Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Новости

Сергей Михалок: "По нам работали ФСБ, центр "Э" по борьбе с молодежным экстремизмом"

Лидер группы Brutto (и экс-лидер Ляписов) дал интересное интервью журналу Maxim. Читаем его
Комментарии
0

Сергей Михалок, раньше — лидер группы Ляпис Трубецкой, сейчас — собственного проекта Brutto, дал большое интервью журналу Maxim. Целиком читайте его здесь, у нас — лучшие фрагменты: про Кипелова и Пейджа, Майдан и "Нашествие", российскую ФСБ и белорусский КГБ. 

У меня не было длинных волос и косухи, я не слушал альбомы Rainbow и не знаю, в какой группе играл Пейдж. Для меня все это мишура и х...ня. Я появился в рок-н-ролле с целью его под...бнуть. Меня всегда интересовала панк-культура.

Вся моя молодость с семнадцати лет — это панк и дзен, две вещи, которыми я руководствуюсь. Я хотел поступать в Красноярске на истфак с друзьями и моей первой девочкой из Норильска. Я был настоящим северянином: ездил в археологические экспедиции, играл в рок-группе, слыл неформалом, занимался волейболом и дрался на улицах. В самой большой драке, более ста человек, мне дал по лицу Эдик Петров. Свой! Перепутал! Я сидел на одном чуваке, отоваривал его, а Эдик разбежался и, как обладатель хорошего футбольного удара, так в...ебал мне, что фингал не проходил четыре месяца. В общем, родители уломали поступать на истфак БГУ в Минске. Я ехал с твердым намерением провалить экзамены и пойти служить в армию. Но за одно минское лето 1989-го познакомился с хиппанами и панками. Я должен был стать историком, был нацелен на служение системе, у меня были консервативные взгляды — я же из семьи военных. Но когда родители приехали через год, я лежал в психиатрическом отделении с передозировкой джеффа. Затем на флэте королевы минских панков мамы Любы мы бухали брагу, когда я получил третью повестку в армию. И я закосил на аппендицит.

Мы же издевались над эстрадой и рок-н-роллом, а тут выясняется, что я стал частью шоу-бизнеса. А тем временем минские панки стали меня ненавидеть, я предал идеи андеграунда и растерял друзей. Несколько раз пытался ходить к шаманам, кодировался — не работало. У меня случались приступы белой горячки, трезвым я не мог работать, был зашуганным, сидел дома и смотрел видик. Если бросал пить, курил гашиш. Однажды, бросив на год, поехал на пикник. Там я искусственно радовался, придумал себе, что трезвым быть очень хорошо. А мой покойный друг Вадик снимал пикник на камеру. Я увидел запись зимой. Смотрю — в озере, в жиже плавает чудовище! Я не понял, что это я! При этом чудовище вело себя непосредственно, показывая "косатку" с голой жопой. А я же себя таким не видел: голым в клипах не снимался, в зеркало не смотрелся во время секса, селфи тогда еще не было. А камера еще прибавляет килограммы! И осознав, насколько я безобразен, занялся телом.



Когда меня спрашивают про их новую группу "Трубецкой", я отвечаю, что на конкурсе кавер-бэндов, играющих песни "ляписов", они бы в тройку не вошли! Мне говорят: "Как ты к коллегам по цеху относишься?". А я не работаю на заводе, у меня нет коллег по цеху. На х... я всех вертел — так, по большому счету! Какой цех? Какие коллеги?

Какой Кипелов рок-звезда? Он из ансамбля "Лейся, песня!", друг Расторгуева, увлекается рыбалкой. Когда убивают, чтобы есть и одеваться, — это понятно. А страсть к сафари или ловле рыбы из спортивного интереса отдает сексуальной неудовлетворенностью: бабу не могу снять, так хоть рыбу на червячка словлю... Рок-музыканты стали шаблонными. Вот сравни движения Кинчева и Леонтьева. Если бы эти артисты выступали в театре теней, они бы выглядели как два близнеца. Государственная машина подмяла все под себя, рокеры участвуют в телешоу. Ну как можно рок-герою идти в шоу "Голос"? Музыкант должен заставлять себя находить протест, даже искусственно. Если все вокруг супер, придумай ветряные мельницы, придумай эфемерного врага! Ланцелот не может жить без дракона. В рок-н-ролле нужно бросать вызов!

Мы играли концерт в Донецке, когда девяносто пять процентов комментариев в Интернете сводилось к "Приезжайте, майдановские педерасты, мы вас убьем!". И мы приехали с двумя машинами автоматчиков, у нас был биток в клубе, и все кричали "Слава Украине!" — в Донецке, центре сепаратизма. Если я пою "Убей в себе раба!", "Будь смелым!", "Иди вперед!", то почему я должен ссать? Откуда я знаю, что будет в Мариуполе? Я нормальный человек, я тоже боюсь за свою жизнь. Но в прошлом году во время гастролей в России опасности моей жизни было больше, чем в Мариуполе. Каждый концерт "ляписов" мог закончиться плохо: я встречал противодействие не только властей, но и радикально настроенных групп. И на фестивале "Нашествие", где все было в флагах ДНР и "Крым наш", я не зассал и спел "Воины света" — гимн Майдана. По нам работали ФСБ, центр "Э" по борьбе с молодежным экстремизмом.



В Тюмени вышла газета, где сообщалось, что я на Майдане кричал "Убей русского, убей жида!", а потом приехал в их северный интернациональный город. Пропаганда и информационная война сделали много.

Я вернулся жить в Минск, потому что родился второй сын Макар, потому что у меня новая группа. И какого черта я вообще должен бегать? Я устал бегать! И совершил главную ошибку — решил, что меня не будут трогать в Белоруссии, так как я уже не "ляпис", а Brutto. А х...йнаны! В общем, наши фанаты в органах предупредили, что против нас проводится операция КГБ, и я в течение дня перебрался из Минска в Киев. Могли устроить провокацию. Я же наркоман, который мог проснуться с рецидивом в больнице. Просто могли подкинуть — мол, не справился.

Я за социализм скандинавского типа. Мне нравятся взаимоотношения Норвегии, Швеции и Дании. Вот ты знаешь фамилии их президентов? Я тоже нет. И вот я хочу, чтобы мы не знали фамилий наших президентов, чтобы они были просто функционерами. Если мы будем самостоятельными государствами, тогда будем по-настоящему дружить. Не надо нас тулить в Евразийский Союз, Варшавский договор, СССР опять строить. Империя развалилась! Отвалились куски! Каким нужно быть архитектором, чтобы из развалившихся камней склеить заново дом? Мы не должны быть братьями, мы должны быть нормальными соседями. Нас сталкивают друг с другом! А я хочу, чтобы у каждого было свое. Мне нужно мое жизненное пространство. Еду я в поезде в своем купе. Ну зайди, поговори. Посидел, поговорил — и все, иди отсюда!


comments powered by Disqus
Как излишняя героизация персонажа исказила реальность.
Он написан от имени фигуранта "московского дела" Самариддина Раджабова. В записи использованы фрагменты его выступления в суде, а также диктофонные записи, переданные Мирону адвокатами.
На прошлой неделе не очень много писали, зато много фоткались.