изначально ему просто было интересно, что из этого получится. А потом ему кто-то посоветовал Джизуса. Мы сидим на встрече, приходит Джизус, мы познакомились. Дальше все потихоньку приобрело ту форму, которая есть сейчас.


— Зачем сразу нужны были инвестиции?

— Это было предложение, от которого нельзя отказаться. Наш пропуск за пределы Кирова. Мы регулярно получали деньги, которые использовали в работе. А в конце прошлого года вернули их с процентами.


— Расскажи вкратце о каждом участнике Коннекта.





— Начнем с Джизуса. Сильная личность, он быстро развивается как в духовном плане, так и музыкальном. Не лентяй.

Игла занимается музыкой около десяти лет. Начинал с правого рэпа, у него был ник Су.гроб. Я уважаю его за взгляды, он не боится высказываться о политике. Когда это происходит в треках, интересно это подает. У него есть трек "Автомат" про октябрьский путч 1993 года. Он хотел показать прошлое, настоящее и, скорее всего, будущее нашей страны. Послушай и поймешь, почему я его считаю одним из главных поэтов сейчас.

Chris Dime. Нравится его подход к музыке, качество, звучание. Его музыка — это западный уровень. Фрешмен-2020.





JESBY — харизматичный, с красивым голосом. Все простенько и со вкусом. Хочет делать поп-музыку и идти в массы. Это не просто музыкант, это ходячая звезда.

DJ KRAS — наш DJ. Его ждет большое будущее в том, чем он занимается. Является неотъемлемой частью моих выступлений.

PNVM — наш манагер и моя правая рука. Сначала я выбираю стратегию, по которой мы будем двигаться, потом Артем доводит дела до финала. Очень ответственный и трудолюбивый человек, живет в Нижнем Новгороде.





SHULYA — графический дизайнер. Годами вырабатывал свой стиль. Отчасти его работы мрачные, да и сам по себе он закрытый человек. Также работает над одеждой бренда STENO515. Из Кирова переехал в Питер.


— Когда ты сам захотел делать музыку?

— Занимался пацанами, мы только начинали, я раздавал советы: "Тут так, это — сюда". Считал, что никто не шарит и надо самому сделать, показать. Помню, что пришел на студию к Яку: "У меня есть трек". Начал его записывать — и понимаю: не катит. И тут решил сделать *****тый тонкий голос, с которого тут же вся студия начала угорать. Так и получился первый трек "M+RC NOIR".


— Почему вы аудиотег Биг Бэби Тейпа по всему треку оставили?

— Так это его бит.


— Но ведь битмейкеры их убирают, когда покупаешь бит.

— Так я и не купил. Я просто написал ему: "Можно взять?" А может, и скидывал что-то, уже и не помню. Просто взял, записал, свел — и выкинул в сеть. По грязи все.





— В комментах твой флоу сравнивали с KirbLaGoop. Знаешь такого?

— Ну что сказать. Видел. Он мне однажды в инстаграме написал: "Ты с***дил мой флоу". Я знал о нем, но я его не слушал.


— Это что за претензия у него такая?

— Как раз это нормальная претензия. Я ему ответил, мол, я х***ю высокими нотами по-е***утому под трэп, который сейчас популярен. Что в этом такого? Есть высокие частоты, есть средние, низкие. Кто как хочет делает. То, что получилось похоже — совпадение. Вот так я ему ответил, он больше ничего не писал.


— Тебе важна оригинальность?

— Конечно! В Америке в 90-х, если ты у кого-то стырил стиль, за это лица били. Это же культура. Тут нельзя взять и строчку внаглую стырить. Каждый должен делать свое. Сейчас движуха превратилась в бизнес, а не творчество.


— А ты можешь, скажем, Паше Flesh, с которым вы близко общаетесь, насколько я понял, сказать: "Бро, этот трек у тебя слишком похож на чужой"?

— Да я ему так и говорил. Мне творчество Паши не особо и нравится. Мы давно знакомы, он сам по себе хороший человек, с ним приятно общаться.


— Кстати, про читку "по верхам". Ты слушал типа по имени 645AR?

— Это который угарно писклявит, да? Очень круто, оригинально. Никогда такого не слышал.


— Не сказал бы, что это какая-то невероятная изобретательность. Кому-то может показаться, что жанр превращают в парад дуристики.

— Что человек хочет видеть, то он и видит. Я подобное нигде до этого не слышал. Это новое открытие, новая эмоция. Люди способны этим вдохновляться, использовать в своем творчестве. А на мемы, на критику даже не смотрю. Люди, которые не занимаются творчеством, не способны смотреть вглубь. Из-за интернета народ стал развязным, пошлым. Информация вся проносится мимо, никто не углубляется в суть.


— А как было совершено открытие творческого плана в песне "Эш"? Там звучит отрыжка, из которой вы сделали эдлиб.

— Мы с чуваками зависали на студии. Я захотел вставить в трек какой-то угар. Нас, кажется, семеро человек было. Я говорю: "Пацаны, надо сделать фразу: "Мы курим на двоих". Ты говоришь: "На троих". О, Димон, ты же рыгаешь ****** как, давай ты скажешь: "На четверых". И все, готово! Я же экспериментатор, люблю всякую ***** делать.






ПЕРВЫЙ ТУР КОННЕКТА: "ПРИХОДИМ В ЗАЛ — А ТАМ ДВА-ТРИ ЧЕЛОВЕКА"


— Тебе комфортно жить в эру, когда жизнь стремительно диджитализируется?

— Мне не нравится, потому что чувства — это не про онлайн. Чем дальше продвигается сотовая связь, интернет, компьютеры, тем больше нами управляют. Мы теряем свободу выбора.

Реклама в сети как работает: тебе один раз что-то показали, ты такой: "Не, х***я". Второй раз показали — ты снова: "Х***я полная". В третий раз уже скажешь: "А что это?" Ну и на седьмой ты, считай, уже купил этот продукт. Тебе навязывают.

Так же навязывают и музыку, тренды. Человек этого времени не имеет своего мнения, он подчинен трендам. А люди этого даже не понимают.


— Расскажи про первый тур Коннекта.

— Он назывался "Tour Lite". Я тогда даже музыкой не занимался. У пацанов было по три-четыре тысячи подписчиков в пабликах. Мы поехали в восемь городов. На одном автобусе, десять человек, по всей России. Это был п***ец полный. Нас инвестор отправил. Вот тогда мы окунулись в реальное дерьмо. Представь: едете из Кирова в Екб, это часов 20. Приезжаете — а там "минус 25". А вы к такому не были готовы. Приходите в зал — а на танцполе два-три человека, это все, кто пришел. Этот тур случился спонтанно, мы не успели как следует подготовиться. Сказали: "Пацаны, надо ехать".





— Где вы выступали?

— Клубы маленькие, в которых тусовки проходят. В Москве это был Brooklyn Hall, зал на 300 человек. Нижний Новгород — какое-то самопальное помещение, не бар и не клуб. Были и кальянные какие-то.


— Что делать, когда вы приехали выступать, а в зале трое?

— Мы поняли, что нормального выступления не будет, поэтому начали бухать, угорать. А я просто сидел в автобусе и молчал. Не понимал, как так.


— Тебя как менеджера обвиняли в том, что людей не было?

— Может, кто-то думал: "Вот, Макс про******". Но такого, чтоб обвиняли, что я запорол тур, — нет. Все разумно к этому подходили, понимали, что надо набить шишки.


— Давай яркую историю про тот тур.

— Выехали мы из последнего города в Киров. Заехали по пути в какой-то маленький городок покушать, и через сто километров Васян вспоминает, что оставил там куртку. В том городе столовая находилась рядом с парикмахерской, где работала симпатичная девчонка. Мы ее запомнили. И Васян нашел ее через "вконтактик", ввел название города в поиск и просто начал просматривать девочек молодых. Он нашел ее! Написал ей, она отправила ему в Киров куртку. Там в кармане еще и паспорт остался. Игла приезжает в Киров — и тут ему военкомат звонит: "Василий, вы где? Приезжайте". Он такой: "Я куртку оставил в Залупинске". "Какая куртка, Василий. Нам сто человек в день рассказывают про утерю паспорта" (смеется). Помню, как приезжаем, и он ходит, повторяет: "Да ну н***й! Да ну н***й!"



ДЖИЗУС И ИИСУС


— Когда вас познакомили с Джизусом, тебя не смутило, что он лежал в психлечебнице?

— А это же произошло, когда мы уже работали. Для меня в этом ничего такого нет. Я знал, что он адекватный. У людей бывают периоды, когда все плохо. Когда они сходят с ума. Да и не сказать, что у него какой-то серьезный случай был. Депрессуха сильная.


— В конце 2019-го Влад объявил об уходе из Коннекта. Это не потому что пришло время отдавать деньги инвестору?

— Это с другим связано. Была зима. Зима в Кирове — сложное время. А мы с ребятами очень часто на студии сидели все вместе. Устаем друг от друга. Ну и Владоса достало, он говорит: "Пацаны, я ухожу, нам больше не надо общаться". Он просто был на нервяках, и когда он понял, что нас уже рядом нет, говорит, что понял, что именно он потерял. Мы поговорили все вместе, поняли, что это мелочи, и сейчас все хорошо.


— В одной из инстаграм-трансляций ты достаточно аккуратно отзывался об альбоме "Начало новой эры". Говорил: "Раз артисту нравится такой новый звук, такой он и должен делать". Нравится ли его творческая перезагрузка тебе?

— Безусловно. Он перешел с компьютерных программ на живую музыку. Инструменты — это другой уровень. Я не слушаю такую музыку, но мне нравится трек "Рассвет". Не в альбомном варианте, а в демке. В припеве он кое-что изменил.





— Ты работаешь с человеком, взявшим псевдоним Джизус. А в бога веришь?

— Я верю, что есть какие-то силы. Конкретного описания не могу этому дать.


— В церковь ходил?

— Маленьким. С бабушкой, отцом. Часть людей в церковь ходит, потому что навязали. Ребенком покрестили, решили, к какой религии он будет относиться, даже не спросив его мнения.





Идеолог украинской хип-хоп церкви — о дьяволе Kanye West, популярности Face и страданиях геев






— Ты думал, что ждет человека после смерти? Во что тебе комфортно верить?

— Верю в реинкарнацию. Верю, что энергия в нас после смерти остается. Просто переходит в иное физическое состояние, другое существо.


— Что тебя спасает от депрессии?

— Алкоголь и живое общение. При депрессии посещают мысли, направленные в голову. А их нужно направлять в реальную жизнь. Нужно уметь себя отвлечь от мыслей в голове, переключаться на то, что здесь и сейчас.


— А что ты имел в виду, когда зачитал: "Я духовно голодаю где-то с года 1-6"?

— Что давно не было вдохновения, вызванного чем-то ярким извне. Новых людей. Те, что в Кирове, меня уже не вдохновляют. Я уже напитался от этих мест и людей. Хочу испытать такое вдохновение, когда дыхание перехватывает, когда ощущаешь, что летаешь.





Последний раз такое было недели две назад, когда я придумал звучание для одного из будущих альбомов. Понял, какие там будут биты. Я когда заканчиваю альбом, уже не возвращаюсь к его звучанию, оно для меня устаревает.

После каждого альбома я какое-то время загоняюсь, когда песни не пишутся, ничего не идет. Думаю: "Я в творчестве никто, н***й этим заниматься". Но в определенный момент я нахожу новое звучание и понимаю, что все эти поиски — не зря. Так и случается мой каждый альбом.


— Каким он будет?

— Там будет присутствовать флоу с альбома "Жир". Этот "яу-яу", о котором меня все просят. На "audiodoping clan.mp3" я его не юзал и теперь соскучился. Хочется ра***бать.




МДМА И "ВЯТСКИЙ КВАС"


— Расскажи про песню "Умру молодым".

— Мне не нравится текст, написанный для нее. Он не про меня. Там больше история про вайб. Мы тусили на студии, искали новые биты и решили сделать совсем грязь. Вылить энергию. Ну и понеслась жизнь. Но текст там мне не нравится. Наркотики — это плохо.





— Там из песни следует, что наркотики — это свобода. Ну или свобода выбора, от чего умереть.

— Ты глубоко копаешь, в этом треке это делать не нужно. Смысла там такого заложено не было.


— Ну это удобный ответ: "Ты слишком глубоко копаешь".

— А так и было. Мы захотели дать грязи — и дали. Цель: поймать вайб.


— Ты чувствуешь, что отвечаешь перед слушателем?

— Знаешь, бывает… Но не всегда. А за этот трек — да, ощущаю. Мне стремно за его текст.


— Вопрос такой: ты умеешь варить МДМА?

— Только аудио-МДМА (смеется). Это же аудиодопинг. В этом и есть фишка: на "audiodoping clan.mp3" мы предлагаем альтернативу.


— Что за история у вас была с "Вятским квасом"? Он был спонсором вашего тура, у тебя в клипе был продакт-плейсмент напитка. А еще ты джингл для него сделал.

— Так эта компания и была нашим инвестором.


— Тебя не смущало, что до вас "Вятский" сотрудничал с Black Star?

— Так это и круто: компания такого масштаба интересуется тем, что интересно молодежи. Ну и нам нужно было хвататься за любой шанс. Трек, который я для них сделал, звучал в Кирове на радио, во всех магазинах. Мне было в кайф, потому что это было чем-то новым. Я теперь знаю, как это работает.


— Вы обсуждали внутри команды, стоит ли с ними коллабиться?

— Мы сразу, считай, согласились. Если бы не они, мы бы сейчас, возможно, не были там, где есть. Я им благодарен.


— Ты — автор панчлайна: "Я жирный как ******" (пипец). Ты когда-то комплексовал из-за лишнего веса?

— Этот комплекс был всегда. Даже когда я был худым, я писал, что я толстый. Видимо, проявление неуверенности в себе. Я решил в песне рассказать про это, вывести наружу, чтобы избавиться от него. И я действительно стал проще к этому относиться. Понял, что внешняя оболочка не так важна, как внутренняя.





comments powered by Disqus
В новом русском рейве тоже есть бифы.
Остроты ей придает то, что по форме это сладкая баллада про двух влюбленных, сбегающих "прочь от этих душнил" и шепчущих друг другу: "Раскрой бутон мой, научи меня новым навыкам".
Что это за акция и как принять в ней участие.
Boulevard Depo и собачки, ироничный Loqiemean, Юрий Бардаш против всех.