Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Тексты
Фото: Саша Сахарная

Boulevard Depo: "У меня половина мужиков в семье вешается"

"Я не из тех артистов, которые завязаны на своей фан-базе. Я считаю, что люди приходят и уходят. Лицемерить, говорить, что я люблю их всех? Я их знать не знаю, извините".
Комментарии
0

Boulevard Depo, выпустивший в середине апреля альбом "RAPP2", дал большое интервью Афише Daily. Полностью его можно прочитать здесь, у нас — интересные выдержки.


Ты в рэп пришел как раз из граффити. А туда как попал?

Это такая старая уфимская песенка про безделье. Когда ты подросток, тебе нечем заняться. Ну есть какие-то банальные вещи типа спортивных секций и прочего, но это не было приоритетом. Все ребята в Уфе все равно сводят свою деятельность к самовыражению, не запариваясь на тему финансов и карьерного роста. Шикарная колыбель талантов. Становление артиста происходит в каких-то более уютных, мягких обстоятельствах.

В Уфе можно жить, выходя на улицу и тусуясь с незнакомыми ребятами. И все друг друга знают. Я того же i61 из DOPECLVB знал лет 10 назад. Я с ним не был знаком лично, он меня вообще подбешивал. Подбешивал по граффити-теме — делал какую-то хрень, тегал на чужих кусках. А потом оказалось, что он неплохой парень. Это человек-антистандарт, антизаурядность, я таких не встречал никогда.

Фейс в интервью описывает Уфу совершенно другой — злой, где люди сбиваются в стаи и задирают тех, кто выглядит немного не так, как они. Сам ты с таким сталкивался?

Естественно. Все с таким сталкивались. В центре Уфе можно остаться без мобильного телефона — ребята подойдут… И в случае с Ваней Фейсом я понимаю, почему он так говорит. Потому что, возможно, город реально был к нему жесток. Мне проще: я могу зайти в самые окраины, нормально со всеми поговорить и уйти оттуда на своих двух, все будет спокойно и ровно. С Ваней Фейсом, я думаю, уже так не получится. Хотя он вырос на «Школе МВД», это относительно недалеко от меня. В Уфе есть Эдик Фокс, он занимается лоурайдингом, они подняли культуру лоурайдинга по всей России, просто сидя в Уфе. И он рассказывает: «Раньше выходишь на свой район и всех знаешь. Сейчас выходишь — там эти ребята с дредами, в непонятных одеждах с надписями, все как один похожи на Фейса». Когда я был молодым, ходить так было проблематично, потому что даже за широкие штаны могли выхватить. Сейчас вообще поспокойнее стало.




Было ощущение, что для большинства ты немного стал героем одного хита?

Если честно, я не особо дорожу персонажами, которые могут иметь такое мнение. То есть если ты не в курсе того, что было до «Пяти минут назад», то мне нечего сказать тебе. Ну и после этого у меня было много всего — и еще много всего будет впереди.


Но «Пять минут назад» дал тебе больше возможностей зарабатывать на музыке? Стало ли больше людей на концертах?

Именно этот трек? Возможно, в краткосрочной перспективе он дал мне фидбэк, который я смог пустить на что-то полезное. Сформировать некую фан-базу. Но в долгосрочной перспективе это мне дало не то чтобы шаг назад… Но не особо кто-то стал гуглить глубже. При этом я не из тех артистов, которые завязаны на своей фан-базе. Я считаю, что люди приходят и уходят. Лицемерить, говорить, что я люблю их всех? Я их знать не знаю, извините. И часть фан-базы меня именно за это уважает. Нет такого «Без вас я не стал бы тем, кто я есть». Стал бы.


То, что ты сейчас делаешь, например трек «Кащенко», мало ассоциируется с треками про парня, застрявшего в джипеге, и куст травы. Почему сейчас в твоих треках больше мрака?

Я бы не сказал, что больше. Просто никто не знает, что у меня на первых релизах творилось. Вся эта негативная подоплека у меня в крови с детства. У меня половина мужиков в семье вешается, не доживает. Это все так или иначе в меня проникает. Но иногда мрачняк достает, и я начинаю заигрывать с другими звуками. Взять, скажем, трек с «Лаудами». Прямая бочка, текст про белый трэш и переделанный куплет Цоя. Мне недавно кто-то рассказывал, что поставил трек то ли матушке, то ли отцу, на что получил справедливый ответ: «Я не знал, что Цой еще живой».


А что происходит с хип-хопом? Просто ты не единственный, у кого из треков уходит бит, уходит хип-хоповый attitude, а на смену приходят размазанный звук, постметал в семплах и голос в дурмане, — я приведу пример, релиз White Punk и TMTTMF. Вы устали от рэпа?

Рано или поздно ты понимаешь, что в хип-хопе есть какие-то банальные схемы, есть схемы посложнее. Но я читаю лет 10, столько фишек переюзал в подаче, читке, исполнении. И постепенно ты просто наигрываешься, начинаешь совсем сумасшедшие вещи делаешь — это в лучшем случае. В худшем случае — уходишь обратно к золотым попсовым клише, делаешь музыку для всех.

Хаус-рэп?

Как один из вариантов.

Ты бы такое не стал записывать?

На серьезке — нет. Я что, лох? Для этого есть всякие ребятишки из коммерческих проектов.

Типа Элджея?

Да, такие ребята. Или какие-нибудь синтетические вскормыши Максима Фадеева. Таких полно, и это несложно. Все наши ребята, экс-YungRussia, которые делают что-то новое и разное, — их задача показать: да мы можем все что угодно. Мы начинали, делая все на коленке, а сейчас все города обклеены афишами этих ребят, туры каждую осень. И появляются ребята, которые хотят на этом заработать. Появляются такие ребята, как Фейс или «Закат 99.1». Это вызывает все больше и больше диссонанса — раскрутился маховик. Взять и просто остановить его невозможно, это должно чем-то логическим закончиться.


Как до вас в Уфе все это доходило? Непохоже, что вы росли на Тупаке и Wu-Tang Clan.


Те, с кем я был на коннекте, очень много серфили, что происходит. Сидя в Уфе, ты можешь видеть, как делаются дела и в Москве, и в Петербурге, и делать в два раза лучше. Я познакомился с Федей i61, когда были времена сайта Guerilla и рэперов Soulja Boy, Lil B. В России по этому никто не прикалывался. Все танцевали локтями под LʼOne. Мы были в растерянности, почему никто не знает о Lil B, но все знают о чувачке, который танцует локтями. В наших глазах это была несправедливость, и мы старались сделать не менее круто, чем у первоисточника. Но нам не хотелось отношения «Фу, ребята, вы просто переводите чужие треки». Как сейчас, когда у Лизера выходит трек «Lame Ass»и в комментах пишут исходный трек O Dog «Lame Nigga». Или когда бит один и тот же и ты думаешь: «Чуваки, можно было потратить минут 10». У нас было время подумать и ядовитое что-то родить. И нас уважают за то, что мы топили за свое и пришли именно с этим.


Ты в одном из прошлых интервью говорил — в шутку или нет, — мол, не надо твои треки слушать в трезвом виде. Это было всерьез?

На тот момент — да. Может, я и сам тогда был в мясо. Но сейчас уже можно слушать меня в любых состояниях. Скорее всего, я это говорил, чтобы был разделитель: чтобы эти приличные чуваки, очень дотошные, не приставали даже ко мне.


comments powered by Disqus
А вместе с ним — Баста, Шевчук, Леван, Идов, Петров и другие.
Участники группы дописывают последние песни нового альбома.
Фрешмены и западный уровень на 17 Независимом, Маша Hima и Tinder, счастливый отец Noize MC.
Автором съемки двух молодых суперзвезд стала украинка Саша Самсонова.