Тексты
Текст: Николай Редькин
Фото из инстаграма Тимофея Ради

2022 — год, когда закончилась "самодельная" культура 2010-х

Самый жизнерадостный автор за всю историю сайта пробует себя в жанре некролога.

Николай Редькин — автор, который был на The Flow с первых дней его существования. Сейчас он занимается ютуб-проектом Вписка и ведет телеграм-канал о музыке и не только "Сломанные пляски". С его разрешения мы переопубликовываем пост из этого канала (с вас подписка) — он выражает и наши ощущения о текущем моменте.


"Десятые" были удивительным временем для нашей массовой культуры. На ее расцвет длиною в десятилетие повлияли две вещи:

1. Быстрый интернет


2. Уверенность, что интернет — это территория свободы, неподвластная государству.

В интернетном режиме "сделай сам" создавалось все самое интересное. Вся независимая музыка, русский рэп и русский постпанк, ютуб и твитч, ранний Вк и потом телеграм, стендап-комедия и стрит-арт, да все что угодно: впишите сюда название вашего любимого телеграм-канала, скорее всего, и он сюда относится.


Группа Centr, "вДудь", Версус, КликКлак, Порараз Бирацца, издание Медуза (*признано иноагентом), фестиваль "Боль", певица Монеточка и первые сезоны "Реальных пацанов" — это лишь небольшой список того, что у нас появилось благодаря интернетной "самодельной" культуре.

Культуре, придуманной увлеченными энтузиастами, для которых она сперва была лучшим в мире хобби, а потом стала делом жизни.

До какого-то момента государство не обращало на нее внимания. Обратило только ближе к концу десятилетия, когда выяснило, что новые поп-звезды в лучшем случае относятся к нему нейтрально, как к неизбежному маячащему вдали надзирателю. А в худшем — хотят его поменять.

Поначалу по ней старались лупить из пушек (помните посадки за репосты?), потом начали действовать более прицельно: вызывать на допросы, грозить новыми статьями, инициировать проверку по обращениям неравнодушных депутатов.


За эту неделю главная иллюзия десятилетия о том, что в онлайне можно скрыться от оффлайна, испарилась. Все, кто был способен что-то создавать, улетели из страны. А кто не улетел, тот просто не может найти в себе душевных сил на создание. Одно за другим уходят независимые СМИ. Каждый день говорят об отключении ютуба и блокировке телеграма. Музыканты не пишут музыку, контентмейкеры не пилят контент, комики не шутят — им всем либо страшно, либо попросту не до этого.

Беда в том, что никакой другой живой культуры в сегодняшней России нет. Она может хоть каждую неделю проводить парад военной техники, но не может выставить нам своего Оксимирона, или Мэддисона, или Долгополова, чтобы с гордостью сказать: "Вот, смотрите, это НАШ". "У них есть Бунин, зато у нас Горький", "У них Гребенщиков, а у нас Пугачева" — так никто уже не скажет. Потому что у них никого нет.

Все ценное и классное, что было в русской культуре последних лет, создавалось нами (здесь и далее говорю как человек, который каким-то образом был к этому причастен). И создавалось не благодаря, а вопреки.

У них осталось только мертвое.

Представьте, что вы забавы ради построили на пляже песочный замок. Замок оказался таким красивым, что с ним идут делать селфи другие отдыхающие, а владелец соседнего пляжа предлагает вам взять его деньги и построить у него такой же. И здесь приходит начальник пляжа, говорит: "Не положено" и одним пинком разносит этот замок.

"Десятые" в том виде, в каком мы их знаем, закончились 24 февраля. Это было удивительное время — когда нам вдруг стало интересно смотреть на себя и разбираться, что в нас, русских, есть такого, чего нет у других. Когда нам было весело и казалось, что на коленке можно придумывать вещи, способные захватить умы. Начались "двадцатые". Время страха, растерянности и отчаяния.

Мне грустно, что мы все про*****. Но мне радостно думать, что они никогда не смогут присвоить себе то, что мы сделали.

Одни похороны, одна свадьба и один труп в камине — неделя во вселенной "Дома дракона" прошла продуктивно.
Выпуск общественно-исторический
Цитата: "За свои принципы иногда нужно умереть".
Год назад он пропал, приостановив любую деятельность. Теперь рассказал, почему.