Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Тексты
Интервью: Леша Горбаш

Ternovoy и Slame осознанно шли на Black Star и рады этому выбору

Большое интервью с победителями шоу “Песни” — о жизни на Black Star, деньгах, творчестве, контрактах. И о том, почему с ними не повторится история “лейбл против L’One”.
Комментарии
0

Ternovoy и Slame — артисты Black Star, попавшие на лейбл после победы в шоу “Песни”. Учитывая перестановки на лейбле, можно предположить, что оба артиста в ближайшее время должны стать новыми лицами Black Star.

Со Slame лейбл только разгоняется (шоу "Песни" закончилось 1 июня), хотя у него уже есть совместная песня с Тимати — кавер на Децла "Слезы". Случай Ternovoy чуть показательнее: тут и клипы-миллионники, и вовлечение в коммерческую активность Black Star, и инстаграм-миллионник (что круто для артиста, о котором год назад никто не слышал).

Это интервью — о том, зачем Ternovoy и Slame осознанно шли на Black Star, как большой лейбл в 2019 году остается единственным “билетом в жизнь” для многих артистов, почему делать музыку, которая тебе самому не очень нравится, — это нормально, и из-за чего они не боятся попасть в ситуацию L’One.




О ЖИЗНИ ДО BLACK STAR И ШОУ “ПЕСНИ”

Slame: Год назад копал землю, сажал деревья, был разнорабочим. Просто нужны были деньги. А сейчас начал жить так, как я хочу. Музыкой занимаюсь уже 10 лет, лет с 14. Не сказать, чтобы всегда занимался этим плотно. У меня есть такая черта: бывает тяжело и лениво что-то делать.

Я до 18 лет жил в Альметьевске. Потом поступил в универ в Казани, отучился там четыре года. После этого настала пора возвращаться домой, но я понимал, что там не будет развития в творческом плане. И я сильно благодарен маме: она предложила продать недвижимость дома и переехать в Казань. И там я начал двигаться.

Мама всегда положительно реагировала на музыку: “Пробуй, занимайся”. Иногда давала деньги на запись, когда мне было лет 15. Ей не нравится, когда я матерюсь в песнях, но она говорит, что это моя жизнь.

Ternovoy: Сейчас вернулся с выступлений, в пять утра вернулся со студии, есть рабочий график. До “Песен” я работал актёром в театре: максимум три репетиции, два спектакля. Работал актёром, по ночам занимался музыкой.

Изначально поступал в театральный институт, чтобы стать артистом. Меня особо не интересовала профессия актёра. Было интересно “прочувствовать по Станиславскому” — такие вещи. Они мне до сих пор помогают на сцене.



О РОДНЫХ ГОРОДАХ

Slame: Казань — красивый и очень комфортный город по сравнению с Москвой, мало пробок. Но в перспективе хочу переехать. В Москве удобно коммуницировать с людьми в плане творчества.

Ternovoy: Ташкент сильно отличается по менталитету от России в целом. В какой-то момент рок и рэп стали считать за музыку сатанистов. Были подпольные рэп-баттлы, в которых я участвовал. Были лайв-баттлы, где тебе давали задания и темы, а ты готовишься к выступлению и там сталкиваешься с оппонентом. Можно было унижать оппонента, а можно — раскрывать себя. Что-то среднее между “Песнями” и Versus.

Русскоязычная музыка там не очень популярна, она никак не монетизируется, поэтому ей никто и не занимается. В Ташкенте я жил этим делом, но ничего не зарабатывал. Это стрёмно: ты понимаешь, что тратишь время зря. Но Ташкент — мой дом.






О ШОУ “ПЕСНИ”

Slame: Я опоздал на первый сезон “Песен”. Но это к лучшему: тогда я бы не вывез. А когда попал на второй сезон, понял, что это мой шанс. Это колоссальный опыт. До него в плане выступлений я был застенчивым, мялся, не умел подать себя. Проект это изменил: поведение на сцене, коммуникация с другими людьми, чтобы им было интересно на меня смотреть.

Приз на шоу “Песни” — шесть миллионов рублей. Я отдал их маме, чтобы она могла переехать в Подмосковье, она давно этого хотела. Мы отложили деньги на покупку дома, сейчас ещё подзаработаю, и перевезу её сюда.

Ternovoy: Когда начали рекламировать “Песни”, я начал готовиться. До этого два раза ездил на кастинги Black Star “Молодая кровь” — и понял, что это мой шанс. Я люблю Comedy Club, люблю канал “ТНТ”. А тут шоу про песни!

Я собрался, написал трек “Хайп” и полетел в Москву. У меня был зарплата сто долларов в месяц — накопил на билет.

Я прошел кастинг со второго раза. Произошло это так: я приехал на предкастинг, готовился выступать. И подумал, что лучше сделать что-то попсовое, более вокальное и выбрал другую песню. Меня остановили, сказали, что не видят ничего нового. Но других вариантов у меня не было: я закончил институт, работаю в театре — это потолок. А работа в офисе — вообще не моё. Я хочу свободу. И я подумал, почему бы не пойти ещё раз?

Приехал на кастинг в другой одежде, сбрил бороду, зарегистрировал другого человека — и тогда я уже прошёл, меня вообще никто не узнал.





SLAME — О КАВЕРЕ НА ДЕЦЛА

Slame: Я не был ярым фанатом Децла. Слышал “Вечеринку”, “Слезы” — те, которые слышала вся страна. Я осознавал, что это большая фигура. И изначально эта песня не задумывалась для шоу. Мы были на студии, и Тимати предложил сделать такой трек. Я согласился: это большая возможность выразить своё уважение. Думаю, в своём куплете я выразил отношение к нему большинства рэперов. Но мы не знали, будет она на шоу или нет.



TERNOVOY — О МЕДИЦИНСКОМ ОБРАЗОВАНИИ И РАБОТЕ ФЕЛЬДШЕРОМ

Ternovoy: Я закончил медицинский колледж, у меня средне-специальное образование, которое позволяет работать фельдшером. Проработал там меньше месяца, потому что понял, что это не моя тема. Начал загоняться, там случается всякая дичь. Я работал в реанимации и начинал понимать, что у меня появляются навязчивые состояния: сегодня я могу умереть. Потому что у меня на глазах каждый день умирало по пять человек.

Я был на семейном празднике, и в какой-то момент близкий человек моего друга начинает давиться. Мы слышим непрекращающийся минуту кашель, он задыхается. Мы прибегаем, видим абсолютно синего человека. И тут помогло образование: я побежал на кухню, взял нож. Я не стал делать это сам: там тонкий момент, это не мой близкий, а близкий моего друга, у которого тоже есть медицинское образование. И я спросил, сделает ли это он сам. Нужно было проколоть трахею, чтобы человек смог дышать.






О BLACK STAR

Slame: У меня никогда не было больших ресурсов, а запись песни — это деньги. Мое главное достижение до “Песен” — это разогрев на концерте Miyagi и Эндшпиля. Я не знал, как двигаться дальше. Пошла рутина: работа, квартплата. А тут я пришёл на проект, попал в лейбл. И через пару месяцев обо мне знает вся страна. У меня есть возможность пользоваться ресурсами лейбла. Мне дают биты, которые мне нравятся. Продвижением занимаются другие люди. Это работает.

Я хочу дарить эмоции людям через свою музыку, потому что ничего другого не умею делать. Не важно, танцевальный это формат или какая-то грустная песня. У меня никогда не стоял приоритет на деньги. Мои песни — это мой жизненный опыт.

Мне изначально сказали, что не хотят мне ничего навязывать: “Ты нам понравился такой, какой ты есть, пиши песни”. Сейчас принёс четыре песни — все приняли. Пока что 100% попадания.

Ternovoy: Я изначально взял цель попасть на Black Star. Сам я бы не потянул. Сейчас я чувствую абсолютную свободу. Если судить по трекам, которые я выпускаю, это не до конца то, чем я хочу заниматься, это правда.

Лейбл — это коммерческая история, здесь зарабатывают деньги. И лейблу интересно, чтобы артист делал коммерческую песню для широкого слушателя. А это часто не то, где можно выразить своё мнение, круто зарифмовать или показать технику. Широкому слушателю интересен хитовый припев — и всё. И чем дебильнее слова, тем лучше она залетает.

И ты сам понимаешь: если ты не будешь делать так, у тебя падают концерты, продажи, показатели стриминга. И ты сидишь на крутом лейбле, где не продаёшься. Это странно. Нужно взращивать свою публику и постепенно переходить к тому, что ты хочешь делать. Резко это сделать невозможно. Я это прекрасно понимаю.

Если артист обладает своим мнением, как ты его не ломай, насильно мил не будешь. Это скажется на его продуктивности — а это уже скажется на прибыли. В лейбле это все понимают. Наверное, многое зависит и от артиста.





О КОНФЛИКТЕ ЛЕЙБЛА И L’ONE

Slame: Я сам по себе неконфликтный человек. Я сам давно слушаю L’One и мне жаль, что так получилось. Не могу судить об этой ситуации, потому что не знаю, что было прописано в этом договоре. У меня такой ситуации не возникнет. Я читал контракт от и до.

Ternovoy: Тут я понимаю и лейбл, и L’One. Это неприятная ситуация для всех сторон.

Что касается моего выступления с песней “Сон”, после появления этого видео я позвонил Лёве. Он не был в курсе, что я уже год исполнял этот трек на своих выступлениях. Во время разговора я объяснил, что это не хейт.

Каждый раз, когда я его исполняю, выражаю Лёве респект таким образом. Нам сначала дают список песен наших артистов, которые мы можем исполнять, пока не соберётся собственная программа. Я был уверен , что он в курсе того, что я исполняю его трек ещё с проекта "Песни".

Есть многие люди — я не про Левана сейчас, — которые говорят: “Вот, ты раб Тимати, он тебя заставил это сделать, чтобы унизить L’One”. Вы просто **нулись все, как это приходит в голову? Моя единственная ошибка — я не подумал, что в этот момент нужно было убрать трек из программы.



О ТОМ, ЧТО БУДЕТ С НИМИ ПОСЛЕ КОНТРАКТА

Slame: Я не планирую никуда уходить. Потому что я долго к этому шёл. И я командный человек, мне нравится командная работа. Через десять лет я вижу себя артистом Black Star. Только у меня будет больше знаний и я буду помогать новым ребятам.

Ternovoy: Что будет со мной через десять лет? Когда я подписывал контракт, то сутки его обдумывал. Я внимательно прочитал контракт. У меня в голове не укладывалось: ты вкладываешь душу, а потом у тебя всё забирают. А потом перевесило желание попасть на лейбл Black Star и пришлось согласиться с таким моментом. Это осознанный выбор. Я не знаю, как получится в итоге. Сейчас меня это не особо парит. Случаи бывают разные: кто-то уходит с именем, кто-то с материалом. У кого-то получается так, как у L’One. В лейбле работают принципиальные люди и им важно, в каких отношениях заканчивается сотрудничество.

Мне нужно выстроить механизм производства музыки. Найти людей, которые понимают мой взгляд на творчество. Я до сих пор готовлюсь к тому, чтобы в большей степени делать именно свою историю.

Я не знаю, в какую сторону загадывать, в этом нет смысла. Мне хочется быть успешным артистом и в целом богатым и успешным человеком.






comments powered by Disqus
Распад группы Грибы, бил ли он Луну, конфликт с Бастой.
Первый раунд на выбывание пройдёт для Мирона без звёздного оппонента.
Докинули в плейлист новых треков — слушаем его и провожаем ноябрь.
Сразу несколько федеральных каналов (в том числе и Первый) выпустили сюжеты о смертельном вреде снюса — бездымного табака, популярного у школьников. Разбираемся, что это такое.