Новости Тексты Альбомы Клипы
16+
Тексты
Интервью: Андрей Недашковский

Кино, рэп и кино про рэп. Интервью с Глебом Калюжным

Вы видели его в “Вампирах средней полосы”, а на прошлой неделе Глеб выпустил альбом “Jun10r”.
Комментарии
0

“Вампиры средней полосы”, “Аутло”, “Территория”, “Трудные подростки” — вот лишь несколько проектов, где снимался Глеб Калюжный. Ему 22, а его уже называют одной из самых перспективных звезд российского кино.

Но изначально Глеб не планировал становиться актером — он хотел делать рэп и выступать. Благодаря увлечению музыкой Калюжного и позвали на первые кинопробы — это произошло в 2014-м, когда фото Глеба, автора ставшей популярной в ВК песни, начали ставить себе на аватарки подростки. Так его и заметили кастинг-менеджеры.

Параллельно съемкам в различных проектах Глеб Калюжный не прекращал занятия музыкой. Он сконтактировался с Эфди Вадимом, писавшим музыку для Каспийского Груза и the Chemodan Clan, а на прошлой неделе выпустил альбом “Jun10r”. Его и обсудили — а также готовящийся к выходу сериал про рэп “Солдаут”, несостоявшийся фит с Гуфом, коррупцию в российском кино и недавние обвинения Глеба в абьюзе.






ЭЛДЖЕЙ, ГУФ, ONYX


— Тебя знают в первую очередь как актера. При этом в кино ты попал именно благодаря музыке. Расскажи, как это было.

— 2014 год. Мой клип завирусился вконтакте, набрал 300 тысяч просмотров. В это же время ребята из съемочной группы искали подростков для съемок в фильме “14+”. От 14 до 15 лет — так хотел режиссер. По театральным училищам, соответственно, проводить набор не было смысла, там все старше. Они ходили по школам и искали во Вконтакте по данным “Москва, 14-15 лет”. В итоге нашли несколько десятков аккаунтов, где на аватарке стояло мое фото. У меня была какая-то известность уже, я на ютубе выкладывал разные каверы на Ассаи, МС Молодого.

Кастинг-менеджеры нашли мою страницу, позвали на пробы. Я подумал, что это какой-то прикол. Когда рассказал маме, она попросила дать ей прочитать сообщение. Говорит, написано, что это из студии Михалкова ТРИТЭ, “все серьезно, сходи”. Так я и попал в кино.



— Правда, что ты пообещал режиссеру “14+” подарить “Оскар”?

— В 2015 году нашему фильму “14+”, первому, в котором я снялся, должны были вручать премию мэра. Для режиссера Зайцева как человека, который горит своей профессией, это важно. Меня попросили забрать эту награду. И я опоздал. Андрей разозлился: “Ну как так?” Я тогда пообещал, что получу “Оскар” и ему подарю.



— Твоим саундпродюсером стал FD Vadim. Как вы познакомились?

— Альбом “Jun10r” мы записали с FD Vadim, Dvoytov Beats и Alan Galit. Вадим — это такой серый кардинал русского хип-хопа. Он сделал Гуфу, по моему мнению, лучший альбом “Сам и...”. Писал музыку для Муровья, Каспийского Груза, ОУ74, the Chemodan Clan. Всех их я слушал, мне нравилось, хотелось и себе хотя бы один бит от Вадима получить.

У нас с моим другом Гришей была группа 2man. Мы делали EDM и дип-хаус вперемешку с хип-хопом. А потом решили заключить договор артиста и продюсера. Я — артист, Гриша — продюсер. У нас с ним состоялся душевный разговор о планах и целях, чтобы самих себя подстегивать. Он меня начал грузить: “Почему ты ничего не пишешь?” Я говорю: “Инструменталов нет”. — “А кто тебе из битмейкеров нравится?” — “FD Vadim”. — “У него дорого! (смеется) Но ладно, — говорит, — договоримся”. И Гриша все организовал.




Познакомились с Вадимом мы в 2016-м. Он приехал на студию: “Вот у меня биты. Показывай, что у тебя есть — куплеты, напевки”. Ему понравилось, мы договорились работать, он отправил мне пару битов из тех 40, которые показал. Когда мы прощались и он сказал: “Увидимся”, он, вероятно, имел в виду: “Увидимся когда-нибудь потом, через месяц”. А я ему на следующий день уже звоню, говорю: “Я уже два трека написал”. Он такой: “Чего? Сейчас приеду”. Он пригнал, я попробовал зачитать живьем, но не получилось. Волновался. Потом парни меня поддержали, взорвались, услышав куплеты, поняли, что нам надо продолжать. Результатом этой работы стал альбом “Улица Правды”.



— С Гуфом тебя кто познакомил — концертный директор Эдгар или Вадим?

— Эдгар меня с Лехой знакомил несколько раз (смеется). Окончательное наше знакомство случилось в “Газе”. Это было лето 2018 года, когда он начал записываться с Gunz & Deemars. Кто-то из ребят представил меня: “Это Глеб, там-то и там-то снимался”, а Леха такой: “Да я знаю, я смотрел, мы же знакомились”. Потом виделись неоднократно, в гости приезжал.






— Видел запись эфира, где вы у него дома поете одну из песен с нового альбома. У вас планировался фит?

— Что-то, видимо, не понравилось Лехе. Когда я приехал к нему, мы круто посидели. Включили бит Муровья, который мне очень понравился. Я был пьян и сказал самонадеянно: “Я этот бит за час трахну”. Но в тот момент никто мне такой возможности не предоставил.

Просыпаюсь утром — все спят. В моем распоряжении оказался домашний компьютер. Я запомнил название бита, включил — и давай писать. Этот парт позже вошел в альбомную версию трека “Тюрьма моего ума”.

Когда ребята увидели, что я залез в чужой комп, меня жестко нагрузили. Но трек Лехе понравился в итоге. “Ну ладно, будет фит, будет” — что-то такое сказал и разрешил взять этот инструментал. Но в итоге что-то не срослось.



— Тебя обломало, когда твой герой сказал: “Мне не понравился трек”?

— Так не было отзыва, вот что самое главное. Просто я не люблю навязываться. Спустя пару дней я доработал бит, мы написали к нему красивый музыкальный вход, но я даже демку скинуть Лехе не успел, он написал: “Слушай, верни мне бит”. “Так это ж твой бит” — говорю. На этом общение и прекратилось.



— Ты говорил, что тебе респектовала группа Onyx. Ты не совсем похож на ее фэна.

— Мы пересеклись во время одного из приездов группы в Москву. Я зачитал, им понравилось, они подписались на меня в инсте. Писал им: “Было бы круто с вами поработать” — “Респект, кидай нам битло”. Но как-то неудобно было. Это же Onyx! Где они, а где я. Тем более трек на русском. Поэтому так и не решился.

Может показаться, будто я слишком молод, чтобы фанатеть по их музлу. Это началось с занятий брейкдансом. За две недели до того, как я пошел в первый класс, я попал на рэп-концерт в “Солянке”. Меня старший брат повел. Выступала, кажется, группа П-13, еще кто-то, кого он слушал.

С четырех лет я занимался тхэквондо в стиле Джун Ри, а потом в первом зимнем лагере на сборах увидел парня, который крутил гелики. Я загорелся этим. Но в студии по брейку меня не брали — мне восемь лет, а набирали ребят от 12. Меня привели в школу, попросили показать, что я умею. Слух и чувство ритма отсутствовали, но когда попросили показать растяжку, благодаря занятиям тхэквондо, я спокойно сделал шпагат. Мог и на голове стоять, пробовал сам крутиться. “Всё, — говорят, — берём!” Там на занятиях для меня открылся новый мир: KRS-One, Джеймс Браун, Onyx, Kris Kross.



— Читал, что ты организовывал концерты Элджея еще до того, как он стал звездой.

— Организаторами были Гриша и Эдгар. Я был тем, у кого спрашивали: “Глеб, кого привезти?” Я назвал несколько имен, Элджей был среди них.

Это был период песни “Бошки дымятся”, он еще линз не носил. Сделали связку городов Москва — Питер, плюс еще фестиваль, на котором выступали ST, Кравц и Элджей. Я напрашивался к Элджею на роль бэк-эмси, он сначала сказал, мол, мне не надо. А я был ведущим вечера, разогревщики были на мне, я постоянно был на площадке, и где-то услышал, как Элджей сказал, что человек для бэков ему как раз нужен. Он только перед самым выходом спросил у меня: “Все треки знаешь?” Я такой: “Да!”

А в Питере возникла некрасивая ситуация. Пришло мало народу, организаторы влетели по деньгам. Элджей отказался выходить на сцену, сказал: “Пока мне эту сумму не переведете, я на сцену не выйду”. Я думаю, это неправильно. При этом Элджей потом извинялся за эту ситуацию. Признал, что прогнал. А через несколько месяцев выпустил первый альбом “Sayonara Boy”, начался его быстрый взлет.







— Как бы ты описал главную тему нового альбома?

— Это такая мотивашка: если ты не падал, то и не взлетишь. Звучит, как цитата из пацанских пабликов. Музыка для меня — это мотивация, спасательный круг из тех гештальтов, которые меня преследовали.



— В треке “Рэптилия” у тебя есть строчка: “Ты не познаешь простейшие истины, слушая музыку высера”. По-твоему, рэп — это музыка, способная чему-то научить?

— 100%. Из хорошего музла всегда есть что почерпнуть. Тот же Saint Jhn много читает про мотивацию, свободу духа. Или Эминем — у него хватает грязи в текстах, но есть и серьезные треки про свободу самовыражения типа “The Way I Am”. Из артистов нашей сцены, которые меня к чему-то подталкивали, наполняли, могу назвать Ассаи, Копюшона Ноу Мо, Stuff Only.



— Кто такой Prince of Falls и что он делает у тебя на альбоме?

— Парень, которого я слушал в 2019-м. У него был популярный трек “Marlboro”, на него кучу ремиксов делали. А мне у него нравилась “Signs Of Gemini”. В начале 2021-го я написал ему с предложением о работе. Он взбодрился, сказал: “Спасибо, чел, приятно такие искренние слова читать. Давай скидывай”. Я ему перевел припев трека, объяснил концепцию. Мы созвонились по фейстайму — а у меня плохой английский очень, я спросил: “Ты не против, если со мной будет мой друг FD Vadim? Он мне музыку пишет и владеет разговорным английским лучше”. Он такой: без проблем.

Поначалу кажется, что он поет мимо. Но это такой свинг — очень необычный, крутой.



ОН СЫГРАЛ РЭПЕРА В ЕЩЕ НЕ ВЫШЕДШЕМ СЕРИАЛЕ “СОЛДАУТ”. ГЛЕБ ОБЕЩАЕТ, ЧТО ЭТО ПРОЕКТ ПОЛУЧШЕ “БОНУСА”


— Скоро должен выйти сериал “Солдаут”, в котором ты играешь рэпера.

— Да, моего героя там зовут Драмма. Это молодой хитмейкер, который находится в непонятках с лейблом и с самим собой.



— Похоже на “Бонус”?

— Это анти-Бонус! (смеется) Он глубже, интереснее, ближе. Это был один из первых вопросов, которые я задал сценаристам: “Это будет что-то типа “Бонуса”?” Это люди, которые знают жанр, на площадке у нас постоянно играет рэп, они напевают треки, которые мы написали для шоу. Во время съемки концерта, где в массовке было несколько сотен людей, сценаристы сериала приходили в толпу слэмиться.

По сюжету Драма пытается разорвать контракт с руководителем лейбла, Папой Вуду. Это такой Тимати или Баста нашего сериала. Драма целый год ничего не может выпустить, бухает, торчит, опускается на дно. Лейбл отбирает у него машину, квартиру, оставляет без денег и без имени. Он предлагает Папе Вуду пари: “Если я выпущу альбом и соберу солдаут за месяц, то ты меня отпускаешь”.



— Приглашенные звезды будут?

— Би-2, Михаил Козырев, из рэп-тусовки — Недры, Жак Энтони, Каспийский Груз. Там много знакомых персонажей.

Меня, кстати, звали в “Бонус”. Это был 2014 год. У меня тогда была только одна роль в фильме “14+”. Я подумал: прикольно, музыка мне близка, но сценарий мне так и не скинули — и слава богу. “Бонус” — отстой. Плохо снят. Мне кажется, там какая-то история с жестким отмыванием денег была.



ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ АКТЕРОМ — КОРРУПЦИЯ, ШТРАФЫ, ЖЕСТКИЙ ГРАФИК



— В нашей киноиндустрии много коррупции?

— У нас часто экономят на всем, чем только можно. Потому что кто-то где-то отщипнул несколько раз. Я неоднократно видел, как декораторы или люди из любого другого цеха расстраиваются, когда на их работу выделялось меньше денег, чем хотелось бы.

В Штатах такого нет. Видел бэкстейдж-видео со съемок сериала “Шучу” с Джимом Керри? Там по центру комнаты стоит камера, она медленно крутится и при каждом ее обороте комната меняется до неузнаваемости. Команда успевает ее изменить за то время, что камера делает оборот. Такое возможно сделать только в том случае, если каждый участник съемочной группы горит своим делом, подходит к нему максимально ответственно.






— Часто сталкиваешься с кумовством в кастинге?

— Конечно, слухи, что на небольшую роль взяли чью-то подругу или сыночка, распространяются быстро. Такое бывает, но происходит только с суперпроходными ролями, где может быть пара реплик, а может, и вовсе без слов. Плюс многое зависит от компании, которая снимает фильм или сериал, в крупных структурах кумовства почти нет. Мотивация этих горе-актеров мне не ясна. Может, надеются так прославиться или просто узнать, на что похожа наша работа. А то, что из-за такого фильм получится херовым, никому не интересно.



— Смотреть кино или сниматься в кино — что тебе больше нравится?

— Тут ты в точку попал. Я уже очень давно не могу ничего посмотреть. С февраля у меня вообще не было выходных — только на музыку и решение каких-то личных проблем. Полная дезориентация.



— Что тебе из последних просмотренных фильмов понравилось?

— “Джентльмены” Гая Ричи, “Однажды в Голливуде” Тарантино и “Середина 90-х” [Джона Хилла] про скейтеров.



— Назови фильм, изменивший кино.

— Я мало смотрел кино, чтобы ориентироваться в этапах его развития. Назову “Вход в пустоту”. За странность подхода, абсолютно иной ход мысли. Или “Хардкор” Найшуллера — за форматом POV, я считаю, будущее.



— Удивлен, что ты назвал “Хардкор” — фильм, снятый в стиле игры-стрелялки, где актер вообще не важен.

— Я его тоже не смотрел (смеется). Знаю, что там много на каскадерах построено. Так, как они, я точно не смогу, конечно. С другой стороны, во “Входе в пустоту” многое от первого лица снято, но там много “на актерском”, эмоционально сыграно.



— Как ты готовишься к роли?

— Зачитываю сценарий. Визуализирую персонажа. Если понимаю, что мой герой похож на кого-то из моих знакомых, то пытаюсь их повадки добавить к нему. Так было с Женьком, персонажем из “Вампиров средней полосы”. У меня есть друг, актер Женя Егоров, — очень экспрессивный, веселый. Когда мне режиссер рассказывал, каким должен быть мой персонаж, я сразу его представил. Взял от него какие-то штучки.






— Что из себя представляет актерский график?

— Смена — 12 часов, стартует с момента прибытия актера на площадку. Частые переработки на площадке до трех часов максимум. Днем — часовой перерыв на обед.

Перевести дыхание можно только во время перестановок декораций, на это уходит минут 5-10. Иногда и в туалет сбегать не успеваешь. Особенно если съемки на сложных локациях — как те же экспедиции для сериала “Территория”, который снимался на натуре в природных условиях.



— А что будет, если актер не явился на площадку?

— Если опоздал на 15-30 минут — это небольшой штраф. А если на пару часов — то, считай, всю смену, а то и целый месяц бесплатно будешь работать. У меня только один раз такая ситуация возникла — и, к счастью, штрафа удалось избежать. Я опоздал на четыре часа. Мою сцену сняли без меня. Была причина, почему я опоздал — телефон выключился и я не услышал будильник. Видимо, зарядку на ночь не до конца вставил в розетку. Меня простили, потому что со мной ни разу не было проблем, к тому же, я по гонорару пошел на уступки. Еще и со своего кармана оплачивал авиабилеты, чтобы летать в перерывах на съемки в другом проекте.



“КОГДА СНИМАЛСЯ В РОЛИКЕ, ПРИЗЫВАЮЩЕМ ВАКЦИНИРОВАТЬСЯ, Я ЕЩЕ НЕ БЫЛ ПРИВИТ”


— Как ковид повлиял на отрасль?

— Множество проектов послетало. Чтобы их не смыло, фильмоделам пришлось выдумывать новые форматы — те же фильмы, снятые на рабочем столе или в зуме. Сниматься стало сложнее: когда много людей в масках набивается в маленькое помещение — это тяжело.



— Ты вакцинировался?

— Да… Да.



— Почему так неуверенно говоришь?

— Это болезненная тема. Я же переболел ковидом. А когда снимался в ролике, призывающем людей вакцинироваться, сам еще не был привит. Переживал из-за этого внутренний конфликт.

Я до сих пор запахов и вкусов не чувствую. Уже три месяца. Из-за наличия антител после болезни пришлось ждать три месяца, чтобы привиться. Надо еще второй этап вакцинирования пройти, но проблема в том, что у меня же нет выходных. А на это надо чуть ли не весь день выделить.



— Сложно, когда столько времени не чувствуешь вкуса?

— Ни запаха сигарет, ни вкуса еды. Это ужасно бесит, хочется, чтобы они вернулись. Я дышу эфирными маслами, цепанул в аптеке эвкалипт, он меня только иногда пробивает и я могу слегка чувствовать сладкое и соленое, оттенки вкусовые. А так постоянно мозг дорисовывает ощущения. Ты ешь — и не чувствуешь, а вспоминаешь, какова еда на вкус. Я уже забыл вкус апельсина. Мозг просто дает мне сигнал: он кислый.



СЕРИАЛ С ЕГО УЧАСТИЕМ “ВАМПИРЫ СРЕДНЕЙ ПОЛОСЫ” СТАЛ ХИТОМ, НО ОН НЕСКОЛЬКО РАЗ БЫЛ НА ГРАНИ ЗАКРЫТИЯ


— Давай поговорим про “Вампиров средней полосы”. Сниматься с такой глыбой как Стоянов — это сложно?

— Непросто. Знаешь, есть такая фраза “зажим от народного”? Я прочувствовал это на себе.

Мне сразу сказали: “Глеб, готовься, на площадке будет два режиссера”. Поначалу казалось, что я не нравлюсь Юрию Николаевичу, на меня давят. Это проявлялось в общении за кадром, в подготовке к съемкам, к самому процессу работы.







— Он же по сериалу на тебя постоянно орет. Ты играешь его внука. У вас был момент вне камер, когда ты ему рассказал о своих чувствах?

— В самом начале съемок. Я подходил, говорил: “Юрий Николаевич, у Вас есть какая-то неприязнь ко мне”? А он: “Что ты, родной, нет, конечно”. — “Если что не так, вы мне скажите. Я хочу, чтобы личное не влияло на работу. Я тоже горю этим проектом”. Он заверил, что все в порядке. Но подзатыльники продолжал отвешивать.

Позже он рассказывал, что делал так специально, чтобы не разделять съемки и закадровые личные отношения. Это помогало играть естественнее, вызывало во мне живые эмоции. Не надо было притворяться, что на меня орут.

Был момент, когда я разозлился. Мне уже режиссер говорил: “Глеб, ты не жести”. А потом мне рассказали, что за глаза Юрий Николаевич меня сильно хвалит.



— Актеры в жизни — приятные люди?

— Актеры в первую очередь люди. А люди бывают приятными и неприятными в любых профессиях. Лично я пару раз сталкивался с неприятными моментами. Это касается заносчивости на площадке, взаимодействия со съемочной группой. Поэтому мне сложно называть себя актером. Но всегда надо делать скидку на сложность съемочного периода, нервы и персонажа, которого играет актер.



— Мне запомнилась сцена, в которой ты тестировал, насколько ты бессмертен, и наносил себе увечия. А какую ты в первую очередь вспоминаешь?

— Ту, где меня в чемодан запихивали (смеется). Это было очень жестко и больно. Меня нормально скрутили. В кадре это выглядело так, будто меня просто пополам сложили и потом еще и ноги стали ломать, чтобы я поместился в сумку.



— Вместо Стоянова же должен был играть Ефремов?

— Поначалу не говорили, кто планируется на роль дедушки. А потом подтвердили: “Ефремов”. Я такой: “Воу!”

Съемки “Вампиров” начались сразу же после моей работы в “Территории”, внахлест. Приходилось летать со смены в одном проекте на смену в другом. В 22:30 мог закончить съемки в лесу в Пермском крае, в 200 км от города. Мчал в санаторий, такое место под шашлычки для местных, где съемочная группа жила. И в восемь уже надо было быть на площадке в Москве на съемках “Водоворота”. Я толком не успевал перевести дыхание.

В тот период у меня пошла череда триллеров, детективов, хорроров. Потом воу! — карантин. А за две недели до возобновления съемок Михаил Олегович Ефремов попадает в аварию.

Мы к тому моменту сняли уже больше половины сезона. Я боялся, что проект заморозят. Большое уважение шоураннеру Алексею Акимову, режиссеру Антону Маслову и Алексею Троцюку, которые вдохнули в проект второе-третье-четвертое дыхание. И в итоге добили его.

Столько респекта, как за “Вампиров”, мне никогда не прилетало. Как от простых людей, так и от кинотусовки.

Изначально в пилоте “Вампиров” снимался именно Стоянов, роль писали под него, но из-за занятости он не смог продолжить съемки. Женек, мой персонаж, тоже был другим в пилоте. Поэтому, когда случилась трагедия, и все поняли, что Ефремов не вернется в картину, Юрий Николаевич как раз закончил предыдущий проект и откликнулся на просьбу заменить Ефремова. Они же друзья. Он из-за Ефремова, из-за людей, которые работали над проектом, взялся, подвинул сроки других съемок. Стоянов крутой.



ЭКСТРЕМАЛЬНЫЕ СЪЕМКИ В “ТЕРРИТОРИИ”


— Съемки другого сериала с твоим участием, “Территория”, проходили в природных условиях. Что было самым сложным?

— Съемки проходили в деревнях и лесах Пермского края. Жесткими были сцены в воде. Гидрокостюмы должны подгоняться по размеру под каждого актера, а мне достался костюм на размер или два больше. Водичка в них в любом случае заливается, но система такая, что вода нагревается от тела. Но не в этом случае.

Жили мы в санатории под названием “Алит”. Там никакой цивилизации, ближайший магазин — в 25 минутах езды. Тачку можно вызвать, только если нашел, где ловит связь. Вай-фай еле ловит.





Мы первая съемочная группа, которую пустили в Кунгурскую ледяную пещеру. Разветвленная система пещер в горах, которая на километры вниз уходит. Без проводников там мгновенно заблудишься. Там только группой можно заходить, буквально за ручку ходить.

Мне пришлось лезть в подземное озеро для одной из сцен. Вода там была +2 градуса. Для этой сцены мне должны были привезти гидрокостюм, дорогой, уже под меня заказывался. Но и он порвался. Мне по сцене надо было идти по дну на цыпочках, но от поступления внутрь воздуха костюм начал подниматься, у меня ноги стали всплывать. Меня быстро вытянули, мужики горюченьким залили, все хорошо.



— Ты говоришь, что у тебя пошла череда проектов про сверхъестественное. А сам ты в такое веришь?

— У меня же матушка астролог и нумеролог. У нас дома всегда все по фэншую. Но я к такому несерьезно относился, пока один случай не заставил меня поменять мнение.

Был период, когда мама приехала ко мне на съемки. Я был не в лучшем состоянии. За год до этого у меня была история с наркологическим диспансером. Диалог у нас долго не мог сложиться, мы три или четыре дня молчали, я ее отталкивал. И мама просто села и начала мне рассказывать такие вещи, о которых ни она, ни кто-либо еще знать не мог. О тонкостях характера или тех вещах, на которые стоит обратить внимание.

Когда мне было шесть лет, меня стало интересовать, кем я был в прошлой жизни. Это волновало. Я не изучал буддизм или кришнаитство, но верю, что есть высший разум, верю в реинкарнацию. Сложилось так, что жизнь меня столкнула с человеком, который рассказал, кем я был раньше.

Я на тот момент изучал биографию одного человека. Бабушка мне — казалось, чисто случайно — подарила книгу о нем. А потом знакомая мамы рассказала: “Верь не верь, но я знаю, что Глеб в прошлой жизни был вот им”. Мы начали узнавать, действительно узнали про схожесть в характере с тем человеком, какие-то пересечения. Меня будто бы направляли к этому человеку, я им интересовался, сам не зная, почему. Это в любом случае повлияло в лучшую сторону на мое мировоззрение и отношение к самому себе.






ДЕВУШКА ОБВИНИЛА ГЛЕБА В АБЬЮЗЕ. ОН КОММЕНТИРУЕТ ЭТУ ИСТОРИЮ


— “Лучшие друзья девушек — бриллианты, а мои — антидепрессанты” — писал ты недавно в инсте.

— По-детски звучит, да? Это крик души, честно говоря. От человека, который влюблен и разочарован.



— На “Jun10r” много говорится о болезненном разрыве. Я не могу не спросить у тебя про тот пост Цветковой. Этот альбом ты посвятил ей? (в июне визажистка Юля Цветкова обвинила Калюжного в насилии, показала синяки на лице — прим. The Flow)

— Цветкова — ненастоящая фамилия. Не просто так она не свою указала, думаю. Там много о нас, да. Одна песня конкретно посвящена ей, называется “Фея”. Это первый сингл в поддержку альбома. После него еще должны были выходить треки, но я просто не мог этим заниматься. Я был разбит. Сейчас пытаюсь себя склеить. Поэтому я и забрасываю себя рабочими сменами, постоянно в работе. Я потерял смысл чем-то заниматься. Трек вышел в тот же день, когда у нас конфликт произошел.



— Сколько вы были вместе?

— Около года. Кто-то скажет, что это немного для такого состояния. Но я многое пережил за это время с ней.



— Насколько ее пост тебя удивил?

— Удивил?! (длинная пауза) Скорее сломал. Сказать, что я в **** [шоке] в тот момент находился, — ничего не сказать. Я до сих пор в состоянии аффекта из-за того, как этот человек смог все исковеркать и перевернуть нашу с ней ситуацию. Да и отношения в целом.



— Насколько ее версия соответствует реальности?

— Я по-другому воспитан, чтобы поднимать руку на девушку. Я вырос в окружении женщин, я занимался боевыми искусствами. Конечно, это неправда.



— А зачем она это сделала?

— Это лучше у нее спросить. Она хотела или все еще хочет заниматься музыкой. Творческая девчонка. Ее очень задевал этот момент, что я якобы ее нигде не выкладывал в соцсетях... Это я пытаюсь как-то сложить паззл, понять, что стало причиной этой истории. Может, это. Но я не хочу об этом даже думать, искать оправдание ее мотивации.



— Каким был день, когда она это опубликовала?

— У меня должен был быть съемочный день. Очередной, в режиме работы без выходных. Я подтягивал ее на съемки, она гример, чтобы мы вместе работали, ну и там отношения выстраивали, все дела. Там были мои друзья по соседству, была вся съемочная группа. Они видели и слышали, что происходило.

Что было дальше? Приехала сначала скорая, потом менты. Один из них попросил меня ещё с ним сфоткаться после всего. Об этом стыдно говорить, но я был настолько шокирован, что не мог слез сдержать. Я уехал на площадку, но и там не смог успокоиться. Обрыгал весь вагончик. Это продолжалось не один день. Волна за волной. Так я узнал, какими могут быть последствия абьюзивных отношений.



— Ты говорил с мамой в тот день?

— Конечно. Меня даже отец набрал. Мы с ним не поддерживаем связь, в последний раз виделись три с половиной года назад. Он узнал это от своей жены. Многие в тот день набирали. Даже ее знакомые писали: “Чувак, держись”.



— Ты бы хотел, чтобы она услышала этот альбом?

— Она и слышала уже, я же писал эти песни, когда она была рядом. Уверен, она нажмет “Послушать”. А потом еще раз… А может, и нет. Я изначально говорил человеку о своих намерениях, получая в ответ не совсем то, чего я ожидал, мягко говоря. Пропускал это через себя. Послал нахер свои принципы мужские. Не знаю уже, была ли там любовь. Знаю, что я этого человека любил, люблю и буду любить. И желаю ей, ее семье и выбору всего хорошего.


comments powered by Disqus
Рассказал о проблемах жанра — отсутствие новых персонажей и слишком длинный формат.
Говорит, что выгорел после сдержанной реакции на альбом 2019 года и спада популярности коллектива.
Все слушают новый альбом Брутто и волнуются за рунет.