Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты
Интервью: Лёша Горбаш

Рэп, секс и YouTube. Карина Истомина и Ксюша Дукалис — о рэп-карьере и шоу "Подруги"

Зачем им музыка? Почему им было сложно в первых выпусках “Подруг”? Что такое ретроградный Меркурий?
Комментарии
0

Карина Истомина и Ксюша Дукалис — московские диджеи, видеоблогеры, а теперь ещё и рэп-артистки: сперва они появились в ленте вашего инстаграма, потом перебрались в рекомендации на YouTube, а теперь планируют захватить и музыкальные плейлисты.

У их проекта ASC (читается "асцендент") вышел дебютный релиз “Подкомодные змеи” — это рэп молодых, успешных и работящих девушек, который удивляет в первую очередь своей прямолинейностью (как, впрочем, и шоу “Подруги”).

Мы поговорили об успехе "Подруг", причинах заняться музыкой, отношении к русскому рэпу и мизогинии в нём, а заодно наконец-то узнали, что такое ретроградный Меркурий.


— Ксюша, в двух словах: что нашим читателям надо знать о тебе?

Ксюша: Я диджей, у меня своё маркетинговое агентство. Работаю с международными брендами, веду курсы по маркетингу. Скоро еду читать лекцию на TED. Я немножко работяга.


— Карина, кем ты себя сейчас считаешь?

Карина: Музыкантом.


— А “Подруги”? Это же блогерская история.

Карина: Блогером я вообще себя никогда не считала. Мы изначально не хотели быть блогерами, оно само получилось.


— Как появилась эта идея?

Карина: Мы с Ксюшей вели подкаст, просто сидели и трепались. А Таня (Мингалимова, “Нежный редактор”. “Подруги” выходят на её канале — прим. The Flow) давно нас фолловила, ей понравилась идея и она предложила нам быть соведущими. Я вообще не представляла, что это будет иметь такой резонанс. Недавно нас отмечали на сторис, где студенты разбирают выпуск с Поперечным.

Ксюша: Журнал Glamour номинировал как “Лица с экрана”.

Карина: Не понимаю, как это произошло. Видимо, обществу в самом деле было нужно честное женское обсуждение секса и других проблем.


— Вы правда не понимаете, почему так получилось?

Ксюша: Как минимум, потому что этого не было. А сейчас подросло менее зашоренное поколение, которое хочет об этом говорить. Но с кем? Не все родители понимают, как об этом говорить с детьми, а некоторые вообще не считают нужным. Нас смотрят парни — и многие из них даже не представляли, что такие проблемы есть. Это очень громко звучит, но мы как будто легитимизировали эти темы.

Карина: Вроде как мы стали героями молодёжи, но в это не особо верится. Стараюсь думать об ответственности. Потому что в выпуске с Поперечным, где было обсуждение точек g, похода в “Шоколадницу” и как мужчины занимаются сексом, я напилась до такой степени, что не помню половину выпуска. Хорошо, что мозги на месте, и даже в алкогольном опьянении получилось всё сделать правильно.


— Были барьеры, которые приходилось преодолевать в первых выпусках?

Ксюша: Мы пили первые три выпуска нонстоп, потому что понимали, что сейчас нужно будет разговаривать на эти темы на огромную аудиторию.

Карина: Хорошо, что передача началась уже после того, как у нас с Ксюшей появились парни. Потому что чуваки были в ахуе.

Ксюша: Думаю, они до сих пор.

Карина: Мой парень долго не разговаривал со мной после каких-то выпусков, потому что вообще не понимал, как можно себя так вести.

Ксюша: Мой просто сказал, что перестал это смотреть.

Карина: У меня ещё отец смотрит все выпуски. И я боялась приходить к родителям, потому что он начинал задавать вопросы.

Ксюша: В какой-то момент мы так много говорили о сексе, что перехотелось им заниматься. Слава богу, сейчас перерыв в программах.





— Самый неожиданный отзыв, который вы получали на “Подруг”?

Ксюша: Была женщина, которая написала, что ей 45, она больше десяти лет в браке. И она только сейчас поняла, что у неё всё это время не было оргазма, и что надо было делать по-другому.

Карина: У людей много зажимов, девчонки реально переживают что у них волосы на руках, что они что-то не так сказали или оделись. И было много благодарностей за то, что им стало поспокойнее.


— Какие дальше планы на “Подруг”?

Ксюша: Мы не можем говорить про планы без Тани, всё делаем втроём. Мы понимаем, что делаем что-то важное. Хотим снять выпуск про постродовую депрессию. Хотели бы снять по ЛГБТ-тематике, но это сложно. Недавно вышло видео, где дети разговаривают с геем — и создателей осудили за это. У нас стоит что-то произнести вслух — и это уже пропаганда.

Карина: Хотелось бы сделать выпуск про ментальное здоровье, потому что многие люди страдают депрессивными состояниями и не знают, что с этим делать. Испытывают огромное чувство стыда — и в этом вся проблема. Было бы круто снять выпуск про то, как правильно найти подходящего психотерапевта, как принять это и не бояться того, что у тебя такой недуг. Понять, что депрессия — это действительно болезнь, а не просто люди говорят тебе "хватит ныть".


— Как на вас влияет закон? Это же YouTube.

Ксюша: К сожалению, очень сильно. Таня всегда консультируется с юристом. У нас такие “клёвые” законы, что очень легко найти пропаганду гомосексуализма и оскорбление чувств верющих.


— Были вещи, которые вы вырезали?

Ксюша: В интервью с Моргенштерном вырезали момент с педофилией. У меня была реплика в духе: “Бить женщин — это окей, а ебать детей по-твоему окей?” Но Таня пообщалась с юристами, пришлось вырезать этот кусок.





— Давайте поговорим про астрологию.

Ксюша: Построим твою натальную карту.

Карина: Ты же скорпион, да?


— Как вы вообще этим увлеклись?

Карина: Всё началось с разбитых сердец. Не будь у нас несчастной любви, никто бы никакой астрологией не занялся. Были кризисные моменты: ходишь, страдаешь по мальчику. И ищешь причины, почему он такой долбоёб. Но в итоге понимаешь, что он просто долбоёб, остальное не важно.

Ксюша: Но при этом он близнец.

Карина. Или водолей! А ты телец, тебе в принципе сложно с “воздухом” общаться.


— На каком этапе вы поняли, что астрология — это не полная хуйня?

Ксюша: Важно, насколько серьёзно ты ждёшь, что это будет работать. Если ты ждёшь, что тебе построят твою карту жизни и всё будет прекрасно — конечно, это не так. Как будто ты знаешь дорогу домой, но у тебя еще есть навигатор, который что-то подсказывает. Можешь не обращать на него внимание, а можешь и использовать.

Карина: В чём проблема астрологии: все думают, что это последняя страница в Cosmopolitan, где пишут “стрельцам везёт”. Мне на день рождения подарили энциклопедию астрологии, она толстенная. А потом ты начинаешь думать, что тебе прикольно с этим человеком. Проверяешь, кто он по знаку. Понимаешь, кто тебе подходит, а кто нет.

Вот большинство русских рэперов либо водолеи, либо весы, либо близнецы. Oxxxymiron, Pharaoh и Хаски водолеи. Boulevard Depo близнец. Платина — овен. Lil Krystalll — весы.

Ксюша: Прикол в том, что “воздух” позволяет тебе хорошо творчески рифмовать, даёт лёгкость. Но нельзя говорить, что может быть только так и никак иначе. Мы не совсем кукушкой отлетевшие. Я понимаю, что все комментаторы сейчас напишут: “Е-ба-наш-ки”.

Карина: Это просто моё хобби, которое приносит мне искреннее удовольствие.


— Нет такого: “Чувак-скорпион — никогда в жизни”?

Ксюша: Конечно, такого не будет.

Карина: Но водолеи — это ебано. Есть натальные карты, там всегда написано, какой у тебя процент от каждой из стихий. Если у тебя много огня и земли, то тебе будет тяжело с людьми, у которых много воздуха. Это помогает чуть лучше понимать людей.


— Что такое “ретроградный Меркурий”?

Карина: Движение Меркурия отвечает за транспорт, коммуникацию между людьми. А когда он в ретрограде, то всё идёт в другую сторону.

Ксюша: Ретроградный Меркурий — это когда Меркурий останавливается, а потом поворачивает назад и начинает двигаться в противоположном направлении. А когда он в ретрограде, ты должен всё делать интуитивно. Всё запланированное валится, проблемы с техникой и связью. Сразу проявляются бывшие: “Надо встретиться, я скучаю”.

Карина: Надо заканчивать все дела и не начинать новые. Отваливаются люди, с которыми вам не по пути.





— Как вы познакомились?

Карина: Мы из журфаковской тусовки. Ксюша из МГУ, я из вышки (ВШЭ — Прим. The-Flow). Там все друг с другом общаются.

Ксюша: Есть дежурная шутка, что в последнее время мой факультет выпускает больше рэперов, чем журналистов.

Карина: Я тогда расставалась с парнем, а мы с Ксюшей жили на одном районе. И получилось, что начали видеться каждый день. Стали вести себя как престарелая семейная пара: ездили вместе в Париж и так далее. У нас и рэп начался, как шутка. Вместе куда-то ездили, веселились. И панч шёл за панчем.

Ксюша: Строчка “Еду я в Бруклин ебаться со скуки” появилась как раз так. Мы были на Манхэттене. И кто-то из нас — не помню, кто, да и не важно — так поехал. А добираться нужно было где-то час-полтора.


— Как вам рэп в России?

Ксюша: Карина дружит с какими-то рэперами, а я максимально от этого далеко. Просто немножко не моё: “Я и бал, тусовка в рэпе, мне поближе вечер в склепе”. С единицами могу найти общий язык.

Карина: Не в обиду ребятам, они все музыканты. А это такой психотип, когда люди влюблены в себя. И мне в каких-то моментах тяжело, когда человек говорит о себе. Могу написать туториал, о чём они говорят, чем вдохновляются и как снимают тёлок. У нас есть мнение на этот счёт — с этими ребятами иногда хорошо дружить. Многими восхищаюсь.


— Как вы относитесь к мизогинии в рэпе?

Ксюша: Мы обе любим рэп. Я с детства его слушала, альбом “Graduation” — хайлайт моих школьных лет. Но в русском рэпе трудно найти трек, которому ты хочешь подпевать, потому что ты не ебёшь сук и не бьёшь их по ебалу. Ты занимаешься другими вещами, ты — та сука, которая работает.

Карина: Мне очень нравились тексты на альбоме Pharaoh “Pink Phloyd”, люблю трек “Одинокая звезда”. И у Boulevard Depo классная музыка, это круто. Мне не близок Хаски, но открываешь его тексты — и начинаешь в них копаться, как и у Oxxxymiron.


— Назвать девушку “сукой” в песнях — это окей?

Карина: Зависит от ситуации. “Bitches” — нормальное слово. И “сука”, в принципе, тоже, я принимаю это “обзывательство”. Но если это как у Моргенштерна, “захочу — ударю”, то нет.

Ксюша: Можно быть на свэге, но при этом не говорить так. Я не считаю, что от этого проиграет композиция или еще что-то.

Карина: Помнишь Скриптонита у Дудя? Я тогда была большим фанатом его творчества, но после интервью не могу слушать. Его отношение к женщине мне не близко. Бесит гипертрофированная маскулинность, совершенно ничем не обоснованная.





— А женский рэп вам как?

Карина: Мы поэтому и пришли, чтобы что-то здесь изменить.

Ксюша: Но Alyona Alyona стелит классно.

Карина: Она крутая, но я ничего не понимаю, что она читает. А залезать постоянно в переводчик — это такое. А ведь хочется все-таки понимать текст. Но она единственная, остальное — это полный пиздец.

Ксюша: И адские блогерши, которые делают вид, что они умеют читать. Тут я тоже не понимаю: зачем вы лезете в музыку?

Карина: Так и подача такая мерзкая. Вот Инстасамка — ты понимаешь, что она вообще ничего не сделала! Это все мусор, который слушает очень много детей. То же самое, что Хофманита, например — что это за персонаж? Это вызывает очень грустные эмоции, мы же за девчонок, все дела! А тут реально кажется, что девочка не умеет вообще читать рэп.


— Вы сейчас перечисляете трэш-персонажей. Но ведь есть другие.

Ксюша: К ним нет вопросов, просто это не то, что нравится именно нам.

Карина: Там больше девочковая история, а мы не про нее. Я всегда мечтала, чтобы был вдохновленный KId Cudi грустный лирический герой, но девушка! Почему мальчики такие есть, а девочек нет? Мне всегда хотелось такого найти.

Или почему никто не читает о последствиях после наркотиков? Вот кто знает, что будет после перкоцета? Почему никто не рассказывает, что после дёрти спрайта начинается такая нагрузка на печень, что у тебя всё тело чешется три дня? Почему-то об этом нет песен. А у людей съезжает кукуха.





— Получается, вы решили этим заняться, потому что не нравилось то, что происходит вокруг?

Ксюша: Меня не растили так, чтобы я занималась в музыкальной школе. Меня растили так: “Умей зарабатывать”. Но мне всегда это очень нравилось. Карина занималась музыкой, она хотела писать её и долго к этому шла. Пока мы друг друга не встретили, не понимали, что можем это сделать.

Карина: Это же классическая история: когда диджей переходит в музыканты. Ты переслушал такую гору музыки, что начинаешь слышать её по-другому. Ну и я много общалась с психотерапевтом по поводу сублимации своей внутренней боли. И в тот момент, как мы начали писать музыку, у меня действительно прошла депрессия.


— Ксюша писала, что сейчас выходит “ваш первый EP”. Значит, будет и второй?

Карина: У нас еще три сингла лежат, будут выходить сейчас. Уже записали, осталось только свести. Сейчас мы едем в отпуск на месяц, осенью планируем выпустить уже полноценный альбом, треков на 12.


— Технически Карина писала музло, Ксюша текст. Так?

Карина: Мы все-таки работаем сообща. У меня дома студия, я сажусь за синтезатор: сэмплирую, пишу гармонию, Ксюше в этот момент что-то закидываю. Мы выбираем вместе тему, Ксюша пишет нам парты. Мы советуемся друг с другом, нет такого, что Ксюша написала — и все, “меня не ебет”. В командной работе невозможно перетягивать одеяло. Есть границы, которые ты не нарушаешь, при этом вы создаете что-то вместе.


— Куплеты Карины — это ее опыт? Или Ксюша что-то сама туда проецировала?

Ксюша: Мы общались достаточно много, и я знаю ее переживания. И ее куплеты — переработка ее переживаний, которые она мне описывает. Это максимально “её” музло. Я могу просто делать эти истории ритмичными, добавить форму.

Карина: Терпеть не могу песню “Вертер”, потому что это было тяжелейшее переживание. Я его выплеснула, и больше не переслушиваю. Ксюша меня направляет на что-то повеселее. Так с “Бруклином” было.


— После альбома у меня возникли вопрос: были ли у Карины отношения с русскими рэперами?

Карина: Именно отношений не было (смеется).


— Есть строчка, после которой я подумал про Pharaoh. Там, где “1996, порадуй маму”.

Карина: Там есть про бывшего, но он не рэпер.

Ксюша: Некоторые вещи делаются специально, чтобы люди пообсуждали. Вот у меня был парень, с которым я встречалась три года, 1996 года рождения. Но это пасхалка. Видишь, мы маркетологи.


— Вам хочется прямо рэп-рэп делать? Или есть планы в поп-музыку уйти?

Ксюша: Сейчас мультижанровость везде. Твоя подача текстовая может быть “рэперской”, но аранжировки абсолютно разные. Все эти “богемские рапсодии” из “Sicko Mode” — это охрененно, это тот формат, который мы в идеале хотим делать.

Карина: Все-таки мы еще не Рик Рубин, чтобы был такой расчет. Все делаем на каких-то чувствах и эмоциях. Мы можем иногда что-то тупое записать, а иногда хочется сделать крутую аранжировку.

Ксюша: Может быть, в альбоме будет больше каких-то вокальных частей.


— На кого рассчитан релиз?

Ксюша: Если смотреть статистику нашего аккаунта, там 90% девушек. В начале я переживала, а потом порадовалась — девочек много, а для них музыки почти нет. Я считаю, что мы классные и прикольные девчонки — умные, стараемся, работаем. Таких очень много. При этом все время тиражируется образ женщины, которая хочет чьих-то денег.

Карина: И ебаться!








comments powered by Disqus
Олег ЛСП и Денис Грязь рассказывают историю создания "альбома-обманки".
20-летний музыкант прошел путь от ютубера с 41 подписчиком до продюсера, создавшего фирменный звук Моргенштерна.
Скандалы, анонсы новых альбомов, стендап и двуличность коллег — в новом выпуске вашей любимой рубрики артисты обсуждают все это и не только.
Есть традиции, которые даже 2020-й год не способен нарушить. Одной из таких для нашего сайта является “Новый Флоу” — ежегодный проект, посвященный новичкам, в которых мы верим.