Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
JMA 2018
Интервью: Николай Редькин

Bumble Beezy: "Понял, что назад дороги нет, пошел и забил шею"

В ноябре 2018 года премия Jager Music Awards отмечает свое пятилетие. Мы берем интервью у пяти победителей премии разных лет — чтобы понять, как живут, работают и пробиваются к славе артисты разных музыкальных направлений.
Комментарии
0






Bumble Beezy — победитель в категории Young Blood 2016 года. Когда я говорю ему, что, возможно, это интервью поможет начинающим артистам избежать каких-то ошибок, он смеется: "Ошибки нужны. Без них ты никогда не поймешь, куда двигаться дальше".



— Окей, какая была твоя самая главная ошибка на старте?

Не то чтобы ошибка — скорее, момент, который меня сильно замедлил. Я сейчас уже понял: если у тебя есть четкий ориентир и понимание, что делать, не надо отвлекаться на людей, которые мешают процессу. Друзья, подруга, родители — если что-то из этого мешает, абстрагируйся, отодвинь их от себя. Вселенная будет тормозить тебя перед тем, как выдать тебе бонус.

Я отвлекался — мог на полгода или на год уйти в ту степь, в которую не надо было уходить. Работал на обычной работе, как все. И с того момента, как с нее уволился, начал вслепую идти в том направлении. Я тогда еще не понимал, как мне заработать на хлеб этим. Но чем ты больше в это погружаешься, тем сильнее разгоняешься.



— Когда ушел с работы?

В начале 2016 года. Я успел поработать и в офисе, и руками. На стройке работал, в бригаде, мы облицовывали и красили цех. С другой бригадой я цех разгружал, помогал перетаскивать поддоны с кирпичами, координировал кран. В грязи, в робе. Потом я работал в Пермском водоканале, у меня там половина семьи работало, и меня приняли без вышки. Я был единственным чуваком в полностью женском коллективе, а моя начальница постоянно ругалась с моей мамой, поэтому п****лей мне прилетало в два раза больше.

А потом я начал гострайтить чувакам. Один гострайтинг стоил чуть больше, чем моя месячная зарплата, поэтому я снялся с работы. Посидел, три-четыре часа потратил — и все, мне есть, что есть целый месяц.



— Как заказчики на тебя выходили?

Люди начали спонтанно писать в личку — я то ли Вк, то и в твиттере об этом писал. Они начали торговаться, пришлось включить красноречие, чтобы зарабатывать немножко.

Потом я очень долго альбом писал — восемь месяцев. Он тяжело шел у меня. Была надежда, что денег с iTunes хватит, чтобы хотя б до конца года за квартиру заплатить. В итоге появилось шесть городов, меня Илья (концертный директор Bumble Beezy, о его работе можно почитать здесь — прим. The Flow) в офис позвал, говорит: “Ну что, мы едем в тур”. Пока ездили в пять, выросло еще три — в итоге мы городов 16 объездили. С этого момента уже появились какие-то деньги.









— За квартиру заплатил?

Да! Так много денег, как тогда, у меня еще в жизни не было. А потом у меня пошло так: тур — я закончил — пошел на студию — написал альбом — уехал снова в тур. Весь 2017 год у меня такой был: успел три релиза написать и в три тура съездить.



— Расскажи про главные ошибки, которые новички делают в турах.

Трахать группис только в презике — это первый совет. Рэперская жизнь начинается только с этого правила! Никто от этого не застрахован. А что касается лайвов и всего, то в первых городах я срывал голос, но быстро привык и понял, что надо экономить ресурс связок. Тебя-то все хорошо слышат, а вот ты себя — плохо. Поэтому начинаешь орать.

Потом я недооценил, что везде разный климат. Очень много болел, потому что простывал: кашлял, с температурой выступал. В туре, когда ты выбираешь одежду, никакие хайповые шмотки тебе не нужны! Ты должен быть закутан, как маленькая лялька. Немножко тебя продуло — все, п*****ц. На следующий день ты не можешь вдохнуть без кашля, а у тебя три города подряд!









— Как вы с Ильей нашли друг друга?

Он делал баттлы у нас в Перми, пытался сделать аналог Versus. На какие-то из них позвал меня посудить. Общий уровень был печальным, но сама движуха — интересной. По организации все было идеально. Потом это как-то переросло в то, что мы стали работать. Помню, через пару дней после того, как меня отчислили из универа, мы поехали давать мои первые в жизни сольники — в Москву и Питер. А когда я дописал альбом и мне стали писать на почту орги, он включился в работу. И с конца 2016 года не выключается.




— В чем его крутость как концертного директора?

Он мульти-таск! Может делать 10 вещей одновременно. Когда был концерт The Prodigy в Перми, я захожу в бэкстейдж, а по коридору бежит Илья. Говорит по телефону, прижатому плечом, отвечает на рацию, которая висит на груди, несет огнетушитель одной рукой, а другой — держит стол еще с одним чуваком. Он за сутки может по площадке 20 километров находить! Плюс он занимается греблей давно и физически довольно вынослив! Я не знаю, что должно произойти, чтобы он был в ступоре.



— Как часто артисту в 2018 году нужно выпускать музыку, чтобы, с одной стороны, не пропадать, с другой — всех не задолбать?

Я смотрю на это под другим углом: приведу в качестве примера Young Thug и Migos. У них есть микстейп “MigoThuggin”, он был написан году в 2015. Но один из битмарей спалил, что он выйдет позже. То есть они его на будущее записали. Я по такому же принципу работаю: все, что я выпускаю, написано полгода назад, восемь месяцев назад. Я просто люблю писать музон. Если я не пишу музыку дня три, у меня сразу начинает портиться настроение. Я зависимый, я торчок в этом плане.

Сейчас я пишу разные релизы с разным репертуаром и отдаю их дистрибьютеру. А он уже решает, когда выпустить. Плюс у меня есть маленькая цель: хочу, чтобы для любого формата мероприятия, на который меня могли позвать, у меня была программа. Хочу быть универсальным.



— Сколько примерно треков записываешь в месяц?

Летом у меня был лучший рабочий темп в жизни — за три месяца где-то я сделал 35 песен. Мы написали с С4 альбом за июль, я ездил к нему в Москву, мы жили на коттедже вместе. В июне мы сделали альбом с Ваней Roux, он выйдет в декабре. И за август я написал “111111”. То есть я писал по треку в три дня.





— Тебе предлагал контракт Black Star, ты не согласился. А были еще предложения?

Были предложения по дистрибьюции, другие какие-то — это все курировал Илья. Я очень скептически к большинству таких предложений настроен, мы сами себе лейбл.

Я знаю сильные стороны моей команды, знаю, что мы сами все сможем. Мы относимся к этому как к работе, серьезно. Такого, что я забухаю и сорву сроки или выйду на сцену нетрезвым, не будет.



— Опыт работы с Rhymes Booking, который у тебя был — положительный или нет?

Чтобы лишний раз никого не обижать: для нашей музыки и для наших лайвов это было плохо. С кем-то они, может быть, хорошо работают. А у нас не получилось.

Не было оказано должного внимания соблюдению райдера, контролю за площадкой. Такие моменты, когда ты приезжаешь, ты во всеоружии, полностью готов, но есть не зависящие от тебя вещи, которые не дают тебе нормально выступить. Казалось бы, если этому уделить внимание, то все прошло бы нормально, но на это было немножко подположено. Очень много раз было, к сожалению, такое, когда все шло по п***е, но наши люди пришли — и что, мы не будем выступать? Ради них можно сделать и в кривых условиях!

Было пару раз, когда я говорил Илье: “Все, отменяй уже”, а за неделю до нас там отменил концерт другой исполнитель. И он говорит: “Что, будешь как он?”. На понт меня взял!



— Может ли музыкант в 2018 году зарабатывать, не гастролируя?

Да, и у многих это хорошо получается. Мне стриминг хорошо облегчает жизнь, пока я сижу дома и пишу музон. Это как пассивный доход. как иметь свои ИПшку.



— Это приносит хотя бы 10% от концертных денег?

Я бы сказал, больше. Бывали моменты, когда мы угорали, что все, мы можем сидеть дома, стримы работали лучше, чем концерты.



— Радио и телек сейчас нужны молодому артисту?

Чисто как имиджевый ход — как наружные афиши вместо рассылок в интернете. Для меня — чтобы мама на работе могла похвастаться. На “Танцах” на ТНТ чуваки ставили номер под “Дайджест”, прикол в том, что вся нецензурщина не была запикана: цензоры, видимо, ничего не поняли, потому что читалось все очень быстро.



— Как твои песни попадают на радио?

У нас только одна песня там была, которая с Мишей Марвином. Есть мысль по поводу песни “Климат-контроль” с последнего альбома, она многим бы могла понравиться. Пока было не до этого, хорошо, что ты сейчас напомнил. Но это так — приятный бонус для себя, а в плане протяжения это, я считаю, сомнительный ход.


— Обратил внимание, что у тебя с десяток релизов, а первый клип вышел только год назад. Как так?

С клипами у нас такая карма! Мы предпринимали попыток великое множество, но тут такой момент: я в это не сую нос, а Илья слишком загружен. У нас тупо нет человека. Поэтому есть просос, да. Тяжеловато пока идет, честно говоря, этот процесс. Но я надеюсь, что до конца этого года мы успеем одну-две видеоработы дать.





— Как ты видишь хороший клип?

Я обычно оцениваю цвета и актерскую игру. Есть статичные клипы, но человек в кадре так играет мимикой, что ты веришь. Это как с треками: вот песня XXXTentacion “Look At Me!” звучит как кусок говна, но ведь она перевернула его жизнь.




— Участие в Jager Music Awards дало тебе что-то?

У нас это весело получилось. Я вообще ничего об этой премии не знал, ее нашел Илье и предложил: “Давай скинем тречок?”. Я со скепсисом отнесся, вообще не представлял, что можно такой конкурс выиграть. А оставалось чуть ли не сутки до конца приема заявок. Илья туда закинул мой кусок из совместки с Alphavite. Мы везде запостили, у нас начали расти голоса.

Прошли первый этап, и тут чуваки, которые шли позади, начали резко накручивать голоса. Мы посмеялись с этого, а в итоге время заканчивается, и нам приходит сообщение, что мы дисквалифицированы за накрутку. Воу! Илья начинает по почте с этим переписываться, просит доказательства, они присылают какой-то скриншот, наш трек размещен на сайте, где продают клики. Там были здоровые письма, у Ильи чувство справедливости взыграло! В итоге он посчитал, сколько было лайков и просмотров у всех постов, где мы просили за себя голосовать, сложил их, предоставил им как доказательство. И нас обратно вернули! Лишний повод похвалить Илью!

В итоге нас пригласили на церемонию, но не сказали, что мы победили. Мы люто нахерачились, прилетели на самолете, плюс еще мандраж был — я тогда всего несколько раз при таком скоплении людей выступал. Я стоял и повторял, что правильно сказать не “Ягермайстер”, а “Ягермейстер”.






— Профит-то от этого был?

Призом была организация тура. Но Илья опять же проявил красноречие и попросил вместо тура других ништяков. В итоге Jagermeister хорошо нам помог со съемками “Дайджеста”, ну и весь первый тур они подгоняли нам по пять литров в каждом городе, куда бы мы ни приезжали. У меня был целый мини-бар из него!



— Возникало вообще у тебя за эти три года желание бросить все и вернуться на обычную работу?

Не, никогда! Когда шел делать татухи на шее, я понимал, что никогда не вернусь обратно. Но чтобы все знали, что назад дороги нет, пошел и забил себе шею. Я с детства хотел татухи, но никогда не осмеливался сделать их на шее. И когда я понял: да, все, иду делать, то для меня это были счастье и радость!



— Музыкальная индустрия в России три года назад и сейчас — чувствуешь ли ты прогресс?

Гигантский! Я вообще считаю, что в 2017 году рэп стал попсой в России, бешеные бабки там появились. Это дало, конечно, свои негативные моменты — засилье одинаковых проектов, попсы, байтерства. Всего, чего я не люблю. Кроме попсы — я стараюсь делать, все-таки, не тупую попсу, а что-то поинтереснее. Надо уважать себя, надо слушать музыку посложнее. Ты от нее больше кайфанешь! Это как научиться слушать классику. Ваня Roux очень это любит: Я утром просыпаюсь, захожу на кухню, а он там уже слушает Баха, Берлиоза, Шопена.

А в плане всего остального — рост гигантский. Я могу встретиться с кем угодно, спросить людей о чем-то. Вот мы с Animal Джаz репетировали, и Руслан, их барабанщик, мне посоветовал хороший микрофон, подсказал, как мне решить определенные акустические проблемы на концертах. Вот так, на основе разных подходов ты можешь делать свой звучок.






Всю жизнь же был стереотип, что рок и рэп — это что-то разное. И вот сегодня мы с Animal Джаz это обсуждали, я говорил, что меня закидают на “Нашествии”. А чуваки сказали — нет, там все хорошо к рэперам относятся. В итоге у меня и этот стереотип рухнул. Я хочу познакомиться с профессиональными эстрадными исполнителями, джазовыми. Мне все интересно. Хочется учиться! Это, знаешь, если вернуться к твоему вопросу, каких ошибок не надо совершать — дистанцируйся от людей, которые ничего не могут тебе дать в плане роста. Круче быть с теми, кто опытнее тебя.










comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Василий зовет Алексея в гости и подкалывает его по поводу недавнего нападения.
Kizaru и баскетбол, главная фанатка Скриптонита, полезные советы от Айзы.
"Я ж тебе нормально в клюв напихал в феврале" — обращается Алексей к бывшему коллеге по группе.
Обложка не та, которую все ожидали, — но мы все равно послушаем.