Клипы Альбомы Тексты Новости
16+
Новый Флоу
Интервью: Андрей Недашковский

Soda Luv хочет вернуть в рэп искренность

Morgenshtern называет его будущей звездой, а Олег ЛСП хвалит за мастерство владения словом. Кто такой Soda Luv?
Комментарии
0

Мы запускаем шестой сезон “Нового Флоу” — проекта, в рамках которого каждый год рассказываем о новичках, в которых верим, которых слушаем и которые, на наш взгляд, являются яркими и самобытными героями.

Feduk и Obladaet, Ic3Peak и Gone.Fludd, Vacio и Loqiemean, Недры и Луна были героями “Нового Флоу” еще до того, как стали хитмейкерами и хедлайнерами. Надеемся, что и новый сезон откроет для вас новых любимых артистов.





Прорыв Soda Luv к популярности произошел в прошлом году с выходом альбома “Viva la vida”. Этот релиз демонстрировал не только редкое жизнелюбие автора (в одной из песен поется: “Я надрываюсь до сипа. Жизнь, спасибо!”) и его хитмейкерские навыки (в тиктоке было сложно увернуться от отрывков его песни “Коми”), но и желание вернуть в новый рэп искренность.

“Если я слушаю Касту, — а я люблю переслушивать "Феникса", старые альбомчики, — ты можешь услышать о переживаниях, искренних мыслях, которые человека беспокоят, и он пишет об этом песню. А сейчас я не слышу ни одного искреннего исполнителя” — скажет Soda Luv в нашем интервью.

Он из тех артистов, альбомы которых звучат так, будто их записали разные люди (сравните лиричный “Perfect Blue” с бассбустед-прокачкой релиза “Ничего личного”).

И из тех спикеров, которые готовы обсудить любую тему, — хоть нищету и торговлю наркотиками в Питере, хоть обрезание, которое рэпер сделал в возрасте 23 лет.





ДЕТСТВО НА СЕВЕРЕ, ВЛИЯНИЕ АК-47 И ФАРАОНА НА РУССКИЙ РЭП



— Влад, ты знаком с Шиммером?

— Лично — нет, конечно. А ролик видел. Если у кого-то еще остались сомнения: к OG Buda он не приезжал.


— Шиммер в тюрьме сейчас, не в курсе?

— За ограбление, да. Шиммер — очередное доказательство того, что сейчас достаточно оказаться в нужном месте и в нужное время, просто сказать что-то забавное на камеру, — и все, о тебе все знают. В такое время живем.


— Сейчас когда у состоявшихся звезд жанра спрашивают, кто следующим взорвет, они называют твое имя.

— Любимый рэпер твоего любимого рэпера!


— Не знаю, можно ли так назвать Моргенштерна, но мой любимый рэпер ЛСП именно так о тебе отзывался.

— Это было очень неожиданно и приятно. Я же рос на его музыке. Когда “Номера” выходили, я активно слушал.


— Олег похвалил тебя за “мастерство слова”. А что ты считаешь своей главной силой?

— Непосредственность. Я не парюсь особо. Я с детства много смотрю, читаю, и научился выбирать грамотную форму, внутри которой буду максимально органично звучать и выглядеть.







— В новой школе...

— Прости, я тебя перебью. “Новая школа” — не совсем точное определение для меня. Учитывая, что я шесть лет музыкой занимаюсь.


— Принимается! Так вот, мой любимый момент альбома “Viva la vida” — это то, с какой эмоцией ты произносишь: “Я надрываюсь до сипа. Жизнь, спасибо”. Что вокруг тебя происходило, когда ты это записывал?

— Даже если нечего рассказать, внутри есть куча состояний, которые требуют, чтобы их выразили вербально. Эта строчка — выражение личностного роста, чтобы люди понимали, что нет ничего невозможного. Я делал много всякого, писал много разных треков, излучал совсем не миролюбивую энергетику, и я просто понял, что молодой я — это и есть наше поколение. Я только недавно смог осознать: кто, если не мы?







— Как ты начал слушать рэп?

— Даже не помню, как услышал его впервые. Это же как раскаты грома за окном. Ты лежишь дома, у тебя закрыто окно, но гром ты все равно слышишь. У бати на компе была скачана разная музыка, в том числе, саундтреки из фильмов, и вот среди этого R&B-шечка какая-то затесалась, мне понравилось. Потом в школе кто-то поставил.

Точка входа — это ТГК, 4’К, АК-47, Многоточие, всякое такое. Из западных начинал с Фифтика и Эминема. Классика!


— Какой альбом лучше — “Berezovskiy” или “Вечерний Челябинск”?

— Склоняюсь к альбому АК-47, но не думаю, что стоит спорить на этот счет.


— Почему Витя АК и Максим — крутые? Ты же цитируешь их в каком-то треке.

— Потому что они не зассали. Как и я в свое время, они прекрасно понимали, что максимум, что с них ловят: “Ха-ха, пацаны, что вы херней занимаетесь”. Помнишь клип, где Витек сидит, бутылочку гарика нажигает, потом показывает на спину — а у него там “АК-47” написано? Если сейчас посмотреть, становится очевидной вся эта карикатурность. А в тот момент этого не было, поэтому нельзя их недооценивать как новаторов в своем плане.


— Ты родом из республики Коми, как и Mnogoznaal. Вы знакомы?

— Да, Макс крутой чувак. Когда я еще жил в Вологде, ездил на прощальный шоукейс YungRussia, на мероприятиях в дальнейшем тоже пересекались. Он вот недавно писал, договаривались в гостишки заскочить.


— Музыка YungRussia на тот момент была для тебя важна?

— Когда-то я катался на “бэмике”, и “Phlora” Фараона была тем релизом, который я постоянно слушал. Естественно, в регионах тогда мало кто знал про такого исполнителя и такой жанр вообще. А если отбросить западную сцену и посмотреть, что было у нас до Фарика и что началось после — это же ****** какая разница. Поэтому я поехал на шоукейс. Хотелось вживую послушать, посмотреть, че вообще происходит. Я прыгнул к пацанам в дырявую шестерку и мы поехали из Вологды в Ярославль.







— Что ты видел на Севере, чего не увидишь больше нигде?

— Мини-северное сияние. Я шел выбрасывать мусор, у нас дом стоял на небольшом кургане. Там спуск к заброшенной стройке, и ты видишь просто небо. И вот я выносил мусор и увидел слабенькое такое еле заметное северное сияние. Кайфанул! Больше нигде не видел такого.


— Каким был двор, где ты рос?

— Я жил в Старом городе. Типичный дворик, где все друг друга знают, палисадничек, пара детских площадок, за пределы которых запрещали убегать. Рос в довольно строгой семье. Много свободы не давали. Сидел, помню, малой, в форточку высунусь, и пацаны мне рассказывают, что на другой улице происходит, потому что меня туда не пускают.


— Цитата: “Пошли нахуй воспитателей, дали срок — он испытательный”. Это биографически?

— Про испытательный срок — это, все-таки, не про меня, а про моих близких. В этой песне есть строчка про осетинов (“Осетины — ****нные парни, но они малопривлекательны”) — и вот за нее многие осетины мне захотели предъявить. Я всего-то подразумевал, что тебе не захочется с осетинами рамсить. Каждый раз теперь это объясняю. Речь идет про моего близкого, про осетина, и вот он в курсе, а все остальные — нет.




СВОЙ САМЫЙ РОМАНТИЧНЫЙ РЕЛИЗ ОН НАЗВАЛ В ЧЕСТЬ АНИМЕ “PERFECT BLUE”


— Как ты стал записывать музыку?

— Это уже в Вологде произошло. Моя матушка решила туда переехать, когда мне было 12. В музыкальную школу меня не взяли из-за возраста, хотя я идеально сдал тест. Маме сказали: “У вашего сына такой слух! Он вообще гений, но ему 12 лет, поэтому не судьба”. С художественной школой та же ситуация: там все было четко по учебничку. Это логично, но меня, из-за моей гиперактивности, абсолютно не устраивало. Вот меня и выперли.

Я подумал: “Если не судьба, значит, не судьба”. Накопил на синтезатор, научился играть саундтреки из аниме. Потом говнарство у меня в жизни началось — дэткор и альтернатива, купил гитару. Но и это быстренько под****ало. Тогда я понял, что пора переходить к написанию своих песен.


— Как относишься к запрету “Тетради смерти” в России?

— Да они вообще долбо***. Ты видел стрим этого заседания? Чуваки смотрят серию, ищут, до чего докопаться. Смотрят-смотрят: “Давайте следующую, здесь не то”. Переключают на следующую — а это даже не “Тетрадь смерти”.







— Твой топ-3 аниме.

— Сложно! “Gantz”, “Эксперименты Лэйн”, туда же всякие мейнстримные вещи типа “Эльфийская песнь”, “Обещанный Неверленд”. “Perfect Blue”, кстати говоря! Из-за него же и назвал так один из своих релизов. Мне нравится что-то неонуарное с примесью триллера. Типичные сенэны (аниме для возрастной категории младше 18 лет — прим. The Flow) не в счет, хотя и там крутые вещи бывают вроде “Бойца Баки”.

Я же этого кучу пересмотрел. Началось все, когда мне было три: “Golden Boy”, “Великий учитель Онидзука”, “Сейлор Мун”, “Гонщик Спиди”. Я не из тех, кто говорит: “О, я анимешник. Я смотрел Хаяо Миядзаки”.


— Почему ты в итоге назвал свой EP “Perfect Blue”?

— Синий — идеальный цвет для выражения эмоции грусти. Если хочешь показать одиночество — добавляешь зеленоватый оттенок, цвет становится глубже, еще аквамарин. Есть много оттенков, которые вызывают разные эмоции и ассоциируются с какими-то моментами. И мне показалось, это максимально лаконично для названия. Учитывая, что одноименное аниме мне очень нравится, там у персонажа с головой проблемки. То, что нужно!





— А что с тобой происходило?

— Ничего особенного. Сомнамбулизм — это несерьезное расстройство.


— Этот релиз — твоя самая лиричная работа. На что была похожа твоя жизнь, когда ты ее записывал в 2018-м?

— Я очень быстро взрослею. Расцениваю себя как наблюдателя, часто задаю себе ряд вопросов и сравниваю, как отвечаю на них в разные года. В тот момент я находился в таком поиске себя, постоянных сомнениях. Любил истязать себя вопросами. “Что я такое?”, “Почему то, что происходит, происходит со мной?” Грустный я был паренек, в себе загнался, потерялся.

Плюс у меня новая глава жизни началась: я живу в Питере, я хаваю наркотики, я делаю то, чего никогда не делал. Ну я никогда не стеснялся выражать эмоции. Если я чувствую что-нибудь, вы узнаете об этом из треков.

Обложку я сам нарисовал. Это холст, я его покрыл маслом, высушил розу, положил, в редакторе что-то быстренько сделал. Там один бит мной написанный, для песни "Санни", а остальные — с*****нные с ютуба.


— Ты поэтому хочешь его перевыпустить?

— Да, хочу на живые инструменты все пересадить и в звучание что-то добавить, больше академического джазика в**бать, блюзика в**бать. Я очень люблю всю музыку. Мало кто знает, но я раньше сам продакшном занимался.

Самое сложное в музыке — это подобрать инструменты, потому что настолько много всего, что глаза разбегаются. Когда я был малой, у меня было три деревяшки — вот и играй с ними. Я из этих трех деревяшек мог что угодно сделать и представить. А когда у тебя появляются и музыкальные инструменты, и плагины, и какие-то педальки эффектов, ты думаешь: "Я же смогу стать вторым Вангелисом!” А по итогу ты просто теряешься во всем многообразии возможностей, сидишь, и ничего не можешь.


— Цитата: "Плакать парню — это норма". Что может тебя расчувствовать?

— Вот я вчера плакал, пересматривал "Твоя апрельская ложь", и вот последняя серия… Не вывез пацан, прослезился.


— Что ты слушаешь, когда грустный?

— Раньше с этим было проще. Если бы я грустил в 16 лет, я бы слушал Gorillaz "Empire Ants", что-то такое. А сейчас — даже не знаю. Я редко грущу. Либо просто как овощ лежу и не испытываю ничего, либо все за*****. Можно включить первый альбом Joji, из-за него может пробить на слезку.




ПЕРЕЕЗД В ПИТЕР — ЖИЗНЬ В ХОСТЕЛАХ, ТОРГОВЛЯ НАРКОТИКАМИ


— Когда и почему ты решил рвать в Питер?

— Когда понял, что в Вологде меня не просто ничего не держит, а очень даже сильно отталкивает. Как и в любом провинциальном городке... Не хочу брехать лишний раз на людей, но все какие-то приземленные, потерянные в своих проблемах, никто не в состоянии понять вот эту душу творческую (смеется).

Последние пару месяцев, что я прожил в Вологде, я занавесил окна и пил — не выходил из дома вообще. Стал хикикомори. И вот ко мне пришел чел, у него вся куртка мокрая. Я говорю: “Там дождик?”, он отвечает: “Ты дурачок? Посмотри на окно”. А там сугробы! И я понимаю, что пора что-то менять. Ну и поменял. Привет, Питер.

Жил первое время как панк, перебирался по хостелам. Забрось меня сейчас в те условия, в которых я жил в 18 лет, я бы не вывез. Это был другой человек. Представь: ты на вокзале в незнакомом городе, в кармане пятихатка.


— Что ты первое сделал, когда вышел на перрон?

— Сигу закурил. Загуглил хостел в центре, приехал, там сказали: "Столько-то". Благо, у меня прокачан скилл “красноречие”, удалось договориться остаться на пару дней. Потом девочку потрахивал, чтобы жить у нее в комнате в хостеле. Не люблю пользоваться людьми, но в тот момент это органично произошло.


— Каким был первый год в Питере?

— Первый год был холодным. Зима — лютая, я носил худак, сверху бомбер, а на нем — дубленку с воротником. Катался на метро и впитывал атмосферу города: любовался домами, ну и чуть не пошел на рыбный комбинат работать на вахту. Спохватился: "Не, Владос, ты прогнал". Я приехал на собеседование, и там, знаешь, локация, как из инди-хоррора: грязная плитка, сломанные туалеты, ужасный запах. Я смотрю и думаю: "Не вариант".

В основном работал в общепите. Где-то — официантом. Переехал в другой хостел и нашел работу в кафе в соседнем доме: "Нифига себе, вышел из дома и уже на работе". И я все равно опаздывал. Я носил подносы, протирал столики, сервировку делал.





— Пожалел, что променял свою Вологду на такую жизнь?

— Я покинул зону комфорта, которая совсем не была комфортной. И чувство какого-то первооткрывательства меня заставило шевелиться.


— Какие люди живут в хостелах?

— Во второй хостел на Лиговке я въехал уже с целой компанией знакомых. Это люди разных возрастов:и мужички, и пацанята, какие-то женщины. Община, где я знаю, что могу помочь человеку, и он не останется в долгу, подкормит меня, еще что-то. Я банчил легкими наркотиками и взамен много ништяков получал, бартерная основа.

Во втором хостеле даже Xbox был. Мы по вечерам катали в Tekken, кайфовали коллективно. Потом, правда, случаи воровства были, это неприятно.

Я так жил: большая сумка, в ней все мои вещи, она лежала просто у моей койки — это двухъярусные металлические нары. Как будто в армии.


— Самое странное знакомство, которое там случилось?

— Если ты про отбитых каких-то людей, такого не было. Были только потерянные. Адвокат, который поссорился с дочкой и забухал, когда его уволили с работы. Был скин Санек, у которого на шее набит коловрат, но при этом он максимально артистичный, брал харизмой. Был мужичок, который работал в “Теремке”, выглядел взрослее всех, но вел себя как ребенок — прямо маменькин сынок. Но я никого не осуждал. Наоборот, проникал в их жизни, не оставался безучастным. Меня это отвлекало от личных проблем.


— Ты без стеснения вспоминал, как торговал в Питере наркотиками. Не боялся в это влезать?

— Так а чего бояться? Я как стал один жить с 18 лет, у меня в холодильнике были только пивко и водка, а на батарее всегда лежал гарик, без него я не мог уснуть. А Питер — такой город, где даже трезвый может согласиться покурить, потому что "а почему бы и нет". Когда я в Питер переехал и побывал на каком-то концерте, познакомился с чуваком, у которого был магазин на “Рампе”. Он мне без залога позволил банчить. Говорю же, язык неплохо у меня подвешен. Бывало, я у него сразу плиточками брал, иногда — уже какие-то поделенные едики.


— Какой была твоя доля?

— В те времена ценник другой был. Сейчас грамм гарика можно за полторы купить. Это как едик шишки — полный абсурд.

Тогда едик пятихаточку стоил. Можно было продать за 600-700, маржа небольшая, но че поделаешь.


— Цитата из трека: "Мама, ты была правда, мне не нужна трава, чтобы чувствовать радость". Долго ты приходил к этому?

— К тому, что мне не нужно фагать, чтобы кайфовать? Я отрицал зависимость от травки, но все-таки осознал, что это наркотик. Она истончает твою нервную систему, ты с катушек слетаешь.

Я загонялся, что сойду с ума из-за того, что загоняюсь, что сойду с ума. Думал: "Что-то уже не то, это последний водничек, который я покурил". Встаю — и на автомате делаю следующий водничек. Думаю: "Мужик, это уже не норма, окстись".

Если куришь травку, не вырабатывается мелатонин. Если нет мелатонина, нет качественного ночного сна. Если нет ночного сна, организм не восстанавливается... Короче, много последствий.


— Тебе в итоге удалось завязать?

— Я работаю над этим. Реально. Сейчас будет история, в которой весь я.

Я однажды жестко загнался: "10 лет я курил, мне *****, у меня найдут рак". Иду фоткать легкие, думаю: "Если на снимке хоть точечка будет, я становлюсь святым". Прихожу, там девочка молоденькая с попкой такой ничешной. Я пофлиртовал, туда-сюда. Она спрашивает: "Зачем фоткаешь?", я ей: "Курю много, может, последствия уже есть". Сфоткали, сидим на ресепшне, она что-то подписывает и говорит: "Можете дальше свои водники курить, все у вас хорошо".

Но я решил в качалочку пойти. Потому что травка, любая зависимость, это последствие лени, безделья. А безделья не будет.







КОНФЛИКТ С RHYMES MUSIC. КАК SODA LUV ЧУТЬ НЕ САБОТИРОВАЛ ВЫПУСК СВОЕГО АЛЬБОМА


— Изданием твоей музыки занимался лейбл Rhymes Music. Почему ты выбрал его?

— Я в очередной раз бомжом остался. Жил на улице, денег не было совсем. А у меня кореш, Жека, знаком был там со всеми. Я как раз записывал альбом "Ничего личного". Мы пообщались с Мишей Паньшиным, мне сказали: "У тебя есть потенциал, го работать".


— Что тебе обещали?

— Саппорт информационный.


— Это понятно, там же большой паблик...

— Дело не в паблике, паблик вообще им не принадлежит сейчас. По процентам было жестко — 50/50, а не 70/30, как сейчас многие работают. Ну и обещали помогать с релизами. Но в итоге с тем альбомом мне никто не помог.








— Ты говорил, что ставил людям с лейбла демки, они были крутые, а потом ты принес им то, что ты назвал "Йогуртовым альбомом". Расскажи, что это.

— Два года назад у меня начал копиться материал на "Viva la vida". Я понимал, что это новый для меня уровень. Я думал: "Блин, если я сейчас отдам альбом “Рифмам”, мы стопудово жестко про******".

Мне оставалось досдать 16 треков из 30, на которые мы подписались. Я приехал на студию, за одну сессию написал 16 треков на несуществующем "йогуртовом" языке. Но сразу скажу: это не какой-то ****** альбом был. Я даже выложу, наверное, его. Чтобы сказать людям: "Завтра выходит мой новый альбом" — и выпустить "Йогуртовый".

Тогда действовали коронавирусные ограничения, нельзя было собираться вместе. Поэтому я закинул лейблу архив с этим альбомом, а не тем, который они когда-то слышали. Мне сначала чуваки пишут: "Супер! Сейчас послушаем, ждали долго". Приходят, слушают — и тогда начались звонки нелицеприятные.


— Когда ты говоришь: "Я показал лейблу авангардный альбом, они просто не поняли", это все равно звучит так, будто ты хотел саботировать ваше сотрудничество.

— Есть альбом "Blonde", Фрэнк Оушн его записал, чтобы закрыть контракт с лейблом. А на следующий день выпустил еще один альбом. Вот у меня тоже "Blonde"!


— Хорошая параллель. Миша Паньшин — крутой менеджер?

— Мы никогда не работали с ним как с менеджером. Он выстроил свою империю и позиционирует себя как босс этой империи. У него редко находится время на то, чтобы лично пообщаться с кем-то. Даже если у него есть время, он предпочтет это делать через посредника.


— Когда ты подписался с Rhymes, какой аванс взял?

— Первый мой аванс — сотка. Я не дурачок, который думает: "Вау, из воздуха соточка". Я понимаю, что это тот же самый кредит. А я ненавижу быть в долгу. Это же полный отстой, никакой свободы, когда кому-то должен.

Я взял соточку — минимальный авансик, за хату заплатить и на покушать. В сумме за все время сотрудничества с лейблом я взял у него 280 тысяч. И мой альбом уже окупил их.


— Сколько ты с ними заработал?

— За первый квартал я заработал около 700 тысяч.


(Перед публикацией интервью Soda Luv попросил упомянуть, что наш разговор происходил в январе. С тех пор артист с лейблом уладили недопонимания, не имеют друг к другу претензий и продолжают сотрудничество — прим. The Flow).




ОН ЖИВЕТ В ОДНОМ ДОМЕ С УЧАСТНИКАМИ MELON MUSIC. СПРАШИВАЕМ, КТО ИЗ НИХ САМЫЙ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ


— Ты живешь в Москве, в одном доме с участниками Melon Gang.

— Да. Все началось еще с Питера. Я жил с пацанами, с Жекой, перевез из Йошкар-Олы Pinq. В гости приезжал и Mayot, и Thrill Pill. И вот Тимур (Thrill Pill) вкинул идею: "У нас дом, погнали, скинемся монетой и будем жить". Так и произошло.

Теперь мы с пацанами живем в Красногорске, это родина Яникса.


— Когда участники коллектива живут в одном доме, я вспоминаю про Brockhampton. Они поначалу тоже жили вместе, постоянно записывались, соревновались. У вас что-то похожее?

— Первое время действительно было похоже. Когда я приехал, каждый новый трек Майота меня очень сильно вдохновлял. Был спортивный интерес: у кого панчики покруче, еще чего.

Мы писали каждый день. Нас много, поэтому прям очередь набивалась на микрофон. Поначалу много работали, а потом как-то... Передышки тоже надо делать. Вот и состав сейчас поменялся: Thrill Pill переехал, Темыч (Mayot) скоро переедет.


— Опа!

— Хочет пожить в другом формате. Я его понимаю: если есть возможность — почему бы и нет.





— Что еще, по мне, роднит вашу тусу с Brockhampton: я смотрю на фотки, где вы вчетвером в одинаковых футболках — ну вы же чертов бойсбэнд! Симпотные, свежие типы. А теперь ты говоришь, что пацаны разъезжаются. Такое впечатление, будто весь этот прикол потихонечку разваливается.

— Что значит “разваливается”? Разваливается — это когда уже достигнут максимум и пошел регресс, стагнация. А у нас наоборот... Это как с водой — она течет в любом направлении. Это просто возможность для чего-то нового.

Если мне захочется одному пожить, если пойму, что надо сменить обстановку, я съеду — и благодаря этому смогу и дальше работать со своими пацанами и делать что-то еще интересное.

А насчет бойсбэнда — я считаю, это круто. С детства котирую Backstreet Boys. Мы с Лехой SEEMEE жестко угораем по отечественной попсе нулевых, и у нас была идейка что-нибудь такое сделать.


— Кто самый секси в Melon?

— Ну я не в Melon, поэтому не знаю. Мне надо оценить типа сексуальность своих корешей, моих братьев?


— В бойсбэнде без этого никуда!

— Если я говорю про пацана, что он секси, это же не значит, что я какой-то, у меня нет предрассудков.


— Есть лайфхак — в конце говоришь "no homo" и тебе все верят.

— Базар! Просто, знаешь, у меня никогда предрассудков не было, я могу эстетически оценить внешность человека и сказать "вот этот пацаненок — вообще", “вот Райан Гослинг — секси”. Не хочу никого обидеть, но, бля, даже не знаю... Ну Леха, наверное, SEEMEE. Если еще Гришу OG Buda считать, он же тоже есть в Melon Music, то и его выберу.




КОГДА OG BUDA СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ, КОТОРЫЙ ОБЪЕДИНЯЕТ ВСЕХ РЭПЕРОВ НОВОЙ ВОЛНЫ


— "OG Buda — старший брат" — твои слова.

— Так и есть.


— Что он за человек такой, что всех рэперов новой волны вокруг себя объединяет?

— Во-первых, я очень тянулся к Грише, когда еще был не знаком с ним. Я считал, что мы с ним похожи в каких-то моментах. Он — один из тех, кто давал мне пинка под жопу. Когда я уже думал: "Вроде бы, за***** сделал", а потом слушаю его трек — и такой: "Надо еще круче". Гриша максимально простой, очень добрый, отзывчивый к своим. Не придумывает лишнего. Прямолинейный чувак. С ним иногда из-за этого сложно общаться, но в основном это, я считаю, правильно.


— Как вы пересеклись?

— На тусовке Reflex в Москве, когда я приезжал выступать. Буквально на секунду его увидел, сказал: "Респект за “ОПГ Сити”. А в следующий раз мы встретились в Питере, на хате у Санька — это мозг лейбла Cplus, на котором я теперь выпускаюсь. Приехал Гриша, мы че-то вот посидели-попердели. Но на тот момент точек соприкосновения не нашли, а в Москве стали общаться. Сейчас он вообще родной человек.







— Карантин сильно тебя подкосил?

— У меня была финансовая подушка. Я всегда откладываю — на комп новый, еще на что-то. Было стремно тратить деньги, накопленные на конкретную покупку, просто на то, чтобы поесть и голову помыть. Но если будешь из-за этого загоняться, можешь перегореть. Поэтому главное знать, что у всего есть начало, у всего есть конец.

Никакой вирус не проблема для собственной реализации. Насчет выступлений — да, облом, это, все-таки, основной заработок для артистов. Многих артистов, которые подавали надежды, которых называли "открытие года", я сейчас нигде не вижу.


— Например?

— Первое имя, которое в голову приходит, — Saluki. Мегаталантливый чувак. Когда он выпустил альбом, я думал: "Ему теперь только работать, и все у него за***** будет". А сейчас я про него ничего не слышу. И он не один такой.


— Как думаешь, почему OG Buda не является большой звездой?

— Гриша реально делает то, что ему нравится, и не ориентируется на какие-то показатели. Видимо, так нужно. Он не стал суперзвездой, но он не обделен вниманием, люди его любят. Но вот правда: если бы не OG Buda в какой-то момент, то и Soda Luv, наверное, не был бы тем, кем является.


— Рэп сейчас становится менее хайповым?

— Если отбросить понятие какого-то клаута, хайповости, то главная проблема отечественного хип-хопа в том, что пропала искренность. Если я слушаю Касту, — а я ****** люблю переслушивать "Феникса", старые альбомчики, — ты можешь услышать о переживаниях, искренних мыслях, которые человека беспокоят, и он пишет об этом песню. А сейчас я не слышу ни одного искреннего исполнителя.

В принципе, это логично. Если ты не слышишь, значит, он не популярен. А непопулярен — потому что пишет на те темы, которые не достойны хайповости и клаута.

Для хорошего трека важно, чтобы у него была максимально простая форма, но в этой форме нужно выразить замудренную какую-то мысль. Мало кому это удается. Тот же Oxxxymiron. Он очень много мыслей и переживаний выражал в нужной форме, поэтому его услышали. А сейчас читают про какую-то… Все одно и то же. Как старик скоро начну рассуждать!





— Что ты думаешь про Моргенштерна и его успех в 2020-м?

— Красавчик, что смог такого резонанса добиться. Могу тебе заспойлерить, что сейчас в ближайшее время будет. Там несколько проектов намечено. Смотри, Morgenshtern просто тоже такой чувак, который не выносит свои загоны на люди, не светит нутро, наверное, поэтому он успешен в маркетинге. Просто не завтыкал и вовремя сделал то, что нужно.


— С одной стороны, ты хвалишь OG Buda как человека, который верен принципам и не идет на поводу публики. С другой — хвалишь умение Моргена грамотно воспользоваться социальным запросом. Ты всех хвалишь!

— Потому что это тоже важно. Бро, в итоге, можно респектовать и чуваку, который на помойке живет, а можно респектовать и Путину. Morgenshtern — противоречивый персонаж. Я сейчас говорю про него не как человека, а как артиста. Всякие приколы, типа премии "Женщина года" или когда он повторил речь Оксимирона на церемонии GQ — это же ******. Чувак может!







— Он хвалил твой альбом — как ты отреагировал?

— Просто "спасибо". Я в этом ничего особенного не вижу. Ведь чувак с 10 лямами подписчиков, и чувак, у которого 10 подписчиков, — это просто люди.


— Ты согласен с тем, что Morgenshtern заимствует приемы новых рэперов и…

— Да, бро, очевидно, он все *******, все, что можно было ********, он все *******. Смотри, в чем разница. Есть пацан, он все *******, но не стрельнуло у него. А есть пацан, все *******, — и вот. Это же непросто.





ЗАЧЕМ ОН СДЕЛАЛ ОБРЕЗАНИЕ


— Недавно тебе сделали обрезание. Почему ты пошел на это?

— Я планировал это уже несколько лет. Останавливали только кровопролитные видосики на ютубе.

У меня не было никаких проблем с писькой, просто это дает много плюсов. И меньше вероятность заразиться чем-нибудь, когда девочке на клыка даешь. Потому что никто половым воспитанием у нас в стране не занимается. Никто не объясняет пацаненку, что если ты девочке в писю засунул и заразился, то рот ничем не лучше писи, точно так же можно заразиться, еще и чем-нибудь пожестче. Я решил себя обезопасить и поступил так, как поступил.


— Страшно было?

— Не то чтобы страшно, была такая мысль, как будто я проснусь однажды ночью и захочу оттянуть крайнюю плоть — а уже нечего. Но в итоге никаких проблем. Это как татуху набить.


— Насколько знаю, две недели после этого процесса надо…

— Месяц! Месяц воздержания.


— И избегать эрекции, чтобы швы не разошлись.

— Эрекции ты не избежишь никак. В ночное время у тебя в среднем пять раз встает, пока спишь.


— Болевые ощущения есть?

— Швы не расходятся, неприятно, но, опять же, любую невзгоду нужно воспринимать как благо. Я не мазохист, но любой выход из зоны комфорта помогает более четко осознать реальность. Я научился посредством дыхания успокаиваться, откладывать эрекцию. Вот нельзя, чтобы вставал, ты знаешь, что будет больно, и думаешь: "Значит, надо это предотвратить". Я теперь умею так делать и без швов. Встал у меня, пока я в тачке сплю, продышался — и все четенько.


— Когда ты это сделал?

— Месяца два назад.


— Ощущения во время секса другие?

— Да-да. Первый раз, я помню, прошло как раз-таки две недели с момента операции, у меня еще узелки по кругу остались, я думаю: "Ну месяц не трахаться — это жестко, хотя бы вздрочну". Вижу, “бепантен” лежит, начинаю, и прям очень неприятно идет, а потом нужный ракурс подобрал, прям кайфанул и думаю: "Блин, у меня теперь каждый раз, что ли, так кайфово будет?" Но на второй раз уже не так. Сейчас ощущения немножко странные, у меня еще не до конца внутри швы рассосались, и из-за этого, где сшивалась ткань, она прям очень чувствительная, а головка, наоборот, стала нечувствительной, поскольку постоянно происходит контакт с трусами, притерлась.


— Ты так открыто об этом говоришь в трансляциях в инсте.

— Когда я рассказал об этом, то узнал, что, как минимум, человек 10 из моего окружения либо хотят сделать, либо уже сделали. Это как ты посветил фонариком в темном помещении — а тебе кто-то посветил в обратку.


— Альбом "Viva La Vida". Почему такое название?

— Потому что жизнь это круто. Да здравствует жизнь! Мне хотелось этим релизом просто подбодрить себя и поднять дух своим близким.


— Какую песню оттуда ты можешь назвать особенной для себя?

— Там что ни песня — вообще кайф, но мне больше нравятся прям душевные треки типа "Терри Фокса", "Тысяча рук", "Бехелита".


— Как ты узнал про Терри Фокса?

— Я люблю документальное чтиво, фильмы, и где-то узнал. Подумал: "Нифига себе типок".

Это чувак, который узнал, что скоро откинется, и решил пробежать через всю Канаду. Он был болен раком, за пару лет до забега ему ампутировали ногу. Но он все равно побежал, чтобы собрать пожертвования для онкобольных. Это идеальный образ.

Он сильно приободрил тех людей, которые разочаровались в себе и были уверены, что у них нет возможности что-то в жизни менять. То есть, Фокс — это человек, который, не имея возможности, все равно достигает цели. Феноменально.


— За кем надо следить в 2021 году?

— За Melon Music, за Soda Luv. Если честно, у меня как будто кругозор дальше не уходит. Я слышу, кто-то что-то пишет, и мне вообще не нравится. За своих пацанов топлю! Потому что вижу, какие они есть, что это за люди, я их понимаю на 100%.

Никогда не было так приятно: просыпаешься, подбегает к тебе твой чел и говорит: "Уже 10 тысяч в инстаграме набил!", и ты такой: "Вау, круто!". Потому что помнишь, как у него еще пятихатка была. Или как мы с пацанами сидели, когда я только приехал, у меня 20 тысяч подписчиков накапало, и мы с Лехой SEEMEE соревновались: "Так, у кого больше?"

Думаю, что за ними стопудово стоит следить. Если в 2020 году Ромчик 163 себя показал, но это еще не полное раскрытие, вот у него выйдет релиз в 21-м, и там вообще ******.


— Чтобы закольцевать аналогию про Терри Фокса. Если бы ты узнал, что завтра откинешься, каким бы был твой последний день?

— Часто задавал себе этот вопрос. Честно, *** знает. Ну че, идти людей убивать на улицу или нассать на кого-нибудь? Не знаю. Один день — это так мало.


— С другой стороны, можно успеть мир облететь на самолете без дозаправок.

— А смысл? Если по физическим меркам, вот день, 12 часов, что можно успеть? Можно на спидране перепройти все части The Elder Scrolls, например.


— "Ну ты и соня. Тебя даже вчерашний шторм не разбудил” (первая фраза, которую вам говорят в игре Morrowind — прим. The Flow).

— "Говорят, мы уже приплыли в Морровинд".


— Любимая часть The Elder Scrolls?

— Morrowind. Мало кто шарит, чаще всего называют Skyrim, но вы видели небо в “Морровинде”?


comments powered by Disqus
Умер рэпер, всю жизнь боровшийся с внутренними демонами и пытавшийся спасти от них других. Джо Караманика из New York Times посвятил ему прощальный текст.
Большой разговор с артистом, выпустившим самый важный альбом в карьере.