Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты
Интервью: Николай Редькин

"Никто не внес столько вклада в развал фашизма на Руси, сколько группа Бухенвальд Флава". Саша Скул и его интервью

"Меня влечет темная сторона", — цитата артиста. О ней мы и говорили.
Комментарии
0

Саша Скул не был на большом концерте, где в его поддержку выступали ATL, Horus, Макулатура еще полтора десятка артистов поменьше. Тогда он лежал в больнице. Но сейчас радуется тому, что это произошло: “Выходит, из-за меня сплотилось рэп-сообщество”.

Все эти артисты собрались, чтобы поддержать попавшего в беду товарища. Сейчас у него дела получше: в ноябре Скул сообщил, что успешно прошел курс лечения от лимфомы. Он удивляется, как ситуация попала в инфополе самых разных изданий; я вспоминаю заметку в Starhit, озаглавленную “Друг дочери Валерии Саша Скул борется с раком”. Как это случилось? Концертом занималась “чувашская братва”, от нее информация попала в соцсети Ёлки, а уже от нее — к певице Шене, дочери Валерии.

Скулу помог Noize MC — положил его в хороший онкологический центр. С Иваном Саша никогда не встречался, и на первый взгляд, они — люди из разных вселенных. Но если вспомнить творчество ранней группы Скула Бухенвальд Флава, в котором он выводил карикатурного зигующего героя-люмпена, то параллели с ранним Нойзом, где встречались такие же типажи, не кажутся натянутыми. Только в случае со Скулом пародия была не столь очевидна — многие так и не поняли, что их троллили.

“Вчера с Мердой (Murda Killa — прим. The Flow) рэп записывали, ловкий такой получился. Потом он мне еще рассказал про двойные рифмы. Я никогда не въебывал в такты, в ритмичность, в строки. Просто сплошняком рэп писал. А тут заморочился, и такой музон получился фрешменский”.

Несколько лет назад у него случилась перезагрузка: Скул познакомился с Рипбитом (тогда — половиной тандема Dark Faders). Под его биты, где замедленные сэмплы из Отпетых Мошенников и группы Монокини как-то особенно удачно встраивались в даркфейдеровский саундландшафт, кособокий рэп Скула потерял всю пародийную составляющую и зазвучал особенно резко.

Потом пришел рак.

Но начать лучше с самого-самого начала.



“НА НАШ ПЕРВЫЙ КОНЦЕРТ НАС НЕ ПУСТИЛИ”



— Город Братск, Иркутская область. Ты там вырос. Что это за место?

— Унылая периферия такая. Там совсем все по-другому, время несколько застыло в “нулевых”. Не киберпанк, как в Москве. Народ позлее, опять же, ввиду суровых условий. Пацанизм, криминал, безработица, героин и прочие развлечения.

Это по сути моногород, которому лет 60 от основания, его рабочая окраина. Я давно там не был, но судя по интернету, сейчас нормально уже все вроде. Подростки в большинстве поблагополучнее, хотя, безусловно, молодежи там тотальный отток.

Был конец “нулевых”, были онлайн баттлы на hip-hop.ru в тренде, интернет по 6.50р за мегабайт, ну и у нас в локалке местной форум появился. Там был такой чувак Рома Чудо, звезда батлов hip-hop.ru тех времен. Он начал треки свои выкладывать, они сильно отличались от всего, что тогда было. Он довольно радикально высказывался о рэпе, который тогда слушали — Каста, Nonamerz и так далее — в том духе, что это все залупа. Вкидывал в локалку Ларика Сурапова, Бабангиду, Company Flow, CunninLynguists, Мэдлиба с MF Doom и просто всякую безумную музыку, в духе Взрыв кабачка в коляске с поносом, Старухи мха и различного сибирского панка. Я подростком это слушал.

Однажды мы встретились. Он неординарный чувак был: восемь классов образования, при этом пиздец эрудированный, интересовался физикой, читал техническую, научную литературу, саморазвивался. Был настоящим музыкантом, не находил себя в мире: хуевая работа, дешевый алкоголь, долги и это все. В те времена в периферии нереально было с музыки жить. Так Рома и заблудился немного.




Группа Коба Чок. Рома Чудо — человек с авоськой




— Что с ним стало?

— Умер. Причем я зараковал, а месяца через два Рома умер. Просто в окно выпал дома вечером. Намеренно или случайно — я не знаю.

У него был широкий кругозор, живой ум, интерес к науке, тусовался с панками труёвыми. В итоге мы придумали джаз-рэповую группу Коба Чок. Высмеивали тренды современности, читали под джазовые биты от лица бомжей и пролетариев.

Это было время расцвета мазафаки и эмо-движняков, времена популярности джекэсса (от MTV-шного шоу Jackass, “Чудаки”, где люди на камеру делали странные вещи — прим. The Flow). Была топовая команда Break Board Team по этим джекэсс-делам. Дима Гусев (второй участник группы Бухенвальд Флава — прим. The Flow) был ее создателем. Он организовал концерт, пригласил и Коба Чок. Мы приехали выступать, переодетые в бомжей. Дачные куртки заношенные времен СССР, авоськи с бутылками — в таком виде на свой концерт двинули. Ну нас и не пустили в клуб на собственное выступление, реально приняв за бомжей. Сидели возле него, водку пили. Потом Дмитрий приехал и как-то все разрулил.




Фото с того самого концерта



— Если почитать твои интервью, то тебя как будто всегда окружала околофутбольная зигующая субкультура. Правда?

Тогда повсеместно бурлили эти движи. Элита молодежи “нулевых”. Из запоминающегося было пару "акций". В городе — это единственный прецедент в Сибири — был мэр не от “Единой России”, а от КПРФ. Он был, естественно, такой же хуй нечистый на руку, как и любой другой мэр, так что политическая его ориентация вторична. Через месяц его берут со смешной взяткой, тысяч в 300 рублей. Причем громко так: ФСБ принимает, бабки забирает. Митинги тогда были кутежными, камер меньше, законы лайтовее, а гайки не так затянуты. Времена "Манежки", "Болотки", Химкинского леса и всех этих крутых народных волеизъявлений.

У нас подобрался состав из всех кого можно было затянуть: под одним флагом приехали антифы, футбольные хулиганы, ролевики, боны, скейтеры, просто гопники с района. Вся поебень неформальная, ищущая на жопу приключений, собралась. Надели медицинские повязки, накатили “блэйзера”, зажгли дымовухи, перекрыли трассу, различные заряды позабористее. Помню мы приезжаем, вписываемся в толпу на митинге — несколько тысяч человек! — а с трибуны вещает пенсионерка от КПРФ какую-то ватную лабуду.

Я залезаю к ней на трибуну и заряжаю в толпу: "Из черной резины сделана власть" — все закрутилось, понеслось, потом хоп! Мусора начинают всех винтить, берут нас в коробочку и сжимают, приближаясь, для решающего винтилова. Ну и тут бабки, тусящие на митинге, как заправские че гевары, сцепились за руки и сдерживали ментов, пока мы расписывались с площади. Потом вписали нас в падик, как партизан, помогали отсидеться, скаутили копов по району, совершали вылазки в магазин, предоставляли туалет в своих квартирах.

Я не знаю, можно было залететь за это или нет. Но у всех, кого сразу не попринимали, обыски начались, допросы. “Центр Э” тогда еще работал. Мне отзвонились, что вот-вот — и ко мне нагрянут. Поэтому я, не дожидаясь, свинтил с города, а когда вернулся, уже быльем все поросло.







— Чем-то историю Летова напоминает.

Я про это много думал последние восемь месяцев. Точнее, думал о правильности конфликта с миром и различным вещам противостоянии. Мне кажется, в период максимализма я бунтовал ради бунта, Летов правильно же противостоял, не с собой, а во внешнее. Мне просто нравилось находиться в меньшинстве, в оппозиции. Я мразил в медиапространстве поэтому же — в противоположность остальной рэп-сцене и рэп-канонам того времени. Не уверен вообще, что все это время меня правильно понимали. И что я сам себя правильно понимал. Я постоянно увлекался какой-то хуйней — пружина сожмется-пружина распрямится и понеслось. Я не отдыхал эти десять лет, не прерывался от рутины, а тут выключился на восемь месяцев и началось самокопание: а я правда это делал? А правда в это верил? Действительно так думал и это все было — или мне это все кажется?



— Что ты делал в Новосибе?

Да просто катался. По важным неформальским делам, лол — футбольные кореша, все эти темы. Это же был самый ближайший мегаполис, вся Восточная Сибирь хотела туда переехать.

Мы почти не давали концерты. Их и было-то открытых для всех — один в Москве, другой в Питере. И в Сибири играли пару раз чисто для футбольной тусовки, подпольно. Тогда такие времена были, что я честно не думал, что за концерты платят. Думал, Гуф и Рем Дигга сами платят, чтобы к ним на концерты ходили.







— Вам вообще не платили?

— Мы на свои деньги ездили и все организовывали. Вход если чего и стоил в Сибири, то рублей 50. Вообще не было мысли, что это монетизируется как-то. Да и, пожалуй, монетизировать тот рэп — это врать себе. Музыка революции была же в какой-то мере. Поэтому у нас в определенной степени были развязаны руки, мы творили что хотели в своем музоне. Нам было плевать, кто и как к этому отнесется.



— Окей, где ты брал деньги для жизни?

— Работал. Совпало, что я работал в маркетинге в 1С:БИТ, когда они выпускали “Битрикс” на рынок, e-commerce набирал обороты, а я оказался у его истоков. Сейчас какой-то источник заработка тоже искать нужно. Если честно, я и сейчас деньги с рэпа не зарабатываю (смеется).



— Как проходил типичный концерт Бухенвальд Флава?

— Коротко. Сколько у нас было концертов в Сибири, все заканчивались быстро. На все эти темы сильно уже давили. Слушали телефоны, запугивали, следили. Собирался такой антисистемный контингент молодых революционеров. Многих слушали, читали, пасли. Как правило, приезжали мусора и клали зал, это ведь потенциальные враги государства были, лол. Мы вроде всегда успевали вовремя съебаться. У клуба спалили известную тачку — отзвонили, быстро свернулись — уехали.




Типичный концерт Бухенвальд Флавы



Это сейчас звучит со стороны, как будто ФСБ и Центр “Э” террористов накрывали, но в основном там были обычные подростки, неформалы бунтующие, если совсем уж в суть посмотреть. Были, конечно, и ебнутые совсем люди на почве ультра-вайоленса, у которых по 20 эпизодов убийств доказали, но это скорее исключения.

В основном народ был романтичный и мыслящий.




“ВСЕ МОИ ТРЕКИ ЗАБРАЛИ НА ЭКСПЕРТИЗУ”



— Когда вашим творчеством начали интересоваться siloviki?

— Да в принципе сразу (смеется). Время было такое, что все начинало уже к закату клониться, по этим субкультурам активно работал “Центр Э”, состоящий из бывших убоповцев, ну и методы соответствующие. Только мы были припизднутые подростки, а не ОПГ. Я думаю, что в принципе они врубались, что мы не совсем та клиентура. У меня было пара-тройка разговоров с органами, где скорее рекомендации “не хулиганить” выносили.







Мне кажется, существование Бухенвальд Флавы было на руку всем. Потому что пришедшие в эти тусовки через рэп люди были уж точно не вооруженными террористами, а обычной модной молодежью. Все это становилось менее опасным, смягчилось, да что уж говорить — вырождалось. Думаю серьезных претензий не было, потому что никто, мне кажется, столько вклада в развал фашизма на Руси не внес, сколько группа Бухенвальд Флава. Сразу же все пиздой пошло! Оказалось что повальное увлечение “фа / антифа” темами для основной массы было таким же трендом своего времени, как скейтборд или как мазафака.

Чувак года два назад говорил, что все мои треки забрали на экспертизу. Перед ЧМ была такая плановая процедура, одну-две песни, может, и запретили (весь список запрещенных песен Бухенвальд Флавы можно посмотреть в реестре экстремистских материалов — прим. The Flow). Дух времени такой был. Ну и сейчас порой натыкаюсь, что те песни в реестр попадает. Да, думаю, и правильно делают. Всему свое время. Хотя вот про Варвару Семённу жалко хиточка.




— Самое дурацкое признание от поклонника?

— Есть чувак — как зовут, не помню, но он дико зиговал на тусовках по вайт-рэпу. Сам был откуда-то с области. Очень ортодоксально преданный Рейху был человек — расизм, гомофобия, радикальные взгляды. Не помню, как, но мы узнали, что у него был прикол переодеваться в платье и развлекаться дома с дилдой. Вот он мне вчера ни с того, ни с сего пишет: “Привет, давай пивка попьем”. А я с ним до этого не общался никогда плотно, ну и думаю, чего это он, неужто, бритенького мальчика после химиотерапии отпороть решил? Чо он замышляет?

Я же никогда как артист себя не позиционировал, мне неудобно, если люди фоткаться подходят. Но сейчас я за восемь месяцев тесного общения со слушателями я понял, что люди реально от этого кайфуют. Что для них прикола в этом нет, нет подхалимства. Что они от души пишут. От души хотят запечатлеть момент встречи и прочее. Понял, короче, что обижаю людей, если отказываюсь.




“МЕНЯ САМОБИЧЕВАНЬЕ ДОВЕЛО”



— Ты переехал в Москву. Чем занимался?

— Ну я закончил региональную карьеру на телеке, поехал в Москву. Сначала на НТВ работал в “Очной ставке” корреспондентом. За тобой регион закреплен, ты звонишь по отделам МВД за новостями. Случилось что-нибудь хуевое — о, отлично. Сволочная, конечно, работа: за бутылку водки людей в передачу вызываешь и выдавливаешь слезы с участников событий.

У меня там знакомая работала. Ее однажды заставляли у бабули, у которой на глазах внучка сгорела, спрашивать: “Как думаете, она сильно мучилась?” — и прочий ад. Бабуля знакомую отлупила, кстати. Мне претило таким заниматься, сразу оттуда съебался — вышел на ВГТРК монтажером. Это я совсем в рот ебал, так что вернулся в интернет-маркетинг.

Попал в крупную сеть, в топ-менеджмент. Потом съебался в свое дело — вот это, наверное, ошибка была.



— Свой бизнес?

— Оборудование для телеметрии. Условно: звено, передающее показания со счетчика ресурсов в диспетчерский пункт или АТМ удаленное управление. Скучно, короче, и с прицелом в гос.лавочки. Я работал с чуваком в одной конторе, мы прошарили рынок, нашли отечественного производителя из Ростова, начали толкать модемы. Мне коммивояжерство любое через “не хочу” всегда давалось, это жестко не мое — торгашество, откаты, все это говно, из-за которого на Руси хуево. Я все-таки хочу более созидательное что-то делать. Делаю в интернет-проектах — кайфую, хотя работаю не на себя. А тут вроде и на себя, и просто такое ко всему отвращение!

Мне кажется, рак оттуда и ебнул. Я лежал с разными людьми, и у всех накануне заболевания был какой-то конский стресс из-за бизнеса или другой хуйни. По ходу меня это самобичевание довело. Я ж никогда не болел у меня даже карточки не было медицинской в Москве. А тут хуяк — и сразу рак.







— Реклама йогуртов с твоим участием — что это было?


— Я на телеке работал региональном. И там актерский состав был сплошь из местных спивающихся театралов, которые рубились за роль на съемках. Там такая специфика была, что если дашь аванс за цикл передач, то актер забухает и съемки отложатся. Ну и все. Нет артистов для рекламы — ты сам артист.

Самое охуенное, что мне еще пришлось сняться в рекламе массажера для простаты. В капюшоне роль сыграл, чтобы морду не палить. Это было что-то типа программы “Москва: инструкция по применению”, только с региональным колоритом. Стоишь, массажер в руках крутишь. Не могу только эту рекламу найти. Но с йогуртом тоже хорошо получилось. Мне кажется, “Янта” даже не рассчитывала на такие просмотры.







— Правда, что ты пробовал устроиться на работу в Black Star?

— Не в лейбл только. Это когда Тимати интернет-магазин открывал. Но в тот момент там зарплата была по отрасли просто смешнейшая, тысяч 60 рублей. Если тебе лет 20, ты можешь, наверное, за атмосферу поработать, а мне было неохота.

Я пришел к кадровичке общаться. Думаю, да чо это резюме обсуждать, расскажу ей лучше про “Ельцин был скином”. Покажу клип “Не сидел — не русский”. Телка охуела, нажала кнопку. Приходят секьюрити, палят на меня. Подумали, что не в себе и сам не уйду.



— В итоге тебя вывели?

— Охрана вывела, да. Напряглись, не въехали в угар про Ельцина.



— “Ельцин был скином” — что это за движуха?

— Есть у меня кореш прокачанный в вопросах религиозных Он воевал с кришнаитами в интернете, переписывал “Бхагавату”, заменяя Кришну на Ельцина. Это пиздец смешно было. И очень органично выглядело. Ведический текст и вместо кришн и шив — Ельцин. Ельцин как воплощение Кришны на Земле.





Была такая организация третьепутная “Вольница”. Вот ее организатор тогда откинулся с тюрьмы и дико врубился в угар с Ельциным, только еще дальше пошел. Однажды он написал мне, мы встретились на Трех вокзалах и пошли поить русских людей в День России. Проводили акцию “Бухло вместо бомб”. Кирилл в тягах с белыми шнурками, кто то в мерче “Единой России”, я в кепке 228. Ну, такие гротескные жители Руси на максималках.

Подходили к мужикам — не к бомжам, а к благополучным таким россиянам в центре Москвы — предлагали им выпить боярышника за Россию, представлялись волонтерами от “Единой России”. 10 из 10 обывателей соглашались и накатывали бояру.

На тот момент этот угар зашел. Можно было, наверное, даже на политическую пропаганду подписаться за деньги. Блогером стать кремлевским. Но я, как обычно, все проебал.




Часть того перфоманса на Площади трех вокзалов можно увидеть в клипе Скула





— Правда, что ты носил с собой аварийный молоток, когда переехал в Москву?

— Я ходил с ножом, с ракетницей, баллоном и молотком. У меня еще не было постоянного места жительства, кочевал. Такой был арсенал всегда в карманах. Сейчас я не ношу с собой средств самообороны, давно перестал параноить.



— “Был год, когда мне угрожали как никогда. С реальными перспективами, когда действительно могли ебнуть”. Взял из твоего интервью такую цитату. Что это было?

— Скиновали (смеется).

Звучит, наверное, достаточно бандитски, с поножовщиной и стрельбой. Но это была такая “зарница”, на самом деле. С обеих сторон были неформалы, никакого криминала и АУЕ. Постоянно друг другу угрожали, что накроют: “Вам пиздос — Нет, вам пиздос”. Ну и получилось пару крутых битв со стрельбой и поножовщиной, без мокрух само собой. Я тогда еще понял: если хотят и могут что-то сделать, то предупреждать не будут, а сразу переебут молча и все.



— Кто такой Женя Чехман?

— Культовый чувак в скиновских кругах. Очень колоритный тип. Если в двух словах: достаточно громко убил человека, будущего строителя космических кораблей, история гуглится легко по запросу в духе “скинхед убил студента Санкт-Петербург”. Не знаю, насколько это было справедливо, не берусь судить. Его посадили. Мы с ним порой переписываемся, он говорит, что ему произошедшее пошло на пользу. От страстей отказался, в себя пришел. Жаль, конечно, что человека убитого не вернуть. Но не я им судья. Не очень хочу про это говорить, если честно. Я от каких-то тем, с жизнью и смертью связанных, хочу как можно дольше подальше держаться.




Чехман на фото — слева от Скула




— Много было подобных персонажей в твоем окружении?

— Это еще не самый неблагополучный был! Меня всегда тянуло к такой чернушной движухе — как у Луи-Фердинанда Селина, как у Генри Миллера, Буковски. Изнанка и дно жизни. Я во всем этом аморальном и отвратительном наблюдал какую то красоту и искренность, но конечно, вся эта тьма меня тоже подъедала и захватывала — это я сейчас уже так понимаю. Менты говорили: “Ты чо тут делаешь? Ты же нормальный человек! Это ж полные уроды. А у тебя хорошая работа, образование, нахуя ты с ними?”. Я и сам не знаю, нахуя.

Но меня влечет эта темная сторона. Знаешь, как в фильме “Экс-ударник”: очень успешный барабанщик связывается с тусовкой унтеров-инвалидов, безнадежных, бесперспективных, отвратительных. И вписывается в их группу. Его стимулом был дауншифтинг: окунуться на дно жизни в атмосферу косых, кривых и убогих, а потом, как надоест, вернуться в свою сытую благополучную жизнь. Туризм такой. Мне кажется, я что-то похожее ловил. Потереться по дну — а потом в опенспейсе кофе попить.




“КТО-ТО ЖЕ ДОЛЖЕН ВСЕХ СИРЫХ И УБОГИХ ПРИЛАСКАТЬ”



— Твоя баттловая история. Как вышло, что ты оказался на “Версусе”?

— Просто в угар снял заявку. Я не думал, что меня Ресторатор позовет. Где я, а где все эти рэп-соревнования. На тот момент это был более-менее уже раскрученный проект. Сперва Ресторатор хотел сделать баттл меня против Паши Техника, потом переиграли на более интересные вариации.

Ресторатор позвал на съемки, мы собрались в путь с Добриком (друг и концертный директор Скула — прим. The Flow). Поезд сидячий до Питера и ящик пива. Нас там вписали ловцы педофилов. В день выезда я прямо на работе, в течение рабочего дня написал текст, распечатал. Думаю, в поезде выучу. А в поезде мы с Димоном пиво пили, вышли только в девять утра. С пузырем “Клюковки” стоим на вокзале. Нас встретили скины, повезли в фешенебельную квартиру. Причем у них же ЗОЖ и прочие правильные вещи пропагандировались. А мы как мрази: носками воняем, “винстон” курим и пьем “клюковку”.

В итоге в два часа дня нам сказали: “Ребята, давайте мы дадим вам скидку в СБГ (паб в Питере — прим. The Flow), а вы съебетесь, потому что с вами в одном помещении уже реально невозможно”. Ну мы и пошли кутить. Пили алкоголь с дисконтом, спали под барной стойкой.

Проснулись в разных частях Питера, надо на съемки валить, а у нас ни телефона Ресторатора нет, никаких контактов. Надо ехать, “Версус” искать. Нашли это бар, стоим под дождем, пьем “Черный русский”. У нас тогда был прикол — пить самые мразотные напитки, чтобы людям даже рядом стоять было противно. Ну и стоим мы похмельные, пьем омерзительный алкоголь, а подростков-рэперов в кепках-сковородках привозят посмотреть наше рэп-сражение мамки и батьки на мерседесах. Душевно все было. Сперва все напряглись только, что мы отлупим Джона Рая, но мы ж нормальные люди.






— Второй твой баттл. У меня снова цитата: “Пришел на площадку Slovo Москва и устроил там драку”.

— Идея-то была неплохая — провести баттл с Энтео. Реальность же получилась таковой: собрали всю фрик-бригаду, напились кагора. С нами был чувак Юра Мухомор, ему было лет 14-15, и он очень сильно и серьезно болел. Какие-то пацыки из подростковых гопнических выебонов его опиздюлили. Мы их нашли и дали им отеческих лещей в отместку. Стыдно, но, пожалуй, справедливо. А баттл говно полное получился, хотя перфомансы крутые: Энтео раскидывал брошюры против абортов, махал муляжом абортированного младенца, его кореш с наколками на лице рассказывал о христианской любви, обливаясь слезами. Кричал залу: “Христос Воскрес!”. А зал отвечал хором: “Воистину воскрес”.

А про отеческие лещи: я еще подумал, как дети изменились. Сразу пошли писать заявление, стали угрожать посадками, 70 тысяч за “замять” требовать. В итоге Юра оформил себе сотрясение, поугрожал встречным заявлением, и это все сошло на нет.



— Были ли в природе концерты Саши Скула, которые не заканчивались дракой?

— Публика просто такая. Но это исключительно моя вина, что я всех приличных людей в какой то период изгнал своим нарочито мразотным и отвратительным поведением. Был период, когда приходили самые безнадежные, а не прогрессивная молодежь. Я тогда еще думал: “Ну если не я то кто, кто-то же должен всех сирых и убогих приласкать”. Так-то все дружно достаточно было, пару раз только такие инциденты, чтобы кто-то опиздюливался. И то весьма за дело. Хорошо что уже давно все не так. Сейчас я рад выступать перед благополучным народом взамен дна жизни. Созидательные настроения мною всецело завладели, взамен протестных.






— Когда у тебя несколько лет случилась перезагрузка и ты сдал делать другую музыку, эти люди продолжили ходить на концерты?

— Нет.

Я с Рипбитом, познакомился, тогда музон и изменился, Сега очень талантливый саундпродюсер. Если бы не он, я уже вряд ли бы этим всем занимался. Для меня долгое время весь этот рэп был способом отдохнуть от отстойной взрослой жизни, слетать с корешами куда-то. Пивка попить, пооскотиниваться на сцене.

Мы летали на концерты бизнес-классом, чтобы в зале ожидания посидеть — там безлимитный алкоголь, еда и развлечения входили в стоимость. Приезжали за пять-шесть часов до вылета и тусовались в бизнес-классе в “ожидайке”.



— Почему Рипбит — крутой саундпродюсер?

— Даже не знаю, как объяснить. Но вот кто-то сводит бит с акапеллой, а Сега из акапеллы делает композицию. Музыкой обыгрывая сюжет, настроения. Для меня это все как волшебство выглядело. Он очень глубоко делает, во всем этом по-настоящему разбирается. Это как магия выглядит для меня — и в итоге трек получается даже лучше, чем ты его себе воображал. У них там своя атмосфера в Чебоксарах, студия исполнена атмосферой дружбы и творчества. И почти беспрерывная работа, работа с музлом.



— Лучшая, на твой взгляд, песня, которую вы с ним сделали?

— “Шатокуа”. Я удивился, кстати, что мало кто уловил эту отсылку — "Дзен как искусство ухода за мотоциклом”, хотя это же очень попсовая книжка. У меня так бывает: песня получилась — нравится, слушаю-слушаю, заслушиваю и переслушиваю. Через месяц от песни просто тошнит. А “Шатокуа” слушаю и до сих пор нравится.






— Как думаешь, что имел в виду ATL, когда читал: “Олдскул, ньюскул, наш учитель Саша Скул”?

— Думаю, подбодрить и некий сюрприз сделать хотел. Мне было дико приятно.




“ОТЪЕХАЛ СПАТЬ, ПРОСНУЛСЯ — МАМЕ ПЯТЫЙ КАНАЛ ЗВОНИТ”


“Ангел Западного окна” не читал? Эдакая летопись великого падения Джона Ди. У меня весной был период такой, что я совсем свой путь в мире потерял, занимался тем, чем не хотел заниматься. И как соскочить, не знал. Ощущение было — что в угол загнан. Посетовал товарищу, а он сказал: сейчас nigredo (термин в алхимии, означает полное разложение, — прим. The Flow), дальше будет лучше. Я увлекся всей этой алхимической темой, начал читать Майринка, там, Мирча Элиаде, Юнга. Во всяких пабликах по теме вис.

Мне писали люди предостережения, мол: “Не увлекайся алхимией. Если впустишь ее в свою жизнь, ты охуеешь, как это все начнет воплощаться”. И реально так и вышло.

Меня еще накануне чувак в офисе малознакомый спросил, ни с того, ни с сего. Он такой тоже с историей человек был — в аварию попал, у него обгорели руки. Говорит: “Саша, ты умереть не боишься?”. Буднично так, а меня как током прошибло! Я ответил ему: “Думаю, что долго буду жить”. Больше мы с этим челом не виделись, а меня скрючило через две-три недели в рак. Я потом думал о том, что это было? Совпадения и предостережения или еще какие то знаки? Я их все проебланил на тот момент.

Когда меня наконец привезли в онкобольничку, маму с невестой собрали врачи и сказали, что я могу не пережить химию и отъехать, потому что плохое уже состояние. Потом мне чуваки в отделении говорили: “Мы думали, что труп привезли, когда тебя по коридору катили”. Это все так само собой выходило. Ощущение, как будто прожил сценарий кем-то написанный. Или как будто персонаж компьютерной игры, и некая сила меня ведет. Все закончилось не менее киношно. Выходит альбом с символичным названием — и я получаю результаты о том, что выздоровел. Все, nigredo закончилось. Реально, русский сериал! В трансерфинг, что ли, верить начать?



— Ты до этого верил в мистику?

— Да. Угорал по оккультизму, эзотерике, кельтской магии. По Кастанеде. Обряды проводил. Мне казалось, что у меня получалось заключать договора со стихиями, взаимодействовать с силами, влиять через это на окружающий мир., Потом я не помню, что произошло — но я все это забросил, книги сжег, покрестился. Скорее всего, потрясение какое-то случилось или реально затащил с миров тонких чего-то в окружающую реальность. Мир же сложнее устроен, чем кажется.






— Зачем ты в феврале этого года написал пост о своей смерти?

— Я сам себе не могу на это ответить. У меня ебашил рак уже. Я потом читал симптоматику, и в принципе все это уже было: депрессии, кризис от ситуации, в которой на тот момент находился. Мне казалось, я себя потерял, занимаюсь хуй пойми чем, не получаю удовольствия от жизни. Стал заложником всей этой ситуации. Это было криком отчаяния таким.

Децл еще помер — меня так это зацепило. Сколько ж мне лет, думаю, раз Децл уже помер. Вот же он живой про “пепси”, пейджер и MTV поет, а я в пятый класс хожу. А тут хуяк и помер. Катил домой по зиме — и ни с того ни с сего запилил этот пост, крик отчаяния по ходу. Причем я был совершенно трезвый. Отъехал спать в печали, проснулся — маме Пятый канал уже звонит, и СМИ бурлят.

В начале всей раковой истории я как-то глупо опиздюлился. И как же я рад, что получил пизды в тот день, потому что иначе я бы не попал в больницу более-менее своевременно, а попал, когда болезнь могла быть уже необратима. Я даже не помню, как получил пизды: мы позитивно потусовались на Пирокинезисе, я поднапился водки, еду домой, меня провожает Саша Конь. И потом меня будит девушка: “Чо у тебя такой ебальник развороченный?”. Я смотрю в истории поездок в такси — меня везли с Боткина. Значит, с травмы. Потом вижу странную переписку с Убером. Видимо, я сел вместо своего такси в чужую тачку. У нас произошел конфликт и мне разбили ебальник.



— Что ты делал эти восемь месяцев?

— Оглядывался назад и рассуждал. Прикинь, ты не можешь сконцентрироваться, думаешь только о смерти. Я не мог книги читать и музыку слушать. За это время прочитал только “Искусство легких касаний” Пелевина, эта книга почему-то легко заходила. А так панические мысли не давали ничего делать, кроме как в себе копаться.



— Было страшно умереть?

— Вообще пиздец. Я раньше бравировал тем, что смерть — это освобождение. А когда прижало и мне сказали: “Чувак, у тебя рак, пиздуй домой и пей два литра воды в день, а потом записывайся, если повезет, к онкологу, там глядишь через месяцок очередь подойдет”... Я охуел от того, насколько умирать страшно. Даже не за себя, за тех, кто остается. Каково им будет?






— А что сделал, когда узнал, что рак побежден?

— Я результаты ПЭТ КТ ждал пока, меня так кандыбало, я на стену лез. Попал как раз на праздники, и время ожидания затянулось. Когда ехал за расшифровкой, то сознание уже в такси терял от волнения и задыхался. Захожу в медцентр, мне дают результаты на одном листе. Я понимаю: раз лист один, то там нечего описывать было. Значит, все ок. Смотрю, там: “Полный метаболический ответ”, сажусь на корточки — у меня слезы текут. Ну и все. Маме только позвонил, порадовал.

Мне кажется, это бесследно не проходит. Я на год выпал в лимб этот, до сих пор звуков громких шугаюсь и людей. Знаешь, как хироманты по руке гадают? Вот у меня на линии жизни как раз на середине прочерк был. Дима Добрик мне давно гадал: “Тут переёб у тебя какой-то. Тряханет тебя, судя по всему, сильно, а потом дальше будешь жить”. Так и получилось.

Еще когда я только заболел, мама товарища сон какой-то про меня видела и сказала: “Бедный парень, тяжело ему скоро придется. Но не смертельно, выберется”. Я этому тогда значение не придал, а, выходит, во мне как раз рак жить тогда начал. Еще странное видение было посреди ночи: голос мертвого предка со мной разговаривал, предупреждал. Понимаю, что это как бред звучит. Не утверждаю, что это мистика какая-то — может организм так предупреждал о болезни. Но это все правда происходило.



— Что сейчас делать будешь?

— Съебать хочу в Барселону — к товарищу повидаться. Ему лет пять назад дали политическое убежище на почве заварух в Украине

Когда прижало, понял, что жизнь скоротечна. Надо бы успеть встретиться, не откладывая. Хочу повесть написать наконец “MOB’s” — о субкультурах “нулевых-десятых”. Как “Над пропастью во ржи” — увязав это все со взрослением окончательным. Рэп-альбом готовим фольклорный, в таком духе, как мистические альбомы Сектора Газа. Ну и источник дохода какой-то нужно найти — видимо, в офисы возвращаться.

Это все пока выносит дико — бытовые и прозаичные заботы после такого пиздореза. Но, думаю, как-то все сложится. Главное вроде уже сложилось — выжил!





comments powered by Disqus
Понятный гид по проекту, в котором Скепта, Тимберлейк и Noize MC озаботились образованием юных музыкантов.
Пора признать: Тимати всё ещё отталкивающий персонаж, но за ним впервые за долгое время интересно следить.
Много Бората на этой неделе, Snoop Dogg и Travis Scott вступили в войну консолей, Гуф желает доброго утра.