Новый Флоу
Интервью: Антон Савенко ("А можно потанцевальнее")

​​Missu: стильный эмо-R&B на полпути между Лондоном, Торонто и Архангельском

Большое интервью о знакомстве с Куоком, напряженных отношениях с алкоголем, битах для Доры и творческих компромиссах.

Седьмой год на The Flow действует проект "Новый флоу". Он обращает внимание на молодых артистов, в которых мы верим, которых слушаем и которые, на наш взгляд, являются яркими и самобытными героями.



Missu уже несколько лет ходит под тегом "перспективного самобытного новичка". Он писал молчаливую электронику, сочинял биты для Куока и Rickey F, а также собирал объемные, переполненные фитами альбомы. Все это он делал с внимательностью и старанием дотошного саундпродюсера.

В 2022 году на EP "Overdose" Missu немного упростил звук, что только пошло ему на пользу. На выходе получились цепкие поп-песни — оды вечной молодости под модные ломаные биты, которые понравились бы и Fred again, и Partynextdoor.




ПРО ФИНГЕР-ДРАММИНГ, FRED AGAIN И ДРУГИХ ЛЮБИМЧИКОВ

— Сначала хочу уточнить. Тебя все-таки зовут Ян или Влад?

— (Смеется) Влад. В ВК я записан как Ян Илларионов, потому что всегда и везде шифруюсь. У меня есть небольшая паранойя, связанная с тем, что столько людей знает мое настоящее имя, и поэтому стараюсь не палить его. Даже в доставках ввожу не свои данные.

Слушатели тоже называют Яном. Они начали в комментах ВК так писать, и я это подхватил. Иногда заказчики по мне обращаются, я тоже так представляюсь. Идеально, если бы вообще никто не знал про Влада, но, видишь, кто-то что-то уже заподозрил.




Последний клип MISSU на одноименную песню с альбома "Шрамы"




— Окей. Вообще хотел начать с другого вопроса. Насколько я знаю, тебе тоже нравится Fred again.. Как оценишь "Actual Life 3"?

— Я послушал его и добавил в районе четырех-пяти треков. Для меня это нормальный показатель.

Альбом мне понравился, но показалось, что Фред засел в своей зоне комфорта и никуда не рыпнулся. Не попытался ни вправо, ни влево рамки раздвинуть. Но, может, ему это и не надо. Может, он просто хотел выдержать эту трилогию в таком стильке.


— Он же еще вдохновляет тебя и в плане живых выступлений? Я видел, что на концерте ты играешь с AKAI.

— Это так совпало. Я вспомнил про свою драм-машину, когда Фред стал популярен и начал популяризировать эту тему. Фингер-драммингом (отбиванием ритмов и мелодий на миди-контроллере — прим. The Flow) я занимаюсь уже давно. Я начинал писать музон на AKAI: классический хип-хоп, бумбэпчик, 90 bpm. Потом подзабил, а сейчас снова вспомнил.

Еще в инсте очень хорошие показатели на таких видосах. Я понял эту фишку и буду использовать, пока не выжму все соки. Потом что-то другое уже придумаю.



— А кроме Фреда кем еще вдохновляешься? Назови топ-5.

— Стопудово Flume и Mura Masa. Mac Miller, Yung Lean… И Фрэнк Оушен.



— Расскажешь подробнее про каждого?

— Можно поделить их на три категории. Flume и Mura Masa — это танцевальная прогрессивная электроника. Они делают прикольный авангардный музон, который очень хорошо уживается с попсой.

Yung Lean и Мак Миллер — это рэп, который мне нравится. Фрэнк — больше про мою аренбишную сторону. Туда можно и Joji добавить.





ПРО АРХАНГЕЛЬСК, ПЕРВЫЙ НИКНЕЙМ И ЗНАКОМСТВО С КУОКОМ

— Ты из Архангельска. Какая среда окружала тебя в детстве и юности?

— Классическая, ничем не примечательная русская провинция. У меня есть песня "Тарантул", она как раз про Архангельск. Это одна из моих самых любимых песен, и по статистике одна из самых успешных. Она тяжелая и минорная, — такая же, как и город.

Весь Архангельск можно пройти за час, население — тысяч 300. Три нормальных клуба. До одиннадцатого класса я серьезно занимался плаванием, хотел построить спортивную карьеру, так что в школьные годы улица обошла меня стороной. Был маршрут "утренняя тренировка - школа - пообедать дома - вечерняя тренировка - поспать дома" и все. А когда начались студенческие годы, уже по классике: выйти на район, попить пива или водки. Классические районные будни, от которых я очень хотел сбежать, потому что это страшно. У меня осталась пара близких друзей в Архангельске. Говорят, что какие-то чуваки, общие знакомые, сели за продажу. Тогда как раз начался мефедроновый бум. Короче, многих пересажали, а те, кто не сели, продолжают продавать.





— Кого ты слушал в детстве?

— Братьев Гримм! Я недавно их переслушал, — это жесткая музыка, такое мясо. Любэ еще гонял, потому что батя угорал по ним. Даже на семейных праздниках мама заставляла меня петь их песни. Сейчас я их не слушаю, конечно.

В школе уже по классике: 50 Cent и Эминем. Очень долгое время слушал баттл-рэп, — независимый баттл Hip-Hop.ru. Оттуда Noize MC вылез, и я его пиздец гонял. Стима слушал (смеется).

Потом эта тема мне надоела, и я начал слушать много бумбэпа — это девятый класс. Тогда как раз был взрыв классического инструментального хип-хопа в России. Люди жестко угорали по Apollo Brown. Даже появлялись чуваки с никами а-ля serezhadelal, которые брали треки Земфиры, срезали оттуда луп, питчили до голоса бурундука, вставляли ужасные барабаны, писали бас не в тон, и такое слушало огромное количество людей. Я тогда вел паблик "Beats FM".

Потом меня занесло уже в электронный хип-хоп и битс-электронику. В общем, вот так от Любэ до Fred again.



— А в каком возрасте ты написал первый бит?

— Вот когда начался прикол с классическим хип-хопом, — получается десятый-одиннадцатый класс.



— Ты тогда придумал свой псевдоним?

— Не, псевдоним придумал, когда электронику писал. До Missu у меня вообще был ужасный псевдоним, суперкринж. Playful Fingers, потому что я играл на драм-машине. С ним выступал на фестах и думал, что это суперстилек.

Missu — ник свеженький. Ему где-то четыре года. С ним связана тупая ванильная история. Я переехал в Питер, и очень скучал по родным и по городу. Вот так и придумал ник, мол "я скучаю". Вообще планировался другой Missu — темный электронный звучок, как на микстейпе "Euphoria’95". Я думал, что в России любят мрачную тягучую музыку и вот такую ебучку. Но в итоге ее не выкупили, и я решил: "Похуй, буду делать попсу".



— Он же еще очень подходит настроению, которое преобладает в твоих песнях: холодному, минорному, немного эскапистскому. Так и задумывалось?

— Да, сто процентов. Я даже стал заложником этой темы. Раньше я не мог писать что-то повеселее и пободрее. А сейчас, когда иногда хочется, я уже думаю, что это как будто не Missu, не грустная музыка. Он словно меня сковывает.

Возможно, это заебы в моей голове. Мне нужно с самим собой договориться. Уверен, что у слушателей не будет никакого диссонанса, если я выпущу что-то повеселее, потому что они слушают в первую очередь меня, а не мой псевдоним.



— А вообще тяжело было начать петь и читать?

— Петь — да. Читать — нет. Я обожаю рэп, записывал его со второго класса. Участвовал во всяких онлайн-баттлах. В своем музыке мало читаю, потому что рэп уже наскучил. Если делать его, то суперкруто, а я пока так не умею.

Я и петь до сих пор не умею. Слава богу, что есть автотюн. Не было бы его, меня бы тоже не было. Или я записывал бы какой-нибудь баттл-рэпчик. Я самостоятельно тренируюсь в пении, но вживую ни одну ноту не возьму. А с тюном мы уже срослись, как сиамские близнецы.



— Ты как Future.

— Как T-Pain!





— Ты продолжил писать биты и в какой-то момент познакомился с Куоком. Как это произошло?

— Мы познакомились пять-шесть лет назад на популярном в узких круг фесте "Абстрасенция". Мы же оба электронщики, поэтому выступали на одних и тех же фестивалях.

Я его помню, когда он еще яростно топил за жанр и фигово относился к русскому рэпчику. Вова всегда был гиком, шарил за сложный музон: Arca, Aphex Twin. До сих пор не понимаю, как он пришел к решению самому стать русским рэпером.



— А ты слушал его последние релизы? Как относишься к такому звуку?

— Да вообще охуенно. Вова — один из самых талантливых музыкантов в России. Мне не всегда нравятся текста — как будто там есть водичка. Но, наверное, просто невозможно выпускать столько музона и писать крутые тексты. Вероятно, так только Скрип может. Мы в своей тусовке, кто знаком с Вовой, просто охуеваем, как много музыки он выпускает. Он дропнул уже 350 альбомов, миллион синглов, EP и клипов. У многих состоявшихся артистов столько клипов нет, сколько у Вовы.



— Вы с Куоком сейчас на связи?

— Нет, не общаемся. Но у меня нет никаких обид. Он все-таки уже птица другого полета. У него свои дела, он очень занят.




ПРО "ЭЙФОРИЯ КЛУБ", БИТЫ ДЛЯ ДОРЫ И ФИТЫ

— "Эйфория клуб". Что это за объединение?

— Я придумал эту тему, когда писал альбом "Шрамы". Хотел двигаться со своими единомышленниками: Никитой Why, Berry и Ришатом Nineteen95. Сейчас пацаны пошли своими дорогами, но мы до сих пор общаемся. Еще я часто говорю своим слушателям, мол все они тоже состоят в клубе. Пока он работает в формате движения, но в будущем я хочу создать полноценное объединение. Поп и R&B, но с прогрессивным подходом к продакшну. Я бы нашел человек пять. Если они будут сами себе писать музон, то вообще круто. Если будут круто петь, то я возьму на себя музон. Хочу вырастить больших увесистых чувачков со своим уникальным стильком.

Да, у меня самого карьера буксует, и странно хвататься еще за чужую, но очень хочется. Я же еще сам больше продюсер, чем артист. Знаешь этот мем с накаченной собакой и ущербной собакой. Вот Влад-продюсер — это такая огромная накаченная собака, а Влад-исполнитель — это задрюченная маленькая собака. Даже со своей самокритикой я знаю, что *издец жесткий в продакшне. Я могу дать этому миру гораздо больше, продюсируя других чувачков.



— Отсюда эта любовь к совместным песням? У тебя на мини-альбоме "Overdose" два фита — с lowlife и 3.56. На "Шрамах" целых девять.

— Да, как раз потому что я больше продюсер, чем исполнитель. Мне второй куплет всегда очень тяжело дается. А в случае фитов мне интересно выстраивать аранжировку вокруг второго человека, открывать своим слушателям прикольных исполнителей. Вот, например, в пресс-релизе "Шрамов" мы писали, что альбом может быть еще хорош тем, что там очень много прикольных челиков со своим стильком.





Альбом "Шрамы" выходил на лейбле Universal — вот он в виде плейлиста на ютубе




— Если бы ты записывал "Шрамы" в 2022 году, кого бы позвал на фит?

— Сейчас я будто перестал замечать новых чуваков, да и хочется уже с большими ребятами писаться.



— А с кем?

— Стопудово с Vacio. Стопудово с Saluki. White Punk, Аника… Федук! И с Дорой еще хочу!



— С ними ты бы поработал как артист или как продюсер?

— Короче, когда пишу фиты, я всегда захожу как продик. Говорю: "Слушай, давай поделаем тебе битов?". Пишу один-два трека, им чаще всего заходит, и потом я такой: "О, а я тоже делаю музон. Смотри, че есть. Хочешь совместную песню?".

Так было с Темой lowlife. Вообще обожаю его музон, и сделать с ним фит было для меня ачивкой. Я долго не мог до него добраться, но позапрошлым летом ездил в Воронеж выступать, и мы там познакомились. Тема то сам из Воронежа. Сначала я ничего не предлагал. Сделал ему один бит, затем другой, а потом: "Слушай, у меня есть демка" (смеется). Это мой стандартный подход.



— Касательно Доры. Ты написал биты для "La bohème" и "Маленькая леди". Как это получилось?

— Есть такой чувак Xwinner. Он с Архангельска. Это один из моих самых близких друзей, и как раз он пишет для Доры и Френдзоны. И однажды он меня подтянул: "Не могу добить два тречка, помоги, пожалуйста". Вот так и влетел.



— Бит для "La bohème" нетипичен для тебя.

— Я хамелеончик. В каких-то моментах умею продавить свой звучок, а в каких-то понимаю, что лучше подстроиться.





Песня Доры с альбома «Miss». Авторы музыки – MISSU и Xwinner.




— Твои слова: "Каждый день мне прилетают неожиданные и очень крутые респекты". От кого?

— White Punk подписался после "Шрамов". Мы все пытаемся сделать тречок, но он не всегда на связи.

Очень много прилетело за клип: Мальбэк, Dose, Loqiemean. Локи вообще выложил к себе. Я удивился, потому что Рома вроде любит тяжеляк, жесть. А он выложил и подписал: "Красиво". Ценитель!





ПРО "ДОПИНГ"

— Поговорим о твоих песнях. У меня создалось впечатление, что главные темы твоего творчества — это душевные раны, сложные отношения и "допинги". Насколько это выдуманный образ, а насколько твоя жизнь?


— Я из тех чувачков, которые: "Да он неправду говорит в треках, я его не уважаю" (смеется). Все, что у меня в треках, — правда. Может быть, я о чем-нибудь и другом спел, но, когда начинаю писать от лица лирического героя, жестко обламываюсь. Я пою и сам себе не верю.

Да, возможно, у меня бывают самоповторы. Не всегда получается вычленить из жизни какую-то тему, которую можно раскрутить по новой и не повториться. Наверное, это моя большая проблема. Я над ней работаю.







— Твои строчки: "И я снова бегу от горлышка ко дну". Какие у тебя отношения с алкоголем?

— Жесткие отношения. Я вчера снова набухался, хотя пытался завязать с алкахой, и целый день корил себя за это.

Просто я обожаю пить. Если бы это не влияло на здоровье, я бы пил всю жизнь и не парился. Но из-за того, что я загонистый, меня это сильно парит.



— А песни пишутся в нетрезвом состоянии?

— Не, бухой я вообще ничего не могу написать. Некоторые романтизируют, мол под алко или веществами так круто пишется. Когда выпью, я хочу тусоваться и веселиться. Я не хочу писать музыку или работать.



— Какая самая дикая история произошла с тобой под алко?

— Вообще у меня очень хорошо работает автопилот. Каким бы синим не был, я всегда целым добираюсь домой… Вспомнил! На протяжении трех-четырех лет я работал диджеем в "1703". Там сеты не по два-три часа, а по шесть. Я вставал в одиннадцать вечера и заканчивал в шесть утра. Такое вывозить трезвым сложно. Однажды я очень сильно набухался. Не знаю, как вызвал такси, но помню, что сажусь в него, а там не только я, но еще и представитель какого-то южного народа впереди, а рядом их подружка молодая. Думаю, мол какая-то странная х*йня, но мы поехали. В какой-то момент завернули во двор и остановились. Я спрашиваю: "Что за фигня". Начинаю выходить, и мне прыскают чем-то в лицо. Я очухиваюсь без паспорта, ключей, телефона и цепочки. Все еще бухой иду домой. Прошу соседа вызвать службу, чтобы выломали дверь в квартиру, и звоню другу занять деньги, чтобы заплатить. Короче, вот такая тупая история (смеется).




ПРО УСПЕХ, КОМПРОМИССЫ И ГИПЕРПОП

— Снова твои строчки: "Но я продолжаю дальше бежать по осколкам, которые сам себе разбросал я под ноги, я под ноги". Про что это?

— Это перефразированная фраза типа "люди наступают на те же грабли". Я знаю, что алкоголь мне иногда мешает, но все равно продолжаю пить. Вот такой порочный круг.



— Я подумал, что это про творческое желание усложнять. Ты стараешься делать, не как все, таким образом отдаляясь от массового слушателя. Откуда у тебя это желание?

— Да вот последние два года я хочу скорее упрощать! Я давно не усложняю и пишу уже достаточно простой музон для восприятия. Но все равно меня спрашивают: "А че это за стиль музыки". Как будто я что-то инопланетное сочиняю. А это же простая аренбишка, простая поп-музыка с периодически интересным продакшном. Если бы я пятилетней давности послушал, то сказал бы: "Как беззубо, как просто".

Причем я не иду на поводу, мне самому нравится. Да и сделать просто не так уж просто, в этом тоже есть своя сложность. Можно дофига всего накрутить и сказать, мол я идейный чувак. А попробуй, чтобы все выкупили и это не звучало пошло. Сейчас я учусь упрощать так, чтобы ничего не потерять.



— Ты мне напомнил цитату: "В любом творческом процессе ты сначала делаешь плохо и просто, потом — плохо и сложно, после — хорошо и сложно, а в конце — хорошо и просто".

— Да! Сто процентов. Прикольная фраза.





— Твоя цитата: "Подумываю перестать писать на русском, жестко заебало биться головой об стену". Часто у тебя такие мысли возникают?

— После попоек (смеется). На самом деле я уже года два нахожусь в перманентном разочаровании, потому что вкладываю очень много, а получаю как будто недостаточно (смеется). Это говорит моя избалованность, какая-то детская хрень. "Я столько работаю, а вы все не можете выкупить". Просто надо научиться терпеть и быть благодарным тому, что есть у меня сейчас.

Мы с Даней, моим менеджером, недавно пытались вспомнить смежных со мной по музону чувачков, у которых получилось. Мы никого не вспомнили. Сюзанна, может быть. Vacio, но он пока еще средний. Окей, кто еще?



— Можно вспомнить бывших продюсеров, которые переквалифицировались в исполнителей. Те же самые люди которые тебе давали респекты. Dose…

— Вот Dose! Тоже средний артист. Наверняка он неплохо зарабатывает, но его же еще очень многие не знают. Сколько у него подписчиков? Думаю, там циферки не самые хорошие.



— Но при этом у него планомерный рост. У Локимина сформировалась своя аудитория. Лауд тоже заняли свою нишу.

— Ну вот мы тоже вспоминали, но их мало. А на западе таких смежных ребят только успевай пальцы загибать.

У нас есть рэп. Есть суперпопс. И больше нет ничего. У нас нет инди-рэпчика. Мало по-настоящему уникальных артистов и представителей интересных жанров. Был еще гиперпоп, пока его не изнасиловали и не испоганили…



— А что не так с гиперпопом?

— (вздыхает) Мне так не хочется быть ворчливым дедом, который все засирает, но это же кринжик. Для меня гиперпоп это Sophie, Дилан Брейди (создатель 100 Gecs — прим.). А чуваки, которые читают рэп и иногда делают "а-а-а-а" и "и-и-и-и"… Если гиперпоп это зацикленные гласные, то я не знаю.

Для меня гиперпоп это Чарли ХСХ! Музыка, у которой нет рамок. Это желание сделать все в сто раз громче, разобрать и перебрать. А у нас гиперпоп — это запитчить-загличить вокал и не отходить от методички ни на метр. Это не гиперпоп. Это шляпа.

Есть прикольные ребята, New Sylveon и zarya, но они несколько в тени колхозного гиперпопчика.





ПРО КЛИП "НЕ ПОМНИТЬ НИЧЕГО"

— "Не помнить ничего". Это первая песня, которую ты выпустил после 24 февраля. Ты написал, что "хотел высказаться". Как ты ее сочинил и как придумал идею для клипа?

— Мне всегда тяжело писать тексты, но это первая песня, которая из меня выпала и все. Я считаю ее одной из своих лучших. Такие социальные и политические высказывания всегда звучат пошло и вульгарно. А эта песня и в отрыве от контекста может существовать. Для меня это было главное.

Идея для клипа тоже. Она как будто появилась на ладони. Мы, правда, делали долго, потому что боялись. Плюс, были организационные моменты.





Клип "Не помнить ничего". В описании к видео MISSU оставил ссылки на благотворительные фонды, которые помогают беженцам из Украины.




— Будешь еще заходить на эту территорию или ты высказался и все?

— Писать целые песни, наверное, нет, но я заметил, что когда сочиняю новые, какая-нибудь строчка да пролетит. Знаешь, я себя чувствую так тупо, потому что хочется сделать что-то большее, как-то помочь, остановить это. А песня — это просто пук в воздух.



— Мне кажется, это точка соприкосновения со аудиторией. Люди слушают, находят в этом отклик, важные слова, и им становится легче.

— Надеюсь.



— Тебе ничего не прилетело за этот клип?

— Нет. Слава богу, я не популярный чел, и все было очень аккуратно сделано. Вот я думаю, как бы поступил, если бы был популярен. Хватило ли мне яичек все свои деньги и связи поставить на кон. Потому что, как показала практика, большинство чувачков из индустрии очень трусливые.



— Как ты относишься к аполитичности рэп-сцены? Пишут музыку и дают концерты, абстрагируясь от ситуации.

— Чуваки зарабатывают бабки. Кто я такой, чтобы судить. Да и я не знаю, как бы поступил на их месте. Понимаю, что чуваки голодные, чуваки работали, и было бы тупо все это потерять.. Я не знаю короче.






ПРО МЕЧТУ

— Последний вопрос. У тебя в ВК много архитектурных видео. И ты сам писал: "Хочу построить дом в лесу и писать там эмбиент". Это твоя мечта?

— Самая главная вообще. Дом большой, но не очень. Двухэтажный. На втором этаже студия и панорамные окна. И реально где-нибудь в лесу. Проснулся, вышел на улицу, кофейка выпил, ушел на второй этаж и музончик писать. Да, дом это вообще… Первые бабки с музона я потрачу на дом.

Транспортные новости: Шаман едет в поезде, а Конора сбила машина.
Boulevard Depo стал гостем первого выпуска подкаста "Космический Джем", который выходит в VK Музыке. Ведущий подкаста — Сэм Адегбийе.
"Не все так однозначно" — девиз этой серии. Ко второму эпизоду сюжет разгоняется и зрителю наконец-то показывают дорогой графон и кликеров — новый подвид зомби. А еще это режиссерский дебют создателя игры Нила Дракманна.