Новости Тексты Альбомы Клипы
16+
Тексты
Интервью: Кирилл Бусаренко

"Сейчас я вряд ли буду писать песни как "Дорадура" — большое интервью с Дорой

Пиво, автографы полицейским, проблемы с доверием, психолог Галат и немного Бэйби Йоды — обстоятельный разговор со звездой кьют-рока.
Комментарии
0

— Меня беспокоит, что произошло между тобой и пивом. Почему ты больше его не пьешь?

— Я на самом деле очень люблю пиво. После него я чувствую себя хорошо и при этом достаточно веселая.

У нас был большой тур, а в райдере — много пива. Мы каждый день выпивали по три-четыре бутылки и в какой-то момент — в том числе за счет сбитого режима и такого себе питания — это стало сильно сказываться на здоровье. Плюс я поправилась, хотя никогда подобным не страдала. Когда вернулась из тура, купила весы, встала на них, ну и вот.

Я еще обсуждала со своими ребятами, что оно ведь калорийное. Они открывают в гугле калорийность пива и водки — у пива значительно ниже, но ведь и водки ты столько не выпьешь. Там же дрожжи, это как булка водяная, которая тебя разносит. Теперь я на детоксе (смеется).


— Сколько ты выпила с T-Fest?

— Пива?


— А было не только?

— Если ты про ту фотку, то очень много (смеется). Там была большая пинта. Ребята офигели, когда я заказала ее. В итоге бутылки три выпила где-то.


— Я ничего не понимаю в пиве. Какое классное?

— Мне нравится обычное нефильтрованное по типу Blanche или сидр Chester’s. Но вкус тура ассоциируется с райдерным пивом (смеется). Какая-нибудь Corona Extra.




— Ты ездишь с бэндом и другими людьми, поэтому вам нельзя простаивать. Но нет ли этической проблемы концертов при ковиде?

— На самом деле в некоторых регионах уже разрешено проводить концерты. И почему бы нам их не провести? Мне хочется ставить туры на следующий сезон. Интересно развиваться в плане живой программы — мы сейчас прокатали почти 40 городов и очень жестко прокачались. Что барабанщица, что басистка, что я сама. И это же был мой первый полноценный тур. Я не знала, как это — собирать чемодан на три недели и уезжать из дома.


— То есть не просто первый тур, а еще и при коронавирусе. Крещение огнем.

— У нас было круче, чем коронавирус. На одном из концертов даже было фейк-минирование.К нам приходили полицейские, выводили всех из зала. Из-за этого почти отменился концерт в Чите, но нам удалось перенести его на следующий день.


— “Только что дала автограф двум полицейским. Суперстранное чувство”. С этим связан твой твит?

— Да. Это как раз было то самое минирование в Чите, куда мы летели шесть часов, отчекались, нам сказали выходить на сцену и тут заходит организатор со словами “Всех выводим, поступил запрос о минировании”.

Меня допрашивают полицейские, задают вопросы из разряда “Может, вы это специально все подстроили, чтобы сделать инфоповод”. Какие-то странные вопросы, давно ли я занимаюсь музыкой, как это произошло, как я песни пишу (смеется). А потом женщина-полицейский протягивает листочек и говорит: “Вот вы начинающая звезда, можете поставить автограф?” Я, конечно, сразу посмотрела на бумажку, что она чистая (смеется) и я ни под чем не подписываюсь. Сфоткались и все ушли.


— А ты в итоге собрала полностью женский бэнд?

— У нас золотая середина, где звукорежиссер и тур-менеджер — мужчины. Они сильно разбавляют наш коллектив. Я больше отношу себя к мужикам: не могу долго собираться и часто с парнями жду девочек.

Если честно, чисто женским составом труднее ездить в тур, потому что у нас много вещей, куча чемоданов, гитары, малый барабан, педали всякие. А у парней не так много рук. И в регионах еще много странных вокзалов с кучей лестниц. Конечно, устаем, иногда отдыхаем друг от друга в наушниках. Но в целом у нас очень дружественная атмосфера поддержки. У меня вообще ощущение ответственности сформировало мысль, что я должна задавать всем позитивное настроение и не унывать.


— Не разочаровалась в идее?

— Я давно хотела это сделать, еще когда играла с сессионщиками на “Урганте”. Многие считают это сексизмом, но мне хотелось показать girls power. Что девчонки тоже умеют играть. В музыкальном мире есть предвзятое мнение, что вот в Японии девочки играют, а у нас — нет. Я же играю, других знаю, почему бы не собраться.А на меня смотрели, будто я сумасшедшая и никого не найду. Но мы много репетировали, поначалу были совсем без опыта — недавно вот пересматривали старое выступление и очень смеялись. И как мы прокачались сейчас. Это одно из лучших моих решений.


— Увидел ролик, где ты поешь на плече у секьюрити. Это разовая акция или часть каждого шоу?

— У нас есть прикол — на одном треке я выхожу в зал, мы делаем круг и парни отжимаются. Я наблюдаю за этим и так произошло, что охранник, прикольный тип, решил меня поднять, чтобы все видели. Было очень мило. После этого мы начали так делать с менеджером Глебом.


— Сходила ли ты в стрипуху “Монарх” в Перми?

— Я очень хотела (смеется). Наш тур-менеджер сказал, что это легендарная стрипуха, где в свое время тусовался один хорошо известный артист. Но наш звукорежиссер женат, поэтому мы проявили солидарность.





— Цитата из твиттера. “Была на приеме у фониатра. Это было часовое унижение моей личности”. Что произошло?

— У меня много концертов, поэтому иногда происходит смыкание связок и пропадают высокие ноты. Посоветовали сходить к фониатру за рекомендациями, чтобы не убить себя. И сказали, что есть женщина-фониатр, которая лечила всю страну и работала с поп-сегментом и роком.

Я приехала с мамой в хоровую школу. Там был довольно-таки странный вайб. Отсидели очередь, потому что к ней ходят ученики. Захожу в кабинет и мне сходу прилетает предъява, что я не так разговариваю. Говорит: “ТЫ СЛЫШИШЬ, КАК Я РАЗГОВАРИВАЮ? ТАК РАЗГОВАРИВАЮТ АРТИСТЫ. ТЫ ДОЛЖНА СВОЮ РЕЧЬ ПОДАВАТЬ ГРАМОТНО”.

Я решила, что это у нее прикол такой — через унижение показывать что-то крутое. Начала говорить ей, что у меня плотная гастрольная жизнь, нужны советы. Она вообще подумала, что я учусь в девятом классе. Посадила на стул, а он раскачивался — в какой-то момент она поворачивается, берет меня за плечо и говорит: “НЕ РАСКАЧИВАЙСЯ, НОВЫЙ МНЕ ПОКУПАТЬ БУДЕШЬ”. На меня так в последний раз давили на уроке физики в школе.

Потом началось самое страшное. Как фониатры проверяют связки — вставляют трубку по типу гастроскопии. Я про это не знала вообще. Начинаю задыхаться, мне страшно, рвотный рефлекс, я ее отталкиваю, прошу объяснить, что мне вообще надо делать. И она такая: “БОЖЕ, НУ КАК ТУТ РАБОТАТЬ”. А там еще немного петь надо во время процедуры, чтобы раскрылись связки. Меня начало трясти, ничего не выходит, на что она говорит: “У МЕНЯ ТУТ МАЛЬЧИКИ-ПЕРВОКЛАССНИКИ УМЕЮТ ЭТО ДЕЛАТЬ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ТЫ. ПОЗВАТЬ ИХ?”. Я за прием пять тысяч рублей отдала. Зато мне сказали, что мои связки подходят под исполнение лирических драматичных песен.


— Мне это чем-то напомнило “Музыкалити” с Ларисой Долиной и Валей Карнавал.

— Ну да.


— Кстати, о “Музыкалити”. У Боярского колючие усы?

— Да (смеется). К сожалению, этого нет в выпуске, но он меня дважды поцеловал в щечку. Они колючие.


— По шкале от 1 до 10.

— 10.





— Как тебе последний альбом Земфиры? Ты же фанатка.

— Я не прямо жесткая фанатка, сейчас слушаю другую музыку. Не могу сказать, что мне очень понравилось, но думаю, что альбом раскроется через пару прослушиваний — у друзей было так.


— На твое отношение как-то повлияла та старая история с Гречкой и Монеточкой?

— Я очень негативно к такому отношусь. Не знаю, что бы почувствовала, если бы вдохновивший меня человек вдруг сказал, что у меня зубы кривые и я сама страшная. Очень некрасивый поступок. Но при этом я всегда стараюсь разделять музыку и поступки человека.


— Ты когда-нибудь думала, будешь ли так же в 40 лет хейтить молодых артистов и новую музыку?

— Я могу понять, почему они так говорят. Музыка сейчас все равно обесценивается и тупеет. Мне кажется, раньше люди думали музыкальнее, а сегодняшнее далеко не все останется в памяти.

Предвзятость тоже есть — я вот смотрела “Вписку” про Фабрику Звезд и там чувак из Корней такую чушь про Билли Айлиш говорил. Очень надеюсь, что когда буду пожилой женщиной, не буду так ужасно относиться к молодому поколению. Мне в этом плане очень импонирует Лолита. Она позитивный человек.


— Почему тебя так задела критика Замая? Где ты, где он.

— Я понимаю. Бывает такое, что я могу ночью залипнуть на ютубчике. У меня было пограничное настроение, под момент попалось это видео и меня просто разозлила такая неконструктивная критика из серии “все песни строятся по схеме куплет-припев-куплет-припев-бридж-припев”. При этом Замай вроде как нормально ко мне относился.

Я не конфликтный человек, но когда увидела этот трехчасовой разбор, мне стало смешно и обидно, что мою музыку обесценили из-за работы в команде. “Дора, тебе нужно бежать от Галата и XWinner, потому что они плохо влияют на твою музыку”. Но я же знаю, как писались альбомы и сколько там моих идей. Сейчас я бы никогда не отреагировала. Было и было.


— Как думаешь, почему люди триггерятся на то, что артист не один пишет песни от и до?

— Не привыкли к этому в России. Даже тиктокеры, которые явно не сами пишут себе песни, боятся об этом говорить. Сейчас это меньшее, что меня волнует. Да и этот хейт куда-то пропал уже.


— Если бы ты узнала, что условная Земфира написала свои лучшие песни не одна, это как-то повлияло бы на твое отношение?

— Абсолютно нет. Ее музыка от этого хуже станет? Нет. Тот же The Weeknd не стал менее талантливым и крутым.


— Это был последний раз, когда тебя вывела из себя интернет-критика?

— Да, там еще критика была будто нацелена на то, чтобы вывести меня на эмоции. Если я слышу объективную оценку по одному из направлений и я согласна, что в нем действительно косякнула - без проблем, я признаю. Но когда от и до на тебе ставят жирный крест, это уже что-то не совсем для меня понятное.






— Тебе как девушке с яркой внешностью часто шлют криповые месседжи?

— Ну да, бывает.


— Как реагируешь?

— Меня больше пугает, когда интернет заканчивается и начинается реальность. Когда с твоим тур-менеджером связываются и мальчик на каждый концерт отправляет цветы с записками/подарками, ожидая ответа.

Был один случай. Парень комментировал каждый пост в моем паблике, я ему один раз ответила по приколу, а он это расценил как взаимную симпатию и стал более активным. Каким-то образом нашел домашний адрес и принес подарок на мой день рождения. Мама открывает дверь, а он говорит: “Извините, я не маньяк”. Придумал историю, что его друг купил адрес. Мама передает подарок, а там письмо из разряда “Мы должны быть вместе, я тебя люблю”.

Я решила сдуру поблагодарить за внимание и сказала, что не могу ответить взаимностью. В ответ получила: “Но ты же проявляла внимание. Я знаю, у тебя никого нет”. Стал писать пугающие вещи. После этого везде отписался и сейчас чуть ли не антипаблик ведет. А так у меня сливали не только адрес, но и паспортные данные с номерами.


— Тебе не боязливо выходить из дома одной?

— Я сейчас съехала от родителей. Первое время было очень страшно. Паранойя, сонные параличи, мне казалось, что я не одна в квартире. Доходило до того, что в 3 утра слышала шорох, звонила барабанщице Даше и просила ее пройтись со мной по квартире. Слава богу, это закончилось. Мне максимально комфортно.


— В тур ездишь без телохранителя?

— Без. У меня есть менеджер Глеб (смеется).





— К теме криповых сообщений. Ты знаешь, что с тобой пытался связаться Мэддисон?

— Да. Мне говорили про какие-то твиты. Он даже добавлялся в друзья ВК — я его, кстати, добавила.

Если честно, после определенных событий мне очень страшно знакомиться с медийными мужчинами, которые освещают свою жизнь в интернете. Я жестко напоролась, после чего про меня стали писать много неправдивого. Теперь в интернете неприятно общаться.


— Можешь рассказать, что тогда произошло?

— Пара мальчиков пытались продавать себя за счет меня. Выдумывали оскорбительные инфоповоды, чтобы самим казаться круче на фоне. Я такое не уважаю. Поэтому я пытаюсь общаться с ребятами из своего круга или с теми, кто очень далек от мира музыки.


— Тяжело ли заводить отношения в такой ситуации?

— Очень. У меня было, когда я сильно влюбилась, а меня пытались подставить. Мне было больно, я же открылась человеку. Теперь всегда пытаюсь ожидать худшего и знаю, какие секреты буду хранить долго от человека.

Сейчас я не могу позволить такую роскошь как отношения, потому что все время в пути, иногда и на друзей нет времени. Почти все время я провожу со своей командой. Даже того же Вову [Галата], с которым пишу музыку, вижу очень редко. Мне сложно представить, как я буду уделять время парню. Сейчас после тура хочется писать больше музыки. Да и не увидела я пока человека, которому хотелось бы довериться.


— “Уже на протяжении долгого времени я пытаюсь поговорить с близкими людьми о том, что на душе, но у меня никак не выходит. Все еще считаю, что справлюсь со всем сама, но как-то не получается”. Ты про это писала в твиттере?

— У меня такое было долго. Казалось, мама не поймет мои ощущения от популярности. Мои друзья ничего в этом не смыслят. И я долго копила это в себе. Была сложная зима, я загонялась, потому что очень самокритичный человек. Особенно ранит, когда я сама в себя не верю — почти что убивает. Хейт в интернете так не влияет. Я даже хотела походить к психологу — и это казалось странным, я же привыкла все решать сама.

Кажется, все же удалось справиться со многими проблемами. Начала заниматься сразу многими разными вещами после периода жесткой прокрастинации, когда я переехала. Я же 20 лет прожила в комнате с братом и даже не представляла, как твое окружение влияет на тебя — вот он просто сидит на диване играет в телефон, но это уже какое-то общество.

Мне было одиноко, была пустота в душе, переживала из-за музыки, казалось, что я очень неталантливая, не могу писать музон и не люблю его. И вроде бы все хорошо — хорошие стриминги, концерты, деньги зарабатываю. В 2019 году, когда я никому особо не была нужна, чувствовала себя лучше, чем этой зимой. Очень боялась, что сдуюсь и больше ничего не сделаю — что это мой пик.


— Ты не пробовала обсуждать это с Галатом? Думаю, ему это может быть знакомо.

— Обсуждала. Вова — это единственный человек, с которым я могу такое обсудить. Он понимает, каково быть на моем месте. Помогал прорабатывать проблемы, после чего становилось легче, но потом все равно возвращалась обратно к самокопанию, потому что была одна. Но с Вовой всегда было приятно пообщаться. И как раз он советовал прийти к психологу, но я сомневалась.

На протяжении двух лет, что мы работаем, Вова сказал мне очень много хороших вещей — когда я переживала первый хейт, когда я как-то не так реагировала, слова того же Замая. “Ну чего-ты, Дашка. Зачем это все слушаешь, лучше бы пошла музон поделала” (смеется). Говорит, я и сама все прекрасно про себя знаю. Он очень верит в меня и вообще всех нас. Что каждый из нас — самодостаточный артист, которому просто нужен совет. Я мало встречаю таких людей.




Галат не получил признания в рэпе — тогда он придумал группу Френдзона. Вот его история





— Родители посмотрели итальянский “Вечерний Ургант”?

— Они все выступления смотрели.


— У них не было такого, что увидели тебя по ТВ и только тогда оценили, чем ты занимаешься?

— Они очень современные. Особенно мама — она за все шарит и для нее телевизор обесценился. Понимает, что артисты зарабатывают на стримингах в интернете, и что ничего не значит, если тебя не позвали в телевизор. Но ей было очень приятно. Классная галочка.


— Папа-военный уже привык к розовым волосам?

— Давно. Я иногда приезжаю — то длинные волосы, то короткие, то снова мой родной цвет, потом розовый. Спрашивает, в каком цвете приеду в следующий раз (смеется).


— Бывает настроение, когда не хочется волос и макияжа?

— В реальной жизни мне не хочется краситься и ярко одеваться. Нет ощущения, что нужно выглядеть идеально. И если меня кто-то такой увидит — это не конец света.


— Мне очень интересно, ты практикуешь мимику перед зеркалом?

— Нет, но думаю, если бы я это делала, то была бы очень популярной в тиктоке. Знаешь же тиктокерш, которые круто показывают эмоции? Вот я думала идти туда продвигать музыку. Крутая же площадка для маркетинга. Но я пока что чувствую себя странно.


— А много фоток нужно сделать, чтобы получилась нужная кьют-фотка?

— Я уже приноровилась. Вот эта тема с пальцем (показывает) как-то случайно получилась — мне показалось прикольным.








— После последнего альбома я четко осознал диссонанс — у тебя очень яркий образ в соцсетях, но при этом песни-то печальные. Про невзаимность, хреновые отношения и прочее.

— Просто в музыке я пытаюсь показывать настоящее о себе. И не могу как блогер говорить об этом в сторис. Да даже с друзьями обсудить. В музыке, конечно, что-то приукрашиваю, как в какой-нибудь “Дорадура” — у меня любят спрашивать: “А ты реально стояла и ждала мальчика три часа?” (смеется). Ну нет.

В интернете выгляжу как уверенная девчонка, но пишу меланхоличную музыку. Но это моя жизнь (смеется). Сейчас чувствую, что не хочу такую музыку писать. Не хочу песен о разбитой любви, хочу наоборот — об ощущении уверенности и понимании, чего действительно заслуживаю. Сейчас мне кажется, моя музыка по-доброму романтичная, но не упадническая.


— А как думаешь, не пошел ли во вред медийный образ? Кому-то же кажется, что ты человек с фотографий. Дора, а не Даша.

— Думаю, нет. Все эти образы, одежда и волосы — никто не заставлял меня так выглядеть, это было исключительно моим. Вообще, розовый цвет волос ассоциируется у меня с очень добрым периодом жизни, когда все только начало получаться. Поэтому снова и покрасилась, чтобы вернуться в то состояние психологически — хотя сейчас понимаю, что это так не происходит (смеется).

Это наоборот пошло на пользу. Раньше я боялась выделяться. Была очень мрачной и невзрачной с парадигмой эмо-герл — даже мой первый никнейм Mental Affection толком не запоминался. А как только показала себя такой, какой хочу быть, люди стали больше тянуться. Я веселый человек, но внутри все равно живет меланхолия.





— На альбоме “Боже, храни кьют-рок” ты отошла от звучания “Младшей сестры”. Появился поп-трэп в духе Арианы Гранде, поп-звучание как будто с лейбла PC Music. Это твои идеи?

— Я все время ищу что-то новое. Есть куча артистов, которые нашли свой жанр и идут по одной дороге. И мне очень хотелось попробовать другое, чтобы каждая песня — вау. Правда, на альбоме почти все песни про любовь и лишь одна про кьют-рок (смеется). Но это те песни, которые я писала весь прошлый год и которые я считаю клевыми.

Моя новая музыка будет вообще другая.


— Насколько крут XWinner?

— Гений. Он будто шарит за все жанры — достаточно посмотреть, как он спродюсировал все треки и какие они разные. Мало можно найти таких мультижанровых продюсеров.


— Кто поет запитченный бридж в песне “На обратной стороне Земли”?

— Это я.


— Я надеялся, Галат.

— (смеется).


— Ты упомянула, как тебя спрашивают, было или не было это в песне. Строчка “Создала в инстаграме фейковый профайл, чтобы жить в твоих сторис втайне от тебя” звучит очень реалистично.

— Такое было, да. Мне иногда интересно, как дела у бывших парней, но не хочу, чтобы они это видели.


— А продолжение, где ты находишь адрес парня, а тебе открывает его новая девушка?

— Это уже приукрашено (смеется).




— Я услышал песню “Лекарство от одиночества” артиста lowlife. Это ты там поешь?

— Это мое тайное хобби. Я давно знакома с Артемом еще со времен Mental Affection. Периодически люблю помогать ему с вокалом. Вот другим рэперам не хочу (смеется). Но не хочу, чтобы это было от лица Доры.


— Ты там даже поешь иначе.

— Да, пытаюсь петь так, чтобы подошло ему. Чувствую его жанр — моя концертная подача ему не подойдет. У него и музыка спокойнее.


— А не думала, что приписка “feat. Дора” привлечет больше внимания?

— Не, Артем же просил помочь не ради отметки. Это даже не фит. Это четыре строчки, не такая долгая работа. А так я его всегда поддерживаю первой. Он для меня очень важный артист. Надеюсь, его услышит как можно больше людей.





— Ты думала, что будет с твоей музыкой в будущем? Сейчас в тебе есть искренность, которую легко потерять с годами.

— Я думаю об этом постоянно. На альбоме “Боже, храни кьют-рок” я уже говорю немного на другом языке, а не как было на “Младшей сестре”. Тексты стали метафоричнее, строчки не настолько в лоб — кому-то из подростковой аудитории из-за этого альбом показался не таким классным.

Думаю, когда ты хочешь писать о настоящем, музыка всегда будет искренней. А если я застряну в образе разбитой школьницы на протяжении восьми альбомов, то будет иначе. Может, через пять лет захочу написать революционный альбом о политике, а потом уйду в жесткий поп.


— Может, оденешься в кожу и будешь делать рок вслед за Фараоном.

— Да (смеется).


— Как ты чувствуешь, что в тебе изменилось с 2019 года?

— Я стала взрослее. Раньше была открытым и наивным ребенком, который все принимает за чистую монету. Конечно, иногда скучаю по тому времени.


— Дора уже не дура.

— “Дорадура” — это самоирония, я до сих пор угораю с этой песни. Она клевая и необычная для поп-сферы того времени. Но сейчас я вряд ли буду писать песни как “Дорадура”.





— Даша, давай закончим блицом по фандому Доры. Чонгук или Бэйби Йода?

— Бэйби Йода.


— Куда делся Чонгук?

— Просто в последнее время я суперфанат — у меня на колонках стоит вот (показывает фигурку Бэйби Йоды). А Чонгук уже старичок в кьют-роке, к нему все относятся с уважением и понимают его вклад в жанр. Бэйби Йода — новый персонаж, которого надо поддерживать.

Плюс я посмотрела “Мандалорца” и мое сердце растаяло.


— Я обязан проверить. Как на самом деле зовут Бэйби Йоду?

— Грогу. А мне еще пишут, что я купила игрушку, а даже “Звездные войны” не смотрела (смеется).


— Юлия Савичева или MакSим?

— МакSим.


— Поп-ит или симпл-димпл?

— Поп-ит (смеется). Нам подарили на концерте в Петрозаводске, но сейчас они где-то у менеджера.


— Рамона Флауэрс или Найвз Чау?

— Хммм, Рамона.


Леонид Брежнев или Вера Брежнева?

— (смеется) Вера Брежнева.


— Удивила. Лучшая песня из диснеевского мультика — это…

— Мне очень нравятся песни из “Рапунцель”.


— Учитывая твой научный бэкграунд, думал, ты назовешь “Геркулеса”.

— С точки зрения музыкальности мне нравится именно “Рапунцель”. Там еще Виктория Дайнеко очень красиво их исполнила.


— При возможности спеть в любом существующем мультфильме Дисней, где бы ты спела?

— Возможно, в “Холодном сердце”.


— Раз уж затронули твое образование историка. Назови главного кьют-персонажа мифов Древней Греции.

— Кстати, мне впервые пригодился текст, который я выучила на древнегреческом. Это был концерт T-Fest — и там было шоу по типу “Что было дальше?” Мне задавали вопросы про образование и попросили что-то сказать на древнегреческом. Клуб вообще ничего не понял, но мой преподаватель бы гордился.

Я произнесла: “Жизнь очень часто приносит страдания, но нужно учиться, чтобы страдания эти претерпевать”. Очень позитивно (смеется).

А про самого кьют — Орфей.


— Как с древнегреческого переводится Дора?

— Вообще, есть слово “дорон” — это подарок. А мое имя Даша по-древнегречески будет Дорея, меня так обычно на парах называли. Но Дора, кажется, может относиться к слову “подарок”.


comments powered by Disqus
Рассказал о проблемах жанра — отсутствие новых персонажей и слишком длинный формат.
Говорит, что выгорел после сдержанной реакции на альбом 2019 года и спада популярности коллектива.
Все слушают новый альбом Брутто и волнуются за рунет.