Новости Тексты Альбомы Клипы
16+
Тексты
Интервью: Анна Карахан

“Нет того самого русского звука, за которым все гонятся”: интервью с ижевской промо-группой ABCD

ABCD (any body can dance) — лейбл из Ижевска, одной из столиц российской электронной музыки. В пятницу на проекте Jager Night Embassy они представят новый формат рейва.
Комментарии
0

ABCD — это промо-группа и лейбл из Удмуртии, за которыми стоят десятки качественных вечеринок в Москве и Ижевске. Их часто называют третьим поколением ижевской музыкальной волны, а сам город — русским Детройтом. Мы поговорили с промо-группой об их миссии, родном регионе и новом детище — музыкальной резиденции в Удмуртии с артистами из Москвы. В рамках проекта Jager Night Embassy, ABCD придумывали новый формат рейва — с первобытными языческими обрядами, аналоговыми инструментами и удмуртской грязью.



— Давайте начнем с истоков. На сегодняшний день существует представление об Ижевске, как о русском Детройте. И о том, что сейчас якобы должна быть третья волна музыкантов из Ижевска, у которых есть свой особый звук, некие отличительные черты . Что вы думаете на этот счет? Как у вас складываются отношения с этим наследием и бэкграундом?

Никита: Классный вопрос. Фишка в том, что сложно говорить о русской музыке в контексте какой-то оригинальности. Нет того самого русского звука, за которым все гонятся. Молодые музыканты стремятся делать звук либо под копирку, либо по канонам западной музыки, чтобы попасть в чарты.

Мы же черпаем вдохновение в нашей истории — это музыканты, у которых не было интернета, им приходилось находить что-то новое в реальности, с которой они соприкасались в конкретный момент в конкретном городе. Мы хотим осмыслить творчество наших предшественников, экспериментировать, создавать что-то новое и уникальное, основанное на фундаменте музыкального прошлого нашего города.

Денис: Раньше мы говорили, что не считаем себя третьей волной. А сейчас мне кажется что нет, вполне себе.

Юра: Я все таки думаю, что волной можно было бы назвать объединение нескольких сообществ, ценностно близких и работающих в одном ключе. Сейчас же всё максимально децентрализовано даже в масштабе города. Отдельные люди, сообщества, энтузиасты занимаются чем-то своим и не часто коммуницируют друг с другом, потому что в этом пропала нужна. Всё что нужно, есть у тебя в лэптопе.


— Давайте поговорим про то как у вас все началось. Расскажите про то, как вы сделали свою самую первую вечеринку на 40 человек в съемном офисе. Что изменилось за все эти года? Остались ли какие-то рабочие инструменты с тех времен?

Руслан: Началось все с того, что легендарный клуб БВИ, в котором мы делали все мероприятия, закрылся. Причем в тот момент, когда так называемая тусовка только-только образовалась — появилось много новых людей с блеском в глазах. Клуб закрылся, потенциал остался нереализованным. Эта энергия дала старт чему-то новому, обособленному от правил, без ограничения себя в идеях и их воплощении.

Денис: Первые серьезные вечеринки ABCD были сделаны по лекалам лучших, на наш взгляд, московских рейвов. Мы смотрели на декорации, на принципы организации подобных событий и воспроизводили в собственных реалиях — получалось что-то своё. И я думаю что как раз после череды событий, где мы всё делали по подсмотренной механике, у нас сформировалась своя идея, концепция. То от чего мы должны отталкиваться, и то, к чему должны идти.

Никита: Да, это как раз получилось после того как мы уже все переехали в Москву и поняли, что нужно искать свой уникальный вектор.


— И в чем заключается ваша уникальная концепция и вектор?

Никита: В том что надо делать что-то свое. В нашем случае — это осмысление того богатого наследия, которым можно вдохновляться, которое можно открывать с новых сторон и придумывать что-то новое, основываясь на опыте ижевской сцены конца предыдущего столетия.



— Так и возник ваш лейбл?

Руслан: Да, у нас был день рождения, после которого мы решили сделать лейбл исключительно с региональными артистами. Какая задумка? Хотелось показывать тех музыкантов, которые обделены вниманием. Возможно им и не нужно столичное внимание, но вот та музыка, которую они делают, нам кажется, должна увидеть свет. И важно показать это сразу с вниманием к тому контексту, в котором она создана.





— Вы упоминали про фестиваль Регион. Сделать фестиваль — это вообще не то же самое, что сделать вечеринку. Объем работ в тысячу раз больше, еще и согласование с городскими властями. Как это было?

Никита: Начну с согласования с городскими властями — на самом деле нам повезло, потому что в Ижевске появился новый руководитель региона. Он привез с собой команду, которая, в том числе, отвечала за культурное развитие региона. Мы нашли друг друга, и наше предложение откликнулось. Они будто бы сами хотели сделать что-то подобное: какое-то событие, которое бы ознаменовала новую, современную культуру в Ижевске. Думаю без них тяжело было бы провести фестиваль на той исторической площадке, где он был — мы бы даже на этапе согласования просто умерли.

Юра: На секундочку, мы делали фестиваль в городском парке.

Денис: В одном из первых зданий, построенных в Ижевске — Генеральском доме.

Никита: Чтобы нас туда пустили, мы достаточно долго объясняли чиновникам кто мы, что делаем, почему это вообще важно. Ну и вроде у нас получилось.

Денис: Мы приходили с утра к разным чиновникам, давали расписки, подписывали документы.

Никита: На нас еще смотрели, как на каких-то странных типов.

Руслан: Но мы и выглядели как странные типы.

Никита: Ну да, они не понимали, что от них хотят, зачем это надо. Но в итоге они пришли на само мероприятие и кайфанули. То есть они такие вау, мы вообще не представляли…

Денис: Пьяненькие там ходили.

Никита: ...что так оказывается можно сделать.


— На своих мероприятиях вы делаете танцполы разной направленности. Это и хардкор панк, и хип-хоп тоже. Легко ли получается смешивать такие разные вещи?

Юра: У нас есть две основных сущности: ABCD, как промо-группа и лейбл, ориентированная на танцевальную электронику и АБЦД — саблейбл, в котором мы позволяем себе поэкспериментировать, углубляемся в изучение музыкального ландшафта города и, в целом, работаем с разным непонятным и интересным, что нас особенно привлекает.

Но при этом говоря о деятельности в Ижевске мы не ограничивали себя эти подходами. У нас самих есть панк-хардкор и хип-хоп корни, мы сами во многом представители тех сцен, которые включаем на наши события. И когда мы активно занимались деятельностью в Ижевске, мы всегда были в проактивной позиции и старались найти новый продукт на стыке сообществ, увеличить аудиторию людей, которым интересен такой подход к музыке, в целом. На наш день рождения мы делали большой ивент, который начинался хардкор концертом и очень органично перешел в рейв. И самое главное — на тот момент это никого не удивило. Мы все общались между собой и такие коллаборации между сценами воспринимались как что-то обычное.







— А какие у вас сейчас отношения с Ижевском? Кажется, что вы стремитесь к тому, чтобы вывозить артистов из Ижевска в Москву, а не делать что-то на месте.

Денис: План был изначально в том, чтобы показывать ижевских артистов в Москве.

Там мы знакомимся с ними и их творчеством, а потом везем в столицу. Вечеринки же мы делали, потому что надо было нарастить мышечную массу. А потом поняли что лучше делать один большой фестиваль под названием Регион. Там мы всех собираем, слушаем и экспортируем, грубо говоря, в столицу.

Юра: Ну, тут я бы добавил, как человек, который все таки живет в Ижевске. Это клево, когда есть такая селекторская функция лейбла. Но есть совершенно обособленные коллективы, как Финно Угорский Шаманский Оркестр, например. Это три художника, которые вместе начали делать музыку, вдохновленную шаманизмом и этникой, добавив туда электроники и народных инструментов. Для них нормально выступить в деревне для 15 человек и совершенно нет цели покорять московские площадки, они не существуют в парадигме достигательства успеха, а занимаются музыкой.



— Вы пришли на проект Jager Night Embassy, придумав историю про музыкальную резиденцию с локальными ижевскими артистами. Расскажите про ваш проект, как он устроен и какая у него миссия.

Никита: Проект называется "Звуки невидимых земель". Расскажу подробнее. Москва и Санкт-Петербург закрывают собой всю остальную сцену, которая есть в регионах. И наша основная концепция — это как раз показать, что в регионах есть уникальные музыканты, у которых мало шансов пробиться в столицах без чьей-то помощи. Удмурты сами по себе очень закрытые люди — такой менталитет.

Руслан: Чтобы показать, как этот менталитет влияет на быт и творчество местных, мы повезли в Удмуртию музыкантов из Москвы. Мы постарались показать им атмосферу— депрессивную и душевную, с дедушками и бабушками, у которых что не песня то вой души.



— А кого вы отвезли туда в итоге? В Удмуртию.

Руслан: Это были Электрическая собака, Poima и Lucidvox. Все в восторге!

Юра: Это было своего рода первое касание. Мы боялись, что это может получиться колониально — пригласить столичных музыкантов и попытаться за неделю показать весь культурный срез. Поэтому мы сразу в программе попытались отказаться от очевидных туристических маст-хэвов и показать тот самый закрытый быт удмуртов, неизвестных деревень и разных представителей это культуры, которые вряд ли бы без местных проводников стали общаться с приезжими. Благодаря этому получилось показать контекст немного глубже. И мы надеемся, что это первое взаимодействие приведет к другим проектам — нам было важно, чтобы случился симбиоз культур, и произошло первое интригующее касание. А уже дальше это могут быть совместные музыкальные или исследовательские проекты. В рамках Jager Night Embassy мы сделали первый шаг к более осмысленному и плодотворному сотрудничеству.


— Вы повезли музыкантов в Удмуртию, вернулись и готовите на эту тему шоукейс в Москве. Как это будет выглядеть?

Никита: Да, музыканты, которые ездили в резиденцию, сыграют живой концерт, где представят материал, вдохновленный или созданный в Ижевске. Дальше будет канонический рейв. Но вообще мы хотим представить весь культурный срез, не только музыкальный. Есть, например, такая арт-группа "Всероссийское общество святых" с проектом "Удмуртская Грязь". И вот эту грязь мы привезем в Москву. Расскажу подробнее: у каждой страны или города есть свои символы, такие себе маркеры. И у Ижевска, как мы уже говорили ранее, есть автомат Калашникова, но ребятам не нравится такой милитаризированный символ, поэтому вместо него появилась грязь. Это связано с историей Ижевска: когда строился город, асфальта не было и, при этом, постоянно шел дождь. Ижевск был одной большой лужей грязи. Теперь арт-группа это переосмысливает, а мы хотим показать их видение на шоукейсе.


— В проекте у каждого резидента/резидентов есть куратор. У вас это Наташа Абель (со-основательница Arma 17 и клуба Mutabor), с которой вы уже сотрудничали до этого. Как вам с ней работать?

Денис: Очень легко!



— Кайфуете?

Денис: Однозначно, мы с ней сразу же нашли общий язык еще в 2017 году в Ижевске — тогда мы привезли Наташу играть на день рождения ABCD. С ней очень приятно общаться, она поддерживает все наши идеи, активно помогает с лайн-апом.


— По сути, эта резиденция Night Embassy о новых форматах ночной жизни. Сейчас клубная культура в Москве достаточно одинаковая, как мне кажется, несколько коммерциализированная. По моим личным ощущениям, хочется какого-то авангарда, хочется больше смыслов, больше ценностей и больше просвещения. А как вы видите себе будущее ночной культуры? Условно говоря, какие события вы хотите делать через 10 лет?

Денис: Я скажу, что, к сожалению, без ресурса что-то делать в рамках столицы достаточно трудно. И возможности, которые дает Night Embassy — это шаг в сторону менее конвенциональных проектов. Мы были приятно удивлены, что наша идея нашла отклик у кураторов проекта. Никит, ты что думаешь?

Никита: Мне кажется, Москва несколько зажралась громкими именами и лайнапами, которые привозят на спонсорские деньги. Но амбассадоры Night Embassy показали, что можно эти деньги потратить на что-то более интересное, на новые идеи и смыслы. И самое классное в резиденции то, что нас заставляют уходить от классический схемы — привезите пять топовых диджеев откуда-нибудь из-за рубежа, и будет классно. Нет, нифига. Тем более, наша постковидная реальность диктует, что уже ты не привезешь много зарубежных диджеев, надо придумывать что-то самим, искать идеи, реализовывать своими силами. И вот это классно. Потому что есть возможность посмотреть внутрь страны, а это то, чем мы уже занимались какое-то время.



— А по поводу будущего ночной жизни что думаете. Какая у вас амбиция?

Юра: Мне кажется, новому поколению не сильно интересна электронная музыка в формате посещения рейва. И мы это видим, в первую очередь, у себя на родине. Начинаешь размышлять и не можешь себе ответить на вопрос — а чем рейв может заинтересовать? Среда сильно маргинализирована, сообщества, которые занимаются ночной жизнью не слишком приветливы, добавьте к этому кучу аддикций. То есть остаются люди, которым хочется, что называется, гореть. Это тоже весело и неотъемлемая часть рейва, но будто бы должно быть и что-то другое. Нам кажется, что ночная жизнь будущего будет более осмысленной, будет прислушиваться к людям, из-за которых это всё существует и давать им возможность формировать образ событий через соучастие. Ну и конечно, больше дневных мероприятий, где эту самую ночную жизнь обсуждают, публично.







На этих выходных резиденция Jager Night Embassy представит последний в этом году шоукейс сезона, посвященного переосмыслению ночной жизни города. Амбассадоры ижевского лейбла ABCD покажут проект "Звуки невидимых земель" — музыкальное исследование языческих традиций удмуртских народов, переходящее в заводской рейв.

Шоукейс разделен на два акта — вечерний и ночной.

LINE-UP: Электрическая Собака, Lucidvox, Poima, Post Dukes, Оркестр В, Denis Riabov, Sergey Buldakov, Xan, DDoS, Masha Volum, Balu, Kstcn, Rvbbt, Kitsun, Caprithy

Вход осуществляется по QR-коду, также есть возможность сделать ПЦР экспресс-тест на месте (1000 рублей).

Регистрация: https://night-embassy-moscow.timepad.ru/event/1810529/


comments powered by Disqus
Больше похоже на галерею современного искусства.
Не называет имен, но многое сходится.
Все обсуждают "Bandana", Моргенштерн выбирает кличку собаке.