Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Альбомы
Интервью: Андрей Недашковский

"Мы взяли гладильную доску, поставили на нее синт — и началась музыка": Eighteen комментирует песни альбома "Delight"

Автор "Земного шара" и теперь уже дебютного альбома — о школьных дискачах, высоких нотах и танцах с Кищук.
Комментарии
0

Eighteen — еще одна история того, как молодой артист первым же треком создает вокруг себя хайп. У вышедшего весной клипа "Земной шар", на первый взгляд, накопились совсем не фантастические цифры просмотров: миллион на Youtube, два миллиона в ВК. С другой стороны, это продукт, после которого хотелось встать и заявить: "Этот чел взорвет". Дебютный альбом — важный этап на пути к этому не очень аргументированному заряду.

"Delight" — это поп-музыка человека, несущего вибрации светлых оттенков, и который любит танцевать. Свет — потому что его лирика богата романтичными образами и вдохновлена природными стихиями. На источник света похож и его аскетичный логотип, смысл которого он пока отказывается комментировать. Увлечение танцами — тоже важнейшая тема для Eighteen. Им он отдал половину своей жизни, прошел путь от участия в балете Тодес до всероссийского чемпионства в танцевальной команде, куда его пригласила Катя Кищук (та самая).

Мы попросили Eighteen прокомментировать каждую из песен релиза, а также обсудили растянувшийся на 5 лет путь к дебюту, вайб Фуртадо, флешку Дорна, разобщенность брейкданс- и рэп-тусовок и ярлык "one hit wonder".








СЛУШАТЬ: APPLE MUSIC | ВКОНТАКТЕ | ЯНДЕКС.МУЗЫКА



Дальше — прямая речь артиста:

На альбоме я говорю про стихии: земля, ветер, вода. Природа — это символ настоящего. Много кайфовых моментов создаются ею. Представь: сидишь в горах, скрипучий воздух, движуха друзей. Через такую визуалочку приходит ощущение гармонии. Вот сидит тусовка, ты отошел отдельно от нее посидеть, смотришь на озеро — и кайфуешь. Такое же настроение стараюсь передать музыкой, не все же имеют возможность ощутить этот кайф в горах или где-то еще, зато у них может быть аудиальный похожий экспириенс.

В 2015 году, когда у меня было три трека, навечно теперь похороненные в столе, я передал Дорну флешку со своей музыкой. Написал ему: “Ничего не прошу, просто хочу, чтобы Вы послушали”. Тульский концерт, очень много людей. С каждым треком я старался пробиваться сквозь них поближе к сцене. Говорил: “Я на секунду, мне флешку передать”. Ловлю перерыв между песнями и кричу ему из зала: “Ваня!” и поднимаю флешку над собой. Он такой типа: серьезно? Но сразу понял, ведь он так же передавал флешку Фарреллу Уильямсу, когда попал на его концерт. Я вручил ему, он шепнул что-то диджею и передал ему. Дальнейшая судьба этой флешки мне не известна.



ИНТРО



Мое творчество можно разделить на пару этапов. В 2013 году я начал делать музон, написал первую песню. Она была по канонам хип-хопа тех лет — о тусовках и вечеринках. Записал ее на наушники от айфона, в Garage Band бит сделал. Я учился в школе тогда, 9 класс, и скинул приценить друзьям. Помню, здоровался с чуваками — и они сходу мне строчку из трека в обратку. В плеере гоняли мой трек. В 2015 году я понял, что пора релизиться, все делать серьезнее, ну и вот, затянулось это на три года.

Музыка и все, что с ней связано, долго крутилось вокруг меня, а я ее не принимал по непонятной мне самому причине. Был случай: купил в 2012 году пады AKAI MPD 26, они тогда стоили 8 тысяч рублей, накопил. Но они у меня на компе звучали с задержкой, из-за этого не мог с ними записываться. Банальная проблема, которую, как я уже сейчас знаю, можно решить тремя кликами мышки. Я ее продал. А спустя 3 года, когда я прокачался уже и понял, в чем был трабл, списался с тем чуваком, которому ее продал, он говорит: “Я вообще не пользуюсь”. В итоге я у него же устройство и забрал. Мы ее почти не используем в продакшне, потому что набивать — это тема рэпа и нами не востребована. Она просто стоит как памятный инструмент, с которого началась для меня музыка.



ВОДА



Тут звучит цитата: “Люди привыкли называть это душой, но ты их не слушай. Оставайся водой, ведь так будет лучше”. Сейчас про многие вещи любят говорить “душевно”. Если разговор чуточку глубже обычного — все, он уже душевный, хотя общение с людьми априори должно быть наполнено глубиной.

Мне интересны книги по психологии. Сдав в 11 классе литературу, я к “художке” охладел. Переключился на психологию. Начал с канонов: Карнеги, Фрейд. Стараюсь читать книги, дающие практические советы. Я сейчас не про “7 ступеней успешного человека” какие-нибудь. Те, которые анализируют нас и наше сознание. Могу посоветовать “Сила подсознания” Джо Диспензы, у меня даже два экземпляра есть. Когда уехал на студию в Тулу — постоянно туда мотаюсь записываться, — оставил книгу в Москве, но она меня так захватила, что не мог ждать возвращения, пошел купил вторую. Она о том, как быть в гармонии с собой и работать с мыслями.



АННА



Этой песне уже два года. Помню, когда набрасывал мелодию, пришел мой друг и рассказывал какую-то историю про девочку Анну. Нам надо было уходить, я сохраняю проект с треком, но не могу придумать название. “Ладно, — думаю, — так и назову”. В итоге оставили “Анна”.

Тут бит интересный, в нем звучит реверснутый лай собаки. Он отдает двухтысячными, вайб, как у Фуртадо, Тимберлейка. Музыка нулевых уделывает сегодняшнюю по стилю и мелодизму. Двухтысячные — это "добрый генста”. Это Фифти, который читал про улицы, но в пред-припеве обязательно вворачивал что-то мелодичное. Это Nelly с супер-романтичными распевками. А еще там был дикий грув, под который хотелось не просто рукой качать, а подключать тело, щелкать пальцами, двигать локтями.

Когда писал его, вспоминал, каким популярным был брейкданс в моем детстве. Вот эта туса школьная, когда все становятся в круг, играет Bomfunk MCs и чуваки начинают крутиться. Эта такая картинка: каким был бы я в то время, если бы мне было не 6 лет.

Себя как артиста я к хип-хопу не причисляю. Себя как человека — вполне. Я же танцевал в этом стиле большую часть своей жизни. Хип-хоп диктует мой вкус.

Когда мне было 6 лет, родители отвели меня танцевать в балет Тодес. Тогда на MTV шло шоу “Звезда танцпола”. Я фанател, хотел мутить такое же. Ставал перед телевизором на голову, мама удивлялась, как еще шею не сломал. И вот отвезла она меня в Москву на концерт Тодеса, а там — Духова, она в жюри шоу сидела. На концерте я жутко кайфанул и 6 января — хорошо помню эту дату — пошел на первое занятие. И затянуло. 10 лет я был в Тодесе, а потом еще 2 года танцевал отдельно в команде. Тренером у нас была Катя Кищук, мы с ней в одной школе учились, она на три года старше меня. Она подтянула меня типа: “Мы собираемся командами, делаем движуху. Сначала чемпионат города, потом страны, потом — мира. Давай с нами”. Так и получилось: мы победили в городе, потом стали чемпионами России на Hip Hop Unite, а когда собирались на мир, команда распалась. Потом и я подвязал с этим.

Брейкданс-туса и рэп-туса сильно разошлись. Рэп-туса стала обособленной, сейчас почти не делают танцевальных шоу, только диджей, бэк-эмси и артист. Не увидишь таких сцен, как в старых фильмах про хип-хоп: брейкеры танцуют на картонке, а рядом с ними кто-то фристайлит. При этом тусовка одна, культура одна. Брейк-туса заряжена фанком, ей важен грув, а под Migos и Young Thug особо не навалишь. Поэтому я очень радуюсь, когда мне присылают видосы, как ребята из разных городов ставят под мой трек хореографию. Вот это для меня достижение.



НЕВЕРЛЭНД



Необычная по структуре штука. Не сразу понимаешь, что она довольно грустная. В куплетах здесь — три истории о путешествиях с девушкой по разными мирам, а в припеве звучит фраза: “Этого не было с нами”. Смысл в том, что не нужно бояться мечтать.



ЗЕМНОЙ ШАР +



Под прошлым клипом на The Flow половина комментов выглядела так: “Давно люблю трек “Земной шар”, но даже не знал, что это парень поет”. Когда мы делали “Шар”, возник дисбаланс. Сначала из-за стоп-кадра на клипе многие подумали, что это группа, парень с девчонкой. Второе: говорили, что это автотюн. Третье: что это просто девчонка поет. В личку мне прилетало огромное количество тупых сообщений с одним и тем же текстом: “Чувак, привет. Мы тут поспорили с другом, кто поет припев”. Таких сообщений получил штук 50. Никому не отвечал, а совсем недавно мне написала девочка, там заход был таким: “Привет. Я очень сильно поругалась с подругой из-за того, что мы поспорили, кто же поет припев, и теперь не можем помириться. Пожалуйста, внеси ясность”. Ей, конечно, ответил.

Первый раз я так запел на “Земном шаре” как раз. Мне давно хотелось делать мелодические рисунки, речитатив наскучил. Стал заниматься с преподавателем по вокалу. Она мне сразу сказала: “У тебя классные высокие ноты”. Ей лет 60, поэтому в качестве аналогии она приводила Витаса. Я это мимо ушей пропускал, а когда мы писали “Земной шар”, взяли си-бемоль, проиграли эти три аккорда, подумали: “О, прикольно, давай закольцуем луп и послушаем”. И вот в этот момент — я сейчас не шучу — произошла магия. Я просто начал напевать припев, он почти в оригинальном виде и попал в трек. Достаю телефон и записываю на диктофон. Чуваки говорят, мол, прикольно, но тоже не сразу приняли высокие ноты. Все же трушные, а звучит странно. Странно, но круто.

Был случай, когда я поставил демку этого трека знакомому, а спустя минуту увидел, как он включил диктофон, чтобы попытаться ее записать втихаря и репитить. Тогда еще не понял, почему это он.

Я хотел сделать самый сложный проект, который не поймут. Чтоб сначала слышишь и думаешь: “Это что вообще такое?”, а спустя какое-то время выкупаешь, “а в этом что-то есть”. Но выкупили все и сразу.

В названии есть “плюс”, потому что это изначальная версия с тремя куплетами. Для клипа мы ее подсократили, потому что 4:14 — огромный хрон.

Я учусь в МГУ. Стою, бывает, на улице перед универом, ко мне подходят и такие: “Ты Eighteen?” Я такой: да. И мне протягивают руку, говорят: “Респект”.



ЕЩЕ



Делать музыку по-серьезному я начал в 2015 году вместе с товарищем, Артемом Bol. У него были клавиши, у меня комп. Он пришел ко мне, мы взяли гладильную доску, поставили на нее синт и начали пробовать. Потом к нам подключился Mike Ty — и мы до сих пор в таком формате двигаемся.

Году в 2016-м я понял, что пора грамотно сводиться. Помню, что зашел на страницу к Кристине Си, она опубликовала несколько ремиксов на трек Rihanna “Bitch Better Have My Money”. Я рандомно нажал на один из них — а там чувак реально сделал круче оригинала, наиграл супер-глубокий бит, еще и подпевал ей на бэках, ноты менял. Там столько эмоций появилось! Это Nick Niker из Киева, до сих пор нас сводит. Я написал ему, запросил комментарий по треку, который собирался выпускать — и он его грамотно разнес. Говорит, дикция неотработана, вокал мимо нот, бит слабый. Сейчас тот трек вызывает у меня смех, а тогда-то казался вполне серьезным продуктом.

Мы над каждым битом работает втроем. Собираемся, обсуждаем, чего хотим от трека, что он должен передавать. Пишем инструментал, потом Mike Ty и Артем оставляют меня, чтобы я написал текст, и потом вместе записываемся. Я пишусь только у себя на студии домашней. Раньше ходил везде, пробовал, но был нюанс со звукарями. Представь: стоишь перед микрофоном, тебе не нравится, как ты записал вокал, ты говоришь человеку: “Заново”. И таких вот “заново” могло быть штук 50. И когда я вижу, что чуваки уже сидят, подперев голову рукой, меня это сильно “косило”.



ШИФЕР



Сейчас искусство слишком центрировано на слушателе. Бывает слушаешь, не все понимаешь, но тебя трогает и ты пытаешься разобраться. В том и смысл: слушатель должен тянуться к искусству, а не искусство к слушателю. Сейчас музыка направлена на триггеры “обкуриться”, “выпить”, “трахнуть”. Она не побуждает к чему-то тянуться, не побуждает к пониманию. Меня цепляет музон, который мне что-то дает, обогащает. Крутишь мысль в голове — и бах, находишь для себя ответ через текст или мелодию. Мне наскучило понятие “качает”.

Один из моих хип-хоп героев — это A$AP Rocky. Дважды был на его концертах — в Берлине и Нидерландах. Для меня “Testing” состоит из двух половин — чисто музыкальной и того, что происходит вокруг альбома. Это нереальная айдентика, которую можно буквально пощупать. У меня есть эта желтая testing-лента, которую мне скинули пацаны, разбиравшие сцену. Testing за счет этого превращается не просто в альбом, а подведение эпохи конкретного артиста. У нас как все работают: сейчас дроп, потом клип, “пацаны, поддержите репостом”. А у Rocky был перфоманс, приложение, с которым надо было ходить по городу и собирать обрывки песен, визуалка с манекеном для краш-теста. Это все говорит о том, что чувак заботится не столько о себе, сколько об аудитории, коннектит с ней на разных уровнях. Правда, в музыкальном плане мне с каждым новым альбомом все сложнее воспринимать Ракима.



СОН



Тем, кто спешит на меня нацепить ярлык “one hit wonder” могу предложить только одно: приятного прослушивания! Я считаю, что все работает, когда искренне в этом уверен. Вот так я отношусь к альбому сейчас. Я из него выбросил вдвое больше треков, чем осталось. Скептики, просто послушайте.


comments powered by Disqus
Возможно, главный рэп-сюжет прошлого года в мощном материале NY Times.
Этот выпуск уникален тем, что в нем встречаются три участницы одного из составов группы Serebro.
На этом новости не закончились. Рэпер утверждает, что ему пришлось бежать из Таиланда, потому что там на него планировалось покушение.
Музыка — где ее искать и на чем слушать? Обсуждаем достоинства и недостатки стриминг-сервисов.