Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Рецензии

Face сменил “эщкере” на "ЭсКаЭр": разбираем альбом “Пути неисповедимы”

Иван Дрёмин выпустил свой самый противоречивый релиз — нам есть, что сказать на его счёт.
Комментарии
0

НИКОЛАЙ РЕДЬКИН

Социальный рэп, к которому поспешили отнести новый альбом Ивана Дремина — вещь не самая классная, особенно на русском. Потому что а) это песни, требующие плакатного языка, который многие почему-то путают с примитивным языком и неумением писать — в результате чего получается что-то неслушабельное и дико скучное. И потому что б) ну чего они такого мне расскажут, чего я в интернете не прочитаю?

Меня удивило, насколько хорошо искусство лозунга освоил сам Face (видимо, сказалась долгая практика: "Я роняю Запад" — вот уж лозунг на миллион). Про сами песни — понятно же, что они ценны утверждением действия, позиции, самим фактом того, что их автору не пофиг. Когда год назад Face вовсю хайпил, я писал где-то, что его песни можно полюбить только за эту энергию, транслируемую вспышками, искрами, яркими выбросами. Буйную, но не находящую особого выхода. Как выяснилось, та энергия может быть поставлена на службу и таким вот целям. И выход тоже нашелся — уж какой есть.

Хочется пошутить про то, что сейчас Face делает Медуза-рэп (так и живем в 2018-м — от "Медузы" до Медузы). Но лично мне интересно увидеть в этом альбоме диалектическое развитие героя Ивана Дремина. От наглого уфимского выскочки в дорогих очках — к рэбелу с поднятым кулаком. От магазина Gucci — к магазину, куда заряжаются патроны. Интересно, надолго ли хватит этого запала. И, конечно, интересно, готов ли сам Иван принять на себя такую роль и понести соответствующую ответственность — как поэт, которого он цитирует в конце первой песни. Сам он в этих песнях не раз говорит, что готов. Посмотрим.








ЛЕША ГОРБАШ

“Пути неисповедимы” — это смелый ход. Речь сейчас не о громких социальных заявлениях, о них — чуть позже. Дело больше вот в чём: артист, приучивший свою аудиторию к песням про поездки в “магазин-который-нельзя-называть” и “она закрыла инстаграм ла-ла-ла”, вдруг выпускает тяжёлый политический альбом, под который ни поскачешь, ни погрустишь, а разве что заведёшь тред в “фейсбуке” со своими старшими родственниками.

Face тут не столько ставит на место хейтеров и удивляет фанатов, а выходит на абсолютно новую аудиторию. Людей, которые до этого обсуждали его как трэш-явление, а сейчас всерьёз побегут слушать новый альбом.

И с одной стороны, Face опять победил: у плейлиста ВК уже под миллион прослушиваний, релиз обсуждают везде — от вашей твиттер-ленты до телеграм-канала главы штаба Навального, коллеги по цеху дружно одобряют “Пути”. Фанаты, понятное дело, в восторге: кумир подвёз тем для обсуждений на пару месяцев вперёд.

А с другой, это всё вообще не про музыку. В этом плане “Пути неисповедимы” проигрывают большинству предыдущих релизов Face (из которых далеко не все — крутые). Тут нет хитов в классическом их понимании (не принимать же за него сирену из “Салама”, которая звучит как “Бургер” на минималках), нет запоминающихся песен. Понятно, что тематика не располагает писать продолжение “24/7”, но слушать альбом, где между песнями можно ориентироваться только по отдельным строчкам — довольно спорное удовольствие.

Зацепиться получается только за громкие заявления Face, которые спокойно существуют и вне музыкального сопровождения — а вернее, им вообще комфортнее без него.

Выпустить такой остросоциальный релиз — конечно, это круто. И важно. Жаль только, что за масштабом посыла Face потерялась сама музыка.

Face на этом альбоме — не хитмейкер, не умный провокатор, не поэт. А очень громкий и прямолинейный рупор. “Я лицо и голос поколения”, — да, Face поднимает нужные и важные темы. Но одно их наличие не делает альбом хорошим. А это поколение точно заслуживает альбом лучше, чем “Пути неисповедимы”.









КИРИЛЛ БУСАРЕНКО

Популярный молодежный артист, известный преимущественно веселыми песнями про бургер и девиантное поведение дочери Трампа, выпускает альбом жестких социальных комментариев на тему жадных попов, инертного поколения и страны под подошвой власти. И вот почему к нему можно относиться по-разному:

— Это плохой рэп-альбом

Face никогда не был хорошим текстовиком, но от него этого и не требовалось — песни-кричалки и подростковая лирика в этом совершенно не нуждаются. Он вывозил за счет веселой дичи с мелодизмом. А с социальным рэпом другая история — в этом весьма скучном жанре ценится умение владеть словом и подача очевидного неочевидным образом, а не прямолинейное “воры воруют, коррупционеры коррупционерят, а доллар теперь по 68,18”. Вот у Ивана не вышло.

Альбом звучит в плохих традициях русского рэпа 2000-х. Здесь не самые лучшие строчки с довольно стыдными рифмами (“Наша жизнь похожа на торговый центр — кто-то в нем горит, а кто-то ставит на проценты”; “Залетаю в магазин — выпускаю магазин, у меня на это есть тысячи причин”; “Они убьют тебя любя, чтобы понять о жизни все им хватило букваря”) звучат на скучных серых инструменталах с СИРЕНАМИ (я насчитал штуки три). Особенно удивляет “салам всем моим братьям” — казалось, что это осталось в далеком 2008.

Попробуйте послушать любую песню с альбома, а потом найти на ютубе треки Dino MC 47. Обнаружите ощутимую разницу — вы победили.

— Но это важный рэп-альбом

Кумир поколения резко меняет вектор творчества и на простом доступном языке объясняет своему молодому слушателю, что со страной не так. Выходит пошловато и наивно, но жестко.

Ведь когда далеко не последний человек в отечественной музыке не выдерживает происходящего п****ца и начинает активно обрабатывать повестку дня — это круто. И здесь не особо важно, как у него это выходит. Важен сам факт.

Вспомните, когда в последний раз в русском рэпе выходил альбом, настолько открыто критикующий власть. Именно альбом, а не отдельные треки, а то и строчки. И если вспомнили, то соотнесите популярность его автора с популярностью Face. Теперь попробуйте сказать, что у Ивана нет яиц.

— Что в итоге

Face записал выпуск “Намедни” для среднего школьного возраста. Вышло неоднозначно, но ясно одно: Ивану тесно в амплуа провокатора, он хочет быть революционером. Хотят ли этого его фанаты — вопрос совершенно иной.









АНДРЕЙ НЕДАШКОВСКИЙ

Я заценил хохму с названием пластинки, но ей не меньше подойдет заголовок другого горячо обсуждаемого релиза прошлой недели — “Камикадзе”.

Им Face если не саботировал карьеру, то поставил перед собой серьезные творческие задачи. Перекрыл путь, который гарантированно мог приносить дивиденды еще несколько лет, ведь не верится, что после такого релиза удастся легким движением руки надеть очки Gucci и весело скакать по сцене, как раньше.

Для сравнения взгляните, как комфортно в разработанной творческой нише сейчас себя чувствует Lil Pump, заокеанский коллега, у которого Face многому научился. Продолжает нести фигню, выкладывает в инстаграм видео, где крушит гостиничные номера, и уж точно не собирается сворачивать с курса, дающего миллионы. Face — это кейс, не знающий аналогов в русском рэпе.

Slim и Андрей Бледный резонно замечают в твиттере, что в акценте на “социалочку” для русского рэпа нет ничего нового. Но тут важен жест, важна фигура, это совершившая. Важна настолько, что альбом-то, по большому счету, и слушать необязательно. Если вы прочитали пару комментов про преображение героя, если в курсе, что “эщкере” Face теперь сменил на “ЭсКаЭр”, то всё, можете поддержать разговор у кулера на кухне. В этом плане Face показал себя крутым акционистом, но не автором.

Что до тех, кому в новой осознанности Face хочется видеть предтечу социальных сдвигов молодых масс, то на баррикады такие песни не ведут. В борьбе за перемены нужна искра надежды, нужна иррациональная сила, нужна мечта. У Face — только газетные заголовки. Но если благодаря ему подростки заглянут в них, это уже хорошо.



comments powered by Disqus
Рекламу букмекеров пришлось вырезать.
Про невыполнение финансовых договоренностей он тоже высказался.
И написал много твитов о бывшем напарнике — желает ему смерти, требует отдать долги.
Смотри и участвуй в конкурсе. Попробуй угадать стоимость лука артиста — и тогда прокачаешь свой лук.