Тексты

"В камеру с трансвеститом хочешь?" — что Хованский рассказал Собчак

Первое большое интервью бывшего экстремиста/террориста и блогера после 7 месяцев в СИЗО.

Юрий Хованский дал Ксении Собчак первое большое интервью после 7 месяцев в СИЗО, куда его посадили по обвинению в оправдании терроризма — следствие решило, что блогер в 2018 году исполнил песню про Норд-Ост (а это было в 12 году, когда такой закон еще не появился).

Главные цитаты — под роликом ниже.






В ТЕМУ






КАК ХОВАНСКИЙ ЖИВЕТ СЕЙЧАС

— Ты мне сказал, что вообще в первый раз сегодня из дома вышел?

— За последние пару месяцев да. Я стараюсь вообще из дома не выходить. Я тебе говорил, она не поверила — думала, это шутка, что я ненавижу свежий воздух.

— Я просто не могу представить. Два месяца не выходить из квартиры.

— Я до того, как меня посадили, полтора года не выходил. Я перестал стричься, оброс. Парикмахерская была единственная причина, по которой я обычно выходил. В итоге я и это придумал как обойти, меня теперь стрижет подруга.

— Ты, как я понимаю, вернулся к своей прежней жизни: ты снимаешь видео, пивасик попиваешь.

— Да-да, сижу в кампуктер играю, кушаю домашние бургеры, веду стримы теперь.


Перемотка на 15 минут вперед.


— Как устроен твой быт? Ты сам стираешь себе вещи, готовишь ужин. Как вот ты живешь?

— Ничего из этого я точно не делаю. Как раз периоды, когда у меня нет женщины, я максимально беспомощен. Мне обычно помощник привозит готовые обеды, дошираки. Я максимально сконцентрирован на творчестве и долбоебизме. Я могу сидеть работать часов 10 без перерывов, а могу играть в "Доту" часов 10 без перерыва и вообще не отвлекаться на происходящее.




ЗАЧЕМ ХОВАНСКИЙ ВООБЩЕ ИСПОЛНЯЛ ПЕСНЮ ПРО НОРД-ОСТ, ЗА КОТОРУЮ ЕГО ПОСАДИЛИ В СИЗО

Контекст: песню со словами "Сколько же русских детей убили <…> Все во имя Чечни!" Хованский исполнил в 2012 году на стриме блогера Андрея Нифедова. Среди зрителей стрима был националист Максим "Тесак" Марцинкевич и его сторонники — они заказывали Юрию песни.


— Ты исполнил этот куплет на стриме Андрея Нифедова, потому что там было много нацистов — и это такая постирония, метамодерн. Ты пришел к нацикам и исполнил что-то...

— Что им порвет пердаки.

— То есть это была такая меташутка над их экстремистскими взглядами.

— Люди, которые тогда нахлынули от Тесака на платформу, благодаря популярности шоу "Окупай-педофиляй" (шоу Тесака на ютубе, которое он сам называл "сафари на педофилов" прим. The Flow), они мне были омерзительны. Изначально меня просили исполнить песню "Зачем ты под черного легла". И я такой: "Ах, вы хотите посмеяться над кавказцами. Ну давайте посмеемся". И вот, собственно, выдал всю эту тему.

— То есть это был такой твой протест?

— Да, потому что тогда платформа была преимущественно состояла из фанатов Тесака.











КАК ЗАДЕРЖИВАЛИ ХОВАНСКОГО

— Там [на задержании] был СОБР, был отдел "К", были фсбшники, был отдел "Э", опера, кинолог с собакой. Меня брали как Пабло Эскобара, я охуел. Столько народу, чтобы взять одного меня несчастного.

— (цитирует слова Хованского на видео задержания) "Меня предупреждал Андрей, что это было из-за песни". Я так понимаю, что это Андрей Нифедов. О чем конкретно он предупреждал?

— Что к нему приходили и спрашивали по этому поводу. Я посчитал, что поскольку уже давал показания по поводу этой песни — меня привлекали в 13 или 14 году. Сейчас уже не установить, потому что они уничтожили все документы. Человек, который брал у меня показания, дал показания, что никогда меня не видел. Что абсурдно, потому что его нашли и он такой: "Нееееет".

— А ты давал показания?

— Я подписывал своего рода меморандум о намерениях, что я все понял и больше так не буду.

— А у тебя остались эти документы?

— Какие? А мне, что, копии какие выдали что ли, по-твоему?




"Я ВСЕХ ПРОСТИЛ" — О ПОКАЗАНИЯХ АНДРЕЯ НИФЕДОВА И ВНЕЗАПНО ПРО ИСПОВЕДЬ


— Первые показания он дал абсолютно правдивые. Типа полностью, ничего не приврал. Потом его... Разные слухи ходят. Мне рассказывали, его два дня держали без адвоката в Следственном комитете, не выпускали, грозили, кошмарили — и он начал их изменять. Они поняли, по ходу, что в 2012 еще не было этого квалифицирующего признака [преступления] и они обязаны меня отпустить. И поэтому решили надавить на Андрея.

Я, честно говоря, не понимаю хейта в интернете, потому что, конечно, нам всем хочется осуждать трусов, но на самом деле когда придут к тебе, а у тебя там дети, жена. Тебя вывезут, будут держать запугивать. Не факт, что ты не сломаешься. Я слышал такие истории в тюрьме, что там чуть ли не самые крутые чуваки, которые говорили: "Не бойтесь, я вас не сдам. Тюрьма не хуй, сиди — кайфуй" на первом же допросе раскалывались.

У нас просто такой свидетельский институт, что это профессиональная профессия, короче. Прошу прощения за тавтологию. У нас есть свидетели, которые вспоминают регулярно какие-то карманные кражи 12-летней давности, они прямо вспоминают и опознают нужных людей. Это профессия, они так зарабатывают.

— То есть ты не держишь на него зла? И думаешь, что если бы ты был в той же ситуации, тебе тоже бы пришлось поступить так?

— Мне хочется верить, что я бы так не поступил. Но... Не знаю. Зла не держу. Я исповедовался. Основным условием, что мне батюшка отпустит грехи, было, что нельзя копить ненависть и нельзя считать виноватыми ни свидетелей, ни следователей. Поэтому я всех простил.




"В КАМЕРУ С ТРАНСВЕСТИТОМ ХОЧЕШЬ?" — ПРО УГРОЗЫ СЛЕДОВАНИЯ

— [Угрожали] в камеру с трансвеститом посадить. Причем даже не следователь, а опер. Я тогда даже не знал, что в камеры сажают не опера, а фсиновцы. Ну повелся.

— Можешь конкретно рассказать, чем угрожали?

— Обещали, что отпустят под подписку. Типа, что дело давно устарело, нужны только мои показания. Потом эти показания легли в основу обвинения. Поэтому я вам, дорогие зрители и тебе, на всякий случай — я, конечно, не верю, что тебе когда-то пригодится —, всегда берите 51 статью. Потому что раскаяться и признаться вы можете на суде. Не стоит облегчать следствию его работу. У них есть три дня, чтобы выбить показания. Я слышал жуткие истории, как эти три дня люди проводят. Но вот эти три дня надо выдержать. Чего вы хотите — чтобы вас три дня током били по яйцам или потом сидеть семь лет?

— Ты попросил сразу адвоката?

— Мне сказали: "Будешь рыпаться — в камеру с трансвеститом". Сказали: "Давай по-хорошему, мы тебя по-хорошему отпустим".

— В смысле? А почему ты не сказал: "Окей, по-хорошему, но мне нужен адвокат"?

— "А в камеру с трансвеститом хочешь?"

— Ну в камеру с трансвеститом, что тут такого?

— Типа он тебя выебет. Например.

— А если трансвестит, то он обязательно должен тебя выебать?

— Ну это подразумевалось. Я не трансфоб, я не Роулинг. Ты же понимаешь, что к этому...

— Ну то есть они, другими словами, угрожали пытками, насилием.

— Да, по сути. Понимаешь, я тогда был воробей нестреляный. Они так часто делают. Нужно не вестись на это. Кто бы меня посадил в камеру? Это оперативные сотрудники. В камеры распределяет ФСИН. У меня адвокат Тимофеев сам работал следователем — говорит, что сейчас люди перестали работать. Что происходит — опера делают тяп-ляп и ладно, следствие доработает, следствие тяп-ляп — судья добьет, судья тяп-ляп — прокурор простит. И это круговое забивательство хуя приводит к печальным последствиям. Не только в моем случае. В моем случае я еще легко отделался.

— При этом ты сравнил в своем письме это с НКВД и 37 годом. Погорячился?

— Ну нет. Сравнить-то можно, можно и помидор с многоэтажкой сравнить — это не запрещается. Конечно в 37 году было жестче гораздо. Все так сейчас довольно пристально следят, у заключенных синяки проверяют.

Например, один мой подписчик написал жалобу — а он с Украины, между прочим —, и написал: "Так и так, отпустите Хованского, он не террорист, он просто шутник и мы его любим. Обратите внимание на беспредел сотрудников ФСИН". Хотя он явно имел в виду не ФСИН, потому что я никогда не говорил. Так приехал чуть ли не самый главный проверяющий брать у меня объяснительную, что у меня произошло, никто ли меня не пиздит, не издеваются.

— А физического насилия не применяли? Только угрозы?

— Нет, конечно. Там половина мои фанаты, половина вообще не знает, кто я такой. Я говорю [проверяющему]: "Думал, что все жалобы отправляются в мусорное ведро". Он мне достает портфель — у него этих жалоб штук 50. И он по всем ездит. Конечно не 37-й.






КОГДА ОН ОТЧАЯЛСЯ И КАК КАЧАЛСЯ

— Где-то на пятый месяц я поплыл, я уже начал настраиваться на "семеру", писать всем, что жизнь — боль, жизнь — тлен. Прекратил заниматься спортом. Я-то пять месяцев не пропускал ни одной тренировки. Мы три раза в неделю тренировались в камере. У нас была жимовая, тяговая и плечи-шеи-пресс.

— Ты три тысячи раз приседал...

— Не, это бред. Но, кстати, в тюрьме на удивление много людей типа Давидыча, которые рассказывают такие байки <...> Люди в замкнутом пространстве начинают сходить с ума. При этом никто ни разу мне не показал, как он отжимается две тысячи раз.

— О чем ты подумал, когда решил, что срок может быть реальным?

— Наверное, о том, что с моим образом жизни и болячками, я на свободу уже не выйду. Учитывая, что в СИЗО алкоголь не достать, а в колониях это нормальная тема. И я думал, что буду пить какую-то паленку, пока не помру.

Я был готов, что посадят, потому что буквально все: и адвокаты, и сидельцы, все говорили, что нереально выбраться из этой системы даже за штраф. Потому что у нас, когда дела показательные, они прям показывают. Мне просто повезло, что мной и моим примером хотели припугнуть ровно на семь месяцев. Если бы хотели совсем закошмарить, припугнули бы на семь лет. Но свои уроки я извлек, скажем так.

Мне здесь оставаться не очень хочется. Мне в свое время ютуб предлагал творческую визу в Великобританию, я их нахуй послал. Какая Великобритания? Рос-си-я, Рос-си-я! Но у меня возникло ощущение, что моя страна не так сильно меня любит, как я ее. Я против безответной любви в любом ее проявлении.





КАК ХОВАНСКОМУ ПОМОГЛИ ЯРОСЛАВ АНДРЕЕВ (ОН ЖЕ ЭЛЬФ-ТОРГОВЕЦ, ОСНОВАТЕЛЬ ТИКТОК-ДОМА ДРИМТИМ ХАУС) И МОРГЕНШТЕРН

— [Андреев] даже не мне помог, сколько моему бате. У бати Бехтерева (воспалительное заболевание — прим. The Flow) и требуются очень дорогие лекарства. У нас как бы должны предоставлять, но как говорил мой сосед по камере: "Должны, но не обязаны. Мясо должно быть, но мясо не обязано быть в баланде". Так и здесь. И когда Ярослав об этом узнал, он перевел бате лично, чтобы он купил себе лекарства. Хотя я про Ярослава говорил ужасные вещи и мы, скажем так, не друзья.

— И Моргенштерн же тебе перевел 666 тысяч рублей.

— Алишер вообще топ. Мы нормально общаемся, недавно в "Доту" играли. Я все былые обиды закрыл на всех.





С КЕМ И КАК ОН СИДЕЛ, СОБЧАК УЗНАЕТ ПРО ЗАГАДКУ О СТУЛЬЯХ

— Ты же сидел прямо с убийцами.

— В нашей стране террористы приравнены к особо тяжким. Если посадить меня с легкой статьей, то человек может написать жалобу: "Вы посадили меня с террористом". Моя статья тяжкая, сидеть я мог только с особо тяжкими. Но я не жалуюсь, потому что те, кто по особо тяжким, как раз не играют в тюрьму. Это люди серьезные, им вся хуйня "есть два стула" не интересна.

— Что это за "есть два стула"?

— Ну это "на одном пике точенные, на другом — хуи дроченные". Куда сам сядешь, куда мать посадишь? Это на "малолетке" такие...

— И что? Что надо отвечать?

— Возьму пики точенные, срублю хуи дроченные.

— (улыбается)

— В такую "черноходскую" тему играют те, у кого срок до трех лет. Вот у них прямо все эти ритуалы тюремные.

— То есть ты не сталкивался, что тебя проверяли?

— Сталкивался. Все же в одном собачнике сидят, там в суд везут или это, неважно.

— Ну там есть эта тема, кто опущенный, кто не опущенный?

— Есть конечно. Опущенных стараются с нормальными людьми не сажать.

— Ну как-то самоутверждаться в камере тебе приходилось?

— Брось, у всех жены и дети на воле. Все люди адекватные. Я и людей моложе себя не видел. Как в фильме "Тюряга" со Сталлоне такого не было.

— Типа где ты спишь, на какой шконке...

— Я начинал с самой дальней, потому что у меня была очень плохая репутация из-за телерепортажей. Потом когда люди выбывали из камеры, я менял и приблизился к телевизору прям рядом со шконкой смотрящего.

— То есть в итоге у тебя было козырное место?

— Вторая по козырности. Но я проделал весь путь.

— А кликуха у тебя была?

— Мой сосед все пытался смешное придумать. Сначала кто-то из моих фанатов написал в прогулочном дворике "Хованский — пес хулиганский". Его смешило, что пес, но мне не было обидно на пса. Он такой: "Блин, ладно, не подкалывается". Потом мы смотрели "Властелин колец" — он никогда в жизни не смотрел "Властелин колец" — я пытался ему объяснить, что мы в детстве играли во "Властелин колец" и я был Гендальфом. Ему понравилось слово Гендальф. Он стал меня Гендальфом называть. Мне тоже не было обидно.

Потом я чистил чеснок и уронил лепесток от чеснока. Лепесток на фене будет "лантух" — у этого слова есть и более в литературном русском языке оскорбительные значения, но на фене это лантух. И мне сосед говорит: "Ты, блядь, лантух уронил! Че ты мусоришь в хате?" Но мне так смешно было после фразы "ты, блядь, лантух", что я ржал минут 15. И он меня уже подкалывал лантухом.

— Что за человек был самым неприятным и опасным?

— Ну был чувак, который был в ОПГ. Он не доебывался, а учил постоянно такой хуйне. Босой ногой нечаянно на пол встанешь, он такой: "Ну вот, за такое тебе писю к носу прикинули бы. Я не буду, но так надо бы прикинуть". И так каждый раз. <...> И его когда отселили, я не сильно горевал. При этом человек он был хороший, в нарды меня научил играть.

— Там же есть тема "а ты здесь почему"?

— Меня когда в камеру привели, там сказали: "Тебе бы, по-хорошему, надо ебальник разбить за такие песни, но давно было, поэтому че мы тебя спрашивать будем за грехи молодости". Даже там есть срок давности, но для нашего суда семь месяцев был пустой звук.





"БУДУ РЕКЛАМИРОВАТЬ ВСЕ"

— А ты рекламируешь все, что тебе предложат?

— Ну кроме незаконного.

— А есть что-то, что ты никогда не будешь рекламировать?

— О чем ты? Я мазь для потенции рекламировал, от которой все отказались. Если это законно, если все идет в белую, если меня не прижмут к ногтю, то я возьмусь за рекламу. Я считаю это профессионализмом.

— А брать деньги от государства за рекламу — это норм?

— Почему нет? Государство чем-то отличается от других заказчиков?

— Государство тебя в СИЗО посадило.

— Печально, конечно, но мне поэтому и нужны деньги, чтобы найти другое государство. Если бы сейчас предложили, то, думаю, согласился. Деньги очень нужны.

— То есть если сейчас ФСИН или Следственный комитет сейчас предложит тебе коллаборацию, чтобы ты рассказал, как ты классно провел эти...

— Охуительно (заливается смехом). Пиздец, в санаторий сгонял.

— Ты готов на это?

— Если деньги будут хорошие, то конечно. Ты меня подбиваешь на ответ "нет, ни в коем случае".

— Я подбиваю понять, насколько ты изменился.

— Я был бы не я, если бы сказал, что не согласился. Это пиздец как разозлит людей и вроде как мне иногда нужно включать вот этот режим "нет, вы что, я все понял, блин, отстой, я теперь другой", но нет. Я всегда говорил, что я наемник.

— Неужели ты никогда не думал о причинно-следственной связи, что в 18 году ты рекламируешь выборы, а дальше все пришло к тому, что пришло. Ты не чувствуешь личную ответственность?

— Честно? Вообще нет. Люди часто спрашивали: "Как ты спишь по ночам?" Охуенно. Это мои коллеги побежали каяться. "Мы ничего не знали!" Я все знал с самого начала.





ЧТО ХОВАНСКИЙ ДУМАЕТ О СЕБЕ

— Я гений, я снял кучу пиздатых роликов, я охуенно смешной, я охуенно талантливый. Не самый хороший актер, ладно, но режиссер, может, один из лучших, что ты встречала, может, кроме фон Триера. Я в принципе человек, который готов стоять за друзей до конца. Я готов на все ради своей женщины. Я помогаю родителям, не бросаю никого в беде, я пиздец рофляный чувак. И мне кажется, я заслужил гораздо больше, чем я имею. Но за то, что имею, благодарен господу Богу, потому что могло быть хуже.

Говорит, желания нет, но надо.
Ранее появился слух, что он уехал из России в Узбекистан.
Все обсуждают мобилизацию.
Два проломленных черепа и одна свадьба, а еще прощание с Милли Алкок (Рейнира) и Эмили Кери (Алисента) — вот что приготовила зрителям пятая серия "Дома Дракона".