Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты
Текст: Энди Джеймс, DJBooth.net
Перевод: Лёша Горбаш

В погоне за счастьем. История создания дебютного микстейпа Kid Cudi "A Kid Named Cudi"

Как создавался релиз, давший Kid Cudi дорогу в жизнь. И заодно серьёзно повлиявший на развитие современного хип-хопа.
Комментарии
0

На этой неделе "A Kid Named Cudi" исполнилось 10 лет. За это время Kid Cudi успел выпустить несколько великих альбомов, ещё пару — не очень хороших, потерять и заново обрести себя. Но всё началось, именно когда 24-летний Скотт Мескади выпустил тот самый микстейп. Он успел пожить в подвале, перебивался с работы на работу и отчаянно верил в свою мечту.

Этот текст — как раз о том, что мечты иногда сбываются.

Оригинал доступен по ссылке.


“Он стоял рядом со мной и рассматривал диски. На нём была цепь с Иисусом. Помню, как краем глаза видел её блеск. Я поднял взгляд и сказал: “Боже мой”. 21-летний Скотт Мескади что-то бормотал себе под нос, пока перебирал CD, которые не мог купить, в огромном магазине Virgin на Таймс-сквер. “Я помню, как просто начал говорить: “Меня зовут Скотт, чувак. Я из Кливленда, штат Огайо”. А он ответил: “Сейчас, подожди секунду. Да, я перезвоню. Так что ты хотел?” — и положил трубку. Реально прекратил разговор из-за меня. Я с отвисшей челюстью повторил: “Я из Кливленда, делаю музыку. Очень хочу попасть на лейбл. Можешь меня подписать?”

Шёл 2005 год. “Пэтс” только что обыграли “Иглс” в Супербоуле. Интернет-домен YouTube.com только был зарегистрирован. 28-летний Канье Уэст был самым горячим рэпером в игре. Обаятельный, смелый и самоуверенный андердог, который через пару дней выдаст потрясающее выступление на 47 церемонии “Грэмми” и дополнит его вдохновляющей победной речью. Но в тот момент он также был человеком, которому не очень уверенно питчил себя Скотт Мескади.

“Мужик, у меня сейчас и так много артистов. Если ты не делаешь музыку уровня Бигги или Пака...” — тут я перебил его. Помню, как сказал: “Нет, не настолько хорош, но я хочу стать великим”. Он переспросил, как меня зовут. “Скотт, я читаю под именем Kid Cudi. Мы точно ещё встретимся”.

Как и Канье за пару лет до этого, Скотт Мескади только что бросил колледж, уехал из дома на Среднем западе и полетел на восток. У него было немного наличных (500 долларов), мечты (стать рэпером и актёром) и хреновое демо (“Rap Hard”, записанное под старым псевдонимом Kid Mescudi). Как однажды сказал его любимый рэпер Snoop Dogg: “Нью-Йорк, Нью-Йорк, город больших мечтаний”. Но в отличие от бросившего колледж артиста Roc-a-Fella, у Скотта не было номера Jay-Z на быстром наборе. Или хоть каких-то перспектив. И пусть его голова витала где-то в облаках, Скотт понимал: в новом городе первым делом ему нужно встать на ноги.

Он жил у своего дяди, джазового ударника Калила Мади, в южном Бронксе и потратил первые пять месяцев на поиск хоть какой-то работы. Безуспешно. Его погоня за минимальным окладом была настолько отчаянной, что за это время он не написал ни единой песни. Даже покупка новой музыки стала невозможной. Так что обстоятельства случайной встречи с Канье были ещё более ироничными.

Настойчивость Мескади оправдала себя и он нашёл работу в магазине одежды American Apparel. Она помогла ему и его мечтам не утонуть в первые годы жизни в Нью-Йорке. Он успел подрабатывать актёром и моделью. Зная о его музыкальных амбициях, агент Скотта организовал прослушивание с двумя местными продюсерами. Он прошёл отбор из “370 с чем-то” человек и проработал с ними год. За это время он записал ещё одно демо, название которого по сей день остаётся загадкой.

С этим демо Скотт и его продюсеры ходили на встречи с разными лейблами в Нью-Йорке. В 2006 они пришли в офис Def Jam, где Мисками отдал демо A&R-работнику по имени Патрик Рейнольдс, также известному как Plain Pat. Это была удача или судьба: Рейнольдс также был A&R Канье Уэста. В 2003 году вместе с Феррисом Бьюллером он выступил хостом микстейпа Канье “Behind the Beats”, а через пару лет — компиляции “Can’t Tell Me Nothing”. Встреча ни к чему не привела, дороги Kid Cudi и Plain Pat разошлись. Спустя 8 месяцев они столкнулись на вечеринке. Pat сказал, что слушает демо Скотта в машине. Они начали поддерживать коннект, стали друзьями и в итоге начали работать вместе. Pat выступал одновременно в роли менеджера, продюсера и диджея. Само собой, время от времени он включал музыку Kid Cudi своему другу Канье. Тому нравилось, что он слышал.





Примерно в то же время Скотт знакомится с ещё одним человеком, который сыграет важную роль в его карьере. В 2006 он аккуратно складывал джемперы в Abercrombie & Fitch, чтобы вкладывать деньги в музыку и периодически есть. Его коллега, Риливан (который также записывал рэп под именем Rilgood), познакомил Скотта со своим другом Оладипо Омишором. Dot Da Genius, как он сам себя называл, учился на электроинженера в Университете Нью-Йорка и недавно начал делать биты в студии родительского дома в Бруклине. Kid Cudi и Dot быстро стали друзьями и начали делать музыку, находя творческие точки соприкосновения по выходным и после работы.

Пока артист Kid Cudi медленно находил своё звучание, человек Скотт Мескади всё ещё не мог обустроить свою жизнь. За пару месяцев до этого дядя заставил Скотта съехать, что сильно испортило их отношения. Теперь он жил у друга и невал на подвальном полу, от которого его спина страдала последующие 10 месяцев. В канун Нового года он получил уведомление о выселении. У него не было никаких вариантов и Скотт морально приготовился засунуть подальше свою гордость и временно вернуться обратно в Кливленд.

“Меня выселили прямо на Новый год, когда я собирался идти на вечеринку. И я помню, как думал: “Чёрт, что я буду делать? Мне придётся вернуться в Кливленд на старую работу, накопить деньги и приехать обратно”, — Kid Cudi, в интервью Complex в 2012 году.

Тогда его и приютила семья Dot Da Genius.

“Я вошёл в комнату его родителей. Его отец сказал: “Dot проинформировал нас о твоей ситуации. Мы видим, как ты приходишь сюда работать с Дипо. Вы очень продуктивны, не попадаете в неприятности и на самом деле к чему-то движетесь. Я так на это смотрю: “Если бы это был мой сын, чего бы я хотел от другой семьи?” Ты можешь оставаться здесь, пока не встанешь на ноги. И можешь продолжать работать с Дипо. Так что это победа для всех”.





“Я подумал, блин, серьёзно? Потому что я на самом деле собирался ехать домой. В итоге я остался там, что случилось дальше — уже история. Это был невероятный поступок с их стороны”.

Kid Cudi теперь жил через стенку от Dot, и тандем друзей стал находить уникальную частоту совместного творчества. Процесс был органичным: Cudi записывал хуки и мелодии, Dot делал для него биты, вместе они превращали всё это в песни. Родители Dot Da Genius поддерживали эту энергетику, создав строгую, но положительную среду обитания.

Спустя почти два с половиной года после переезда в Нью-Йорк, Скотт наконец-то обрёл хоть какую-то стабильность. Важный шаг, который направил его в сторону осуществления своей мечты. Но его погоня за счастьем по-прежнему была далека от финишной черты. Его старший брат, Доминго, попал под “нелепые” обвинения в Кливленде, ночные студийные сессии давили на его дневные рабочие смены. А пока Оладипо проводил большую часть недели на учёбе, жизнь дома становилась унылой.

“Был период, когда я покупал траву, часами напролёт слушал Ratatat и просто писал песни о себе. В моей комнате не работала лампочка, и единственное, что её освещало — это солнце. В комнате было маленькое окно с видом на кирпичную стену — и я не видел ничего, кроме неё. Так что когда наступал вечер, всё заканчивалось. Я просто сидел, писал и накуривался”.

В одну из таких ночей в начале 2007 года Cudi зацепился за идею. Вдохновившись собственным одиночеством, проблемами с работой, творчеством Ratatat и Geto Boys, испортившимися отношениями с дядей (он умер в мае того же года) и лучшей марихуаной, которую он мог достать в Восточном Нью-Йорке, Kid Cudi написал хук и мелодию. Он показал их Dot Da Genius. Спустя два дня песня была готова. Они назвали её “Day N Nite”.





“Day N Nite” выделялась из всего, что они делали раньше. Продакшн Dot Da Genius был одновременно минималистическим и гипнотичным. Текст Cudi касался тем одиночества, безответной любви и борьбы с депрессией при помощи наркотиков — рэперы нечасто центрировались на этих проблемах, тем более с таким уровнем уязвимости. И Kid Cudi не просто читал, но пропевал текст с природным чувством мелодии и настроения. Это звучало интригующе, заразительно и инновационно. Одинокий стоунер наткнулся на золотую жилу.

Вскоре после того, как они закончили трек, Скотт тихо залил его на свою страницу MySpace. Тогда это было место, где независимые артисты могли быть услышаны, а остальные составляли рейтинги своих друзей и безжалостно расставляли их по списку. Песня не выстрелила сразу. Отчасти потому что у Kid Cudi была только пара тысяч друзей, отчасти потому что интернет в 2007 году не был местом, которое мгновенно превращает неизвестных артистов в больших звёзд, как сегодня. Вместо этого “Day N Nite” стал скрытым сокровищем, которое постепенно находили погруженные в интернет с головой задроты, мнение которых значило очень много.

Эмиль Хейни, продюсер из Баффало, штат Нью-Йорк, успел поработать над альбомами Raekwon, Ghostface Killah и Obie Trice (позже он посотрудничает со всеми — от Канье до Ланы Дель Рей). Он был одним из таких задротов.

“Я нашёл Kid Cudi, когда сёрфил по MySpace. У “Day N Nite” было что-то около 100 прослушиваний. Я подумал, кто это вообще такой? Эта песня — хит! Чувак просто невероятный, я никогда не слышал ничего такого. Смотрю на топ-8 его друзей и вижу там Plain Pat. Я позвонил ему: “Наткнулся на этого офигенного парня, у него есть крутая песня, а ты у него в друзьях!” — “Да, это мой новый артист, думаю заняться его менеджментом. Мы только начинаем. Тебе стоить поработать с ним”.

Вскоре после этого Plain Pat привёз Kid Cudi на студию Эмиля в центре Нью-Йорка. Как и с Dot Da Genius, они сразу сошлись. В тот же день они записали трек “Bigger than You”, грохочущий саундтрек уединению, чувству изолированности и исследованию космоса. Другими словами, идеальную песню Kid Cudi. (“Bigger than You” должна была стать интро к дебютному альбому Kid Cudi “Man on the Moon: The End of Day”, если бы её не слили заранее). Это было элементарное решение: Эмиль Хейни стал частью проекта Kid Cudi.



“Day N Nite” продолжал тихо расцветать на MySpace, но Kid Cudi не собирался сидеть и ждать, пока песня дойдёт до нужных людей. Иногда нужно было самостоятельно её протолкнуть. В июне 2007 Скотт смог попасть на вечеринку-премьеру клипа Канье “Stronger” в Нью-Йорке. Там он попросил A-Trak, тогдашнего диджея Канье (и заодно человека, показавшего Уэсту Daft Punk), включить “Day N Nite”. A-Trak согласился.

“В то время Cudi вёл себя очень неистово. Такой детский энтузиазм. Он был человеком-загадкой. Помню, как диджеил на вечеринке по случаю премьеры “Stronger”, а Скотт с восторгом смотрел на меня. Хотя если честно, я не делал чего-то из ряда вон. И да, в какой-то момент он попросил меня включить его песню. И он просто сошёл с ума, когда увидел, как настоящий диджей играет его трек. Как будто это означало, что песня только что стала реальной”.

По словам Kid Cudi, Канье понравилась песня и он одобрительно кивнул в его сторону: “Йо, мне нравятся многие твои треки”.

В этот период они пересеклись ещё дважды. Первый раз был в магазине Bape, где Скотт работал с 2007 по 2008 год и коротал смены, слушая “Graduation”. “Йе зашёл в магазин и мне пришлось догонять его, потому что на его сумке остался ценник и сработала охранная система на выходе. Прикинь, последнее, что ты хочешь делать — бежать за человеком вроде него. Но было забавно: “Мужик, на сумке остался ценник. Я — тот чувак, который забыл его снять”.

Второй раз — на улицах Нью-Йорка. Там ещё был продюсер 88-Keys, который официально представил их друг другу. “Я постоянно говорил Йе, как круто Kid Cudi придумывает мелодии к битам и как его тексты выбрасывают тебя в открытый космос. Реально чувствуешь себя человеком на Луне!” — писал 88-Keys в своём блоге. “Как-то утром я был в гостях у Канье. Собрался уходить, потому что у него была деловая встреча. В 6 кварталах от его дома — кого бы вы думали я встречаю? Самого мистера Соло Доло. Я сказал, что буквально только что рассказывал о нём Канье. Cudi сразу заинтересовался, спросил, что он сказал и включал ли я нашу совместную песню. И вот, я рассказываю ему о мнении Канье и кого я вижу на улице? Самого мистера Луи Виттон Дон. Так что я познакомил их”.

Канье всё ещё не был готов подписать Скотта, сколько бы раз он не наткнулся на него в Нью-Йорке. Вместо него это сделал A-Trak, который постоянно слушал “Day N Nite” после того, как Plain Pat сбросил ему трек. В ноябре 2007 A-Trak подписал с Kid Cudi контракт на выпуск сингла на инди-лейбле Fool’s Gold, который он в том же году запустил вместе с другим диджеем Nick Catchdubs.





“В то время звучание хип-хопа стало сильно меняться. Не уверен, что я полностью понимал прелесть песни, просто знал, что от неё невозможно оторваться. Мы с Plain Pat решили попробовать поработать с ней на Fool’s Gold. Могло показаться странным, что он отдал её мне, хотя сам работал на Def Jam. Но видимо, он знал: мейджоры ещё не уловили дух перемен”.

Всё встало на свои места: Plain Pat и Эмиль занимались менеджментом, A-Trak подписал с ним контракт, Dot по-прежнему жил рядом и работал с ним, Канье знал о его существовании. Kid Cudi засел в студии Эмиля в Сохо и начал работу над дебютным микстейпом “A Kid Named Cudi”.

Если прошлый год встретил его выселением, 2008 начался куда более оптимистично. В феврале Fool’s Gold официально выпустил сингл “Day N Nite”, дополнив его электронным ремиксом других артистов лейбла Jokers of the Scene и бисайдом “Dat New New” — ещё одной песней с Dot Da Genius, которую Скотт до этого публиковал на MySpace.

Международная эклектичная аудитория Fool’s Gold быстро открыла для себя “Day N Nite”. В том числе это сделал и итальянский дуэт Crookers. Они сразу влюбились в песню и спросили, могут ли по фану сделать свой ремикс. Спустя месяц Fool’s Good выпустили его как бесплатный трек. Это оказалось главным толчком к успеху “Day N Nite”.





Ремикс Crookers — который превратил “Day N Nite” из гимна одинокого стоунера в клубный хит — помог Kid Cudi найти аудиторию вне хип-хоп-кругов и за пределами Штатов. Вскоре его стали звать выступать в другие страны, включая двухнедельный тур по Австралии с конца июня по начало июля. Это означало, что Скотт должен был уйти с работы в Bape: стабильного и востребованного места, которое он смог найти только с четвёртой попытки. “Все хорошие вещи в моей жизни случались, потому что я рисковал”.

После возвращения из Австралии, где в одних городах он выступал в полных залах, а в других — в практически пустых, у него не было работы и никаких гарантий, что с музыкой всё получится. Чувство неопределённости продлилось всего три дня, после чего ему позвонил Plain Pat.

“Pat сказал: “Йо, короче, Канье хочет, чтобы ты прилетел на Гавайи”. Мы уже вскользь встречались с ним, но это было наше первое полноценное знакомство. “Йоу, как дела? Добро пожаловать! Ты готов? — “Ага” — “Отлично, у меня уже есть несколько битов для тебя”.

“В то время я курил сигареты, так что вышел на террасу. Сижу там, нервничаю. Достаю лэптоп. Канье выходит с флешкой и говорит: “Держи, развлекайся”. И я начинаю ловить вайб. На флешке — восемь замечательных битов. Думаю, семь из них в итоге оказались на альбоме”. “Я включаю первый бит — и это просто нереально. Конечно, это же Канье! Что мне делать с этим? И тут мне говорят: “Слушай, мы работаем над “The Blueprint 3”. Хотим, чтобы ты писал хуки. Вот это — песня в общих чертах. Погнали!”

“Думаю, я сидел там минут 10. И тут возвращается Канье. “Ну, что у тебя?” — “Чёрт. У меня есть идея, не знаю, хорошая ли” — “Просто расскажи мне” — “Окей, Ohhh, they want me to fall / Fall from the top / They want me to drop / They want me to stop / They want me to go” — “Отлично, отлично, отлично! Теперь иди в студию и запиши это прямо сейчас” — “Уверен? Тебе нравится?” — “Да, давай, иди!” Бум!




“Окей, ещё что-то есть?” — “Ну я что-то начал, не знаю, нормальная ли идея” — “Просто иди и запиши” — “Окей. Cooking’ up in the kitchen / Young boy had that vision / Had to get with it / Oooh, oooh, oooo-ooooh.” — мы делали песню для Jay-Z, так что надо было записать трек для доупбоев, делающих своё дело на кухне. На студии творилось безумие, через стекло было видно, как люди орут”. В итоге эта часть превратилась в припев "Welcome to Heartbreak" — первой совместной песни Скотта и Канье.





После очередного возвращения в Нью-Йорк с официальным респектом от Канье и огнём в глазам, Kid Cudi был готов выйти на первый план. 17 июля он выпустил дебютный микстейп “A Kid Named Cudi” совместно с Fool’s Gold и стритвер-брендом 10.Deep.

“A Kid Named Cudi” стал смесью оригинальных песен (которые продюсировали Plain Pat, Эмиль и Dot Da Genius) и эклектичных ремиксов, отражавших его собственные пристрастия (OutKast, Ratatat, Paul Simon). Микстейп открыл для Kid Cudi его уникальный путь и вывел его на передовую будущего хип-хопа. “Cudi Get” и любимчик фанатов “Maui Wowie” демонстрировали его весёлую, беззаботную сторону; “Embrace the Martian” и “Cleveland is the Reason” заложили фундамент для будущего звучания альбома “Man on the Moon”; “Man on the Moon (The Anthem)” и “The Prayer” только удвоили впечатление горьких и уязвимых признаний — грустные, одинокие и личные гимны, которые определили карьеру Kid Cudi.





“A Kid Named Cudi” разбил в прах все опасения о том, что Cudi может быть однообразным артистом. По сути, единственным 24-летним человеком, который провёл лето 2008 лучше, чем Kid Cudi, был баскетболист Андре Игудала. Но только Kid Cudi смотрел на игру не так, как все остальные: “Я ставил свою музыку и все люди говорили: “Йо, почему ты звучишь по-другому?” Как будто это что-то плохое. И я отвечал: “Почему нет, нигга”? — говорил Kid Cudi в интро к песне “Man on the Moon”.

Чтобы рассказать всю историю создания “A Kid Named Cudi” понадобится три часа в одной комнате с командой великих сценаристов, а также отряд службы быстрого реагирования, чтобы в этой комнате появились Kid Cudi, Plain Pat и Эмиль — они насколько неуловимы, настолько и талантливы. Но что Эмиль (которого всё-таки чуть легче найти) помнит наверняка, так что это волшебную энергетику в его студии.

“Я помню первую встречу с Kid Cudi. Через пару секунд я понял:, он — особенный артист. С таким персонажем я ещё никогда не сталкивался. Я впервые почувствовал, что могу поработать над чем-то новым и по-настоящему важным. Я и до этого сталкивался с великими артистами, но Pat и Cudi были чем-то абсолютно другим”.

“Хотя это был микстейп и многие треки были записаны на уже существующие песни, подход Kid Cudi был таким свежим, что “A Kid Named Cudi” казался альбомом. Я знал, что он многое изменит и был рад быть рядом. Вместе мы сделали ещё два альбома, но именно “A Kid Named Cudi” я вспоминаю с особым теплом”.

В ночь релиза “A Kid Named Cudi” Fool’s Gold и 10.Deep организовали вечеринку в Нью-Йорке. Nick Catchdubs, Plain Pat и 88-Keys играли диджей-сеты, пока Kid Cudi увенчал микстейп лайв-презентацией. Эмека Оби, бывший маркетинг-менеджер 10.Deep, который и предложил коллаборацию с “A Kid Named Cudi”, вспоминает вечеринку.

“К моменту той вечеринки, “Day N Nite” уже набрал внушительные обороты. Энергия и всеобщее воодушевление витали в воздухе. Я приехал на место часам к 6 — там уже была огромная очередь, заворачивавшая за угол. И она продолжала расти”. Прямо перед выходом Cudi на сцену приехал Канье.

Pat сказал мне, что сейчас проведёт Канье, мне нужно было встретить их на улице. Мы затащили его внутрь через задний вход. Речь про Канье, когда он был на вершине своего успеха, он уже подбирался к тому, чтобы стать “Большим Канье”. Его присутствие — большое дело. Задор и харизма, исходившие от Kid Cudi тем вечером, ощущались по всему залу. Было легко понять, что Канье видел в нём то же самое, что и мы”.

К этому моменту стало очевидно, что Канье видит в Kid Cudi своего протеже, если не полноценного партнёра. В сентябре 2008, спустя три с половиной года после встречи в магазине Virgin, Kid Cudi подписал контракт с G.O.O.D Music.

Музыка, которую ставил ему Plain Pat, заинтриговала. Микстейп — впечатлил. Но по словам Kid Cudi, именно успех “Day N Nite” (который благодаря неожиданному ремиксу Jim Jones стал популярен среди клубных диджеев) убедил Канье подписать его. “Куда бы он ни шёл, в каждом клубе играла моя песня и люди сходили под неё с ума. Он и Jay-Z были на вечеринке в Париже — и зал взорвался под этот трек”.

Присоединение к семье G.O.O.D Music — помимо немедленного толчка популярности — включало в себя и роль на разогреве тура Канье “Glow in the Dark” по Великобритании, а также ещё больше поездок на Гавайи, где Скотт помогал Йе с работой над его четвёртым альбомом “808s & Heartbreak”. Записанный за три недели осенью 2008 года, “808s” был вдохновлён потерей мамы Канье, Донды Уэст. А также его расставанием с невестой Алексис Файфер. В плане звука можно считать, что мелодичные распевки Kid Cudi на микстейпе — тексты которого Канье цитировал Kid Cudi — повлияли на пространное и ранимое звучание альбома. И в любом случае, Kid Cudi можно услышать на двух песнях пластинки (“Welcome to Heartbreak” и “Paranoid”), также он помог написать ещё две (“Heartless” и “Robocop”).





Творческий союз Канье и Kid Cudi официально родился. И в этот момент можно было услышать, как хип-хоп меняет курс своего развития. “Мы c ним стали создателями этого стиля. Как в мире моды, где есть Александр Маккуин, а всё остальное — это Zara и H&M”, — скажет через несколько лет Канье.

К 2009 году Kid Cudi был неприкасаемым. “Day N Nite” добрался до 3 места в Billboard Hot 100, а параллельно с этим ремикс Crookers забрался в топ-20 чартов по всей Европе. “Невероятно, что у нас были две абсолютно разные версии песни, которые параллельно брали разные чарты”, — говорит A-Trak. Kid Cudi подписал контракт с мейджором Universal Motown, тщательно отобрав его среди предложений всех других лейблов, и выпустил там альбом “Man on the Moon: The End of Day” — который укрепил его звёздный статус и оставил незабываемый след в жанре.

За пределами студии в 2009 Kid Cudi попал на обложку номера про главных фрешменов года по версии XXL — во времена, когда эта обложка что-то значила. Он поехал в большой тур с Asher Roth, выпустил коллаборацию с Bape спустя год после того, как уволился оттуда. А также осуществил свои актёрские мечты, получив роль в сериале HBO “Как достичь успеха в Америке”. Скотт Мескади больше не был парнем по имени Кади, он стал Kid Cudi.

Слава и успех дорого обошлись Kid Cudi. Годы, последовавшие за релизом “A Kid Named Cudi” были омрачены наркозависимостью и проблемами с законом, конфликтами с фанатами и бифами с другими рэперами (среди которых недолго был и Канье), творческими ошибками и угрозами бросить музыку. И это не говоря о проблемах с психическим здоровьем, из-за которых он лёг в рехаб в конце 2016 года. (К счастью, сейчас он перерожден, “Reborn”, — такое название носит песня на его недавнем альбоме, записанном в дуэте с Канье).

Возможно, в то время все эти вещи немного затмили происходящее вокруг них: “Day N Nite”, “808s & Heartbreak”, “Man on the Moon”. Но если оглянуться на 10 лет назад на микстейп — который превратился в культовую классику, как и ряд других работ Kid Cudi, — сложно недооценить важность “A Kid Named Cudi”. Прислушайтесь — и вы заметите отголоски тех бесценных моментов, когда Скотт Мескади стоял на пороге осуществление своих мечтаний.

“A Kid Named Cudi” вышел прямо перед тем, как Cudi устремился в стратосферу”, — вспоминает A-Trak. “Огромное количество людей смотрят на него как на артиста, глубоко повлиявшего на их жизни. Как человека, который помог им чувствовать себя менее одинокими. Человека, который создал абсолютно новое звучание. Микстейп вышел до того, как все стали чувствовать этот эффект. Kid Cudi и его друзья просто делали песни, надеясь, что они понравятся людям”.





comments powered by Disqus
Не только о проникновенном Путине.
Совсем не такой как "Любимые песни (воображаемых) людей".
Аванс прописан очень хороший.
Kizaru не оценил увлечение новой школы дриллом. Ему ответили Obladaet, Lil Krysalll и Платина.