Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Тексты
Текст: Руслан Муннибаев

Футбол: стиль, музыка, спорт. Как познакомиться со всем этим за один день

Just Do It: увидеть, как L'One играет в футбол со Skepta, услышать самого дорогого футболиста мира, взять интервью у Александра Кокорина.
Комментарии
0

"Man, dem kids are craaaazy!"

Этот голос ни с чьим не перепутать. Мистер Shutdown, главное лицо грайма во всем мире, Джозеф Джуниор Аденуга, он же Skepta, с широкой улыбкой отвечает на вопрос Левана Горозия, как ему московская публика. Место действия: футбольный зал где-то на окраине Лондона, женщин без хиджабов по улице не встретить, начало февраля. Мимо ходят Wizkid, со-автор песни Drake “One Dance”, Вирджил Абло, создатель хайповой марки Off-White, дизайнер Ким Джонс, только что покинувший Louis Vuitton, видимо, в пользу Burberry, и еще с полдюжины людей, чьи лица тебе смутно знакомы по клипам и сайту Hypebeast. И знаете, что? Я не удивляюсь. Я вчера видел живого Неймара.



Я верчу в руках оранжевую бутсу, весом как один-два шипа тех бутс, что мне доводилось носить раньше. Это Nike Mercurial Superfly 360, последняя модель в линейке Mercurial, самой популярной футбольной обуви в мире. Собственно, эти несколько грамм технологий стали причиной того, что в помещении бывшей лондонской типографии собралось под тысячу человек. (Вообще-то нам показали еще одну модель, которая выйдет летом, но предварительно отняв телефон и запретив о ней рассказывать. Поэтому я запомнил только горящие глаза сотрудника Nike и страсть, с которой он говорил об "этой подошве", об "этом плетении". Так страстно говорят только по любви).

Мы — это две сотни журналистов и блогеров со всего мира, слетевшихся в Лондон на презентацию футбольных инноваций Nike Football и новых Mercurial. Youtube-блогеры из "Реального футбола" и я летели из Москвы часа четыре, а каково было австралийцам? Спала ли в самолете эта бодрая компания японцев или эти громко разговаривающие мексиканцы? Есть ли в Бразилии свой The Flow? Неужели нас, таких разных, свела вместе просто спортивная обувь? Нас и, например, Александра Кокорина, прилетевшего сюда со сборов "Зенита" в Турции на несколько часов. Вряд ли. Тут что-то большее.

Футбол давно перестал быть просто видом спорта. Это вид жизни. Сотни тысяч молодых ребят выглядят так, будто пришли на модный показ с тренировки в футбольной академии, но при этом мячом они мастерски владеют только при помощи джойстика. Околофутбол сильно повлиял на внешний вид улиц, но сейчас, когда энергичные встречи в лесу ушли в подполье, уже более мирная культура влияет на внешний вид. Будь то джерси грандов вроде Real FC или PSG, мерч панк-футбольного клуба St.Pauli, линия Nike F.C. или коллекция несуществующего FC Bristol. А если махнуть в более высокие пласты моды, то там шарфы-розы Гоши Рубчинского или Raf Simons метут асфальт. Иногда получается немного комично — стилист и редактор моды Рейчел Вэнг пришла на мероприятие нью-йорской Недели моды в шарфе “Ростсельмаша”, купленном на ebay, — но всё это, где-то заметнее, где-то исподволь, в городском ландшафте утверждает роль самого массового вида спорта.





Там же была представлена новая форма сборной Нигерии. На сайте Sports.ru её назвали лучшей формой грядущего чемпионата мира и с этим трудно не согласиться. Строгие графические паттерны соседствуют с живой африканской флористикой — на словах это может казаться аляповатым, но на деле получилось гармонично и, как ни удивительно, благородно и сдержанно. Для страны, чья территория в 17 раз меньше российской, а население миллионов на 40 больше, даже слишком сдержанно.

Связь футбольных джерси и хип-хопа не кажется очевидной до тех пор, пока не обратишь внимание на французский хип-хоп. Его самодостаточность не вызывает вопросов еще с девяностых, но в последние годы на франкоязычной сцене появились артисты, собирающие такие арены, которые американским рэперам в Париже и не снились (похоже на какой-то другой хип-хоп, не правда ли?).



Например, братья Тарик и Набиль Андре, известные как PNL, собрались в группу всего лишь в 2014-м и с двумя альбомами добились стомиллионных просмотров на Youtube и стадионов. Увидеть их выходящими за багетом в футболке Paris Saint Germain — то же самое, что увидеть их выходящими за багетом. И это можно распространить на всю современную французскую хип-хоп сцену. А как недавно выяснили читатели The Flow — с поправкой на бундеслигу, и на немецкую.



"Презентация футбольных бутс" звучит как скучнейшее мероприятие, но когда, чтобы показать форму сборной Англии, перед вами читает рэп один из лучших местных новичков Dave, все приобретает несколько другой градус. Когда перед вами выступает Верджил Абло из Off-White — а это самая часто встречающаяся на лондонских модниках марка — это уже другое дело. Кстати, про оранжевые Vapormax, вдохновленные как раз новыми Mercurial 360, в которых он появился на этом мероприятии, через пару часов написали все стритвир-блоги планеты. Когда мимо тебя проходят легендарный Роналдо Зубастик, Обамеянг (Арсенал, не Тула), Санчес (Манчестер Юнайтед), Азар (Челси) — понимаешь, что градусник уже раскален. И наконец, звучит португальская речь и самый дорогой футболист мира Неймар да Силва Сантос Джуниор (ПСЖ) на сцене разговаривает с человеком, очень похожим на судью Коллину — это комбо, удар под дых. Даже если чудес не бывает, и это не Коллина, а Макс Блау, один из создателей новых Mercurial.






Единственным российским спортсменом, присутствовавшим на этом мероприятии — и по оказываемому вниманию ничуть не уступавшим своим зарубежным коллегам, был игрок питерского "Зенита" Александр Кокорин, топ-бомбардир РФПЛ, обладатель огромной сникер-коллекции и просто веселый молодой человек. С ним нам удалось пообщаться прямо перед вылетом обратно на сборы.

— На это мероприятие слетелись журналисты и блогеры со всего мира, и мы тоже прилетели специально из России. Когда видишь столько коллег с разных концов мира, собравшихся вместе, возникает чувство, что вы все — часть чего-то общего, чего-то мирового. Это будоражит. У футболистов, когда они попадают на такие мероприятия или играют в международных лигах, возникает чувство принадлежности к чему-то большему?

Конечно, в такой атмосфере задумываешься о чем-то большем. Видишь людей, которые здесь присутствуют, — пообщавшись с ними, понимаешь, что это такие же ребята, как и ты, только известные на весь мир. Естественно, это круто мотивирует тебя расти и стремиться к большему. Чтобы и за твоей игрой следили люди во всем мире.


— Насколько я знаю, у тебя была возможность играть именно в этом городе, в «Арсенале»?


Да, была ситуация. Но была проблема с моим действующим клубом (на тот момент Динамо Москва — прим. The Flow). Меня звали в аренду с правом последующего выкупа. Мне нужно было договориться со своим клубом, но оставалось 2-3 дня и мы не успели это сделать. Всё не срослось, я потом очень жалел об этом.


— У тебя есть мысль, что ты обязательно поиграешь не в российской лиге когда-нибудь?


Давно думаю об этом, да. Уйти, чтобы поиграть, например, в английской лиге не так тяжело, а вот попасть в именитую команду, у которой действительно есть задачи и большие амбиции каждый сезон, тяжелее. Вторая десятка той же английской лиги не сильнее нашего клуба «Зенит», могу точно сказать, играя с ними. Чтобы расти, нужна команда, которая ставит перед собой высокие задачи.


—В детстве все приходят в футбол из-за любви к спорту. Кто-то становится профессионалами, голова становится холоднее, наверняка большая часть выходит на поле как на работу. Какие моменты сейчас тебя по-прежнему волнуют, как в детстве?


Игра с мячом. Когда я забиваю голы. Единственное, что до сих пор вызывает во мне те невероятные эмоции, как 10 лет назад. Я сам думал об этом, все-таки столько времени уже прошло, может, надоело? Но нет, тяжело себя представить без этой игры. Это то, что меня заряжает, дает драйв. Игра в футбол – это все для меня.


— Что большинство людей неправильно о тебе думает?


Не знаю, честно. Самое главное для меня – чтобы люди, с кем я общаюсь и продолжаю общаться, не могли обо мне ничего плохого сказать. Хочу так прожить жизнь. Я не могу понравиться всем людям, для меня это не так важно.


— Я считаю твой инстаграм очень ироничным. Ты специально троллишь людей?


Я к нему несерьезно отношусь, это как игрушка. Я не работаю на него, не думаю о нем. Что случилось и понравилось, то и выложил. Это реально мой образ жизни.


— А фото с пистолетами?


Конечно, я понимаю реакцию на это фото. И в то же время, я же действительно приехал на Кавказ, где каждый второй ребенок ходит с пистолетом. У них это считается нормальным. Почему? Вопросы не ко мне. Традиции такие.


— Лучшие российский альбом прошлого года?


На удивление, альбом Крида. Очень сильно вырос. Молодец, постарался, хорошо сделал. Жду альбом Левана, все его альбомы слушал с удовольствием. Человек выбился, много чего добился. Запада много слушаю. Очень Migos ждал альбом, думал — будет что-то нереальное. Но, честно говоря, чуть расстроился. Хороший, но могли лучше выпустить.


— У тебя есть одни из самых редких кроссовок в мире —
Nike Air Mag 2011 года (10 000 - 12 000 долларов — прим. The Flow).

Да, откуда знаешь?


— Так получилось, что я их перевозил из Америки.


Да ладно? Спасибо!


— Каково это — обладать такими кроссовками?


Коротко скажу: все детство не было возможности ничего купить. И с того времени пошел такой момент, не знаю почему: у тебя должен быть хороший телефон и кроссовки. И бутсы, конечно. И как только появилась возможность, стал покупать. Кому-то это безразлично, а мне нравится. И те модели, которые тяжело достать, их очень и хочется.





comments powered by Disqus
Возможно, главный рэп-сюжет прошлого года в мощном материале NY Times.
Этот выпуск уникален тем, что в нем встречаются три участницы одного из составов группы Serebro.
На этом новости не закончились. Рэпер утверждает, что ему пришлось бежать из Таиланда, потому что там на него планировалось покушение.
Музыка — где ее искать и на чем слушать? Обсуждаем достоинства и недостатки стриминг-сервисов.