Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Новости

Вышел наш подкаст с группой Velial Squad

Это не вполне интервью — скорее такой разговор обо всем на свете.
Комментарии
0

Всем привет, это свежий выпуск "Редколлегии". Мы давно хотим приглашать в свои подкасты гостей и делать это чаще. Поэтому в новом выпуске мы поговорили с дуэтом Velial Squad. Пишите в комментарии, кого и почему нужно пригласить в следующие подкасты.

Напоминаем, что с недавних пор мы появились в подкастах iTunes (ставьте нам там оценки и пишите отзывы!) и в Google Podcasts.

Партнер наших подкастов — МегаФон. С ним мы запустили совместный проект "Новый флоу" про молодых артистов, которые делают нашу музыку еще интереснее.
















Никитин: Как вас надо называть — человек в белой балаклаве и человек в черной балаклаве?

Черный: Нас в основном так и называют — Черный, Белый.

Редькин: Когда к студии подходили участники группы вместе с менеджером и еще одним чуваком. И я сначала поздоровался не с тем, подумав, что это участник группы.

Белый: Типичная история. Кто-то даже думал, что менеджер Эмиль — наш участник.

Никитин: Я так думал. Когда мы стали переписываться, я такой: "Теперь я знаю, как выглядит один из участников Velial".

Белый: Нам в директ кидают фотку Эмиля и пишут: "Попался!"


Редькин: Почему вас до сих пор не деанонили?

Белый: Да почему же…

Никитин: Какие-то видео есть на ютубе.

Черный: Чувак вычислил через скрытых друзей во Вконтакте. Одного человека неправильно, а второго, возможно, правильно. А, возможно, нет.

Никитин: А вам скорее нравится, что вы неузнаваемы?

Черный: Мне — да. Можно спокойно жить, можно куда-то выйти прямо после концерта.

Белый: Мне нравится, что никто не подходит в магазе, что можно ездить на метро, а не всегда на такси, можно сидеть в рестике и никто не будет тебя фоткать исподтишка.

Черный: Но кому-то это нравится.

Белый: От характера зависит — у меня, видимо, нет тщеславия, которое я бы хотел за счет этого удовлетворить.

Редькин: А я хочу отметить, что хотя вы не показываете лиц, у вас очень крутая визуалка — в видео, в инстаграме. Видно, что вы заморочились.

Черный: Мы стараемся. Не сказал бы, что все идеально, всегда есть к чему расти.

Белый: Хочется это представлять как аудиовизуальный проект, чтобы на лайвах у слушателя как можно больше чувств было задействовано и погружало в атмосферу. У нас появляется больше ресурсов, поскольку больше людей начинает приходить на концерты. И мы стараемся поднимать планку визуального образа. Если бы у нас было много денег, мы бы уже сделали какое-то невероятное визуальное шоу.

Редькин: Рэп-оперу?

Черный: Как Горшок из КиШа.

Белый: "Копы в огне" делали что-то такое. Я никогда не был на этой постановке, но слушал постоянно. И этот чувак, который делал абстрактный хип-хоп у них, Ларик Сурапов — я следил одно время за ним. Такой арт-хаусный тип.


Никитин: У нашего подкаста есть партнер МегаФон. Его слоган "Начинается с тебя". Мы подвязываем этот вопрос к разговору, чтобы услышать какие-то вдохновляющие истории. И, например, в вашем случае было бы интересно узнать, как у вас случился прорыв из андерграунда к более широкой аудитории.

Черный: Прорыв, в кавычках прорыв… Мы до этого делали все с питчем, были в таком "ондерграунде", выпустили EP "Пульсар", вышел клип — и после этого произошел скачок. И в плане качества, и клип был более-менее.

Белый: Первый, который мы сняли не на телефон. До этого все снимали на пятый айфон через приложение VHS Camcorder. Повлиял менеджмент, мы начали давать лайвы — это тоже дало какой-то пуш. Эмиль делал все наши концерты с самого первого… Нет, про самый первый мы рассказывали вам в интервью.

Никитин: Коротко скажем, что два страшных человека, реальные сатанисты, предложили деньги и устроили фестиваль.

Белый: Мини-фестиваль.

Черный: Что могли, то сделали.

Белый: Реальный прорыв был после большого тура в прошлом году. Когда мы смогли окончательно уволиться со всех дополнительных работ. Для меня такой историей, которая могла бы кому-то послужить мотивацией, было то, что я работал в банке три года и ненавидел каждый день своей жизни.

У меня, в принципе, получалось — в какие-то моменты я даже задумывался о карьерном росте внутри всей этой системы. Но когда я осознал, что это не единственный путь в жизни и есть другая возможность, потому что кто-то слушает твою музыку — и просто нужно не сдаваться, продолжать это делать. Все это звучит как тупая мотивационная речь, но в результате я вижу, что происходит сейчас — и раньше я этого даже представить не мог.

Я рос в компании, где у каждого была своя рок-группа, люди реально хороши играли на инструментах, они были талантливы, но дальше какой-то локальной сцены у них дело не пошло. А я не заканчивал музыкальную школу, не умею ни на чем играть — и я не мог представить, что я чего-то добьюсь.

Редькин: Страшно было уходить с основных работ, покидать зону стабильности в пользу непонятно чего?

Черный: А все плавно произошло. Уже были деньги от стриминга, концертов. Не было шага в неизвестность.



Никитин: Давайте про ваш новый альбом поговорим. Почему вы решили такие фиты делать? Я когда вижу, что рэп-музыкант начинает "тут у меня будет фит с гаражной группой, а тут — с группой Айгел, то начинаю думать, что он хочет показать, например, своим коллегам: "Смотрите, какой я стал".

Черный: Нетипичный фит, ты имеешь в виду?

Белый: Для привлечения внимания?

Никитин: Да, и для создания очень особенного имиджа.

Черный: С группой Айгел мы познакомились на спецпроекте Jagervibes, у нас было интервью с ними. Белый их слушал.

Белый: Мне нравилась группа Айгел. И все фиты, которые у нас на альбоме — мы их слушаем. После банка я работал в продакшне, там мне чувак говорит: "Слышал песню "Татарин"? Там девушка так жестко наваливает". Я послушал и офигел. Послушал весь релиз, углубился в историю с заключением ее мужа. Это концептуальный музон, который очень интересно подается. Электронная музыка, которую пишет экс-участник группы СБПЧ — а я СБПЧ еще в школе слушал!

Просто хотелось для самого себя сделать эти фиты. С той же Казускомой — ты себе доказываешь, что можешь делать не только уже типичные для тебя треки. Когда я их слушаю, они приносят больше удовлетворения, чем остальные треки с альбома. Потому что в этом было какое-то преодоление.

Черный: А я в школе постоянно слушал the Chemodan. Вообще все альбомы. Круто, что удалось поработать с такими чуваками. Мы им предложили записать фит. Луи отреагировал "Круто, я ваш фанат".

Белый: Когда ты записываешься с кем-то, кого слушал в ранем возрасте, это очень вдохновляет. Например, на прошлом московском концерте мы работали с чуваком, который на барабанах в Amatory играет — он нам со светом помогал.

Редькин: Даня Стюарт, очень крутой тип.

Белый: Фишка в том, что я на концерты Amatory ходил в школе, а теперь мы вместе поработали над чем-то.


Редькин: Наверняка у вас было ядро поклонников, которое не приняло ваши перемены. Которые пишут: "Раньше было лучше, а сейчас не трушно".

Черный: Это было с 2014 года. Я недавно посмотрел комментарии под старыми релизами: "Чуваки, все нормально, но вы про старых фанатов-то не забывайте! Сделайте старенькое что-то". Может, они ревнуют к новым слушателям? "Я слушал еще в 2013-м!"

Белый: Или показывают это, чтобы придать себе налет элитарности.

Черный: А может, и правда было лучше раньше?

Никитин: Вы что-то объясняете им? Или игнорируете?

Белый: Мы угораем над этим.

Черный: У меня бомбило немного. Потом стал спокойнее относиться — такое будет всегда.

Белый: Я старался вообще не читать — такая тактика. Но иногда не выдерживаю, расслаблюсь, открываю ноутбук… Это уже как трэш-контент воспринимаешь. Я люблю трэшатину какую-нибудь, "Дом-2" посмотреть, расслабившись, в инстаграме посмотреть сторис Андрея Петрова или Хофманиты. И ко многим комментариям я отношусь как к трэш-контенту. Чуваки, не обижайтесь, но иногда очень смешно бывает читать комментарии, а потом открывать ваши страницы и листать аватарки.

Никитин: При этом раньше это слушало условно 100 человек и никого из них не было на концертах. Мне кажется, все это проходят.

Белый: Просто то же старое творчество — какая у нас основная фан-база была? Мне кажется, подписчики всяких пабликов типа Веб-террор…

Черный: Ты ориентируешься на комментарии, а есть же люди, которые просто слушают.

Белый: Ну я имею в виду треки 2013-2014 годов. Все эти глитченные картинки, "расчлененка в сохраненках" — мне кажется, это был наш среднестатистический слушатель. А когда мы вышли за рамки интернета, начали давать лайвы и качественно повышать свою музыку, портрет достаточно сильно изменился.

Редькин: К вам сейчас ходят на концерты девчонки?

Черный: Парней больше, процентов 70. Мы не делаем просто легенькую музыку — так что, нельзя сказать, что мы удивлены.


Никитин: Какие треки лучше всего заходят на ваших концертах?

Черный: Более движовые, где можно послэмиться. Хотя лирика тоже заходит. На концертах все просят "Пульсар". Может быть когда-нибудь мы включим его в программу, но сейчас он…

Белый: Кость в горле, надоел.

Черный: "Дробовик", "Что-то не так".

Белый: "Круг" — он прямо концертный, для мошпита. "Yeah", фит с Lil Toenail, тоже достаточно удачный. На концертах обычно заходят треки, где крутой хук. Он прокачивает людей. Есть более атмосферные треки, которые на концерте звучат более вяло, а в наушниках — отлично. "Полчаса" такой трек.

Черный: "Паранойя" с предыдущего релиза.

Белый: А материал нового альбома мы проверим в туре.


Никитин: Давайте все проанонсируем — когда у вас тур, где какие концерты?

Черный: С 20 сентября, список городов — http://badgodstour.com, покупайте билеты. Спрашивают про Украину — мы пока туда не едем, нам закрыли въезд, потому что мы выступили в Крыму.

Белый: У нас тогда было не так много концертов и мы не задумывались, что это может привести к таким последствиям. Тогда это не было так распространено. "Чего бы не поехать выступить в Севастополе? Тем более, нас никто не знает и уж точно не будет следить".

Черный: Хотя фэны в комментах предупреждали нас.

Белый: И в Белоруссию мы не можем поехать в этом году. Мы подавали, но министерство культуры отклонило. Они читают тексты, а поскольку у нас много даркухи, то нас в этот раз не пропустили.

Редькин: Целый ряд артистов не получил гастрольное удостоверение, потому что их творчество не соответствует культурным нормам.

Никитин: А можно в наши дни не давать по 10 концертов подряд? Можно ездить выступать на два выходных, спокойно жить неделю?

Белый: Растянется тур очень сильно.

Черный: В этом году у нас более комфортный график — концерты в основном в пятницу, субботу и воскресенье, а остальная неделя в Москве.


Никитин: Расскажите, как сейчас продвигают музыку? Условно, когда-то нужно было найти деньги, снять клип, чтобы потом его показало MTV, тогда тебя, возможно, заметят. А как сейчас?

Черный: Ну всем известно как — в интернете всё, на телик никто не рвется.

Белый: Сейчас, мне кажется, сейчас есть стандартная схема изданий и блогов, с которыми хочет взаимодействовать артист, если он стремится к коммерческому успеху. Я просто не знаю, насколько мы можем эту схему описать, потому что у нас немножко другой путь. Он был дольше, мы несколько лет жили только в интернет-пространстве и это не очень похоже на то, как сейчас двигаются молодые музыканты.

Тогда не было столько маркетинговых и промо-штук, столько блогов и форматов. Сейчас стал важнее маркетинг и работа менеджера. Потому что продукт, конечно, важен, но и обертка стала важна. Как он преподносится, освещается ли он среди инфлюенсеров — сейчас это очень сильно влияет. И возможно для многих людей этот маркетинг хавается намного сильнее и становится даже важнее, чем содержание.


Никитин: Не до конца понятно, как мы тут разделяем обертку и продукт.

Белый: Можно выпустить качественный альбом, но не засветиться в "Афише за 10 секунд", какие у нас еще популярные форматы, не могу вспомнить.

Никитин: Так это самое интересное, чтобы молодые слушатели-музыканты могли что-то полезное услышать. Вот пример, часто звучит вопрос "Как попасть на Flow?"А я уверен, Что попадание одной песни или клипа на Flow никак кардинально не влияет — не происходит чуда в жизни человека.

Белый: Но все это расширяет аудиторию артиста. У вас же просто самый крупный хип-хоп ресурс в стране?

Никитин: Просто под словом ресурс можно разные вещи понимать. Рифмы и Панчи — тоже ресурс, просто другой, и какой из них крупнее — это вопрос. Есть youtube-канал Versus — сегодня это тоже медиаресурс. Другое дело, что с его помощью никто не сделал музыкальную карьеру. Так и куда сейчас нужно идти?

Черный: Если ты делаешь что-то крутое и оригинальное, не копирку других исполнителей, то тебя заметят.

Белый: Например, Масло Черного Тмина. У него интересный продукт. Я не видел его в куче каких-то блогов, но при этом он сейчас набрал аудиторию и популярность — совершенно заслуженно.

Черный: Мне кажется, содержание все равно очень важно. Даже если ты там что-то проплатил, куда-то попал и это послушали много людей — они такие: "Эээ, и что?" Им не к чему прицепиться. Я сравниваю чуваков, которые покупают рекламу, допустим, на Fast Food Music. И набирают 3 комментария, написано "говно", 60 лайков. Ну и что, что они там купили рекламу?

Белый: Потому что продукт вторичен. Хотя это довольно снобская фраза. Потому что мне иногда кажется, что самое главное в музыке это не техничность, не что-то еще, а чувство стиля.

Черный: Но это субъективное мнение, мы не говорим, что все вот так и есть.


Никитин: У вас прозвучала фраза "если ты не копирка". В последнее время все обсуждают байт, копирование. Когда кого-то разоблачают, то это всегда самый резонансный пост дня. Как вы относитесь к заимствованию?

Редькин: И обвиняли ли вас в этом?

Белый: Обвиняли, естественно.

Черный: Знаменитый трек "Пульсар". Его сравнивали с Suicideboys. Первый куплет у меня… Сейчас я всё объясню.

Белый: Ты должен как Flesh покраснеть.

Черный: "Пульсар" начали разбирать — вот этот трек, этот кусок похож. И он похож, я согласен. Но это не копирка. Там мотив, две строчки — и люди к этому прицепляются. И начинают притягивать, что бит похож, что целый трек звучит как копия.

Белый: Строят конспирологические теории вокруг двух строчек, которые по флоу похожи.

Черный: Семпл из Three 6 Mafia звучит у нас в треке "Hearse". Кидают трек Suicideboys: "Так, угу, вы взяли из трека Suicideboys..."

Белый: А то так мало людей Three 6 Mafia семплировали, это ж классика! Байт сейчас такое модное словечко, что каждый комментатор старается его применить. Меня лично напрягает только, когда чувак взял и либо текст жестко перевел, сделал точно такую же фонетическую структуру, так же построил строчки по рифмам — когда это явно бросается в глаза. Даже не напрягает, я просто удивился бы, зачем он это сделал, если мог сделать что-то свое. Но у меня не возникает хейта к чуваку.

Черный: Хотя это дерьмово, конечно.

Белый: Когда про Big Baby Tape начали писать "он сбайтил" и кидать трек в комменты. А у меня даже не возникло такого ощущения.

Никитин: А я сразу вспоминаю Янг Трэпу, который почти дословно переводил и это так угарно было. Именно из-за этой дословности, какие формулировки он из-за этого создавал.

Белый: Мой любимый русский рэпер. Но тут другое. Тут арт-хаус. На протяжении многих лет я каждый день слушаю хотя бы один его трек.

Редькин: Там был не перевод, а прямо google translate. Забивал туда куплет Lil Wayne и читал, что получилось.


Никитин: Кто вам нравится из молодых русских артистов?

Белый: У Saluki хороший альбом. На последнем альбоме Rocket мне понравилась пара треков. Не смысловая нагрузка, потому что зачем ее там искать, если это достаточно легкая музыка. Мне понравилось, что достаточно стильно звучит.

Черный: "Солдат" у него крутой.

Белый: Масло Черного Тмина немолодой уже, но про него сейчас все узнали. У него очень нравятся джазовые треки. Любимый — "Пальмы".

Черный: Группа XIII — Грязный Луи, Brick Bazuka и третий чувак.

Белый: Альбом меня очень впечатлил — Черный the Chemodan слушал в школе, а я не слушал. Они очень круто совместили стилистику, которую мы тоже двигаем, с пацанским андером, который был у них раньше. Еще лично мне начинают нравиться некоторые треки Угадайкто.

Редькин: Да, он классный.

Белый: Мне нравится, когда он трансформирует голос, я же еще фанат Quasimoto. У него куча всяких деталей в качестве бэков, искажений звука, это здорово.

Черный: Мы были в Кирове, фристайлили с ними.

Белый: На столе стоял сок "Дары Кубани". Мы такие: "А какая тема? Ну давайте "Дары Кубани". Потом "чинари в пепельнице" — такие были темы для фристайлов.


Никитин: Последний вопрос, вам нравится, как развивается рэп?

Черный: То что он развивается, это факт, и это круто. А куда он идет? Ну он всегда менялся. Сейчас более направлен к трэповому звучанию, но все равно в нем есть разные стили.

Белый: Но мне бы не хотелось наш проект только с рэпом ассоциировать. Хотелось бы прийти к тому, чтобы внедрять живые инструменты, как мы уже попробовали с треком "Гипноз". На свои лайв-шоу на каких-то фестивалях внедряем живые барабаны, гитару. И я хочу прийти к тому, чтобы делать не просто хип-хоп, а какую-то эклектику жанров. Чтобы не было рамок. Это музыка в большем понимании для меня, чем чтение под бит. Я думаю, что тенденции в хип-хопе тоже будут к этому идти.






comments powered by Disqus
Понятный гид по проекту, в котором Скепта, Тимберлейк и Noize MC озаботились образованием юных музыкантов.
Пора признать: Тимати всё ещё отталкивающий персонаж, но за ним впервые за долгое время интересно следить.
Много Бората на этой неделе, Snoop Dogg и Travis Scott вступили в войну консолей, Гуф желает доброго утра.