Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Тексты

"Тимати не производил впечатление сильной личности": Лигалайз дал интервью изданию Onliner.by

О 90-х, наркотиках, Децле, Тимати, гонорарах, старении и новой школе.
Комментарии
0

Лигалайз дал большое интервью изданию Onliner.by — полную версию можно почитать на сайте издания, а основные моменты — ниже.


О концертах

Все выходные заполнены, и это то, что меня устраивает: по одному-два концерта в неделю. Перерыв в карьере? Был, но закончился года четыре назад. Тьфу-тьфу, боюсь спугнуть, но мне все нравится — это золотая середина. Мне нравятся моя автономность, независимость от попаданий в эфиры и заигрываний с новой аудиторией, отсутствие суеты. Мне нравится, я живу своей жизнью, но готовлю себя к уплотнению графика, к новым серьезным работам — настраиваю себя так и нахожусь в процессе набирания оборотов.


О гонорарах

— В свой коммерческий пик ты за выступление на вечеринке брал €10 тыс. Насколько скромнее этот гонорар сейчас?

— Во-первых, произошла серьезная инфляция. Во-вторых, €10 тыс. — это "заказники" какие-то в разные периоды. В-третьих, эти €10 тыс. можно было долго ждать: либо ты сидишь на большой цене и выступаешь реже, либо снижаешь планку и выступаешь каждую неделю. Я сделал выбор в пользу работы, даже сменил в какой-то момент своего директора и взял более подвижного, молодого и интегрированного в соцсети, не настолько разбалованного гонорарами и спросом. И дал ему задание, чтобы концертов было много, чтобы он был более гибким по цене, чтобы я и моя группа постоянно работали и были в тонусе. Мне это нужно для жизни, для ощущения, что я функционирую как артист.

Концерты бывают разные. Если это какое-то закрытое мероприятие, нужно куда-то далеко поехать на какой-то день рождения или свадьбу, то цена может быть примерно такой же. А так она в два или два с половиной раза меньше. Зато это может быть два-три концерта в неделю.

Насколько регулярно случаются билетные концерты? Не работаю, не связываюсь. По моим ощущениям, на билетные концерты больше ходит молодая публика, а на меня скорее идут в клуб взрослые люди. Я работаю в основном в клубах за фиксированный гонорар. Билетные концерты… Сталкивался несколько раз, но мы стараемся не нагружать себя этими лишними хлопотами: отслеживать кассу, следить за рекламой и так далее. Ну и я по большому счету достаточно специальный артист: нельзя сказать, что меня много в эфирах, чтобы народ собрался и пошел на концерт.


О 90-х

Если уж говорить честно, то мы все из гетто и бедноты. И то, чего я насмотрелся в лихие девяностые, когда взрослел и начинал делать музыку, — это абсолютно сравнимо. Думаю, нашим историям даже позавидовали бы на Западе: бандитизм, так называемый произвол полиции, на котором строится протест американского рэпа. У каждого из нас таких историй очень много.

Касалось ли меня? Да, конечно. Всесильность милиционера… Подбрасывали с доисторических времен. Мы так удивляемся истории Голунова, будто это что-то новое, хотя это с детства нам всем знакомо до боли. Повальная наркомания, алкоголизм, бедность, ограниченность их самореализации. Героиновая эпидемия скосила многих — каждую неделю в подъездах умирало по несколько человек, и все это я видел своими глазами. Драки, преступность, боязнь пойти в соседний район, агрессия.

О наркотиках

Ограничился травой и какими-то веселящими таблетками, и то когда жил в Праге сильно позже девяностых. Тогда эта тема меня не коснулась никаким образом: я всегда занимался спортом. Ну а алкоголь не смог обойти, потому что некий культ существует — не зря это называют русской болезнью. Нужно было доказать свою прочность, выпивая стакан водки. До какого-то момента это было весело и рок-н-ролльно.

Вот траву я курил очень много. Примерно с началом моей звездности, во времена "Bad B. Альянса" я стал много курить. А в Праге вообще время суток считается джойнтами, а не часами. Но опиаты и другие серьезные наркотики я не употреблял, хоть и соприкасался посредством наблюдения за своими друзьями. Грюндик, мой ближайший друг… На моих глазах происходили все его возлияния. Он же был убежденный, эстетический джанк. Это было сплошь и рядом: дети-подростки, валяющиеся шприцы. Я, конечно, благодарен судьбе и воспитанию за то, что как-то сумел это обойти. Никогда не было ни желания, ни соблазна.


О Децле

— Стык тысячелетий — это мощный взрыв в русском рэпе. Куча коммерчески успешных альбомов, куча имен… Есть мнение, что Лигалайз в это время притормозил себя из-за Децла.

— Или, наоборот, стартанул. Децл стал звездой всей нашей тусовки.

— Но услышали в первую очередь Децла.

— Ну и классно, ну и хорошо.

— У меня сложилось мнение, что поначалу ты негативно относился к Децлу и ко всей этой идее с его продвижением.

— Не негативно, а скептически, потому что такие штуки не срабатывают. Мы все были фанатами, плотью от плоти этой культуры и движухи. Нельзя просто так взять чувака, привести его и сказать: "Сделайте его рэпером". В этом нужно было вариться, жить этим, себя найти, много знать и уметь. А "сын продюсера" — это прямо шаблонный образ.

Да, насчет Децла у меня был скепсис. Была почва для зависти, потому что "Легальный бизне$$" планировался как ударный поп-рэп-проект, который будет нацелен как раз на то, чтобы популяризировать культуру. Мы готовили альбом, в который должны были быть большие вложения, но в процессе записали одну песню Децлу — и она выстрелила. Записали вторую — она тоже выстрелила. Ну и хорошо: мы стали этим пользоваться. Почва была, но в какой-то момент я для себя это правильно понял: Децл нас всех тащит, так что стратегически это было правильное и даже гениальное решение. Я не знаю, было ли оно настолько продуманным или случайно звезды сложились так, что через ребенка и детский рэп мы детей и приручили — дали им хип-хоп-музыку через детское питание, а не стейками сразу начали кормить.

Это была чужеродная культура, и нужно было найти путь к сердцам и восприятию широкой аудитории. Это была прививка в ДНК через Децла, и я только благодарен этой ситуации. Ну а потом мы стали друзьями, большой семьей.

Как подружились с Децлом? Принудительно.

— Вы такие уже взрослые дядьки, и тут вам приводят какого-то школьника и говорят: «Он будет рэпером. И Тимати тоже будет рэпером».

— Да.



О личной ответственности за успех Black Star

Мне было бы лестно. Хотя даже и Тиман сам говорит, что на него это сильно повлияло. Я его помню, и он был совсем другим и не производил впечатление такой сильной личности. Скромный паренек, который наблюдал моргающими глазами, когда я, дядька Лигалайз, приходил со свежими татуировками с перепоя в студию и записывал с первого тейка какой-нибудь куплет.

Ну ничего плохого в этом нет. Тимати уважение мне транслирует, зовет в клипы, передачи и так далее. В общем, я опять начинаю скромничать. Конечно, я ответственен за этот успех.


О творчестве и деньгах

Творчеством я занимался уже давно, и у меня было полно альбомов D.O.B. Творчества было много. И альбомов, которые слушали только мы. А я к тому моменту уже становился взрослым чуваком, которому чем-то нужно было заниматься, поэтому для меня принципиально было превратить творчество в профессию. Пройти по грани: адаптировать свою музыку и сделать ее более понятной и по-хорошему попсовой, но чтобы слово «по-хорошему» в ней осталось.

Большие деньги? Это не случай "Bad B. Альянса" — там как раз была чехарда: так были составлены контракты, что мы ни о чем не думали, ничего не знали и не понимали. В итоге я написал пять-шесть альбомов, а получал $100 с концерта. Я сам прекратил эту ситуацию в какой-то момент и свалил в Прагу, чтобы просто сбежать.

Я прямо как беглец поступил. Как только он попытался каким-то образом меня эксплуатировать и я почувствовал с его стороны неискренность… Мы же такими наивными были. Я действительно сражался за победу хип-хопа и действительно воспринимал наши успехи как общие победы, а Влад Валов был более взрослым, экономически подкованным человеком с житейским и социальным опытом и оборачивал это себе и своему лейблу на пользу.


Об успехе

Какую-то бескорыстность и главенствующую созидательную идею я в какой-то момент ощущать перестал и понял, что ее там нет. Мне стало невозможно существовать в этом коллективе: стал прогуливать эфиры и какие-то "Голубые огоньки", перестал записывать эти дурацкие песни, которые превратились в конвейер. Я покинул эту тусовку, выполнив обязательства по контракту. Уехал в Прагу, записал там пару-тройку альбомов, а потом вернулся, иначе заключил контракт с Сашей Толмацким, который изъявил большее желание со мной работать. Мы сработались совсем на других условиях: я стал работать только на себя и уже не связывался ни с какими группами, альянсами и лейблами. Тогда и заработок хороший начался — все пошло-поперло.

К деньгам привыкаешь, и твой уровень жизни повышается. Покупал какие-то штуки все время, с женой ездили отдыхать постоянно, долго снимал большой дом, хотя нужно было покупать, а я все в аренду брал. Привыкаешь к определенному уровню, и, чтобы его соблюдать, приходится много тратить, а об этом не задумываешься. Я не самый толковый финансист, но кое-что прикупил и как-то зацепился немножко в этой жизни. Но все равно это были не золотые горы. Но нормально, кстати, было.

Об альбоме "XL"

Это был последний год, когда продавались диски. А диски — это хороший бизнес. Это в десять раз больше, чем альбом, проданный на цифровой платформе. XL — это победа хип-хопа или его поражение? Вау! Пан или пропал? Мне трудно представить, каким образом это может быть поражение…

А почему это не тру? Я всегда называл вещи своими именами. Это был адекватный времени путь музыки, которая должна была выпрыгнуть из широких штанов и превратиться в коммерческую и модную музыку с большими площадками и эфирами. Это планомерное и обусловленное эволюцией развитие, адекватное. Я недавно услышал очень полезную фразу, которая мне помогает: "Не бывает прогресса без деградации". Когда ты в чем-то совершенствуешься, как правило, в чем-то и проигрываешь.

В чем я проиграл? Если мы говорим про голос бедных подъездов, то, наверное, рэп потерял подъезды в тот момент, но потом, как мне кажется, они взяли реванш и еще не раз его возьмут. Это вечное соревнование и вечный конфликт. В общем, это дискуссионный момент.


О 50 Cent и Kanye West

50 Cent — это воин, это крутой рэпер, который своей волей поменял нью-йоркскую музыку и стал королем мира и самым успешным дебютантом, чуть не умерев на асфальте. Я до сих пор фанат его альбомов Guess Who’s Back и Get Rich or Die Tryin’. Это настоящий гэнгста-рэп, мощный и агрессивный. Я — что-то от Канье Уэста, что-то — от 50 Cent. Ты смотришь на интересного артиста и чему-то у него учишься. Мне многое нравится у обоих.


О том, каково быть рэпером в 41

Кайф. Мне это и не нужно (понимать вещи, которые делают люди из новой школы — прим.). Я пытался залезть туда и разобраться во всем, а потом понял, что мне это ни к чему. Есть очень много взрослых людей, которые их не воспринимают, а мой музон им нравятся. Пусть их меньше, пусть они не такие активные, но они более осознанные и взрослые. Мы можем сосуществовать — нам не обязательно соревноваться, и ворчать я не буду. Наоборот, я аплодирую и многому учусь.


Об ЛСП

Они крутые чуваки, и мы с ними немного знакомы. Они должны были приехать на мой концерт в Минске, но, кажется, здорово угорели накануне. Я не слушаю русскоязычный музон. Для вдохновения у меня другая музыка, но, насколько я знаю, ЛСП крутые. Не погружался, чтобы изучать, но образ у меня сформировался. У Дудя на этот счет есть универсальная фраза: "Я уважаю твой успех".



comments powered by Disqus
Как излишняя героизация персонажа исказила реальность.
Вышел клип на трек, который Крид сдал на второй раунд баттла. Что скажете — поменялся для вас образ Егора из-за участия в 17-м независимом?
Фит года, непростая математика и Rihanna дня.