Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Тексты

"Я вломился в студию к 50 Cent и стал бить его костылем"

The Flow прочитал недавно вышедшую книгу Ja Rule и выбрал оттуда самое интересное
Комментарии
0

Текст: Руслан Муннибаев

Джеффри Аткинс, известный как Ja Rule, — отличный пример того, как экс-драгдилер становится одним из самых популярных рэперов в мире, продает милионы дисков, получает охапку премий и всех благ жизни. И он же наглядный пример того, как почти в одночасье почти все это теряется. В его случае причиной стал сменившийся музыкальный тренд, биф с более талантливым новичком и тюремное заключение. Все это Аткинс описал в недавно вышедшей автобиографии "Unruly. The Highs and Lows of Becoming a Man". The Flow прочитал ее и представляет вам несколько любопытных фактов из жизни Ja Rule.


 

Его отец был пекарем и неплохо зарабатывал, но пристрастился к наркотикам. Мать Джеффри после серии побоев и вынужденного аборта забрала шестилетнего сына и ушла от мужа. Она, как и ее родители, была свидетелями Иеговы — поэтому будущий рэпер в детстве никогда не праздновал дни рождения. По этой же причине он ходил вместе с дедом и бабушкой по домам и разносил журналы этой организации. Разумеется, Джеффри ненавидел это. 

Татуировка Kristen на спине Ja Rule означает имя его неродившейся сестры.

Девственность Джеффри потерял в 11 лет на грязной лестничной клетке, подстелив картон, на котором он учился танцевать брейк. Девчонок подогнал его более опытный друг Тайрей — ему было уже 13. "Это было быстро, некомфортно и хреново. Тайрей знал, что он делает, по крайней мере, лучше, чем я. И все закончилось прежде, чем я узнал, что делать". 


  

"Наш первый опыт в торговле был в школе. Джейсон, Кевин и я стали крошить мыло, фасовать в пакетики для крэка и продавать по пятерке. Острым ножом мы крошили мыло Ivory, это выглядело как крэк. Мы просто хотели поднять немного денег на еду и пиво. Мы не пытались продавать наркотики или сделать большие деньги, мы были счастливы, когда удавалось заработать пятьдесят долларо".

Мыльный бизнес лопнул очень скоро, и друзья на время перестали торговать. Позже Ja Rule взялся за настоящий крэк и героин. Заработок в 1000 долларов в неделю заставил его бросить школу. "У каждого из нас были телефоны и пейджеры, но также мы раздавали друзьям и родным номер телефонной будки на том углу, где каждый из нас торговал. Будто это была наша личная телефонная линия. Так и было, потому что если мы не были дома, то стояли на своем углу".


 

Ja Rule с юности писал тексты в тетрадку, но по-настоящему задумался о рэпе, когда его друг Black познакомил его с DJ Irv, будущим компаньоном Ja. Irv посоветовал им и их третьему другу O объединиться в группу. Трио Cash Money Click даже подписало контракт с лейблом TVT, но Black попал в тюрьму на пять лет, а когда оставшиеся двое пришли на Def Jam, там захотели работать только с Ja Rule.

Так выглядела и звучала первая группа Ja Rule

 

"DMX был отличным парнем, хорошим другом, но наркотики его изменили. Он творил что угодно, пропускал концерты, съемки клипов и интервью. Однажды я даже попал в тюрьму из-за него. Мы записывались вместе и возвращались на студию из магазина. На лестнице один тип продавал часы. 

— Что ты делаешь с часами моего брата? Это же часы моего брата!

И следующее, что я увидел, это как X ударил этого парня и отжал у него часы. Он был известным, зачем ему было грабить кого-то? Мы вернулись на студию, а этот парень вызвал полицию".

Сборная нью-йоркских рэперов первой величины в 1998 году записала саундтрек к фильму "Живот". 

 

"Я написал песню для своего сольного альбома — "Can I Get A…". Jay-Z она понравилась и он попросил ее себе. Я подумал, что если я буду на этом треке и в видео, то без проблем. В обмен он записался на моем альбоме, в "Kill’em All". "Can I Get A…" стал большим хитом, отчасти из-за того, попал на саундтрек к фильму "Час пик". <…> На съемках клипа все было круто, но меня там нельзя было идентифицировать. Я был просто "парнем с Jay-Z". 

"Я видел, как ты отжимаешься там. Ты в какой форме вообще?" — спросил режиссер клипа Бретт Ратнер, имея ввиду мои кубики на животе. "Я в порядке". "Ну тогда может снимешь футболку?".

Сначала я обломался, мне хотелось показать мои крутые шмотки, но выбора не было. А когда видео вышло, все хотели знать, кто же этот рэпер в конце клипа. Я. В итоге, снять футболку было лучшим моим решением, которое я когда-либо принимал. Той ночью я стал Ja Rule, а не просто "парнем на треке с Jay-Z". Не думаю, что после я когда-либо надевал футболку".

Трек "Can I Get A..." попал на третий альбом Jay Z "Hard Knock Life": также там была и песня с DMX.

 

Биф с 50 Cent развивался постепенно. Сначала они познакомились на студии Jam Master Jay, и 50 Cent, которого тогда знали как Boo-Boo, хотел даже записаться с Ja Rule. Позже (по версии Ja), он обиделся на то, что на съемках своего клипа Ja Rule не уделил ему достаточно внимания — так появился первый дисс "Murda, I Don’t BelieveYou". После этого все стало еще интереснее.

"В 2000-м у меня был концерт, на разогрев которого позвали 50 Cent. Организатор не знал, что между нами есть проблема. Когда я приехал в отель, то увидел там своего приятеля Uncle Chaz, который тогда начал работать менеджером у 50. Он попросил меня поговорить с 50, и мы встретились. 

"Ничего личного. Я просто пытаюсь подняться. Трек уже вышел, дальше продолжения не будет. Тут уж ничего не поделать", — сказал 50. Не знаю, почему, но меня это вывело из себя, я стал орать на него, назвал "bitch ass nigga". Он пытался мне отвечать, но я ударил его битой, натянул его футболку ему на голову и начал бить руками. Слева, справа, апперкот. Затем O поднял биту и стал бить его по голове. Black Child присоединился и тоже лупил его. Мы избивали его и никто из людей 50 ничего не сделал. <…> Вечером мы выступили без всякого разогрева. Никто не знал, что за черт этот 50 Cent, и никто не расстроился, что его не было".


  

Эта драка не была единственной.

"Когда я вернулся в Нью-Йорк, я услышал, как 50 полностью переврал эту историю. За это он заслужил еще одну взбучку. <…> Мой друг Мерк сломал ногу и я позаимствовал его костыль в качестве оружия. Мы пришли на студию, где и я и он должны были записываться этой ночью и стали открывать все двери, так как не знали, где именно он будет. Когда я открыл маленькую студию и оказался в сантиметрах от него, он посмотрел на меня, как на привидение.

"Давай поговорим!" — "Ты достаточно наговорил". БАМ! Я вломился в студию и стал бить его костылем. Мы забили его в угол и я обрушил на него большую колонку. Я услышал, как он сказал: "Достань пушку!". "Доставай свою пушку!", — ответил я. И тут Black достал ножик и порезал 50. Когда мы увидели кровь, то свалили оттуда.

Я должен был это сделать с 50 Cent. Я хотел причинить ему боль, показать, с кем он связался. Я чувствовал, что защищаю то, ради чего так старался все эти годы. Я защищал свою репутацию и искусство. Я не мог допустить, чтобы кто-то осквернял их своими дрянными диссами и враньем. Мой рэп был самым главным из того, что я имел. Я его создал, он все значил для меня".


 

  

Пик коммерческого успеха Ja Rule пришелся на 2001 год: тогда вышел альбом "Pain Is Love" и суперхит "I'm Real" с Дженнифер Лопес.

 

"Когда я записывал свой второй альбом, я жил в Лос-Анджелесе. Это была прекрасная пора моей жизни. Я снял дом и три месяца работал в нем. Почти не спал, был слишком занят своим успехом. Это было впервые, когда в моей жизни появилась такая роскошь, дом стоимостью в 10 или 15 миллионов долларов. <...> Я называл его "ghetto mansion", он стоял у предгорья Лос-Анджелеса, там, где жили Джулия Робертс и Брюс Уиллис. Дом стоил 30 000 в месяц и я понятия не имел, что делать со всеми этими восемью спальнями, девятью ваннами и теннисным кортом. Я не играл в теннис, зато мы играли на баскетбольной площадке и почти каждый день устраивали вечеринки у бассейна. Было весело играть в баскет в два или в три ночи, а вы знаете, как ниггеры играют в баскет — во весь голос. Постоянно приезжала ночью полиция, но я говорил им: "Что значит, "вы не можете веселиться тут"? Я плачу как и все остальные". Думаю, соседи нас ненавидели". 

"Вокруг нас всегда было много женщин и мои парни с некоторыми из них хотели познакомиться поближе. Так как я был "звездой", мне было легко цеплять женщин и передавать их парням, голодным до женского внимания. Среди них была одна, которая следовала за нами из клуба в клуб, Ezette. Я сразу понял, что она беда. Каждый разговор она упоминала знаменитостей: "Я выхожу замуж за Фреда Дерста", "Сегодня поеду навещу Maxwell", "Я встречаюсь с Ленни Кравицем". Зачем она нам все это говорила? Я знал, что она просто врет. <...> Каждый из нашей тусовки получил свой шанс с Ezette, я называл ее "на раздаче".

"Однажды я был в Майами на Зимней Музыкальной Конференции, когда как раз вышел новый альбом. Радио всегда поддерживало Murder Inc. и у нас с Irv Gotti появилась отличная идея о подарке для программный директоров. Мы позвонили Ezette из Лос-Анджелеса и предложили ей прилететь в Майами подзаработать. <…> Это был злой план, но он имел смысл. Все эти программные директора радиостанций в большинстве совем были полными, лысоватыми мужиками средних лет, которые не отдыхали месяцами, а то и годами. Ezette была отличным подарком для них и она была рада услужить. Мы сняли ей номер с хорошим видом и рассказали всем директорам, что их ждет подарок в номере 3261. Они слетелись в этот номер и Ezette показала им небо в алмазах. Разумеется, у Murder Inc. был отличный следующий год радиоэфиров".


 

 

"B.I.G. как-то отлично сказал: "More money, more problems". Однажды мой диджей, DJ Daison тусовался с моей женой и ее подругами в клубе. Там он увидел в ее кошельке карточку American Express Back Card. И украл ее. Мы быстро заблокировали карту, но несколько покупок с ее помощью успели произвести, купили диджейское оборудование. Я пообщался со службой доставки и все стало ясно — некто Daison Floyd заказал его на дом. 

Мы поехали на концерт и я попросил водителя заехать в магазин, где купил перчатки и биту. Никто не понимал, зачем мне это, но это был мой концерт и раз я так сказал, значит, вопросов быть не должно. Я дождался ночи и в моем номере, где все тусили, отозвал Daison в комнату. Как только я начал избивать его битой, на меня напала пелена и я почти ничего не помню. Эта сука орала: "Ты что делаешь?!". Он думал, что я хочу убить его. Я действительно превратился в другого человека. Он смог вырваться и выбежал из комнаты. Все увидели, как я несусь за ним с битой в руках, а он убегает с окровавленной головой. Я крикнул: "Эй, Life, наступи ему на руку!". Тут я начал избивать его с такой силой, что не мог остановиться. Даже мои парни стали просить: "Rule, достаточно, ты все доказал уже, ты убьешь его!". Но мой мозг был где-то в другом месте. Позже они рассказали мне: что я орал: "Я же любил тебя, ниггер! Я вывел тебя в люди, кормил твою семью! Ты предал меня!".

Daison, похоже, не понимал, что я дал ему шанс тогда, когда остальные мои парни его не очень-то любили. Они называли его "смазливым парнем" и считали, что и как диджей он не очень хорош. А я платил ему 1500 долларов за концерт — в тот год у меня их было 40. То есть 60 000 плюс полностью оплаченное питание и проживание. Я никогда не требовал для своих людей чего-то хуже, чем себе. Если я останавливался в Ritz-Carlton, то и все там останавливались. Но если кто-то делал из меня дурака, он получал по заслугам. Я хотел переломать ему кости. Я хотел, чтобы он ощутил всю низость того, что он сделал, украв у моей жены. <…> Позже он подал на меня в суд и я заплатил ему 80 000. Больше я с ним никогда не разговаривал".

 


comments powered by Disqus
Пытаемся разобраться в главной киноновости дня.
Migos, Cardi B, Lil Yachty, Lil Baby, City Girls поочередно, а иногда и скопом оккупируют топы Billboard и стриминговых сервисов. Рассказываем, кто на самом деле за этим стоит.
Yanix радует маму, Rickey F хулиганит, а Эмелевская поднимает серьезную тему.
Артистка, вместе с Alyona Alyona показавшая, что в 2019 году девчонки рулят не только украинской сценой, но и всем миром.