Тексты
Автор: Карина Бычкова

Я сходила на концерт Шарлота в синагоге и сбежала в конце

Рэп от раввина, призывы всем уволиться с работы и дисс лейбла — как все это было.

Москва, вечер четверга, на улице сильная метель. В здание Еврейского общинного центра на Марьиной роще впускают по двое и досматривают, как в аэропорту. В концертном зале на четвертом этаже пройдет концерт Шарлота — ну, вы наверняка его помните: “Язык к языку, губа об губу…”, крупный скандал с Sony (тогда Шарлот еще угрожал “огласить все имена сотрудников лейбла”). С тех пор артист поставил свою музыкальную карьеру на паузу, слил альбом “Крестьянам дали камеры” на YouTube и периодически писал тревожные посты о том, что его выгнали из дома и он пытался покончить с собой. Шарлот давно не выходил на сцену, поэтому его выступление — к тому же оно рекламировалось как концерт в синагоге — вызвало интерес.

Шарлот просил прийти заранее, и к запланированному началу концерта все уже сидят на местах. Зрители — в основном девушки в районе двадцати лет — терпеливо ждут начала, как вдруг на сцену выходит раввин и сообщает, что на самом деле Эдуард Шарлот — это он. Зал сдержанно смеется, а я моментально думаю “А что если это все — действительно пранк?”. Но раввин заверяет, что он пошутил, и начинает наваливать рэп (выяснилось, что на ютубе есть его разбор "еврейских строчек" Оксимирона, все переплетено!).

После первого трека мужчина благодарит публику: “Спасибо! Я чувствую себя Канье Уэстом! Ой, наверное, не стоит упоминать его имя в синагоге”.







Спустя десять минут раввин заканчивает с рэпом и зовет на сцену Шарлота — на нем черные брюки, черная рубашка, сапоги с трогательной валяной вставкой, то ли кудри, то ли накладные пейсы. Раввин и Шарлот расцеловываются, и мужчина поясняет: “Эдуард согласился выступить у нас онлайн во время локдауна, и с тех пор мы его очень уважаем”. Шарлот выглядит чуть смущенным, но радостным, и садится за черный рояль.

Программа выступления оказывается разнообразной: прежде чем исполнить свои главные хиты “Щека на щеку” и “Мяу мяу мяу” Шарлот играет классическую музыку и неожиданно песню “Поворот” группы “Машина времени”. Артист ничего не говорит в паузах между композициями и ничего не объясняет, поэтому сидящие в зале совсем не понимают, что произойдет дальше. У Шарлота сильный голос, и на все помещение, декорированное менорами, раздается его громкое “Как настроение? // Я отвечу: “Оно ахуенное” // Мне ахуенно, ахуенно, ахуенно”.

Примерно через час Шарлот объявляет, что концерт окончен. Зрители просят не уходить, а один из поклонников даже выкрикивает: “Я ждал тебя два года”. В итоге артист соглашается исполнить песню “Подруга” — зал поет хором, а Шарлот аккомпанирует на рояле. Это трогательный момент — очевидно, что в зале собрались фанаты.





Шарлот предлагает завершить музыкальную часть и “немного пообщаться”.

Что мы узнали из его публичного интервью:


— Сейчас Шарлот в порядке, но ему действительно было нехорошо в ментальном плане.

— После конфликта с Sony он решил минимизировать свое присутствие в соцсетях и заходит в них только для того, чтобы “слить грязь”. Вместе с тем артист очень уважает электронную почту: он проверяет ящик по шесть раз в день, читает все, что ему пишут, и открыт к коллаборациям. А еще ему нравится вести телеграм-канал — скоро там появится новая музыка.

— Шарлоту больше не хочется делать то, что “услаждает слух и развлекает”, поэтому не стоит ждать от него песен в старом стиле. Эдуарду интересно искусство, поэтому он хочет создать собственное движение. Из его слов непонятно, чем оно будет заниматься, но оно точно не политическое. Чтобы развивать это движение, он планирует уехать за границу, хоть и заверяет, что никогда не бросит Россию.

— Еще Шарлот советует всем уволиться: “Ведь вы же вообще нихуя из-за нее не видите”. На закономерный вопрос “А на что ты живешь, если у тебя нет концертов”, он отвечает, что каким-то “магическим образом” у него всегда есть деньги и что он чувствует себя зажиточным студентом.

— Шарлот до сих пор сильно злится на Sony. Он заверяет, что после публичного скандала лейбл начал ему платить деньги, и неожиданно рассказывает, что недавно у него произошел конфликт с дистрибьютором Believe. Именно из-за этого он выпустил альбом “Крестьянам дали камеры” без стримингов и монетизации. Из рассказа Шарлота сложно понять, что именно произошло, но вот что проговаривается однозначно: в тот период артист жил в студии (кажется, это не фигура речи, и Шарлот оставался там, потому что ему некуда было пойти) и слил релиз за два дня до его официального выхода. В своей разгоряченной речи артист называет сотрудников компании уродами и обвиняет их в том, что они не уделяли ему должного внимания.

Представители Sony и Believe — не единственные, на кого распространяется гнев Шарлота: достается и учительнице литературы, заставлявшей его учить стихи наизусть, и людям, которых он считает “банальными”. Слушать токсичный поток обвинений становится невыносимо, и я ухожу раньше окончания выступления. От щемящего восторга от коллективного исполнения легкой и светлой песни почти не остается следа, но, в конце концов, я и так получила немало.

Нравственный, опасный и красивый
Говорит, что в стране и так проблемы с музыкантами: "Один Shaman, что ли, должен петь?"
"Если вдруг, что-то не пройдет проверку, значит, не будем это исполнять. Пусть проверяют"
Спецприемник в Израиле, безумный фанат в Таиланде и много конфликтов со всеми сразу