Тексты

"Мы боялись, что Гуф передознется и сдохнет" — Centr о распаде группы

Наш любимый сериал "Слим, Птаха и Гуф вспоминают, как все было" — теперь в документалке Минаева.

На платформе More.tv вышел эпизод проекта "Нулевые" про группу Centr. В нем Сергей Минаев вспоминает о главном рэп-коллективе 2000-х, а Слим, Птаха и Гуф (по отдельности) вспоминают прошлое и отвечают на вопрос, почему они разошлись.

Ниже — главные цитаты.




КАКОЙ БЫЛА ГРУППА CENTR

Гуф: Мы были что-то среднее между Многоточием и Кастой. У нас был такой подъездный рэп. Мы очень приятно звучали, мне нравилось наше звучание. Это было фирменное [звучание].

Слим: Эта группа — случайность. Просто каких-то три чувака. Так получилось, что что-то сделали.



ПРО ОТНОШЕНИЯ УЧАСТНИКОВ

Птаха: С Лешей [Гуфом] я дружил когда-то, я считал его другом. Заступался за него, дрался.

Гуф: Может, мы сейчас стали разными. Может, тогда у нас было что-то общее (смеется).

Птаха: С Вадиком [Слимом]... Блин, я Вадика тоже считал другом. Я специально с ними не дружил — я им реально доверял.

Слим: Ну если бы я мог этим полностью управлять, то это, наверное, до сих пор было бы. Это неуправляемые люди абсолютно.

Птаха: Дружили ли они со мной — это, знаешь, такой вопрос спорный.

Слим: Ну какой-то период — да, дружили. Ну мы не были лучшими друзьями прямо с детства, со школы. Такого никогда не было. С Гуфом я всегда понимал, что у него на переднем плане сольная история. Просто сложилось, что Centr выстрелил и даже перекрыл его сольник.




КАК ГУФ РЕАГИРОВАЛ НА УСПЕХ

Гуф: Меня положили лечиться. Я выхожу через 2 месяца из больницы, проезжает мимо машина и играет мой трек. Я думаю: "Нет, мне кажется, такого не может быть. Это какие-то голоса, наверное". Я сам испугался. Мне устраивают концерт в клубе "Ikra" — я проезжаю мимо него за две недели до концерта, написано "Гуф Sold Out". Я в шоке, типа только что из больницы, такой как без кожи вообще хожу, а у меня уже sold out. Я офигел, что вышел на сцену, а люди все треки наизусть знают.




ПРО НАРКОТИКИ В ТЕКСТАХ ЦЕНТРА

Птаха: Все прекрасно знали, о чем мы говорим. Все понимали, что это реальные истории, это не придумано ничего. Нас слушали в министерствах и... везде.

DJ Tactics (концертный диджей группы): Мы приезжаем в гостиницу, нам говорят: "Там ребята хотят с вами познакомиться. Ребята из ГНК (Госнаркоконтроль — прим. The Flow). Им очень концерт понравился, они ваши фэны". Мы из приличия соглашаемся с ними поужинать. Просто ребятам реально нравилась музыка.

Слим: Очень много раз ко мне подходили и говорили: "Ребята, вы читаете про мою жизнь". Видимо, этим и зацепили. Ну я не думаю, что кто-то умер от этой строчки [про наркотики] или сел на "роскомнадзор". Есть трек "Зима", где наоборот, например, рассказывается о том, как это очень плохо. Что можно умереть.

Гуф: Если прислушаться и разобрать все треки, то особо пропаганды прямой там нет.




КАК БАСТА ЗАПИСЫВАЛ ПРИПЕВ ДЛЯ "ГОРОДА ДОРОГ"

Гуф: Он был попсовым рэпером, уже был на виду и на слуху. У него клипы крутили по Муз-ТВ. "Весна, ша-ла-ла-ла-ла".

Слим: Он спел сначала попсово, прям такая попса. Через несколько дней перепел и переделал в этой [финальной] манере.



ПРО КОНФЛИКТЫ

Слим: Centr распадался на самом деле... Вот когда Гуф ушел — это был второй раз. А первый раз мы с Птахой разругались перед альбомом "Качели" вообще вдрызг. Он мог меня подвыбесить дико, да и я мог его. Мы даже без Птахи на гастроли ездили несколько раз.

Птаха: Да, мы ругались, я с ними ругался, но это было внутри коллектива, чисто такие моменты. Я думал, что люди ругаются, это нормально. Но, как оказалось, я забывал эти скандалы, а кто-то помнил и не забывал никогда. И ждал момент.

Слим: Не было человека, который мог бы управлять этой группой. Нужен был авторитет, страх перед человеком. Чтобы человек сказал: "Вот так будет — и все".

DJ Tactics: Птаха был на передовой <...> Гуф был творческим хаосом.




НУ И ГЛАВНОЕ — ПОЧЕМУ РАСПАЛСЯ ЦЕНТР

Птаха: Леша узнал, что ко мне приставала Айза и написывала мне. Об этом до этого узнал Слим — он видел это дело, я ему рассказал, что не знаю, что с этим делать. Об этом знали другие люди — он нашел в телефоне другой девчонки сообщение от меня "Что мне делать? Я не знаю". Я боялся Леше сказать, потому что мы с Вадиком на этот счет разговаривали. Он сказал: "Надо сказать так, чтобы он опять торчать не начал". Мы боялись, что он передознется и сдохнет. Он же терялся иногда. И вот он об этом узнал — это был конец. Такая тупая история.

Гуф: Не было никаких доказательств [невиновности Птахи], и он именно в этот день потерял телефон со всеми переписками. И именно сегодня он его потерял. "Я бы тебе показал, но потерял телефон". Мне не до конца в это верилось.

Птаха: После этого Айза ходила и поливала меня грязью. Я молчал все эти года и боялся сказать. А потом я понял — почему я боюсь об этом сказать? Я ни в чем не виноват. А меня что-то держало. Будто якорь какой-то. <...> Я ел это дерьмо, которым меня поливают, обвиняют в распаде группы Centr. Что я был интриган, что я бабки воровал, поэтому мы развалились. Я терпел, терпел и потом устал. Однажды, когда Айза сказала: "Да это мразь, тварь, я его ненавижу, чтобы он сдох", — я понял, что больше терпеть не хочу. Я рассказал. Эта тема закрылась.

Гуф: Мы летели обратно, они говорили: "Все нормально, мы с тобой, ты можешь на нас рассчитывать". Я приехал — никакой поддержки с их стороны нет вообще. Жены нет дома. Я один. Сказал, что больше не хочу с ним видеться.

Слим: Ну я позвонил пару раз Гуфу. Он трубку не взял, а я же тоже гордый. Знаешь, не очень хотелось. Может, надо было мне приехать. "Леша, ну что ты. Леха, ну как так". Ну и все.

Гуф: Мы переехали в маленькую квартиру. Я сидел на домашнем аресте, чтобы не торчать, и записывал альбом "Дома", который вышел в 2009 году. Они пропали вообще мгновенно из моей жизни.

Птаха: Прошло время, мы встретились с Лешей. Он мне говорит: "Просто скажи мне, было что-то или нет?" Я ему говорю: "Ты знаешь мое отношение к религии. Я могу тебе на библии поклясться, что не было. Это были невзаимные сообщения. Он говорит: "Я знаю тебя". И все — мы помирились. Потом его накрыло, он опять начал нести ахинею.



ПРО РЕЮНИОН 2014 ГОДА

Птаха: Мы вообще не собирались писать альбом, у нас было предложение по поводу концертов в Москве. Надо было просто собраться, выступить и разъехаться. Были бы сейчас в нормальных отношениях.

Слим: Где-то полтора года это продлилось. Непонятно как, через одно место. Ну и на этом все закончилось.

Гуф: Вообще какая-то ерунда была, не стоило того это воссоединение. Потому что мы оказались в том же котле. Еще хуже. Уже на презентации в Москве я сказал, что этим концертом все закончится. Еще до выхода на сцену сказал: "Как сошлись обратно, так и разойдемся".

Все из-за того, что он не вернул Некоглаю долг в 5,5 миллионов рублей.
Forbes выяснил, как изменилась аудитория популярных российских комиков после 24 февраля.
Артисты прощаются с Сашей Скулом и обсуждают новый альбом Дрейка — и секс втроем.