Тексты

Noize MC рассказал об отъезде из России

Когда он понял, что эмиграция — это вопрос времени, и как на его отъезд повлиял шуточный пост в соцсетях

Noize MC дал большое интервью польскому медиа Noizz.pl. Интервью озаглавлено "Да, я русский": Noize MC о нахождении в черном списке властей, благотворительности и эмиграции".

Перевод интервью опубликовало фанатское сообщество Нойз МС "Ne2da".

Большая его часть посвящена событиям последних трех лет и эмиграции.

Noize MC рассказал, что его концерты массово отменялись властями в 2014-2015 годах, но затем отмены прекратились. С новой силой они возобновились в 2021-м после участия Нойза в митинге против ареста Навального. По словам Нойза, [из-за невозможности выступать и обстановки в стране] к сентябрю 2021-го он понимал, что его эмиграция — это вопрос времени.

Из России он уехал в декабре 2021-го. Это произошло из-за шутки. Человек написал в соцсети шуточное, сатирическое, пародийное (по словам самого автора) обращение к Александру Бастрыкину, главе Следственного комитета РФ, с просьбой проверить творчество Нойза МС и Оксимирона. Через 3 дня на сайте СК РФ появилась новость о том, что Бастрыкин поручил провести проверку творчества Нойза и Оксимирона. В этом заявлении пародийный пост назывался обращением инициативной группы граждан, которые, якобы, отмечали, что Мирон и Нойз "пропагандируют негативное отношение к сотрудникам правоохранительных органов, также усмотрены попытки реабилитации нацизма и экстремистской деятельности".

Автор поста написал еще один, о том, что никакая проверка не нужна, это была шутка, а с Нойзом он даже немного знаком — потому что был участником группы Sixtynine, с которой Нойз сотрудничал в юности. Но это уже не могло отменить проверку.

Чуть раньше в 2021 году Бастрыкин заявил, что Моргенштерн "фактически торгует наркотиками в соцсетях", после чего тот решил поскорее уехать из России. Впоследствии и Моргенштерну, и Нойзу и Оксимирону Минюст РФ присвоил звания иноагентов.

Нойз рассказал, что адвокат рекомендовал ему уехать на время проверки на пару месяцев. Вместе с женой и детьми они поехали в Мексику, так как въезд в Европу был невозможен из-за ковидных ограничений. В Мексике они с женой решили, что нужно уезжать насовсем. 13 февраля 2022 года у Нойза был запланирован концерт в Екатеринбурге — городе, где у него получалось продолжать выступать на фоне всех отмен. Они с семьей вернулись в Россию, но этот концерт отменила ФСБ. Он говорит, что 20 февраля чувствовал, "что конец уже на за горами", а 23 февраля выпустил клип "Столетняя война" на песню, которую теперь называет пророческой. 24 февраля рано утром ему прислал смс двоюродный брат, живущий в Белшгороде: "Отсюда ракеты летят в Харьков". "Чертов кошмар. Я позвонил всем своим украинским друзьям, и то, что они мне сказали, было просто душераздирающим. Слишком много боли, чтобы справиться с ней", — говорит Нойз.

"Я собирался пойти на антивоенную демонстрацию, но жена умоляла меня не делать этого, потому что в Мексике я серьезно повредил правую руку и в случае ареста мог вообще ее лишиться, так как мне приходилось делать ежедневные перевязки и получить определенные лекарства в больнице, — говорит Нойз. — У меня не было иллюзий. У меня не было времени думать и ждать. Я не мог закрыть рот, поэтому выбор был один — сесть в тюрьму или уехать из России. Мы действовали по плану: литовское посольство, визы и немедленная эмиграция. На несколько дней наша квартира превратилась в штаб диссидентов — мы встречались с друзьями и обсуждали разные варианты побега для каждого из нас. Монеточка была беременна. Они с мужем Витей Исаевым решили сначала поехать в Турцию, поскольку виз у них не было, а Лиза уже была "на прицеле" из-за своей откровенной антивоенной позиции".

Нойз приехал в Литву 2 марта, жена с детьми оставались в Москве, чтобы подготовиться к переезду. Но скоро поползли слухи о том, что в России введут военное положение и закроют границы, и "и жена просто забрала детей из школы, упаковала в машину вещи первой необходимости и одежду, и уехала". Нойз приехал ждать ее на пограничный пункт, там была огромная очередь машин из России, телефонная связь оборвалась, у жены была высокая температура. Он провел там всю ночь, читая новости о том, как российские войска заняли Запорожскую АЭС и испытывая страх атомной катастрофы.

"Мы обнаружили, что целыми днями листаем социальные сети и плачем. Мы не знали, где будем жить, наши карты перестали работать", — вспоминает Нойз. Тем не менее, главным его делом после переезда стали благотворительные концерты.

Сначала план был дать 2 концерта в Вильнюсе и Риге. Но когда об этом стало известно, ему стали писать промоутеры и предлагать выступить в других европейских городах. Вскоре в графике появилось уже 10 концертов. "Пока кремлевская пропаганда продолжала ныть о так называемой "отмене русской культуры" на Западе, мы заполняли концертные площадки международными толпами, поющими на русском языке." — говорит Нойз.

"Монеточка была беременна, и все это было для нее серьезным испытанием: таких условий известный артист обычно не ожидает от гастролей — это был хардкорный DIY, — вспоминает Нойз. — Несмотря на это, она всю дорогу выступала блестяще и ни на что не жаловалась. Она заслуживает восхищения за то, что сделала тогда".

В туре было собрано 420 000 евро, которые были переданы в польский благотворительный фонд, помогавший беженцам и отправлявший гуманитарную помощь.

Нойз порассуждал о том, что он думает о своей национальности:

"Да, я русский, мой родной язык — русский, мои песни по-прежнему являются частью современной русской культуры. Я не собираюсь отрицать свои корни, а национальная идентичность не является предметом, который можно изменить по чьему-то желанию.

Я представляю несогласное меньшинство моих соотечественников. Для такого человека, как я, быть русским — это продолжать заниматься своим делом на максимально высоком уровне, давать поддержку и надежду соотечественникам-единомышленникам".

И говорит о планах на будущее и возвращении:

"Домом я называю место, где живет моя семья, место, куда мы приглашаем гостей, место, где можно полчаса поговорить с соседом во дворе. Так вот, сейчас наш дом — Литва. Это прекрасная страна для воспитания детей. Местные жители, которых мы встречаем, дружелюбны и открыты, мы не чувствуем себя здесь пришельцами. У нас много литовских друзей, и я благодарен судьбе, что она привела нас сюда в такой темный час. По крайней мере, я хочу, чтобы мои дети закончили школу здесь, а там посмотрим.

Что касается дня, "когда все закончится", то я больше не строю никаких долгосрочных планов, что может быть глупее в такой ситуации? Мне нравится высказывание легендарного литовского поэта Томаса Венцловы, который был вынужден покинуть родину как политический эмигрант в 1970-х годах: "Я был уверен, что никогда не вернусь. Что, увы, советской власти хватит на всю мою жизнь. И пока она есть, вернуться невозможно. Я должен сказать, что более рациональный подход — думать, что ты никогда не вернешься. И тогда, если удастся, это будет приятным сюрпризом. Всегда лучше получить приятный сюрприз, чем неприятный".

Последний зимний выпуск — кто-то грустит, кто-то не перестает улыбаться, а кто-то драки на сцене устраивает
Как не пропустить интересную новую музыку
Самое интересное из первого большого интервью рэпера — про отношения, цензуру и Big Baby Tape