Тексты
Текст: Андрей Никитин

Оксимирон никогда не писал настолько политизированных песен. Она призывает перестроить Россию

О чем трек Oxxxymiron "Ойда".

Пожалуй, это первый случай настолько прямого и политизированного высказывания Оксимирона. Не получается вспомнить, кто еще из протестных российских артистов сопоставимо высказался по теме. На два высказывания из этой песни уже написали доносы в СК и прокуратуру — настолько опасными кому-то кажутся ее слова.

При этом, как водится у Оксимирона, в тексте нет совсем уж лозунгов "свергай, долой". Это его привычный язык, где много образов и много отсылок. Поэтому пояснительная бригада — не помешает.


"Ой, да заберите дом
Ой, да поселитесь в нём
Ой, да подавитесь в нём
А мы пересоберём"

Речь о том, что страна захвачена — и обещание/призыв ее перестроить


"Приманка — это яд, осточертели сверхидеи"

Какие сверхидеи? Возможно, идея про величие одной страны — и что все другие страны ей завидуют, боятся и хотят причинить вред. Или идея восстановить СССР. Возможно, речь о том, что гражданам страны все время рассказывают про какую-то геополитику. Вместо того, чтобы решать их проблемы и улучшать жизнь — заботиться об их благе.



"Говорят: «Начни с себя», я убил в себе империю"

Судя по всему, Оксимирон забил/свел тату "Imperium" на пальцах. Но в широком смысле речь идет об отрицании имперского мышления — неэтичного, устаревшего и попросту вредного.


"Хозяин багровеет, нас не выселить никак"

Оксимирон заявляет, что люди, разделяющие его взгляды — граждане и патриоты России, кто бы там не говорил обратное; поэтому их невозможно "выселить".


"На нашем флаге белый снег и синяя река (И всё)"

Бело-сине-белый флаг был придуман как альтернативный флаг России. На нем нет красного цвета, потому что у крови тоже красный цвет. 31 марта депутат обратился с просьбой признать такой флаг экстремистским.


"Эстрада больна, рядом война.
Пляшут канкан за говна пирога
Вам — бабл-гам
Я — назад в андеграунд
По Соловкам — колокола"

Оксимирон говорит о музыкантах, которые то ли делают вид, что не происходит ничего, то ли что-то делают в поддержку — тут однозначно трудно сказать. Он говорит, что его выбор — андерграунд, не ездить в туры, не гнаться за деньгами и жизненным комфортом (бабл-гамом). Колокола по Соловкам — на Соловецких островах расположен монастырь, где в 1920-х годах был открыт СЛОН — Соловецкий лагерь особого назначения для политзаключенных. Что имеет в виду Оксимирон, когда говорит про колокольный звон над Соловками? Тут есть поле для домысливания: возвращение тех времен, напоминание о политических репрессиях.


"Где мой дом, где мой старый дом
Колдуном проклятый старый дом
Ходит ходуном"

За аллюзиями на песни "Короля и шута" — воспоминания о России прошлого, которой больше нет, начался этап больших потрясений.


"Под горою икает старый гном старым кадыком
Нас пугает ядерным грибом"

Старый гном, который всех пугает ядерным грибом — понятно всем, кто открывал новости.


"На хуй стариков, что лакают кровь чужих сынов"

Вероятно, речь про власть какой-то страны, где сидят пожилые люди, которые проливают кровь молодых. Кто бы это мог быть.


"К чёрту старый дом, пересоберём"

Призыв построить заново


"Как сладко делать деньги — леденец от Вилли Вонка
Кровавой карамелькою в слезе у Бинго-Бонго (Бинго-Бонго)"

В мультфильме "Головоломка" персонаж Бинго-Бонго плакал конфетами; конфетами одарял детей Вилли Вонка в "Чарли и шоколадная фабрика", но они все в результате пострадали. В общем, Оксимирон говорит, что те, кто сейчас думает об обогащении, впоследствии поплатятся.


"А нам головоломка — что на помойку, а что в котомку
А хули, культура значит пересборка Кубика Рубика"

Его поколение должно решать, какие ценности нужны в новой стране, а что стоит навсегда оставить в прошлом.


"Шар крутится, крутится,
Канут трюфели, сыт не будешь дыркой от бублика.
Человечьи судьбы в дыму будто капельки в бульбике.
Жёны публики честной берут на Патриках туфельки.
И business as usual, дресс-код — кэжуал, загар — южный,
Эпиляция в зоне бикини, чистка в зоне оккупации,
Но только не отмыться в море, сколько ни купаться им".

Патрики — Патриаршьи пруды, престижный район Москвы. Сначала Оксимирон как будто обещает, что трюфели (тут — символ преуспевания и престижного потребления) скоро закончатся, всех ждет хаос, в котором судьба человека будет ничего не значить. Сродни строчкам Маяковского "ешь ананасы, рябчиков жуй". Дальше он, насколько можно понять, рисует портрет тех, кто живет привычной и комфортной жизнью, загорает на море, одновременно с драматичными событиями — и считает, что отмыться им не удастся. Вряд ли тут речь про маму с папой, которые повезли детей на Черное море — скорее, речь о представителях элит; но точнее знает только Мирон.


"Фанаты не забывают о трубадуре, передаю привет СК и прокуратуре"

Оксимирон сравнивает себя с трубадурами — средневековыми поэтами и музыкантами. Кажется, такое сравнение обусловлено тем, что слово хорошо рифмуется с прокураторой.
Слушатели его не забыли. Следственному комитету и прокуратуре, которые заводят на него дела и ищут экстремизм в его древней песне, он шлет привет.
Версию со стрима Ресторатора о том, что Оксимирон сравнил себя с Трубадуром из "Бременских музыкантов", "потому что с ним петухи и ослы", можно считать веселой, — но вряд ли соответствующей действительности.


"Воздушный поцелуй
Красивым кисам на Обводный
Ингрия будет свободной"

Ингрия или Ингерманландия — историческое название территории, на которой расположен современный Петербург. "Свободная Ингрия" — идея отделения Петербурга от России. Ее не представляет никакая политическая сила, скорее, это шуточная идея — а "Ингрия будет свободной" этот скорее тост, чем лозунг, который можно услышать как от зенитовских фанатов, так и от петербургских интеллигентов. Однако, существует статья УК 280.1 о публичных призывах к нарушению территориальной целостности. И там все жестко — с использованием сети "Интернет" до 5 лет.





6 цитат из интервью рэпера "Новой газете" — про то, зачем оставаться в стране, которая "возвращается в советский кошмар".
"Илон Маск — генетический гибрид китайского гения и южноафриканской модели". Угадайте с одного раза, кто такое мог сказать.
Певец требовал сыграть с ним в нарды на 10 000 долларов.
"Я не знал свои права, я не знал законодательство — и я пошел с ними".