Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Тексты
Интервью: Андрей Недашковский
Фото: Александр Мультиков

“Раньше для меня полный зал был в порядке вещей” — Slimus про новое имя, старую школу, Нарнию и Катю Самбуку

Сложно припомнить горячую тему, которую мы с Вадимом не обсудили в ходе этого обстоятельного интервью.
Комментарии
0

Slimus — живой учебник по русскому рэпу.

Артист с двадцатилетним стажем, он начинал в середине 90-х в составе первой группы. В составе второй десятью годами позже совершал настоящий переворот в жанре. На дворе 2018-й — а Вадим по-прежнему в строю и прет, не задумываясь о пенсии.

Год для него получился насыщенным. Во-первых, два альбома, где Slimus существенно обновил звучание (сценический никнейм, кстати, тоже). Во-вторых, перезапуск объединения Azimutzvuk — раньше там просто издавался близкий ему по духу андеграунд-рэп, а теперь “Азимут” функционирует как лейбл, на который в том числе подписан “скобарь” Hash Tag. А еще он стал свидетелем Versus, где встретились его бывшие напарники по группе Centr, — и это был точно не лучший из виденных нами баттлов, но, пожалуй, один из самых запоминающихся.

Обо всем этом, а также о шприцах в подъезде, Кате Самбуке на ЦАО и Гуфе на корпоративе мы поговорили в этом огромном, подводящем черту под многими темами, интервью.

В качестве превью пять фактов, которые мы узнали в ходе разговора с Вадимом:

1) Альбом Centr “Система” мог выйти без куплетов Птахи. На этом настаивал Гуф;

2) Катя Самбука должна была стать артисткой ЦАО еще 5 лет назад. Это стало одной из причин, почему Slimus его покинул;

3) Вадим купил квартиру в элитной сталинской высотке в пределах ТТК. Потому что может;

4) А на деньги от реюниона Centr купил жилплощадь в Ялте. “Загородная резиденция в горах” — называет он ее;

5) И о наркотиках: “Героин пробовал — не зашло. Проще всего [в девяностых] было достать кетамин, у нас под лестницей в подъезде был заныкан шприц один на всех”.



СКИНХЕДЫ, ГРИБЫ, ГЕРОИН, КЕТАМИН


— The Flow готовит материал о том, каким русский рэп был 15-20 лет назад. Что тебе первое приходит на ум?

— Немыслимое количество сборников русского рэпа. Они выходили на кассетах с песнями групп из разных уголков России.

Чтобы выступить, группе надо было принести минуса на DAT-кассете. Как правило, на одну кассету записывался один трек в разных версиях — “плюс-плюс”, акапелла, минус с бэками. Диджей часто их путал, включал не тот.

Как выглядели концерты: народ особо не качал, все замороженные, звук ужасный, залы небольшие. Звезды жанра — группы Bad Balance, D.M.J, White Hot Ice, Синдикат, чуть позже Каста, Лигалайз, ЮГ, Многоточие.

Помню, был на концерте Касты в клубе Точка. Пришло человек 400, хотя зал, как я сейчас понимаю, вмещал значительно больше. Нам с друзьями казалось, что это предел мечтаний для рэп-группы в России.

Из лейблов были только Rap Recordz, 100Pro, Respect Production, Неотстой Продакшн. Последний славился рэпом довольно низкого качества.


— “Помню бритых на Манежке” — читаешь ты на новом релизе. Тоже важный атрибут той эпохи.

— Мне было 15 лет, мы пили в подъезде водку из пластиковых стаканчиков и ходили на рэп-концерты. Они часто проходили в клубе “Мегадэнс-Акватория” на Кожуховской. И пока идешь от метро до клуба могло произойти все что угодно. Я как-то отхватил по спине бревном у метро Белорусская.

Потом в Москве образовался White Smoke Clan, его участники стали фашикам давать серьезный отпор, но я уже не тусил тогда.


— В песнях ты с теплотой вспоминаешь еще и московские рейвы нулевых.

— Был хороший музон, были наркотики, ощущение чего-то нового. Самый большой рейв был в Парке Горького, “INстанция”. Туда приходили люди в куртках с флуоресцентными полосками, на ногах — Dr. Martens или Grinders, волосы многие красили, как и сейчас. Мода возвращается.


— Волосы красил?

— Нет, не нравилось. А куртка такая была, ботинки Dr. Martens и сумка через плечо, как тогда носили, тоже. Позже я просто надевал нормальную одежду, кеды-джинсы, — и вперед топтать всю ночь на заводе в Подмосковье. Друг из тусовки, Серега Fungus Funk, проводил нас на закрытые вечеринки. Например, на заброшенный разукрашенный пионерский лагерь, где на баре, по понятным причинам, продают только чай. Ну и мы там плясали активно под Skazi и Infected Mushroom. Израильский трансец особо ценился.





— Что употребляли, выдвигаясь на такие движи?

— Если ты на оупенэйре и хочешь топтать всю ночь — это, конечно, экстази. Ну либо грибы. Мы сами собирали их осенью в Подмосковье. Поганки. Надо просто знать, какие.


— Не страшно было пробовать?

— Изначально не знал, как они выглядят, но ездил с чуваками, которые научили искать. Они на полянах в кочках растут. Я поначалу не верил, что это работает. Помню, съели, едем обратно в Москву из области, я за рулем своей старой восьмерки жигулей. На всю орет мрачный транс — и тут я делаю тише и говорю: “Смотрите, какое все красивое вокруг”. Ну и понеслась.

В то время употреблять наркотики было прямо круто. Что я только в себя не запихивал по глупости. Интересно было! Героин попробовал тогда и позже, но не зашло. Им барыжили черные студенты из РУДН. Один раз ездил к ним со знакомыми с района, которые подтарчивали, но перед нами был большой “прием”, и все негры зашуганные прятались по корпусам. Мы полчаса померзли и уехали.

Проще всего было достать “кетыч”, кетамин. Его бабульки на Лубянке продавали в стеклянных маленьких баллончиках, “фуриках”. Это же медицинский препарат. Главное было быстро ей сунуть скрученные купюры и забрать “фурик”. Денег мы иногда не докладывали, но бабушки шугались ментов и часто не пересчитывали. У нас под лестницей в подъезде был заныкан шприц один на всех. Эффект от кетыча странноватый, будто подвыпил и боли не чувствуешь. Вот мы и пробивали друг другу в плечи или по ногам со всей силы и радовались, что ничего не чувствуешь. Развлекались как могли.







СТИХИ, АНАЛЬНАЯ СМАЗКА, ПОДСКАЗКИ ГУФУ НА БАТТЛЕ



— Давай ко дню сегодняшнему. Почему переименовался в Slimus?

— Слово “slim” стало слишком распространенным. Джинсы slim сейчас есть, игровые приставки, сигареты, зажигалки. Плюс несколько зарубежных артистов с таким именем. Возникает путаница: вводишь на стриминг-платформе “slim” — там на фото профайла какой-то негр. А под именем Slimus меня уже давно знают. Гуф меня так называл с самого нашего знакомства. “Минуса-слимуса”, оттуда и пошло. Новая музыка будет выходить под именем Slimus.


— У тебя же раньше, в Завесе, какое-то странное прозвище было…

— Гиблый! Это мой одногруппник Леша Лексус придумал. Когда ему позвонили для размещения песни Дымовой Завесы на сборнике “Просто Rap” и спросили имена участников, он зачем-то сказал: T.X. и Гиблый. Со мной никто не советовался. Потом в словаре нашел “slim”, одно из сленговых трактований было “скользкий тип”. Про Eminem в России тогда еще не слышали.


— В этом году ты выпустил два релиза. Первый, “Место под солнцем”, заметно отличается от музыки, которую ты делал ранее.

— У меня еще на альбоме “Ikra” был трек “Двигай” под прямую бочку. Я часто слушаю в машине прогрессив-хаус и техно. Периодически выступаю в клубах на ночных тусах, и там такое дерьмишко нормально закатывает. Просто сделал то, что нравится.





— Было, чему удивиться и кроме прямой бочки. Трек “Дивный мир”. Ты там включаешь такого лирика.

— У меня есть треки с долей поэтичности. “Глазами енота”, например. Читая кого-то из современных поэтов, иногда задумываюсь, как бы это звучало под бит. Речь не о классике из школьной программы, она-то как раз с битом несовместима. Мне больше нравятся современники: у Башлачева есть очень сильные строки, у Бориса Рыжего. Оба, кстати, выпилились. Летова не особо люблю. У него много несвязных строк. Ценю, когда у поэзии есть сквозная линия.


— Сборник стихов от Слима — это возможно?

— Смысла не вижу. Поэтом себя не считаю. В основном эти “каля-маля” не несут стихотворной ценности без бита.


— Продолжаем про высокую поэзию. Объясни свои строчки: “Сегодня мне грустно, сегодня я грустный суслик”.

— (Смеется) Ну как, ну я грустный. Грустный как суслик. Хотелось передать свое настроение и внешний вид. Мне казалось, что я в тот момент был похож на суслика печального (смеется).


— Ты писал, что тебе предлагали съемки в странной рекламе сыра.

— Да, и в ней надо было баттлить сырного человека. Но самым диким было предложение рекламировать анальную смазку (смеется). Периодически предлагают полную чушь. Со смазкой, хотели, чтоб я ее в клип вставил. Надо было предложить производителю в анал ему этот продукт интегрировать.





— Баттл Гуфа и Птахи. Спустя полгода как ты его воспринимаешь — фигня или норм?

— Не норм. Мы столько повидали, вместе ели из одной тарелки, образно говоря, — и в итоге все пришло к этому?


— Баттл не понравился?

— Не понравился. Часть Гуфа была сильнее, были смешные моменты, но многим другим баттлам этот проигрывает. Но они и не баттл-эмси.




Как именно Версус Гуфа и Птахи перевернул игру





— Там был момент, когда Гуф забыл текст, и ты подсказал ему из толпы. Значит, он тебе показывал его перед баттлом.

— Он скидывал текст, советовался. Он у меня был в телефоне. Но это особо ничего не изменило: у Гуфа и так был значительный перевес.


— У нас на Youtube вышло интервью с Айзой. Там она рассказала, что сняла видеообращение для баттла на тот случай, если Птаха зачитает, что с ней спал.

— Я посмотрел частично, Руслан хорошо дебютировал. Про то, что мы с Гуфом должны были слить куда-то ее опровержение во время баттла, я первый раз слышу.






THRILL PILL, КАТЯ САМБУКА, КОРПОРАТИВ ГУФА


— Ты реорганизовал свой лейбл Azimutzvuk, где состоят Hash Tag и Ykov — совсем не деды. Ты фитуешь с людьми из новой школы. И при этом в треке произносишь: “Салют новым игрокам, привет, педики”. Это как?

— Стебанул. Мне просто не нравятся бездумные копии западных рэперов, слизывающие все от флоу до образов. В этом нет творчества. Не нравится слушать целый альбом, как кто-то там дал суке в рот. Впечатление, что челу первый раз минет сделали, и он на радостях пытается об этом сообщить миру.


— Кто у тебя вызывал такой хейт?

— Помню, увидел клип Thrill Pill, где он плясал около чьей-то “ламбы”, и потрясывая розовой шевелюрой, пел: “Я ***л рэп”. Под клипом скинули фото, где у него лицо между голых раздвинутых женских ягодиц. Это, конечно, его личное дело, что петь и какие фото выкладывать в сеть, но я подумал, что это какой-то пи***ц (смеется). Может, сейчас он уже что-то другое записывает. Я написал тогда об этом твит, он разошелся по сети и я запустил карьеру Thrill Pill. Шучу, конечно.








— Тебе не кажется, что когда перестаешь воспринимать новый рэп — это такой звоночек, что стареешь?

— Я же не весь не воспринимаю. 7 лет назад тоже было много рэпа, который мне не нравился. Включаешь альбом — а там 15 треков о том, “как мы круто покурили в падике”. Хорошей музыки всегда меньше. Многие просто нахваливают всех фрешменов, чтобы казаться в теме, но это смешно.


— Как тебе фрешвумен Катя Самбука?

— А она фрешвумен разве?


— Ну, может, уже не “фреш”, но новое лицо в ростере лейбла ЦАО.

— Да не новое! Ее, по-моему, подписали еще в 2013 году. На самом деле, это и была причина, почему я покинул этот лейбл. У нас с Давидом постоянно были разногласия, кого хотим видеть на лейбле. Он мне предложил: “Давай разделим ЦАО — на твое и мое”. Я говорю: “Это бред. Забирай”. В итоге сделал Azimutzvuk.




Птаха рассказал, что Катя Самбука теперь на ЦАО




— Давид сказал, что планирует баттл-реванш с Гуфом.

— Гуф не согласится. Он и тогда-то согласился, потому что у него крыша ехала по осени. Если Давид хочет ворваться в баттл-рэп, то вон — его Хованский вызывал. Просмотров еще больше будет.


— Чисто по-человечески как это воспринимается, когда твои друзья такое делают?

— Моя жизнь кардинально изменилась, конечно, когда я познакомился с ребятами. Наверное, это пи***ц, но за столько лет это уже перестало вызывать удивление — воспринимается как обыденность. Я привык.


— Вспоминаю твой твит, что ты единственный из группы Centr, кто не лежал в дурке.

— Мне Птаха всегда говорил: “Ты просто не спалился”. Помню, на гастролях мы “убрались” в номере, меня что-то на откровения потянуло, и я им то ли в шутку, то ли нет говорю: “Не понимаю, пацаны, как вообще с вами оказался в одной упряжке. Я же нормальный, а вы нет”. Мы посмеялись. Правда, мы когда об этом разговаривали, я зачем-то бегал в пуховике по номеру. "Нормальный человек" (смеется)!


— Когда последний раз виделся с ними?

— С Давидом летом, по делу пересекались. А с Гуфом — недавно на гастролях в Минске.





— О нападении на Алексея узнал из новостей?

— Да. От такого никто не застрахован. На корпоративах в принципе больше риска. Их заказывают непростые люди, ты на чужом празднике, там алкоголь и не только. Непонятно, что у человека в голове. У меня самого была ситуация: пока я выступал на корпоративе у парня, его отец предлагал моей жене “встретиться в центре Москвы у него на квартире как-нибудь”. Хорошо, что она мне рассказала через день, а то непонятно, чем могло закончиться.


— Зачем брать супругу на корпоратив?

— Нам, кажется, надо было потом куда-то вместе ехать. А вообще, естественно, я ее на такие мероприятия не беру.




Гуфа избили — и это очень мутная история





— Почему в таком случае артист без бодигарда?

— Я даже не знаю, сколько это стоит, никогда не интересовался. Но он не один в таком случае нужен. Почему Гуф был без охраны — не знаю.

Корпораты — это отдельная история. Некоторые исполнители принципиально не выступают на них. Помню, было у нас с Centr выступление на корпоративе в стриптизятнике, в зале нас слушало 20 стрипух и заказчик. Стрипухи качали, им нравилось.



НОВАЯ КВАРТИРА, АЛЬБОМ “СИСТЕМА” БЕЗ ПТАХИ, ТУР С БАСТОЙ



— Ты купил квартиру в центре Москвы. Расскажешь?

— Внутри Третьего кольца. Уже сейчас можно сказать, что в центре. В сталинском доме, давно хотел. Четырехметровые потолки, здание в стиле советского ампира. Нравится дух в этих домах.


— Дивиденды от воссоединения Centr — достаточные деньги, чтобы купить квартиру в сталинке в пределах ТТК?

— Нет, это не эти деньги. На эти я купил квартиру в Ялте, загородную резиденцию в горах (смеется). Бываю там периодически, нравится климат, такой только в Ницце и Ялте. Вокруг горы. Не бывает жары изнуряющей, грязного снега.

А купить такую квартиру в Москве — нет, столько денег это не принесло. Но деньги неплохие, иначе бы я в эту историю с реюнионом не вписался.


— То есть это было чисто за бабло?

— Бабло играло большую роль.


— У первых фанатов Centr, когда они будут это читать, не будет покалывать сердце?

— Они все понимают. У меня не было установки взять денег и по-быстрому что-то там насочинять. Некоторые демки, куда пацаны дописались, задумывались мной изначально как сольные треки. Те же “Виражи”, это был мой готовый трек с припевом и двумя куплетами.





Перед тем, как засылать Гуфу с Птахой, я убрал оттуда второй куплет, к нему дописал новый припев — и получилась еще одна демка “По жести”. Почти весь альбом мы по этой схеме и записывали, я присылал демо уже с хуком, либо без него, и они туда писали. В целом за “Систему” мне не стыдно.


— Ты единственный, кому за нее не должно быть стыдно.

— Может, и так. Мне там не нравятся некоторые куплеты парней, но это хорошее завершение. Да, с его записью было много сложностей и его надо было выпускать в 2015 году. Планы нам поменял Леха, который в разгар работы над альбомом Centr вдруг сказал, что хочет выпустить сольник. Потом Давид, послушав его новые сольные треки, сказал, что и нам надо освежить саунд, и что Гуфу сложно писать в нашем обычном ключе. Я был не согласен, но решил не спорить. Для меня не проблема читать под разное музло. Перед самым выпуском “Системы”, когда начался весь этот срач, Леха мне звонит и говорит: “Я готов выпускать — но только без куплетов Птахи”. А у нас презентация в московском Stadium через пару недель! Говорю: “Я, конечно, все понимаю, но как ты себе это представляешь?”. Он прислушался и мы выпустили с куплетами всех троих.




Что мы писали об альбоме Centr "Система" на момент его выхода




— Квартира в сталинке — как?

— Спрашиваешь, смог ли я на это заработать своей музыкой? Ну да. Плюс у меня была в Бутово квартира, я ее купил три года назад как вложение денег. Ее продал. И продал свою на Болотниковской. Добавил немного — и готово, такой вот маленький квартирный хасл.


— Давай о другом. 2013 год, Казахстан. После твоего концерта происходит нечто, что ты потом в твиттере опишешь как “адская жесть”. Что было?

— Несчастный случай. Друг организатора концерта в нетрезвом состоянии вышел в шахту лифта, дверь перепутал. Думал, что она ведет в номер. Почему она была открыта — это, конечно, вопрос.


— Писали про потасовку в гостиничном номере, “бурые пятна на стенах”.

— Была потасовка со Стрижом — он тогда по гастролям со мной ездил. Я в этот момент у себя спал, даже ничего не слышал.


— Как ты узнал об этом?

— От Ромы и от организатора, он нас отвез в аэропорт самолет дожидаться. Там нас приняли опера местные и повезли в отдел. Меня с DJ Nik-One сразу отпустили, а Стрижа еще допрашивали. По камерам видеонаблюдения видно, что это несчастный случай. Потом меня еще в Москве в следственный комитет вызывали для показаний.


— Есть у тебя песня из каталога Centr, к которой ты относишься с особым трепетом?

— Помню, как привез Гуфу демку “Качелей”, он еще жил у бабушки, царствие ей небесное. Я привез диск, мы вставили его в музыкальный центр. Они с Принципом: “О, круто”. Уютная комнатенка у него была, в тумбочке всегда было покурить.





— Это правда, что во времена того альбома с вами какое-то время гастролировал Баста?

— Ему хотелось выступать, а концертов не было. Организаторы ему оплачивали билеты, проживание. Просто ему было в кайф с нами скататься, почитать.


— Ему хоть было где спать?

— (Смеется) Помню, в Нижнем Новгороде он спал на таком надувном пуфике, большом. У нас было несколько часов до поезда, и организаторы сняли нам квартиру. Там была одна большая комната, кто-то спал, кто-то еще что-то делал. И вот Баста развалился на этом пуфике в своей шапке с пумпоном.


— Историю своего отца ты сам документировал в песнях. Эмиграция, Штаты, новая семья. Когда в последний раз пересекались?

— Мы виделись на мою свадьбу в 2013 году… а, нет, потом. Пару лет назад. Раза три за все время он прилетал в Москву и несколько раз я в Америку.





Одно время он поднялся на акциях, но после 11 сентября произошел обвал фондового рынка, все рухнуло, сгорела куча денег. Из долгов он выбрался чуть ли не год назад. Пришлось даже поработать таксистом. Сейчас вроде финансовый аналитик, но в таком возрасте сложновато найти работу — это же Калифорния, Кремниевая долина. Представляешь, сколько туда едет молодых специалистов со всего мира? Сейчас у него пятая жена, вроде бы. Они снимают квартиру в Сан-Франциско. Там же второй сын у него есть, мой сводный брат Дэвид.


— Отец не поддался американской риторике про Россию как врага?

— А ты его фейсбук, что ли, читал?


— Это логичный вопрос.

— Поддался. Он ярый противник путинского режима. У него все в густых тонах: Россия — это плохо, жизнь тут ужасная. Путина сравнивает чуть ли не с Гитлером.


— Это не так?

— Борис Николаевич Ельцин оставил страну в плачевном состоянии. Путин, все-таки, более-менее навел порядок. Порядок, конечно, условный — криминалитет подвинули люди в погонах. Например, в крупном бизнесе основной рейдер теперь — государство. У них там наверху свой мир и нам туда дорога закрыта. Здесь никогда не будет “как в Европе” или “как в США”, Россия всегда шла и будет идти своим путем. Либо ты это принимаешь, либо надо делать ноги.




Я за смену власти — законным путем, конечно. Она должна уже поменяться, нужно кому-то другому прийти. Путинский режим имеет признаки авторитаризма. Интересно, как в дальнейшем будут расцениваться шаги, которые он сейчас предпринимает. В каких-то ситуациях, я думаю, у него не было особо выбора. Точнее мне хочется верить, что у него не было выбора.


— Ты читаешь про распилы и откаты людей у власти. А сам давал взятки?

— Много раз, но по мелочи. Самая крупная — когда права забрали за вождение в нетрезвом виде. Возврат документа уже после суда встал в 150 тысяч рублей. По курсу на тот момент — нормальная сумма.


— Задумываешься о пенсии?

— Да. Да, но нет (смеется). Мне 37 лет. Для рэпера в Америке это не такой уж и большой возраст. Тем же Jay-Z и Kanye West уже за 40 — и это не мешает последнему стабильно оставаться законодателем моды. А у нас почему-то принято, что если тебе за 30 — то все, “хип-хоп-ветеран”, одной ногой в Нарнии, ну или двумя сразу, как некоторые.


— Твоя строчка “Любовь толпы ходит по рукам, как тело стервы”. Когда ты прочувствовал это на себе?

— Когда произошел первый распад группы Centr. Не стало солдаутов, все поменялось. Раньше для меня полный зал был в порядке вещей. Я даже не спрашивал, сколько тут народу собралось. Мы же первая рэп-группа в России, которая стала собирать солдауты. Сейчас смотрю: у одного, второго. Это в порядке вещей. А до нас это было делом немыслимым. Я вообще только потом осознал степень нашей популярности, это был действительно очень большой успех на тот момент. Когда он в один момент просто падает на голову, не осознаешь масштабы.


— Сейчас есть понимание, как это “тело стервы” держать при себе?

— До конца нет. Если бы знал, собирал стадионы. Я делаю то, что нравится, и есть люди, которым это нужно. Они ждут треков, слушают альбомы, пишут комментарии. Видеть отклик — это кайф. Поэтому я — счастливый человек.

Если у тебя The Flow в сердечке, подписывайся на нас в Telegram

comments powered by Disqus
Смотри и участвуй в конкурсе. Попробуй угадать стоимость лука артиста — и тогда прокачаешь свой лук.
Два раунда, где Гнойный баттлит кого угодно, кроме соперника.
Кекс и компотики, Cardi B и Offset, посмертный альбом XXXTentacion и хейт.