Тексты
Пересказ: Андрей Никитин

"Начал я с клея": Паша Техник — как торчал, как побороть зависимость

Плотно нацитировали для вас самое важное из большого интервью трезвого Паши Техника — если нет времени смотреть полтора часа

Еще одно интервью Паши Техника — на этот раз в подкасте "История выздоровления" на ютуб-канале Доктор Лазарев психиатра-нарколога Игоря Лазарева (ссылка на просмотр — в конце). Ничем не хуже предыдущего, даже наоборот, более сильный разговор.

В чем интерес — идет разговор о зависимостях и пути избавления от них. Вы задумывались, что просто на силе воли это сделать невозможно — а как тогда возможно?

А еще о том, какие психологические предпосылки у их возникновения — стыд, вина, установки, которые нам заложили при взрослении.

"Твое дно видели все", — говорит Технику Игорь Лазарев. Подробный рассказ о глубине этого дна тоже есть в этом разговоре.



НА ВТОРОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ПАША ТЕХНИК ПРОВЕЛ 7 МЕСЯЦЕВ. ЭТО МНОГОЕ ПОМЕНЯЛО

Вторая моя реба, как и в первый раз, попал туда против своей воли. Меня туда отправила жена. В жизни все было плохо, вел я себя хуево, выглядело это стремно, есть куча видео. Была кома 7 октября. Я вышел из комы и на следующий день выписался из больницы, не хотел там находиться, потому что хотел употреблять. Вечером я уже нахуярился — ничего не изменилось.

Проторчал недели 2-3, меня отправили в детокс, через неделю позвонил жене: "Забирай меня, я заебался", пять дней плотно проторчал — и приехали "мотиваторы", забрали в ребу. Заходят ночью какие-то люди, говорят: "Паш, собирайся". Я говорю: "Вы че, охуели?", разбил телевизор, меня укололи, я заснул. Открываю глаза — еду в машине, играют мои песни. Я говорю: "Мы где едем?" — "Ярославль, епте".

Я не хотел там находиться, было жуткое отрицание: "я не вижу проблемы, зачем мне реба?" Сейчас я могу сказать, что [со мной] был пиздец, тогда я не считал так. Я зарабатываю деньги, тусуюсь, мне по кайфу, а меня ни с того ни с сего отправляют в ребу на полгода. Я посмотрел кружок жены "В ближайшие полгода Пашу не ждите" и ко мне какое-то смирение пришло. У меня оставалось отрицание, "нахуй оно мне надо", но появилась какая-то искорка — попробовать хотя бы. Представляешь, реба — 80 человек выздоравливающих.


— То есть, тебя не заморачивались в какую-то элитную, а конкретно с ребятами.

Я даже больше скажу, это самый охуенный вариант.



В ТЕМУ: Паша Техник: "Лучше не сидеть в тюрьме, а отдыхать, выращивать цветы и картофель"




ПРО ФОРМИРОВАНИЕ ЗАВИСИМОСТИ

Начал я с клея в 11 лет. Потом сигареты, алкоголь я попробовал лет в 12. Выпили бутылку пива на троих, горькая хуйня, не прикололо. Классе в восьмом татарин предложил траву. Я понял, это моя тема. Мы курили раз в неделю, потом незаметно стали курить каждый день, потом по три раза в день.

Потом я начал ловить сердечную аритмию — знаешь, когда перекурил. Я стал с пивом мешать, с тех пор стал алкоголиком пивным.


— Траву же можно назвать наркотиком входа в зависимость.

Да, раньше я говорил, что если ты хочешь курить траву, ты никогда не будешь химию. Нет, просто это не моментально: "Я покурил траву, дайте мне спидухи понюхать". Но когда ты куришь-куришь, возникает желание попробовать что-то другое. Я ходил в клубы на техно, попробовал экстази. Сейчас другое время, тогда более качественный наркотик был, привозные.

Я стал продавать наркотики, ко мне попадало все, я стал все пробовать. Понюхав амфетамин, я понял: "Эта тема моя" и постоянно на нем торчал. Я никогда не колололся, мне нравился процесс — делаешь дороги. В итоге я нюхал без разницы что. Так и героин попробовал.

Я сидел в тюрьме, там употреблял, но немного. В закрытом помещении употребить амфетамин — не то пальто.

Рэп мы делали с 2004 года, и [у того, что мы делали] не было аналогов на то время. У меня такая тема, чтобы выделяться и опережать. Я делал некоммерческую музыку, потому что мне интересно творить такое, что-то оригинальное. Я не хотел с этого получать денег, у меня душа требовала, делала этот порыв. Я курил, делал эти биты, писал текста. Потом начал нюхать, мог написать много текстов за ночь. Но как потом оказалось, по-трезвому они были какие-то примитивные.

В 2015 году у меня знакомые завозят в Россию ксанакс. Я, наверное, один из первых, кто попробовал. Оригинальная файзеровская таблетка была у меня постоянно. Я на быстрых наркотиках, и тут мне дают эти 100 таблеток в зиплоке. Я вкидывал и засыпал, вообще непонятная тема.








— Ты же был на стимуляторах, а это транквилизаторы.

Я говорю: "Какая-то хуета. В чем прикол?" Но потом смешал их с пивом. Это открыло для меня режим, когда нет страхов, ни стыда, ничего. Тебе похуй на страх оценки, на все.


— К тебе после ребы осознание пришло, что это просто подавление стыда, чувства вины. Потому что этот препарат — транквилизатор, который используют для лечения тревоги, панических атак. Транквилизатор отключает страх, а страх и тревога это схожие вещи.

Я творил дичь, но мне было легко жить, у меня вообще проблем не было. А я каждый день это употреблял.


— То есть, пошла зависимость, дозировки выросли, толерантность…

У меня развивалось творчество, но мне уже было похуй, потому что я живу вот этим. 7 или 8 месяцев я был на них каждый день. А потом они закончились и было негде взять. И на третий день у меня начался синдром отмены (то что называют обиходным термином "ломка" — Прим. ред). Я не ожидал, что такое может быть, хотя мне говорили, что с него выходы сложные.

У меня трясутся руки, меня бросает в пот, на улице жара, а меня знобит, у меня понос, я блюю. Параллельно суицидальные мысли, у меня паника. Пью алкоголь — ничего, курю — ничего. Смотрю в интернете — отмена может быть до месяца. Бессонница, а если засыпаю — кошмары. Крутит тело, судороги, состояние героиновой ломки.


— Ты не дождался конца этого синдрома отмены?

Нет, ко мне попали таблетки.

Когда я употребляю, я в иллюзии, что вот он я настоящий. Я это за наркотик не считал.


— Многие так и говорят: "В [США в] аптеке продается, ну какие это наркотики?". С аптечными препаратами есть проблема, люди говорят [, объясняя свою зависимость]: "Это же успокоительное, а я нервный".

Я жрал аптеку, все эти золофты, феназипам, чуть не утонул, когда залип в ванне, жена открыла дверь. И она в итоге предложила на детокс. И я согласился, потому что когда я чуть не утонул, у меня был мотив попробовать завершить, хотя бы остановиться, хотя раньше я вообще не хотел бросать.

В детоксе меня капали. Выводы были сделаны, что я бензодиазепиновый наркоман. Слово понравилось, что-то модненькое, я же все время за этим стремился — за каким-то выделением на фоне всех. Все хуярят амфетамин, а я ксанакс жру. Потом я замечаю, что в России начинается какой-то спрос — вот эти рэперы молодые. Но я был самим собой, а они пытались в какое-то позерство.

У меня были варианты на это всё, я всю аптеку американскую попрорбовал, и сиропы кодеиновые, и оксиконтины, перкосет. Она в России была и есть, но это очень дорого — 120 тысяч за тюбик. Я был в Мексике, зашел в аптеку и охуел от того, что там все это есть. "Я хочу здесь жить остаться".


— Сейчас в Америке передозировки — вторая причина смертности. Они не знают, что с этим делать: всем подряд навыписывали, люди подсели кто на что горазд.

У меня на фоне употребления ксанакса появились панические атаки. Побочек дохуя.



В ТЕМУ: Паша Техник сделал все, чтобы не прославиться — но стал звездой




ПСИХОЛОГИЯ ЗАВИСИМОСТИ

— Получается, у тебя такой склад личности — все время хотелось быть необычным.

Когда я был в употреблении, у меня в голове была такая хуйня, что я без ксанакса не могу ничего. Я и на улицу не выходил. Возможно, это был страх. Голова искала какие-то объяснения. Надо ехать на интервью, я думал: "Не получится, а что обо мне подумают?"


— Это стыд, страх оценки

А тут я употребил, и это отключается. Хожу королем, че каво. То я зависел от людей, от их мнения, а тут я вещаю и мне похуй.

Хотя я сейчас трезвым смотрю эти видео и мне стыдно.


— Это такая нарциссическая личность. Я общаюсь с такими ребятами, которые "я был самым мощным наркоманом, теперь я самый мощный выздоровленец".

У меня тоже было высокомерие насчет других наркоманов: "Вы там все пидарасы нюхаете свои мефедроны, а я такой охуенный". Но почему-то я хуярю ту же соль иногда. Хотя у меня есть лове. Почему? Или я нюхаю мефедрон с телками в гостинице — горы этого дерьма.

Активная зависимость у меня началась с 2013 года, когда я из тюрьмы вышел. Там я два года был чистым, спортом занимался. Я вышел и начал курить, пить, нюхать. Мне даже неохота жить необъебанным — я не задумывался, почему.


— Зависимость это всегда уход от себя. Эти чувства грандиозности базируются на стыде. Чем сильнее стыд, тем больше надо быть суперменом. А когда ты начинаешь замечать, признавать стыд, понимать, что можно быть обычным, это сначала кажется вообще диким: "Что все подумают, что люди скажут".

Я это только в ребцентре понял. Все мои дефекты, в основе у них страхи.

В первой ребе в 2022 году я попал на программу 12 шагов — мне вообще не зашло. Они молятся, какие-то проговоры, я в ахуе. Я в отрицании, я хочу торчать, а мне навязывают какую-то хуйню, программы, задания.

Первый звонок там разрешен через месяц. Я позвонил жене в слезах: "Лучше бы посадили". Жена говорит: "Я тебя заберу только в августе", а был май. Я охуел реально. Я вышел на обиде, я ненавидел жену, я стал больше употреблять.



В ТЕМУ: "Я 3–4 миллиона рублей потерял": 6 карантинных цитат Паши Техника




ЖЕСТКИЕ ПОДРОБНОСТИ. "СТРАННО, ЧТО Я ДОЖИЛ", СУИЦИДАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Я вообще стал больше употреблять, когда ребенок родился (2019). Потому что внимание жены потерял, оно перешло на ребенка. А я это держал в себе, потому что типа "Я еще буду говорить!" Я начал обижаться на жену, потому что мы ложимся спать, она меня не поцеловала, не пожелала спокойной ночи. Я ей не говорю про это, а сам думаю: "Бля, вот сука". Накапливаю внутри, а утром сразу пиздую объебываться. Дошло до того, что я в открытую ей изменяю. Она все это видит, а меня это наполняет, что она какие-то переживания испытывает. Я думаю: "Ты все равно от меня никуда не денешься".

В том [2022-м] году у нас был развод. Но там уже пиздец был, когда я с трансами тусую, малолетки.


— То есть, это на обиде все базировалось.

Да, на обиде.


— Считается, что зависимость замораживает в том [психологическом] возрасте, когда ты начал. Ты начал в 14 лет — и остался, обидчивый внутренний ребенок.

Ты шаришь, о чем говоришь. Но я только во второй ребе, когда работал с психологом, узнал, что это такое. У меня все идет из-за того, что внутренний ребенок — он завистливый, обидчивый и боится.

Находиться в серьезности мне тяжело, она для меня непривычна, потому что зависимость реально меня заморозила в том возрасте. Сейчас это чуть-чуть меняется. Я заметил, что я как матрешка, я меняю маски и роли, с пиздюками я как пиздюк, с тобой, взрослым, я стараюсь без секележа этого. Раньше этого не было. Я был этим ребенком, ксанакс делал так, что это ребенок молчит и не обижается. И говорит: "Паша, давай похулиганим". Я же исполнял — в самолете пизды мог дать любому, жену за волосы через дорогу, приходил из клуба с телками домой, где жена спит.

В прошлом году я чуть не умер от оксикодона — еще до той комы. Я залип, прихожу в себя — меня откачивают дефибрилляторами.


— Это уже остановка [сердца] была.

Врачи опять говорят, что еще бы чуть-чуть и все. Но я этому опять не поверил. Врачам денег дали, чтобы они на учет [не поставили], прошел час-полтора, я говорю: "Че, есть пивко?" Меня реально ничего не пугало.

В октябре я в кому попал — бутират, водка, трамал, ксанакс.


— Вот эти комбинации из-за того что толерантность настолько выросла?

Было уже бессмысленно жрать горстями.


— Там и печень, наверное…

Я задумывался: "Для печени же вредно". А то что я запиваю водкой… У меня был гепатит химический, но я не заморачивался.


— То что печень вообще дожила, это странно.

Странно, что я жил. Второй раз, вот эта кома — я очень много выпил бутирата, много виски и водки.


— Так рок-звезды умирают.

Как будто я целенаправленно шел, чтобы в тот день себя убить.


— Это суицидальное поведение, просто скрытый суицид.

Дома я заснул, а просыпаться начал в каком-то пограничном состоянии. Как будто я нахожусь в темноте, меня носят на каких-то простынях. А потом я ловлю себя на диком страхе, что еще немного — и реально смерть. Страх в том, что осознаешь, что умираешь, но сделать ничего не можешь.

Потом я куда-то провалился и пробуждаюсь, когда на меня светят лампой, я лежу пристегнутый, пикает это фигня, врачи стоят…


— Это уже реанимация…

У меня примерно собирается картинка. Я понимаю, что во мне трубка, потому что я не мог дышать, но воздух в меня как-то попадает. И еще был страх от того, что я не могу двигаться — я подумал, что я парализованный. Мне открывали и закрывали глаза — проверяли, может быть.

Я 11 часов был у коме. Они меня ввели в искусственную, организм боролся сам с наркотиком, который я употребил. Мне повезло, врачи сказали, что 70% я должен был умереть.


— Но в голове ничего не щелкнуло.

Нет. Ночь я пролежал в реанимации, меня прочистили, очень много капельниц, постоянно таблетки. Меня опять пристегнули, я ссал вот в эту вот. И у меня начались визуальные галлюцинации — будто туман и в нем фокусируются образы. Меня это не пугало, я просто не понимал, почему уже трезвый я вижу эти визуальные образы. Я подумал, что я умер и путешествую.

Утром пришел врач, я говорю: "Я не могу, выписывайте меня". Мне говорят: "Ты че, ебнутый? Тебе надо минимум неделю, ты чуть не умер". Я начал выебываться, отказ написал.

Меня встретила мать в слезах, я говорю: "Всё, больше я не буду".


— Сам себе верил?

Нет. Меня забрал менеджер, я чувствую дискомфорт и думаю, что можно попить пивка, а вечером я уже в говно от таблеток, которые я размутил. Хотя врачи сказали, что нельзя ни пить, ничего, но меня ничего не остановило.


— Чем сильнее пугаешь, тем больше тревога, а человек хочет заглушить тревогу.

Еще такая херня: "Со мной такого не будет".


— А это уникальность. Ты же уникальный наркоман. (смех)

Дальше-больше: торчание дикое, через месяц попал в ребу. Встретил там друга Пашку, он уже там пятый месяц. Я смотрю, он ведет себя по-другому. И он мне говорит: "Ты просто попробуй".

А невозможно же в отрицании полгода находиться, нужно чтобы время побыстрее шло. Я решил попробовать. И с каждым месяцем здравомыслие начало возвращаться.



В ТЕМУ: "Мне стыдно и страшно": интервью Паши Техника после рехаба




"ТЯГА МОЖЕТ БЫТЬ И ЧЕРЕЗ 15 ЛЕТ": КАК ВЫЗДОРАВЛИВАЮТ ЗАВИСИМЫЕ

Я начал писать эти задания.


— Были с этим сложности — что вообще писать сложно? Потому что мозг после таких веществ…

Поначалу писал как курица лапой.


— Я тоже за ребятами наблюдаю — почерк восстанавливается только к третьему месяцу, а иногда и к шестому.

Я ужасно писал, у меня в памяти провалы, а надо стихи рассказывать на утреннем собрании.


— Ты помнишь, когда у тебя перелом произошел, что ты начал выздоравливать? Потому что сначала люди там все равно на маске.

На третьем месяце. Меня вывезли на 3 дня в Кострому на юбилей Анонимных наркоманов. Я думал, что как вернусь в ребу, будет тоска, а вернулся и ощутил подъем. Вот с того времени.

Естественно, у меня были спады. Я по характеру склонен обесценивать.


— Это защита от стыда, про который мы говорили. "Все долбоебы", — и тогда со стыдом не надо сталкиваться.

В первые два месяца меня в такие моменты болезнь начинала обрабатывать меня: "Ебал я в рот, хуйней занимаюсь". Сначала я думал: "Даже если я брошу, как я буду делать музыку, как я буду сниматься?" Это был бред, но тогда я в это верил. Мне говорили: "Это помогает", проговоры, обращения за помощью, "взять паузу" — вот эти инструменты. А я смотрю на этих людей: "Ебать вы долбоебы".

Я никому не доверял. А из-за чего — потому что сам был пиздоболом. Когда мне давали какие-то хвалебные отзывы…


— Сначала кажется: "Это не про меня".

Так я в это и не верил. Я думал, меня стебут. Я там очень жестко угорал [над другими].


— Засмеивание — это тоже психологическая защита.

Это классическая тема, засмеивать обиды, страхи. Отрицание, обесценивание, засмеивание…


— Все твои друзья!

Не только мои, наверное, любого зависимого человека. Я вообще понял, что у меня много зависимостей, просто наркотики — самая большая.


— Ну, к наркотикам она приводит; все равно это проблема личностная. Я сейчас записываю интервью с ребятами, они ставками занимаются — парень не выходил полгода из дома, продал из квартиры все, у него только телефон, он делает ставки. Понимаешь, насколько от реальности отрыв? И это никаких веществ.

Это же одержимость, она может во многом проявляться: есть же геймеры, шопоголики, сексоголики.


— Это аддикция, уход от реальности. Реальность со стыдом, с тем, с тем не очень устраивает, ты хочешь на время в розовый мир.

Если брать меня, то мне грустно — наркотики, весело — тоже наркотики, страшно — наркотики, стыдно — наркотики. Я эти чувства трезво не проживал никогда. И я не хочу. А почему — потому что я боюсь, страх нового, что там меня ждет. А почему я боюсь? Я просто не мог дойти до этого, хотя логическая цепочка простая. Чего я боюсь, если я этого не пробовал?


— Потому что с 14 лет вещества по факту были костылями эмоциональными.

Потому что думаешь, что каждое твое действие как-то оценят. А когда я въебу чего-то, это пропадает.


— Страх оценки все-таки был очень значимый.

Да, такой мой дефект.







— Люди скажут: "Какой у него страх оценки, похуист главный". А как у тебя с этим сейчас?

Я на это иду, я понял самый крутой инструмент на счет этих страхов — просто идти на эти страхи, проживать. А еще мне нравится тема "делать то, чего не делал; по-новому поступить". Условно, я бросал мусор в окно машины, а теперь положил в мусорку.


— Новое поведение.

Это формирует переход от старой модели поведения в новую. Которая без зависимостей. На данный момент я считаю, что круто, что я 7 месяцев не употребляю. А еще и [пришло] осознание того, что нахуй надо.


— У тебя даже лицо поменялось.

Да много что поменялось. Знаешь, все мне какого-то добра желают. По улице иду, мне говорят: "Хорошо выглядишь, красавец, давай, держись". Меня это тоже вдохновляет.

Только в процессе программы в ребе я осознал, что я дно хапнул. Ребенок бегает, а я сижу черчу: "Он же маленький, не понимает". Дно мое — когда я объебанный с малолетками трахаюсь. Ко мне пиздюки тянулись с этим таблетками, а мне только этого и надо.

Перед тем, как меня в ребу забирали, у меня круг общения изменился — одни вот эти, кто таблетки жрет. Они мне сейчас пишут: "Давай встретимся, погуляем", я отвечаю: "А какой мотив?" Между нами пропасть.


— Ты границы выставил?

Я не стал. Знаешь что, у меня вообще триггера нет.


— Вот это интересно.

Вернее, он есть, но у меня есть инструменты работы с этой тягой.


— Ты тягу когда в последний раз испытывал?

Вот сегодня. Показывал ролик менеджеру, в нем таблетки.


— То есть, увидел таблетки?

Ну и мысль возникла: "Может, хапануть?"


— Давай разберем по горячим следам. Сначала триггер. Потом мысль. Эмоции какие подключились?

Эйфорическая память, естественно, вся эта фигня заработала. Я эту тягу обрубил, вспомнив свое дно. Переключился.

И у меня есть еще такая тема — весы, где на одной [чаше] ебаные таблетки, а на другой — ребенок мой. И обнулить вот это все, опять стать… Мысль-то была въебать, но я остановил себя на том, к чему она приведет? Я знаю, что у меня нет контроля, я не остановлюсь. Я съем эту таблетку, может быть, неделю еще продержусь, но в голове уже все сработает, серотониновая залупа эта откроется.


— Шансов контролировать у тебя никогда не будет, я тебе честно скажу. Первая таблетка или даже алкоголь — это все равно через какое-то время…

Да. Я когда смотрю на алкоголь, думаю: "Фу, бля". С таблетками такого нет. Есть мыслишки, но это нормально, тяга будет.


— Тяга может быть и через 15 лет. Просто можно пойти у нее на поводу, начать накручивать себя, начнется тревога, потом мысль "один разочек ничего страшного". А можно, как только заметил — сразу все инструменты применить.

Нет, мысль возникла — надо уже с ней работать. Потому что можно далеко с ней зайти. Раньше я вечером решал, что завтра завязываю, а утром сразу объебывался — о чем-то это говорит.


— Это замкнутый круг, зависимость невозможно контролировать. Это не твоя проблема, не ты плохой, а зависимость так устроена. У меня парень был в ребе, у него дома в принтере осталось спрятано 50 г амфетамина. И он всю ребу ждал, чтобы выйти и употребить. И только когда ему жена позвонила, что она все выбросила, он начал выздоравливать.

Но чем больше ты себя так обманываешь, тем сильнее нарастают стыд и вина. А как от них избавиться — снова обдолбаться. И тут вариантов нет, только честность с самим собой.


Конечно, у моей болезни есть навыки как меня подразвести. Для меня было не употреблять — это значит, ты лох какой-то. Я со школы хотел быть плохим. Знаешь, когда пиздюки курят сигарету, они крутые.

Мне еще психолог очень сильно помог. Она как раз указала на моего внутреннего ребенка, обижаку.

Ты спросил про высокомерие — мне в ребе дали дополнительное задание "Гордость и гордыня". Там я обратил внимание, почему у меня гордыня — она вся на обидах была. Я обижаюсь на то, что я что-то говорю, а на меня не обратили внимание. Предложил посмотреть фильм — проигнорировали.


— Это все стыд, связанный с низкой самооценкой, балансом самооценки. Представь, люди так живут, полностью зависят от мнения окружающих.

Хотя я всячески делал вид, что я не такой.


— А чем сильнее делают вид, тем сильнее зависят. Тут нужно выстроить баланс самооценки. "Это у меня получается хорошо". Ты 7 месяцев не употребляешь, никогда такого не было, это реально твое достижение, нового Паши. Поборолся с тягой сегодня, победил, тоже достижение. Каждый раз хвалишь себя за маленькие достижения, начинает выделяться естественный дофамин. Потому что твой дофамин зависел от таблицы Менделеева.

Есть нехимические зависимости: шопоголизм, сексоголизм, даже зависимость от спорта. Такой зависимый тип личности. Что ты употребляешь, не так важно. Важно свою личность менять.

Просто наркотики, наверное, дают самый быстрый выброс дофамина и большой по количеству.


— Но и расплата за него…

Есть колесо жизненного баланса, где семья, работа, хобби, отдых, друзья, здоровье. У зависимых обычно какой-то сильный перекос — кроме вещества, остальное все не интересует. Зависимый должен это колесо выстраивать. Если он не научится трезво жить — это опять срыв.


Я понимаю, что первый год [после реабилитации] — самый сложный. Я предоставлен сам себе, только моя честность с самим собой может меня удержать. Есть соблазны, но опять-таки я этими инструментами [должен работать]. Вот это отслеживание мотивов — программа реально прошила голову.


— Но на группы [анонимных наркоманов] надо все равно ходить.

Это тоже, кстати, инструмент, когда хуево. Есть такие люди, их группа спасала.


— Это чудеса, бывает, человек, сидит черный в этих своих мыслях, на тяге. Проговорился на группе или один на один с консультантом — и просто оживает.

Такая же фигня. В Москве я еще не ходил на группу, по времени не получалось. Так то рекомендация — 90 на 90, а я уже ее нарушил. Мне голова опять рассказывает: "Паш, ну ты то и так уже красавчик, успеешь сходить". Но, сука, я это уже каждый день себе говорю.


— Видишь, ты нарушил, возникает незначительное чувство вины. Если его начать раскручивать, оно скажет: "Ты нарушил, давай уже во все тяжкие". Стыд и вина тебя разводят на всякое говно. Стыд тебе скажут: "Надо убрать стыд, пойдем гулять". А вина: "Да ты и так уже накосячил". Надо их осадить и идти по своему плану.

Кроме групп, неплохо бы и к психотерапевту ходить, прорабатывать. Ты уже понял, увидел и внутреннего ребенка, и стыд, и вину. Я хожу к психотерапевту пятый год. И тут никогда нет конца. Я только на четвертом году этот стыд начал замечать всюду. Бывает агрессия, а за ней скрывается стыд. Человек агрессивный, потому что в себе не уверен. Мы с детства прошиты стыдом и виной. Обществом, школой, родителями. И так живем: кто-то употребляет, кто-то психует, не желая сталкиваться с собой.

С самим собой страшно сталкиваться. Потому что внутри я вообще другой оказался, не такой как на видео.

Знаешь, еще одна мотивация на трезвость — все ждут, когда я сорвусь. Мне вопросы задают: "Ты реально до конца жизни? Даже пива не попьешь?"

Я говорю: "Сегодня я не буду. Только сегодня".



"Это было в России — значит, было давно"
Передразнил пост, в котором Платина писал, что не хочет читать, как Оксимирон
Мир разделился на два лагеря: тех, кто за факи, и тех, кто за фиги