Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Тексты

В чем создатели отличного фильма "Одержимость" обманывают зрителя

Эксперты посмотрели фильм и усомнились как в методах преподавателя-тирана, так и в его музыкальных талантах
Комментарии
0

Текст: Руслан Муннибаев
Фильм "Одержимость" нравится практически всем. Не стала исключением и наша редакция. Но после всех восторгов встал вопрос, насколько аутентично показан музыкальный аспект этого кино. Мы пересмотрели "Одержимость" заново с Котзиллой, участником проекта "Копы в огне" и большим любителем джаза.

А для большей академичности еще и запросили комментарии у профессионального джазового пианиста Станислава Лешкевича, играющего в проекте Fusionman, а иногда — в живом составе Влади.



Котзилла: Ускорение темпа — самое обыкновенное упражнение для барабанщика. Я сам в тридцать лет пошел учиться драмзам, думал, это будет так, легко. А этот фильм, наверно, и пользуется популярностью, потому что это явно не-лег-ко. Нужно было много времени, такого я себе позволить не мог и приостановил обучение. Удивительно, что вышел фильм про барабанщика.

The Flow: Он же один в оркестре всегда?

Котзилла: У Джеймса Брауна было два, они играли ровно одно и то же. Джеймс был одним из самых умных чуваков, которые вообще делали музыку. Он просто понимал, что это дает двойной грув. Они же все-таки не могут играть миллисекунду в миллисекунду, раздвоение есть. Как эффект повесить. А вообще да, обычно весь музон держится на одном чуваке, скромняшке, которого некоторые могут считать таким туговатым. А он за яйца держит весь процесс.

The Flow: А почему он так держит одну палочку?

Котзилла: Это такая старая хватка, говорят, пошла с армейских барабанщиков, у них так барабаны висят.



Котзилла: Бадди Рич. Из белых барабанщиков это самый сильный, конечно. Он сильный еще и тем, что был лидером своего бэнда, это нечастый случай среди барабанщиков.

The Flow: Можно чему-то научиться, слушая диски, как это делает герой фильма?

Котзилла: Конечно. Надо слушать столько же, сколько и проводить за инструментом, за изучением нот.



Котзилла: Гоняет их по партитуре, они должны знать партитуру как свой карман.

The Flow: Можно ли за секунду-две понять, кто как играет?

Котзилла: Человек, который преподает, с ухом, сильный практик с двух нот поймет, как ты играешь. По звукоизвлечению можно понять, как ты знаешь материал. И ты можешь знать его, но ему просто не понравился твой саунд.

The Flow: Есть молодые джазмены, которые сейчас, когда джаз не в моде, становятся звездами?

Котзилла: Конечно. Молодыми их не назовешь, наверно, но из тех, за кем я слежу, это Роберт Гласпер, он не только джаз играет, он взял "Грэмми" в R&B-номинации. Его состав — это крутейшие музыканты, тоже не совсем молодые, лет десять на слуху. Крис Дейв, лучший сейчас барабанщик, он играет J.Dilla в джазе. Кейси Бенджамин — превосходный саксофонист, на всех саксах играет, с вокодерами, со всеми делами.



Котзилла: Вот думаешь, что такая американская школа, строгая, а на самом деле, — насколько это может сработать с учеником? Иногда, наверно, можно так поступить, когда видишь серьезную системную ошибку. У него и яйца крепче будут, и он в ансамбле работает, от него зависит много. У любого сенсея есть момент, когда он тебя уничтожает и тем самым воспитывает. Воспитывает в тебе покорность. Покорность не себе, а всевышнему. Учит обуздать свое эго.



Котзилла: Такое бывает. Если ты мотивирован, если будешь сидеть несколько часов кряду, то это реально. Хотя это немножко из серии "Рокки", американский подход, кровь, пластыри.



Котзилла: Первое, что приходит в голову, когда ты начинаешь заниматься музыкой — говоришь кисуле: "Слушай…". Или говоришь себе: "Слушай…" насчет игры на барабанах, потому что кисуля важнее.



Котзилла: Скорость — важный показатель, но не единственный. Важно, чтобы был грув и эту скорость он должен держать.

The Flow: А не за такую музыку некоторые джаз воспринимают как какофонию?

Котзилла: Думаю, что нет. Тут есть моменты нарастания, но как какофонию воспринимали из-за труб. Когда они в диссонансе, необычные аккорды — это да, непривычно.



The Flow: Можно ли что-то наимпровизировать в такой ситуации?

Котзилла: Нет, это же многосоставный ансамбль. Он пытается по общему настроению что-то играть, но это подстава.



Котзилла: По музыке, в целом, в фильме, я тебе скажу, довольно обыкновенная американская штучка. Бадди Рич на несколько этажей выше, тут студенческий подход показан. Финальное соло да, техничное. Хотя в конце оно должно было прийти к биту, к общей игре. А так я подобломался к концу все-таки. Это сделано для драматизма, конечно. Не столько музыкальный фильм, а просто кино про студентов. Похоже на кино про спортсменов, музыкального базиса немного. Зато есть базис духовный, по учебе. Кто делает музыку из-за бабок или чтобы ему девочка подмахнула — такому на замену через полгода придет такой же. А кто делает музыку из любви, просто потому что ничего больше не может и не хочет, у него больше шансов прорваться.



Стас Лешкевич

Режиссёр преследовал цель добиться психологического эффекта и ради неё отступил от многих элементарных вещей, таких как основы педагогики, основы мужской психологии (нигеры бы давно дали по роже белому педику-преподу после первой же его выходки, как бы его не уважали за мастерство), пацан-барабанщик ну просто космически долго унижался перед явно невменяемым человеком.  

В общем, на меня не действует эффект драматизма, когда он в отрыве от реальности. Как музыкант не услышал чего-то выдающегося. Средненько играет оркестр этого маэстро, а иногда и ниже.
Для меня это загадка, потому что и в немузыкальных американских фильмах зачастую можно услышать шикарное оркестровое исполнение, а здесь почему-то не запарились по этому поводу. Средние музыканты, барабанщики и барабанные партии тоже на среднем уровне. Про барабанное соло в конце — отдельно, оно на высоте.



В профессиональном смысле — весь фильм ляп. Видимо, рассчитан на массового зрителя. Особенно запомнилось, как парень кровавыми руками пытался сделать за ночь (или за несколько ночей) то, что делается за два-три года — увеличение темпа в игре. Жаль, не показали, что он потом два месяца не смог бы играть вообще, это травма запястий. Второе — при такой недружественно-зажатой атмосфере в оркестре качественное исполнение невозможно — это же джааааазз.

Я играл в оркестрах, и в музшколе, и в училище, и в консерватории, знаю эту кухню изнутри. Третье, уже говорил, средние музыканты. Может они специально в фильме так играли, но там ведь оркестр маэстро, типа крутой — могли бы что-нибудь продемонстрировать интересненькое. И сцена в кафе,которая могла бы всё как-то расставить на свои места, я аж затаился... Но маэстро сыграл там — первый курс ростовского училища искусств.



Процесс обучения не показан. Процесс обучения — это дисциплина "специальность". Студент и преподаватель один на один, студент играет, преподаватель слушает, исправляет, если нужно — наставляет, показывает сам, как надо играть и так далее. А дисциплина "оркестр" — это факультатив. Самых классных студентов сажают в оркестр, чтобы он мог представлять учебное заведение во всей красе. Если оркестр получается хороший,то начинаются поездки — конкурсы — фестивали, как в этом фильме. Хороший оркестр — это сильные солисты каждый в отдельности, плюс сыгранность, плюс талант руководителя (выбор репертуара, авторитет).



Те мои друзья, кто обучался в Беркли, говорят, что там всё веселее, демократичнее и свободнее, чем в Москве. Профессиональный рост происходит не из-за боязни отчисления или двоек, а из-за азарта конкуренции. Конкуренция огромная — съезжаются самые талантливые со всего мира, платят большие бабки за обучение. Лучших из лучших берут на полную стипендию — отсутствие платы за обучение.

Финальное соло примечательно. Не слышал такого ещё. Есть грешные подозрения, что ускорили программно, но может кто-то так и сыграл. О таких узко-профессиональных тонкостях нужно с барабанщиками общаться. Ну в общем — шикарное соло!



У препода есть концепция. Опасная. Ещё более опасны методы достижения. Её стержень — если бы в Чарли Паркера кто-то не зарядил бы тарелкой, то он бы не собрался, не позанимался и не стал бы основателем бибопа (вместе с Диззи Гиллеспи) — то, на чём зиждется джаз и по сегодняшний день. Я слышал эту легенду. Может, это и правда. А ещё рассказывают, что Майлс Дэвис бил Джона Колтрейна, когда тот у него начинал. Какая разница. Суть в том, что концепция ошибочна.

Страсть Чарли Паркера (мой любимый саксофонист тоже) к джазу и наркотикам была несравненно сильнее мотивации в виде летящей в него железной тарелки, пущенной пьяным барабанщиком. В музыку идут изначально люди с утончённой психикой. Сломать просто. Почти всех. Поэтому много наркоманов среди джазменов. Надо не ломать, а помогать. Советом. Опытом. Как-то так. 



comments powered by Disqus
Три лучших русских рэпера прямо сейчас, три главных имени за историю жанра, что не так с баттл-рэпом, с кем больше всего хотел бы фитануть.
Максимум баллов будет только у самых хардкорных фанатов. Остальным тоже будет невредно пройти: внутри много ярких фактов про группу Олега Савченко.
Спецы по красивым оскорблениям высказываются о главном скандале недели.