Новый Флоу
Интервью: Андрей Недашковский

Polnalyubvi — путь от квартирников на 80 человек до хита "Кометы"

Выступает в викторианских платьях, тоскует по временам высокоморальности в музыке, любит Цветаеву, а свое творчество описывает фразой “музыка с душой”.

Есть традиции, которые даже хаотичный 2020-й год не способен нарушить. Одной из таких для нашего сайта является “Новый Флоу” — проект, в рамках которого мы каждый год рассказываем о новичках, в которых верим, которых слушаем и которые, на наш взгляд, являются яркими и самобытными героями.

Feduk и Obladaet, Ic3Peak и Gone.Fludd, Пасош и Loqiemean, Недры и Луна были героями “Нового Флоу” еще до того, как стали хитмейкерами и хедлайнерами. Надеемся, что и этот, уже пятый по счету сезон откроет для вас новых любимых артистов.



“Тот, кто погас, будет ярче светить, чем кометы, пролетающие над планетой” — эти строчки, а точнее песня “Кометы”, которыми она начинается, изменили жизнь сегодняшней героини проекта “Новый Флоу”. Если вы хоть изредка заглядываете в TikTok, то и вы эту песню, вероятно, слышали.

Социальные сети сыграли важную роль в росте известности Polnalyubvi, но в остальном Марина Демещенко скорее является противоположностью всему, что сейчас происходит в индустрии. Фотографируется и выступает в викторианских платьях, тоскует по временам высокоморальности в музыке, записывает неоромансы, а свое творчество описывает фразой “музыка с душой”.



ПЕРЕД ИНТЕРВЬЮ ОНА ДАЛА БОЛЬШИЕ КОНЦЕРТЫ В СТОЛИЦАХ. А ВЕДЬ ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ С КВАРТИРНИКОВ НА 80 ЧЕЛОВЕК

На этой неделе я успела отыграть последние столичные концерты [до карантинных ограничений]. Порадовало, что аудитория значительно выросла за год, с последних концертов, даже в это непростое время.

Концерты во время пандемии мало чем отличаются от доковидных. Зал полностью отдавался, стал даже живее, чем на прошлых. И шутки мы вместе шутили. У меня как концерты проходят: я пою грустные лиричные песни, а потом в перерывах шучу шутки. Так и говорю со сцены: “Если покупаете билет на мой концерт, вы обречены и на прослушивание моего стендапа”. А когда я в Питере решила от такого воздержаться и провести концерт более лампово, из зала стали кричать: “Марина, где стендап?”. Пришлось шутить.

Мои любимые комики? Дмитрий Романов и Нурлан Сабуров.

На этих концертах у меня был необычный финал: я допевала, отходила от микрофона и садилась на шпагат. Я же спортивной гимнастикой занималась в детстве. И вот я делаю шпагат — и как потяну ногу! Прям почувствовала, как моя связка задрожала. Я повернулась к музыкантам: “Ребят, кажется, я сейчас умру”. Помогли уйти со сцены. Страдала четыре дня потом.







А первые мои концерты проходили в формате квартирников. Тогда я выступала одна, пела под гитару. Мой первый квартирник прошел в 2017-м в питерском антикафе “Циферблат”. Я там частенько бывала, и девочки, которые там работали, предложили выступить. Мы часто с ними собирались петь до этого, они знали, что у меня есть уже свои песни. Пришло человек 80, очень много для такого формата. Негде было сесть. Это было в старом “Циферблате” на Невском, маленькой комнатке на 25 квадратных метров. Было так тесно, что люди даже сидели у меня в ногах. Мы выключили свет, лампочки расставили.

Из-за волнения у меня произошла паническая атака. Схватило сердце, я начала задыхаться. Я уже тогда давала стендап на концертах, поэтому, когда я из последних сил допевала очередную песню, люди, видимо, думали, что я прикалываюсь. А у меня такая боль в сердце, будто туда нож вставили! Но нет, я не шутила, мне быстренько принесли корвалол, дали отдышаться, и я доиграла концерт.





На квартирниках создается ощущение, что вы с каждым слушателем знакомы сто лет. Ты видишь каждого и можешь каждому уделить внимание. Можешь посмотреть, спеть конкретную строчку именно этому человеку. Этого недостает на больших концертах, когда кто-то может сидеть в “випке” на втором этаже, а ты даже их глаз не видишь. Раз слушатель идет на мой концерт, это значит, что нас с ним связывает одна духовная ниточка. Они мои родственные души. Поэтому я считаю их своей семьей, называю их “полналюбвятами”.

В первый тур я поехала, когда мне только стукнуло 18. Взяла гитару. В одиночку села на самолет и полетела, всего было четыре города. Так кайфово! Второй тур катала уже вместе с музыкантами. Купе, картишки, байки, тоже особая атмосфера.



ПОДЪЕМ “МУЗЫКИ С ДУШОЙ”

Мне часто пишут, что мои песни лечат душу. От мала до велика. Когда это говорят люди юного возраста, я очень радуюсь, что это поколение может взрослеть на такой музыке. Сейчас музыкальный рынок перенасыщен масс-маркетом. Очень много песен, которые, грубо говоря, делаются как детали на заводе. Сделал — получил деньги. Творческий поиск там минимален. Просто переставляй себе слова, поменяй две ноты в аранжировке — все, новый хит.





Круто, что сейчас повышается интерес к музыке, написанной с душой. Я не только о себе. Возьми любимые мною некоммерческие коллективы Дайте Танк (!) и Аффинаж. В такие надо вкладываться, а не в кальян-рэп приевшийся. У нас нет музыкальной толерантности, популяризуют однотипную музыку, другие жанры обходят стороной. Но продюсеры, видимо, боятся идти на риск. Я — кейс успешный. В меня денег, можно сказать, не вкладывали. И ведь выстреливает, людям нравится. Что же будет, если мы возьмем и вложим в эту сцену серьезные финансы? Рано или поздно мы сломаем систему.



МАМА ДОЛГО НЕ ВОСПРИНИМАЛА КАРЬЕРУ МАРИНЫ ВСЕРЬЕЗ. ПЕРЕУБЕДИТЬ ПОМОГ ИВАН УРГАНТ

Я окончила музыкальную школу по классу скрипки, но мама не верила, что увлечение музыкой — это всерьез. Ведь я была ветреной, меняла хобби. Поэтому, когда я захотела овладеть гитарой, пришлось идти играть в метро. Игрой на скрипке я заработала на первую гитару, мне было 16 лет.

Мне понадобилось года три, чтобы доказать маме: моя музыка — это надолго. Для людей постарше твои показатели в интернете — это что-то несерьезное. Маме ни о чем не говорят мои цифры в инстаграме. TikTok с 630 тысячами подписчиков? Все равно! А вот когда я сказала: “Мам, сегодня еду на “Вечерний Ургант”, она радовалась этому даже сильнее меня. “Вау! Марина! Ты такая молодец. Это же Ургант!” Потом меня позвали на шоу Максима Галкина “Сегодня вечером”. Сидеть рядом с такими знаменитыми людьми как Никита Высоцкий, Митяев, Трофим, Хомчик, Варвара Визбор. А мне 20 лет, я выпустила всего четыре альбома, и мама такая: “Вау!” Кому еще в таком возрасте предложат то, что предложили мне, представительнице инди-сцены?






В САМОМ НАЧАЛЕ СОЦСЕТИ СИЛЬНО ПОМОГЛИ ЕЙ В ПРОДВИЖЕНИИ МУЗЫКИ

Инстаграм первое время двигал мое творчество. Я завела его в 2016 году и начала выкладывать свои фото. Я тогда занималась TFP-моделлингом. Time For Print — это бесплатный формат сотрудничества “модель-фотограф”, такая съемка никому ничего не стоит, тратится только время. В Питере много креативных людей, с которыми мы сообща придумывали идеи для сетов. Кто-то делает это для души, кто-то — для красивого портфолио.

Этого мне показалось мало. Я только-только училась играть на гитаре и решила выкладывать каверы. Снимала их на старенький Xiaomi, который записывал видео с отвратительным звуком. У меня до сих пор в самом конце ленты висит первый кавер на “Мне нравится, что вы больны не мной” Цветаевой. Тогда алгоритмы работали иначе, мое видео с легкостью попало в рекомендации, пошел поток новых подписчиков. Я выпустила еще каверов 5-6, и потом как-то просыпаюсь утром – а у меня за ночь добавилась 1000 фолловеров. Засыпала — было 900. Просыпаюсь — 1900. Чувствовала себя звездой, когда видео набрало 6000 просмотров. Это было золотое время инстаграма. А сейчас все жалуются на падение охватов. Но ситуацию спас TikTok. Там аудиторию может набрать любой, кто делает качественный талантливый контент.








У ЕЕ TIKTOK-АККАУНТА 600 ТЫСЯЧ ПОДПИСЧИКОВ. И ОНА ТРАТИТ НА НЕГО НЕМАЛО СИЛ

Однажды съемки 15-секундного TikTok-видео у меня длились 8 часов. Это была визуализация для отрывка из песни “Девочка и море”. Надо было сделать несколько плавных переходов. Мне помогали мои друзья, была девочка-художница. Это не только я потратила целый день. Надо было загримироваться раз, второй, надеть линзы, в которых я ничего не видела, и в итоге я превращаюсь во Владычицу морскую. Снимать тоже было непросто: грим же масляный, как будто в гудроне искупался. И столько дублей пришлось делать! Хочется, чтобы все было безупречно.



@polnalyubvi polnalyubvi - Девочка и Море Объявляю конкурс на самое лучшее видео под этот звук. Ставь хэштег ##полнаморя результаты 24 сентября

♬ Девочка и Море - polnalyubvi




“АТТЕСТАТ И МУЗЫКА — ВОТ ЧТО СЕГОДНЯ ОБЕСЦЕНИЛОСЬ”

К моменту выпуска из школы я уже выпустила два альбома, но я бы не сказала, что меня воспринимали из-за этого как-то иначе. Либо специально это не показывалось. Были завистники, конечно же, были и те, кто поддерживал. Школа подгоняет людей как под копирку. Если выделяешься, тебя будут давить. Так было и у меня. Даже сейчас, во время учебы в университете, мне сложно свое творчество реализовывать. Приходится чем-то жертвовать — конечно же, универом. Не все преподаватели готовы лояльно относиться к пропускам. Запись на студии или концерт для них — это не предлог. Потому что музыка сегодня обесценилась — и производственно, и духовно. Людям стало казаться, что музыка — это несерьезно. “Сиди учись!” Есть, конечно, и понимающие преподаватели. Мне кажется, что аттестат — вот что действительно сегодня обесценилось. Важно, что у человека в голове, а не на бумажке. Я знаю круглых отличников, с которыми не о чем поговорить. У них нет своего мнения. Они могут только воспринимать информацию, а не генерировать.



В ПРОШЛОМ ГОДУ ИЛЬЯ МАМАЙ (BOOKING MACHINE) СТАЛ ЕЕ МЕНЕДЖЕРОМ

Я записала третий альбом с постоянным звукорежиссером Ромой Матухиным. Я все лето писала этот релиз и говорила Роме: “Мне нужен хороший менеджер. Я вижу, что у альбома есть потенциал, но мной никто не занимается”. Рома сказал: “Давай сперва доделаем — а там посмотрим”. И тут мы выкладываем альбом, и Роме пишет Илья Мамай, мол, крутая работа. Я такая: “Что? Создатель Booking Machine похвалил мой релиз?” Тогда я сама взяла и написала ему. Мы встретились, я волновалась, будто на собеседовании в какую-то крутую корпорацию. Илья оказался очень крутым чуваком, согласился поработать. Лучшим подтверждением того, что партнерство работает, можно считать то, чего мы достигли за этот год. Даже не знаю, как повернулась бы моя судьба, если бы я тогда не написала Илье, представляешь?




Конечно, прорыв был бы ощутимее, если бы не пандемия, помешавшая нам видеться с публикой. Но ведь ожидание рождает еще больший интерес. Когда мне говорят, что весной будет тур, я его еще больше жду. Это как любовь безответная: нельзя человека коснуться, сказать ему что-то, и от этого рождается еще больший интерес.



POLNALYUBVI, А КАК ТЕБЕ РУССКИЙ РЭП?

Есть хорошее. Вот песня группы Грязь “Я ненавижу людей”, просто насыщенная повседневной желчью, которая понятна многим. К чистому рэпу Грязь отнести, наверное, нельзя.

У Гуфа есть старая песня “Начало конца”. Я ее сильно люблю, потому что это про нашу современную жизнь. У Гуфа еще нравится “Метрополитен”, “Сегодня-завтра”. Последними событиями он меня, конечно, расстроил, но я стараюсь судить только по музыке. А, и Noize MC, конечно же! Как могла забыть. Отличный музыкант.

Что я включаю, когда собираюсь на вечеринку? Mac DeMarco, Foster the People, Mujuice, Oligarkh.



POLNALYUBVI ОТНОСИТ СЕБЯ К ИНДИ-АРТИСТКАМ. А МОНЕТОЧКУ И ГРЕЧКУ ЕДИНОМЫШЛЕННИЦАМИ СЧИТАЕТ?

Монеточка и Гречка — это нетипичные поп-проекты. У Монеточки многое от себя. Заметно, что это не спродюсированная музыка. Ей не пишут текст и, скорее всего, не подбирают образ. Это круто.

О Гречке у меня нет однозначного мнения. Я не люблю аморальные события в песнях: алкоголь, сигареты, мат, близость. Это не близко мне, поэтому мне это не нравится.



ОТ АЛЬБОМА К АЛЬБОМУ ЕЕ МУЗЫКА УСЛОЖНЯЛАСЬ. СНАЧАЛА ОНА ОДНА ИГРАЛА НА ГИТАРЕ, ПОТОМ СОБРАЛА ГРУППУ. ПОЗЖЕ СТАЛА ВПЛЕТАТЬ ДРАМАТИЧНОЕ ЭЛЕКТРОННОЕ ЗВУЧАНИЕ

Что у меня происходит в жизни, о том и пишутся песни. На первом альбоме есть одна общая повествующая ниточка. Поэтому захотелось прибегнуть к минимализму — только вокал и гитара. Дальше жизнь начала обогащаться новыми красками. Второй альбом — это эксперимент, я захотела добавить новых звуков. На третьем — уже недетские переживания. В 18 думаешь иначе, не узнаешь себя прежнюю 16-летнюю. А вот сейчас я начинаю трезво оценивать происходящее. Я свой самый жесткий критик и никогда себя не хвалю.

Я со своим пятилетним багажом знаний в музыке, степенью принятия себя, работы над голосом и лирикой вылила все это в свой четвертый альбом “Сказки лесной нимфы”. Достаточно серьезную для меня работу. Аранжировки там прямо оркестровые. Музыку оттуда можно смело представить в блокбастере. Я, кстати, жду предложений (смеется)! Люблю Ханса Циммера. Считаю, что это музыка, которую можно слушать и вне фильмов. Мой любимый саундтрек его авторства — “Now We Are Free” с Лизой Джеррард из “Гладиатора”. И вся музыка к “Интерстеллару”.






Работая над четвертым альбомом, я дала себе зарок не ограничиваться одним жанром — и там палитра достаточно широкая. Есть народные мотивы, электроника. В “Шапито” прям размес танцевальный. “Спящая красавица” — что-то такое киношное, можно в ужастик вставить.

Над этим альбомом мы работали с Ильей Шленкиным, вместе писали аранжировки, но финальное слово оставалось за мной. Это же мой альбом, я не могу допустить, чтобы в нем было что-то, не близкое моему сердцу.



ЕЕ ЛЮБИМАЯ СКАЗКА

Это может странно прозвучать, но любимая сказка — это “Кот Котофеевич”. Страшной ее, конечно, не назовешь, это не из той части фольклора, которая подпитывала мой новый альбом. По ее мотивам еще мультик есть.

Еще могу “Русалочку” назвать. Особенно, в виде советской экранизации. Там есть очень красивая песня “Сгинул в море твой бедный кораблик”. Готика ощущается и в стиле рисовки, и в самой трагичной истории. Такое меня всегда вдохновляет.






“КОМЕТЫ” — ЕЕ ГЛАВНЫЙ ХИТ. ЕЩЕ ДО ЕГО ВЫХОДА ОНА ПОНИМАЛА ПОТЕНЦИАЛ ПЕСНИ

Помню, как писала “Кометы” и думала: “Какая красивая гармония! Какие переливы!” Это было осенью. Припев изначально был без слов, я уже потом его доделала. Отложила сначала, чтобы себя не травмировать. Если насильно заставлять, потом не захочется к песне возвращаться. Только на вдохновении. И вот со второго захода получилось.

Я запомнила момент, как мы сидели на студии с Ромой Матухиным и финализировали аранжировку. Он смотрит в монитор после финального прослушивания трека и говорит: “Мне кажется или это хит?” Пророческий момент.




Мы ее месяц, наверное, писали. Что-то постоянно не получалось. Это был мой первый опыт в глобальной аранжировке. В проекте 90 дорожек, это очень много.

Клип мы делали с командой Ильи Мамая Film Gods. Режиссер Маша Маковская предложила сценарий. Я сама не могла посвятить себя клипу, потому что была занята написанием альбома.



ОБЛОЖКУ ДЛЯ “КОМЕТ” РЕШИЛИ СНЯТЬ В БАССЕЙНЕ. ЭТО СЛОЖНЕЕ, ЧЕМ ОНА СЕБЕ ПРЕДСТАВЛЯЛА

Это было самое начало карантина. Половина фотостудий закрылась. Я взяла фотографа и сказала: “Хочу фотографию в воде”. Мы нашли таки водную студию, и я где-то час ныряла в этот бассейн. Он обычный, просто в бортах расположены окна, через которые можно снимать, плюс свет сверху особый установлен, дает хорошую видимость. Под водой, оказывается, так сложно позировать! Надо было еще усиленно бить по воде руками и вниз их уводить, чтобы появлялись пузырьки. И дыхание спускать, чтобы под водой держаться.

У нас вышло порядка 300 снимков, мы заранее сделали эскизы, как это должно выглядеть, подбирали платье, позу. В итоге на обложку пошла поза, которую мы вообще не продумывали — поза эмбриона. Это же так символично. Песня “Кометы” — о зарождении: “Лети, словно орел”. Поэтому поза эмбриона: вся жизнь пошла из воды. Там еще кит подрисован сзади. Получилось достаточно символично.





Но это не самый жесткий опыт съемок. Потом я поверила в себя и пошла в бассейн снять видео для ТикТока. Глубина была полтора метра и я без особой подготовки опускалась на самое дно, кувыркалась там, делала перевороты. И мой организм не выдержал. Четыре дня валялась после этого с жуткой головной болью. Может, внутричерепное давление. Друзья говорили, что такое происходит на следующее утро после жестких тусовок, когда выпил бутылку водки. Не можешь пошевелиться, потому что чувствуешь, как двигается твой мозг вместе с тобой, как он болит.



ПЕСНЯ “ИСТОЧНИК” — СТАРШАЯ СЕСТРА “КОМЕТ”

Когда я пела “Источник” в Питере, чуть не разревелась. Она о духовном доме. Связана с сильными воспоминаниями, детством. О прошлом и будущем одновременно. “За дорогою дорога, от источника к истоку”. Жизнь имеет кольцеобразную форму, все повторяется. Я даже татуировку сделала под ребрами со словом “punto” (рус. точка). Чтобы все остановилось и пошло заново.






НА НОВОМ АЛЬБОМЕ POLNALYUBVI РАСКРЫВАЕТ СВОЮ ТЕМНУЮ СТОРОНУ

Если вы хотите понять, о чем альбом, надо внимательно вслушаться в интро и аутро. Когда мы слушаем чью-то музыку, мы погружаемся в чей-то внутренний мир. И чтобы погрузиться должным образом, сначала надо поздороваться. Для этого есть интро, где я предлагаю слушателю послушать мои сказки. Я их рассказываю. Это различные истории из моей жизни, они не выдуманы. По истечению сказок я прощаюсь со слушателем и говорю: “Если тебе понравилось, можешь остаться здесь навсегда”. И дверь захлопывается в конце аутро не просто так. Это я ее захлопываю, не оставляя выбора слушателю. Если проникся моим миром, от него уже не сбежишь.




На этом альбоме я не побоялась открыть свою вторую сторону. Темную. Здесь я выпускаю наружу ту Марину, которая долго сидела в тени. В этих песнях я и глажу слушателя по головке, и шучу, как в песне “Шапито”, в ней полный сарказм. Но и пугаю, как в “Спящей красавице”.



А ПИВО С ПОДРУГАМИ В БАР ХОДИШЬ ПОПИТЬ? А В КАРАОКЕ?

Конечно, хожу в бары. Правда, пиво не пью. И караоке люблю. В Питере у нас есть Poison, адское караоке, где можно встретить уникальных кадров.

В караоке люблю петь Лану Дель Рей, Red Hot Chili Peppers, Depeche Mode, System of a Down. Серьезно! Я большая фанатка “Системы”. Моя любимая песня для пения — это “Lonely Day”. А вообще самая любимая у них — это “I.E.A.I.A.I.O”, она так названа из-за припева.







НА ЧТО ПОХОЖ ПРОЦЕСС НАПИСАНИЯ ПЕСЕН

Все начинается с того, что тебя накрывает волной вдохновения, хочешь о чем-то рассказать и садишься за фортепиано, гитару или укулеле. Что под руку попадется. Начинаю играть — и сразу приходят текст и музыка. У меня ощущение времени теряется. Кажется, что прошло 10 минут — а на самом деле шесть часов. Я не задаюсь целью: “Так, надо написать такую-то песню”. Все само получается. Если разозлюсь — соответствующая песня. Влюблюсь — будет песня о любви. Увижу чьи-то страдания — напишу о них. Если у меня здесь (прикладывает ладонь к груди) что-то поселилось, то это вырвется наружу песней. Когда пишешь, будто бы грудная клетка начинает гореть, начинаешь светиться, становишься невесомой. Это ни с чем не сравнить. Желаю такое испытать всем.

Все из-за того, что он не вернул Некоглаю долг в 5,5 миллионов рублей.
Forbes выяснил, как изменилась аудитория популярных российских комиков после 24 февраля.
Артисты прощаются с Сашей Скулом и обсуждают новый альбом Дрейка — и секс втроем.