Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости
16+
Тексты
Текст: Мариам Барсегян

Da Boogie Crew: история самой популярной российской брейкданс-команды, рассказанная ею самой

"Мы были сраными инфантильными романтиками начала 90-х"
Комментарии
0

Da Boogie Crew — хип-хоп объединение, изменившее русский рэп 90-х. Будучи подростками они возродили интерес к брейкдансу в стране, представили Россию на международных брейк фестивалях, вынесли хип-хоп культуру на русские теле- и радиоканалы, успели посотрудничать в качестве танцевальной шоу группы с Дельфином и даже находились какое-то время под крылом влиятельно продюсера Александра Толмацкого.

В этом году Da Boogie Crew отмечают свой 20-летний юбилей. Мы побеседовали с основателями команды — Дмитрием Генераловым (DJ Gormon), Алексеем Черновым (Matras) и Кириллом Поповым (DJ Топор) и разузнали, как это было в России 90-х.


Gormon

Нелегко было в России 90-х. Помню, как-то раз возвращаясь с гастролей Дельфина на поезде Казань — Москва, мы решили сходить в вагон-ресторан. В самый разгар нашего пиршества поезд остановился на одной из станций под городом Гусь-Хрустальный, и помимо нас в вагоне появилось ещё человек так 20. Мы с Лехой почуяли что-то неладное, но резких движений делать не стали. Тут вдруг подходит к нам парень лет двадцати пяти, бросает на стол колоду карт и говорит: "Сдавай!". Мы вскочили и поторопились прямо к нашему купе. Между тем, этот картёжник хватает меня за руку, и я застреваю между дверьми на стыке вагонов. Благо, каким-то магическим образом Лёха вырвал меня, мы кое-как добежали до купе, а пока пытались отдышаться и прийти в себя, проводница поезда уже пыталась открыть нашу дверь запасным ключом. Но пацаны до нас так и не добрались, потому что кто-то таки сообразил закрыть дверь купе на верхнюю щеколду. Так вот, мы спокойно доехали до Москвы, вышли из поезда, и выяснилось, что весь наш вагон эти ребята хорошенько обчистили. В России 90-х преступления нечасто раскрывали, и не то, чтоб не могли, а просто напросто боялись. Власти в принципе о безопасности не заботились.


Matras


Ну да, очевидно времени не оставалось, экономику нужно было поднять как можно быстрее. Понятно, что ситуация в стране была и вправду критичная, но в результате такого безразличия в обществе происходили куда более жесткие изменения, которые вообще нужно было вовремя пресечь. Героин, бандиты на каждом углу, куча дешевого алкоголя и беспризорных подростков, нюхающих клей в подземных переходах. И знаете, то, что мы вообще начали двигать хип-хоп в России — это был своего рода подростковый манифест против всего, что происходило вокруг. Мы хотели сверстников наших направить в диаметрально противоположную сторону. И я даже не знаю, как в 16-17 лет мы до этого додумались и, скажу прямо, сделали. Многие говорят: "Ой, да вы, ребята, просто решили подзаработать", и нам всегда одновременно смешно и грустно слышать подобные темы. В самом начале пути единственным источником дохода была только шляпа на Арбате, в которую время от времени попадали копейки зрительских симпатий. Уже потом начались выступления, телепередачи, радиопрограммы.


Gormon

Некоторых ребят нам все таки удалось вывести на правильный путь. Мне лично как-то раз пришло письмо с текстом: "Спасибо, мой сын увидел вас по телевизору, увлекся танцами и слез с наркотиков". Это многого стоит.





Топор

Все как-то само собой получилось. Мы просто были инфантильными романтиками начала 90-х, которые сильно верили в мечты, и я считаю, что именно в этом был залог нашего успеха. Мы мечтали о том, чтобы найти хоть каких-то единомышленников нашего поколения. На первое место бабосы вообще не ставили, хотя сейчас понимаем, что у нас были все возможности хорошенько заработать.


Matras

Но бизнесмены из нас, откровенно говоря, никудышные.


Топор

Не знаю, видимо, нас двигало желание поднять страну с колен хотя бы в культурном плане, дав людям глоток свежего воздуха, в котором все на тот момент нуждались. А то говнарей-то ой как много было...



Matras

Знаете, люди, которые занимаются творчеством не совсем нормальные и адекватные, по крайней мере если говорить об общепринятых трактовках этих понятий. Поэтому, как бы это ни звучало странно, легкая шизофрения, в самом лучшем смысле, всегда в нашей команде поощрялась. Так, особенности характера держали меня на дистанции от всяких говнарей, о которых упомянул Топор. У меня много интересов было, а о существовании брейкинга я узнал в 1985 году, посмотрев стандартный набор фильмов, которые по сто раз переписывали с кассет на кассеты, бережно передавая из рук в руки — "Break dance I, II" и "Beat Streat".




Гормон

Да и мы всегда знали, что если кому-то из знакомых удаётся вырваться за границу, то обратно он возвращается как минимум с одной новой кассетой, или пластинкой, или журналом, или и с тем, и с другим, и с третьим. Мы ждали этого с нетерпением, потому что прекрасно понимали, что в мире-то уже полным ходом всё развивается, это у нас общество застряло и никуда не двигалось.


Топор

В то время когда они там что-то задумывали и хотели влиться, я уже вовсю тренировался вместе с братьями Мерзликиными, Андреем Колючим, Ваней Синим и другими чуваками на Старом Арбате — культовом на тот момент месте, где собиралась вся немногочисленная брейкерская тусовка Москвы. Это было незабываемо, полный, что называется, "get down".


Matras

Да, все как-то безобидненько начиналось. Я вот, помню, как впервые наткнулся на местных бибоев, это было в начале 1987 года — мы с отцом, прогуливались по Арбату. Потеряв рассудок от увиденного, я начал потихоньку интересоваться где, что и как. Интернета не было, информации толком не было, поэтому приходилось бегать везде самому и смотреть все своими глазами.


Gormon

Я вообще не знаю, что на меня нашло тогда. Занимался себе футболом, на районе не тусовал, потому что во дворе я обычно встречал только гопников с банкой пива и сигареткой за ухом. Помню, с ними у меня было пару стычек, особенно когда я стал время от времени появляться в широкой одежде. Меня намного больше привлекал центр города, нежели окраина, и приходилось целыми днями гулять по Москве в поисках чего-то действительно стоящего. В 1993 году я случайно попал в клуб Jump, там же увидел, как пацаны крутятся по 15 оборотов на голове без рук, к черту бросил футбол, которому посвятил 9 лет жизни, начал день за днём ездить на Арбат и с тех пор полностью посвятил себя брейкингу.





Matras

Из нас троих Дима был самым новым экземпляром, и я сам как-то раз предложил ему пригнать к нам в зал и не прогадал — он согласился, и дело пошло.


Gormon

Да, это был фестиваль Влада Валова, под названием B-Boys 1994 или 1995. В списке номинаций я увидел загадочный пункт "new school". Глубокими знаниями я тогда вообще не обладал, поэтому подумал, что номинация эта для молодых танцоров, ну, для нового поколения типа. Как в итоге оказалось, это вовсе был не брейкинг, а скачки типа Mc Hammer’овских. Я это все не очень любил, и мне было плевать, что там от меня ожидали, я танцевал, что мог. В конце вечеринки ко мне подошёл Леха Матрас, мы здорово пообщались, и он предложил начать тренироваться у них в зале.


Matras

В основном мы танцевали верхний брейк, что тогда называли Electric Boogie, а сейчас — Popping. Технически наш танец выглядел не то, что плохо, а очень плохо, зато энергетика у нас была мощнейшая, и это отмечали все. Позже к нам присоединился уже опытный и техничный Кирилл Топор. Вот самое кайфовое в Кирилле это то, что в нем есть какая-то искра что ли, которой у многих танцоров на тот момент не было, да и до сих пор нет. Я считаю его не просто танцором и музыкантом, а скорее артистом с невероятной харизмой. Кирилл нас многому научил, поднял команду на новый уровень, а главное — дал понять, что мы можем и не такое вытворять. Топор, как мне кажется, вполне может называть себя фронтменом Da Boogie Crew и лицом команды.


Топор

До того, как я пришёл в Da Boogie Crew, мы с B-People танцевали на другой части Арбата. Объясняю — одна часть была для мелюзги типа ребят, а вторая — для нас — "профессионалов" (смеётся). По причине конфликтов внутри команды я перешёл на сторону мелюзги, то есть — будущих Da Boogie crew. Понимаешь, если у тебя в коллективе откровенные мудозвоны, которые закрыты для любых новых идей и мыслей, то ты оттуда просто берешь и уходишь, причем тебе даже не важно, куда. Единомышленников реально не хватало, а способствовать возникновению каких-то новых течений вообще невозможно было в одиночку.


Gormon

Ребята на Арбате судили человека по тому, насколько его танец был техничен и оригинален. Причём всему приходилось учиться самим, всем «старшим» не до тебя было. Это сейчас приходишь в любую школу танцев, платишь деньги, и тебе разжевывают каждый нюанс, а тогда на все вопросы типа «а как это, а как то?», ребята отвечали: "пробуй!". Все это так или иначе заставляло делать лучше, чем вчера.


Топор

Именно та атмосфера, царившая на Арбате 90-х превратила нас в людей, которые были способны в дальнейшем бороться за места в эфире на федеральных каналах, и показывать людям то, что долгое время вообще оставалось недоступным. Улицы воспитали в нас навык «борьбы за место», как бы это коряво ни звучало. То, что происходило там каждый день вообще тяжело поддаётся описаниям, такое вряд ли возможно будет ещё когда-либо повторить. Но вот как бы тебе объяснить... В некоторых моментах тяжеловато нам приходилось.


Matras

Единственный враг уличного артиста — это мент. Вокруг нас их было очень много, и за нами велась охота. Каждый день, да что там, каждые часа два примерно к нашему оргалиту подбегали менты, пару раз пинками выключали магнитофон, и сквозь зубы говорили стандартное «сворачиваемся!». Мы бегали с этим долбанным куском фанеры по всей Москве в поисках очередного места. В конфликты с ментами не вступали, порой даже отвечали на хамство дежурными "да, уходим", "вот уже собрались", "да-да, ушли", а потом снова раскладывали вещи и продолжали танцевать. Конечно, все это каждый раз заканчивалось по-разному. Хорошо помню случай, как к нам подошёл один режиссёр-документалист и попросил нас отсняться в парочке эпизодов для его новой работы, предложив аж 200 баксов. Сами понимаете, это были огромные деньги на тот момент, и, естественно, мы не стали отказываться. Через пару минут после того, как режиссёр благополучно отснял и ушел, к нам подъехала милицейская девятка и нас всех быстренько повязали. Что касается заработанных денег — ну, благо, хватило оплатить штраф, чтобы нас отпустили.


Gormon

Все чаще слышу, как молодые ребята направо и налево кричат о том, как хорошо было во времена Da Boogie Crew. Как же меня эта нездоровая ностальгия выбешивает. У нас вообще ничего не было, и, поверьте, это больше мешало, нежели вдохновляло. Я помню, как купил паленые Adidas Superstar на 2 размера больше моего, потому что их ни у кого не было, а сейчас ты заходишь в магазин, и они в любых цветах, каких хочешь, какого размера хочешь. Я уже не говорю о том, что сейчас никто представить себе не сможет, каково нам было иной раз при выходе с дискотеки натыкаться на штук 20 боксеров, которые жаждали потренировать удар. А как насчёт скинхедов? Это вообще больная тема 90-х. У нас столько было с ними веселых ситуаций на Арбате, и как на зло каждый год лидеры в их группировке менялись и приходилось заново договариваться с новыми парнями в гриндерах. Кстати, они часто к нам подходили, и начинали разговор с фраз типа: "Ребята, ну то, что вы слушаете рэп — это, конечно, очень плохо. Но танцы ваши, в принципе норм. Так что давайте договоримся так — под чёрный рэп вы больше не танцуете, танцуете только под белый", и на этой ноте мы расходились.






Matras

Конечно, всю их чушь собачью мы всерьез не воспринимали, но опять же, спорить с ними смысла не было, как и с ментами.


Gormon

Тогда получить по роже можно было по любым причинам и в любом месте, но нам в конце концов всегда удавалось находить общий язык с местными гопарями.


Топор

Столько случайностей... Мы же никогда планов и концепций по развитию нашего бренда не придумывали. Спокойно себе писали и какали, и вдруг на нас начали обращать внимание. Не были бы мы, были бы другие, может быть позднее, но брейкинг точно Россию стороной не обошёл бы. Нам просто очень повезло, ведь сейчас во всем мире есть куда более гениальные ребята, чем тогдашние мы, но никто им голову поднять не даёт и никогда не даст, проход для них закрыт.


Matras

На тот момент не было возможности показывать то, что ты умеешь, нигде, кроме Арбата, поэтому всякие там эфиры на телике и радио мы воспринимали скорее как платформу к массе людей, которые могли бы как-то поддержать наши увлечения.


Gormon

Вообще мало кто знает, как все нелепо получилось с нашим взрывным, не побоюсь этого слова, клипом "Вы хотели Party?". Во-первых, мы не знали, что это когда-нибудь вообще превратится в музыкальный клип. Летом 1998 года нам предложили создать хип-хоп программу на ТВ, и все, что нужно было для этого сделать — снять промо ролик. Уже в августе на руках у нас была кассета с промо-роликом — "Вы хотели Party?", и принесли мы её на телеканал Biz-TV, который готовился стать MTV-Россия.


Топор

Кассету взяли со словами типа "Ну давайте сюда свою говнокассету". Благо, каналы тогда были не такие разбодяженые, руководство было открыто для любых идей, лишь бы зритель был.




Gormon

Ну и в общем, после этого руководство канала месяц молчало, мы даже подумали в какой-то момент, что про нас вообще забыли. И, как сейчас помню, проснулся я как-то утром, включил телик, и увидел, что наш промо-ролик во всю крутят в горячих ротациях канала чуть ли не каждые полчаса. Я был в полном шоке, этого никто не ожидал, об этом даже мечтать никто не осмеливался. В этот же день я спускаюсь в метро, а там группа школьников едет на экскурсию. Увидев меня, все начали тыкать пальцами, просить сфотографироваться, брать автографы, и я впервые почувствовал вкус славы, к которой мы абсолютно не были готовы, и которая нам попросту не нужна была



Matras

Появились не только поклонники, но и ненавистники. А не любили нас просто за успех, как обычно и бывает — это нормальная практика для России, здесь успешных людей всегда недолюбливали. Кстати, что касается Старого Арбата: эта улица свела нас не только друг с другом, но и с замечательной женщиной, нашим верным другом — Зорой Михайловной. Она жила там, где мы обычно тренировались, нас разделяли каких-то 5 метров ... Это была дама преклонного возраста с хорошо поставленной речью, интеллигентная. Зора Михайловна помогала нам чем могла: она любезно перекидывала со второго этажа жилого дома нам удлинитель, иначе у нас на Арбате музыки не было бы, и хранила у себя на балконе наш оргалит — неохота было его прятать, а потом сидеть и думать, украдут или не украдут.


Gormon

Ну и в знак благодарности за все, что она для нас сделала, мы решили засэмплировать её голос и вставить в наш ролик. Её фраза "прекрасные ребята" вообще взорвала Москву. Мы всем мешали, шумели, и нам было весело. Ну и кому это понравится? Поэтому о том, что мы "прекрасные ребята", и речи идти не могло.


Matras

К сожалению, когда она переехала, связь с ней мы потеряли. Но очень надеемся, что она жива и здорова.


Топор

Мы не знали, что такое шоу-бизнес, насколько он жесток, и сколько там ублюдков конченых. После того, как нас "Все хотели Party?" начали крутить по телику, нас заметил Александр Яковлевич Толмацкий. Как сейчас помню, заходит счастливый Лёха Матрас в зал, и говорит: "Ребята, через полгода будем на Мерседесах ездить" — это он после встречи с Толмацким такой окрылённый пришёл. Сейчас каждый раз дико угараю, когда вспоминаю его счастливое лицо, но на самом деле после подписания контракта нам было вообще не до смеха — все пошло тяжко, точнее вообще не пошло.


Matras

Мы стали первой танцевальной командой, с которой он решил подписать контракт. У Толмацкого созрела идея о создании коллектива танцоров и музыкантов с целью продвинуть своего сына, который впоследствии стал Децлом. Команду артистов он назвал Bad B. Альянс, куда вошли Шеф, Купер и Лигалайз. Они, вроде бы, как-то влились в отличие от нас.


Топор

Не хочется никого ругать, но если бы не братья Мерзликины из B-People, мы бы вряд ли так смело пошли на этот шаг. Они уверяли, что другого выхода нет и контракт нужно обязательно подписывать, чтобы хотя бы выступать где-нибудь и получать хоть какие-то деньги за это. Но при каждом удобном случае Толмацкий повторял: "Я не знаю, как вас продавать с этими танцами. Давайте пишите альбом". С какого черта мы должны были делать это? Мы рэперами были, что ли? Полное надувательство и не более того. Жаль, что я тебе это говорю уже спустя 20 лет. Тогда мы ничего вообще не понимали, как дураки даже условия нормально не изучили, а подводных камней много было: хотя бы то, что нам вообще нельзя было выступать без Децла и его друзей. Никакой свободы не было, вместо этого вечные "Так, ребята, заткнитесь, вы мелкие, ничего не сечете".


Gormon

Да, мы реально ничего не секли, наивно думали, типа захотим снять клип — дадут площадку, захотим новые шмотки — дадут новые шмотки. Очень много пыли было выпущено в глаза. Мы верили в существование человеческих качеств, а он взял и затормозил развитие коллектива. Причём смешное самое это то, что Толмацкий мог бы с нас срубать денег, если бы организовывал какие-нибудь концерты, но этого он тоже делать не собирался.


Matras

Единственный плюс, и то, если копнуть глубже, то все равно минус — это эфиры на МУЗ ТВ. С одной стороны нас узнавать начали больше, а с другой ... Короче, скажу так, лучше бы мы на этом канале вообще не появлялись, потому что это был предельно дерьмовый проект с ужасным контентом. Когда весь этот продюсерский ужас закончился, нужно было подзаработать денег на поездку заграницу — в Москве стало тесновато в творческом плане. Нас пригласили выступить на фестивале в одной Северо Кавказской республике и пообещали заплатить. Ну почему бы не поехать? Но даже там мы умудрились найти приключения себе на задницы.






Gormon

Короче, полетели мы во Владикавказ. Организаторы были странные, поселили сначала в какую-то дорогую гостиницу, потом всплыло, что у них денег не хватает оплатить нам её, и нас перевезли в гостиницу подешевле. В конце поездки вообще случайно выяснилось, что обратных билетов в Москву для нас никто не покупал. В общем, дошло до того, что мы встретили какого-то там влиятельного чиновника, который пообещал чисто по-кавказски решить все наши проблемы. Провел нас через VIP-зону и заверил: "В Москву вы, ребята, полетите комфортабельным бизнес-классом".


Matras

Мы все из себя довольные заходим в салон самолета, и видим ошарашенные глаза стюардессы. Та спешно объясняет чиновнику: "Как это вместе с вами полетят? Мест нету ни в эконом-классе, ни в бизнесе!", а потом поворачивается к нам, и еле слышно шепчет: "Ребята, в багажном отделении полетите?". Нам деваться было некуда. Проводит нас к хвосту самолета, открывает дверь багажного отделения...


Gormon

А там еще 4 человека на чемоданах лежат.


Matras

Ага, и двое из них были бизнесменами: один — из России, другой — из Владикавказа.


Gormon

За 20 лет столько накопилось таких странных воспоминаний, я ими очень дорожу.


Matras

Ещё помню, мы снимались в рекламе пива "Клинское", шоколадки "Шок", и даже оформляли 70-ти метровую стену для клипа Валерия Меладзе на песню "Девушки из высшего общества". Такой трэш был, у-у-у.


Gormon

Меня в рекламу "Клинского" сниматься не взяли. Сказали, что слишком низкий рост у меня.


Топор

А я не знаю, что им конкретно во мне не понравилось. Наверное, рожа моя им показалась не слишком фотогеничной. Мы же на кастинг пошли не как команда, а как Кирилл, Дима и Леша. А в саму рекламу взяли только последнего.


Matras

Причём в команде у нас вообще было не принято употреблять алкоголь, потому что брейкинг требует хорошей физической формы и крепкого здоровья. А в рекламе я играл чуть ли не главную роль, произносил слоган: "А кто идёт за "Клинским"?". На тот момент нам вообще было плевать, что говорить, и где танцевать, лишь бы подкинули на поездку в Германию на Battle of The Year.





Gormon

Мы ведь уже сдали документы в фирму, где гарантировали оформление виз в кратчайшие сроки, и для полного счастья оставалось только денег накопить. И тут как кстати появился Меладзе со своим запросом "70 метровая стена, исписанная граффити". Он просто клип снимал на песню "Девушки из высшего общества". Ты видела его? Не смотри.


Топор

Чтобы вы понимали, баллонов качественных тогда не было, и нам приходилось оформлять эту стену пылесосами с дешевыми насадками из хозяйственного магазина. Это сейчас есть любые оттенки в любом количестве, а тогда мы покупали на рынке краски грязных цветов и пытались менять цвета растворителем. Потом бегали по всей Москве и собирали пылесосы, чтобы у каждого был свой. Там же у пылесосов с одной стороны всасывает, а с другой высасывает, так вот с всасывающей стороны мы присоединяли шланг, и покупали пистолеты, куда и фигачили краску. Дима с Кентошей граффити вообще не увлекались, но мы заставили их сделать парочку рисунков.


Gormon

Неделю оформляли эту стену, деньги получили, от души порадовались и решили ехать за паспортами в визовый центр. Оказалось, что ребята там взяли деньги за обслуживание, быстренько закрыли свою конторку и смылись. Это были 90-е, поэтому ничего удивительного. Помню, некоторые люди, которые подавали на визу вместе с нами, уже купили билеты, потратили кучу денег, и все разом просрали. Мы как-то очень просто все неудачи воспринимали. Понимали, что в нашей стране в то время по-другому и быть не могло. Посмеялись и пошли дальше.


Matras

Зато ровно через год, в 1997-м нам все же удалось впервые выбраться заграницу, и полететь в Германию на Battle Of The Year. Тогда в России уже появились прошлогодние записи с фестиваля, и мы уже представляли себе, какие сильные у нас там будут конкуренты. Помню, как мы зашли в зал, а там человек 200 бибоев общаются, обмениваются знаниями, показывают друг другу разные элементы, которые мы и в глаза никогда не видели.


Gormon

Логично, что в то время Россию воспринимали как глухую деревню, поэтому все и ждали нашего приезда, интересно же было, чему мы вообще могли научиться в таких жестких условиях. Знаете, что самое классное было? Именно потому, что инфа у нас была ограниченная, мы мало чего могли тырить, то есть стиль свой у нас однозначно за счёт этого выработался.


Топор

Эта поездка стала для нас огромным достижением, думаю, даже не стоит объяснять, почему. Мы вообще первые после поколения восьмидесятников показали заграницей, что русские ребята не так уж плохи, что все эти препятствия не помешали нам влюбиться в культуру и двигать свои темы в народ.


Matras

Да и отношения с иностранцами складывались прекрасно, и со швейцарцами, и с французами, и американцами. Мы не чувствовали никакой изолированности. Такая свобода казалась нам непривычной, но к хорошему привыкаешь быстро. В Германии мы накупили себе модных шмоток, бандан, новых кассет, журналов, короче, потратили все наши деньги до последней копейки и вернулись в Москву с полным зарядом.


Gormon

Вскоре Кентоша Антон получил травму, к сожалению, покинул команду и полностью предал себя диджеингу. Он каким-то образом оказался на очень популярной в то время радиостанции 106.8 и познакомил нас с DJ Грувом, который как раз искал какую-нибудь танцевальную поддержку на для своих вечеринок Storm Crew. Через некоторое время Грув дал добро на нашу идею открыть первую в России радиопередачу о хип-хопе. Помню, мы с Кириллом Топором начали увлекаться диджеингом незадолго до открытия, поэтому треки сводить учились либо у Кирилла дома, потому что у него появились первые вертушки в команде...


Топор

Либо на месте, в прямом эфире. А набор пластинок тогда у всех был одинаковый — копеечные Run-DMC "Raising Hell", которые выпускала "Мелодия", Мальчишник и Public Enemy.


Gormon

Я свою первую пластинку вообще украл из дома книги на Арбате. Это был горячо любимый и дико дорогой винил A Tribe Called Quest "Can I Kick It?". Да не то чтобы нам весело было хулиганить, просто денег не было. И, короче, я взял и стащил.


Matras

Я всеяден к музыке, для меня важно только чтобы были фактура и атмосфера. Зацикливаться на чем-то одном было глупо и скучно, да и нам вообще надоело танцевать только под рэп и фанк, мы начали ставить шоу программы под драм-н-бейс и экспериментировать с музыкой прямо в эфире.




Топор

Понимаете, в чем дело — тогда хип-хоп был четко привязан к рэпу. Нам это быстро надоело, поэтому как только появилась возможность и авторитет, то стали потихоньку разбивать эти стереотипы к чертям. За это мы очень качественно огребали, но все же не переставали показывать, что хип-хоп — это не только парни в спортивном трикотаже, которые стихи читают. Мы учили людей экспериментировать, так же интереснее.



Matras

Дима и Кирилл остались ближе к хип-хоп культуре по сегодняшний день. А я немножко изменил вектор своего творческого роста и отдал предпочтение театру, так как всегда в глубине души понимал, что даже рисуя граффити меня интересовали больше формы и цвет, но не суперская техника, а в танце — сам образ танцора, его костюм и манера невербального разговора со зрителем. Поэтому для меня очень дорого воспоминание о выступлении Da Boogie Crew с труппой Большого театра в честь 80-летнего юбилея Майи Плисецкой. Мы играли "Дон Кихота". Плисецкая очень хорошо следила за развитием нашей субкультуры, и то, что из всех команд она выбрала именно нас — не то, что большая, а очень большая честь. Она считала, что нельзя игнорировать брейкинг, потому что это очень сложная динамично развивающаяся субкультура. Академический снобизм — это вообще не её была история.


Gormon

Мы ведь исполняли именно её партию в "Дон Кихоте", и это для нас было особо примечательно. Я помню, что вся труппа Большого хлопала нам стоя после первой репетиции — они нас очень уважали, потому что понимали, как тяжело такие вещи вытворять. Помню, мы к Майе Михайловне подошли, когда она проходила мимо нас с охраной. Тем не менее, она попросила своих телохранителей подождать и уделила нам пару минут, чтобы поговорить. Мы обменялись благодарностями, она пожелала нам огромных успехов, и сказала: "До встречи, ребята". Мы потеряли, пожалуй, единственного здравомыслящего на сегодняшний день человека в танцевальной индустрии.


Matras

Помню, она сказала: "Люди приходят посмотреть на Лебедя, а не на количество пируэтов". И я понял, что для меня тоже гораздо важнее содержание, а не техническая составляющая. Так я пришёл к тому, что если танцевать, то на театральной сцене. Так я вскоре открыл свой невербальный хореографический театр ALTERUM, которому уделяю сейчас большее количество времени.


Gormon

Нас сейчас разделяет и расстояние, и интересы в каком-то плане, и видения той или иной сферы культурной жизни страны, но все таки между нами осталась связь — мы полжизни провели бок о бок.


Топор

Сейчас у нас с ребятами совместных проектов нет, но Da Boogie Crew — это добрая история с возможным продолжением. Я верю, что все у нас ещё впереди. В голове появляются какое-то новые идеи, и очень надеюсь, что нам удастся их воплотить как только созреем. Надеюсь, нам никто в лицо не плюнет после вашего материала. Пусть все знают, как это было в 90-е.


comments powered by Disqus
"Что было дальше" — это не только замысловатые издевательства над гостями, харизма Нурлана и рубрика “глупые вопросы Алексея Щербакова”, но и обязательные танцы и караоке с песнями из золотого фонда российской поп-сцены. За них отвечают Рустам Рептилоид и Тамби Масаев.
Баттл стоило возрождать хотя бы ради встряски, которую устроил себе Noize.
Она выпустила альбом "Labum", поучаствовала в проекте Хаски и заставила казахстанские СМИ поговорить об уважительном отношении к женщинам.
Для этой рубрики неплохое название придумал St1m.