Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Тексты

7 доказательств того, что EDM правит миром

The Flow выясняет, как танцевальная музыка превратилась в "новый рок" и начала приносить миллионы
Комментарии
0

Текст: Николай Редькин
Электронная музыка в последние лет пять переживает пик популярности. Точнее, не вся, а тот ее сегмент, что называют EDM. The Flow рассказывает, как это произошло.


1. EDM — умный бренд

Три буквы EDM (расшифровывается как Electronic Dance Music) впервые появились в американской прессе в 2010 году — и с тех пор такое сокращение превратилось в один из самых продаваемых брендов в музыке

Сам по себе термин Electronic Dance Music не объясняет ровным счетом ничего. Это не жанр. Тремя веселыми буквами можно маркировать и трэп, и дабстеп, и электрохаус. Но ты говоришь: “EDM” — и сразу понятно, что имеется в виду. “Чистый”, идеально сведенный звук. Трансовые синтезаторы. Обязательный дроп: момент, когда музыка затихает, а потом со страшной силой ухает бас.

Послушайте один из первых EDM-хитов: в 2009 году француз Дэвид Гетта подумал, что неплохо было бы соединить R&B с танцевальной музыкой — и позвал помочь с вокалом певицу Kelly Rowland. 


Песня получила большой успех, диджей, до этого в течение 15 лет без особого успеха пытавшийся прорваться в Америку, поехал по стадионам. Его начали звать сотрудничать Akon и will.i.am — на тот момент, один из первых рэп-артистов, кто съездил на Ибицу и “заразился” электронным звуком.


2. EDM-фестивали невероятно популярны

На EDM-фестивали типа американского Electric Daisy приходят сотни тысяч человек (в этом году, например, был поставлен рекорд — 300 тысяч). Радиостанции в США спешно меняют формат, отдавая больше эфира электронной музыке. Да и рэперы не остаются в стороне: Snoop Dogg давно работает с Дэвидом Гетта, Chris Brown отходит от R&B в сторону трансового клубного звука, Waka Flocka просит продюсера Стива Аоки написать ему музыку для нового альбома (на котором будет “EDM-рэп”).

Принято говорить о том, что рейв-бум настиг Америку с опазданием в 20 лет. В 90-е, когда Англия распробовала огромные рейвы на полях и складах, а немцы разрушили Стену и полюбили устраивать вечеринки в индустриальных зданиях восточного Берлина, американская электронная сцена сносно чувствовала себя всего лишь в нескольких крупных городах: Нью-Йорк, Сан-Франциско, Детройт, Чикаго, Лос-Анджелес. На мероприятия с танцевальной электроникой приходило смехотворно мало людей. В начале двухтысячных все стало совсем плохо: радиостанции были заточены исключительно под рэп, рок и кантри, электронная музыка считалась маргинальной (вспомните нацеленную на Моби строчку из “Without Me” Эминема — “Nobody listens to techno!”). 



Как от таких стартовых условия американцы пришли к нынешнему триумфу EDM? Выключили техно-романтику и включили бизнес. Избавились от всего негатива, связанного со словом “рейв” — большие скопления людей, танцующих под электронную музыку, стали называть более благозвучным словом “фестивали”. Но дело было не только в термине. Никаких танцев на заброшенных складах. EDM-фестиваль проводят на площадке, отвечающей требованиям безопасности (например, спортивный стадион), где есть парковки, фудкорты, врачи, охрана...

На самом первом Electric Daisy в 2008 году случился одновременно прорыв и провал. Прорыв — потому что люди, пришедшие послушать Benny Benassi, Paul Van Dyke, Moby и других, заполнили огромный стадион. Провал — потому что 15-летняя девочка умерла от передозировки MDMA. Любимый рейверский драг ласково называют “молли” (это не женское имя, а сокращение от “молекула”). Если вы слушаете рэп последние полтора-два года, то успели запомнить это слово; про то, что молли глотают, продают и подкидывают в бокал девушке, сейчас читают в каждом втором треке.


3. Диджеи — новые рок-звезды

Если открыть интервью со звездой EDM, то оно как правило начинается в пятизвездочном номере отеля или на борту частного джета. Эти молодые парни каждый вечер раскачивают огромные толпы, окружены красивыми женщинами и живут так, словно никакого завтра не будет. И денег у них становится только больше. Так самый преуспевающий EDM-артист планеты Calvin Harris (автор песни “We Found Love”) в этом году заработал 66 миллионов долларов — и это на 20 миллионов больше, чем год назад.

Вслед за ним в списке богачей от данс-музыки, составленном Forbes, идет Дэвид Гетта. А третье место делят 45-летний ветеран голладского транса Tiesto и шведский диджей Avicii, который младше того на 20 лет. Дорога к славе заняла три года: в 2011 году вышел его трек “Levels”, сэмплирующий соул-певицу Этту Джеймс — с тех пор он просит 200 тысяч долларов за сет.



Avicii пишет музыку на новый альбом Мадонне — и однажды ездил с ней вместе с концертный тур. На свой новый альбом он подтянул рок-артистов: среди них Джон Бон Джови, Крис Мартин из Coldplay и Найл Рождерс, гитарист фанк-группы Chic. Последний называет его “Джоном Колтрейном от Fruity Loops”.


4. Их столица — Вегас

Город грехов двигается под ритмы EDM. Хотя сначала диджеев туда не хотели пускать: играйте на Ибице, ваша электронная музыка отвлекает гостей от рулетки и покера! Так, Tiesto рассказывал в интервью, что еще пару лет назад он не мог получить резиденцию в клубе Лас-Вегаса, потому что там правил хип-хоп. “Я общался с промоутерами, но они говорили мне: “Извини, такого никогда не случится. Рынок здесь совершенно другой”.

Потом вдруг выяснилось, что новая индустрия может быть не менее прибыльной. Самый известный ночной клуб города, Hakkasan, которым владеет родственник эмира Объединенных Арабских Эмиратов, зарабатывает огромные деньги. Некоторые из его посетителей за ночь просаживают миллион долларов в баре.



Тут можно вспомнить цитату will.i.am, самого большого фаната EDM-музыки в хип-хопе: “В поп-музыке песня становится хитом, когда ее много раз крутят по радио. В диджейском бизнесе хит — это когда продается много алкоголя”.

Еще одна внушительная цифра: на букинг диджеев за прошедший год клуб потратил примерно 70 миллионов долларов.


5. Это дорого и эффектно выглядит

Раньше диджея могли не знать в лицо. Да и он, склонившийся над вертушками, мог часами не бросить ни одного взгляда в толпу.

В эру EDM диджей — суперстар. Танцующие больше не смотрят друг на друга, их взгляды теперь обращены на сцену. Со стороны она больше всего напоминает цирковую арену. Похоже, что началось это с группы Daft Punk, которая однажды выступила на фестивале Coachella внутри огромной сияющей пирамиды. Теперь Avicii играет, стоя на громадной голове самого себя. Skrillex прилетает на огромном корабле, чей макет будто бы подсмотрен в фильмах Майкла Бея. Steve Aoki катается в толпе на надувной лодке и метает в зрителей торты — на его концертах можно увидеть девушек в футболках с надписью “А ну-ка брось в меня!”.


Все это, естественно, со светом, лазерным шоу, видеопроекциями и дорогостоящими декорациями.

Увлечение внешними эффектами обесценило собственно навыки диджеинга. По распространенному мнению, EDM-звезды не умеют сводить. Есть и исключения вроде A-Trak, который пришел в эту индустрию из скрэтч-баттлов. Но его пример только подтверждает правило. И анекдот “Концерт Дэвида Гетты отменился — потерялась флэшка, на которую был записан сет” возник не на пустом месте.

Логика EDM-диджеев тоже понятна: люди приходят получить шоу — и они его получают. Кто-то из них, как Avicii, находит силы признаться — да, определенная часть сета прописана заранее. Кто-то, вроде скандалиста deadmau5, делает это в более вызывающей sorrynotsorry-манере: "Мои навыки проявляются в студии, где я сочиняю хиты. А на лайве я просто нажимаю play".


6. На фестивалях родился новый дресс-код

Рейверы и в былые дни могли удивить внешним видом. Теперь посетителей EDM-фестивалей все чаще называют “новыми детьми цветов”.

Они так же, как и хиппи 60-х, стремятся ко всему яркому и психоделическому. Фиолетовые меховые ботинки, кислотных расцветок парики, много розового и самые дикие костюмы — все это важная часть новой рейв-культуры. “Какие костюмы стоит надевать на Electric Daisy в этом году?” — учат американского читателя профильные сайты.









7. EDM много ругают — а значит, это что-то большое

На тему EDM и без того много ворчания: эта музыка пластмассовая, бездушная, коммерческая, она убивает саму идею диджеинга и плодит роботов, вся задача которых сводится к нажатию кнопки play.

Поэтому лучше сосредоточиться на том, что в этом хорошего. Во-первых, EDM звучит более-менее стандартно, и тем интереснее на его фоне выглядит “андеграунд”, музыка, от этого стандарта отклоняющаяся, делающая упор не на массовость, а на новаторскую составляющую.



А во-вторых, привлекая стотысячные толпы на фестивали, EDM популяризует электронную музыку как таковую. И это хорошо для всего жанра в целом. Оптимистически смотрит на ситуацию Richie Hawtin, техно-продюсер с безупречной репутацией. “Если ты врубился в Кэлвина Хэрриса или Afrojack, то поздравляю, это круто. Ты открыл дверь, но есть еще многое, что тебе придется узнать”.



comments powered by Disqus
Айза все еще хочет на Versus. HammAli рассказывает, как пишутся хиты. L'One и Nel фотографируются на фоне Москвы.
Все из-за строчек Палмдропова вроде "Этому дала" — это мудала"