Новости Тексты Альбомы Клипы
16+
Тексты
Интервью: Николай Кубрак

"А кто ты, Федя, на самом деле?": Букер — о панке, смерти и опухшем чувстве трушности

Большое интервью.
Комментарии
0

Кто-то знает его как щуплого Букер Д. Фреда — первого соперника Гнойного в баттлах, кто-то — как харизматичного финалиста Versus: Fresh Blood 2, кто-то — как рэпера на стыке фонка и ньюскула, кто-то — как панка-экспериментатора, а кто-то — как талантливого рассказчика. В альбоме"Выбери жизнь" Букер собрал все свои ипостаси воедино, а мы подробно поговорили о каждой.

2020-й выдался для Фёдора сложным — он пережил несколько смертей близких (включая рэпера Murda Killa), расстался с девушкой (бизнесвумен Дашей Зарыковской) и написал самый личный альбом в карьере. В интервью мы обсудили не только резкие перемены в творчестве, но и личные переживания — детство без отца, школьный буллинг, сутки в притоне и принятие смерти как части жизни.



Репосты The Flow, жизнь в поездах, пистолеты с водкой


— Год назад ты в твиттере выпрашивал репосты у The Flow и превратил это в масштабную акцию. Зачем?

— У творческого человека бывают периоды отчаяния. Когда кажется, что твой основной метод не работает, для достижения целей нужно искать другой. Но ты толком не знаешь какой, поэтому как котёнок в темноте начинаешь шариться и чувствовать какие-то очертания — думаешь: "Вот, это бы могло сработать!" Вот я и решил: "Мне бы было хорошо, если бы сайт The Flow писал обо мне почаще".

Возможно, если мы переведём наши отношения в другую плоскость, у нас выстроятся более плодотворные и выгодные для меня отношения в будущем. Но это не всегда работает. Когда ты отчаялся и немножко попутал с тем, что делаешь, это может приводить не к тем последствиям, каких ожидаешь. Я искал новый метод общения с прессой, чтобы они помогли мне сбросить хитин моего старого образа и смогли начать относиться ко мне по-другому.


— То есть это было всерьёз?

— Я бы не сказал. Это как пить водку с пыжами. Знаешь, что это такое? br>

— Нет, но звучит прекрасно.

— Ты выпиваешь стакан водки, а за ним проглатываешь целиком варёное яйцо — и оно затыкает пищевод. Я не знаю, зачем это делают, но, видимо, логика какая-то есть.

Я думаю, это был прикол. Такой постмодернистский вариант взаимодействия с реальностью: переосмысление себя в глазах общественности через прикол.


— Теперь ты на The Flow. Что скажешь?

— Я и до этого там был. Они в какой-то момент писали обо мне, но потом перестали.

Мне нравится, что я существую в современном несколько элитарном дискурсе. Подход сайта The Flow – особый, аудитория комментаторов тоже особая. Этим сайт отличается от других рэп-СМИ: от дохленького Rap.ru, суперсубкультурного Trap.ru или аудитории Fast Food Music, где свои мемесы и своя атмосфера.

Ну, ничего — недавно сайт The Flow писал про мой релиз, его все от***орасили, я доволен. Реакция есть – людям есть, о чём думать, даже если это негативно. Мне приятно, что я включён в этот дискурс.


— Как думаешь, почему у тебя, Пирокинезиса и многих других артистов вашей тусовки всё ок с концертами, но так себе с прослушиваниями и медийностью?

— Мне кажется, что медиасфера не понимает, почему мы можем быть интересны как артисты. У нас всех есть странный бэкграунд или необычные аспекты творчества, в которых не то чтобы хочется разбираться. Представь, ты берёшь большой серьёзный томик. Даже если он очень увлекательный внутри, первое, что ты видишь – его общую громоздкость, слой пыли, сложный язык и пахнущий грибком корешок.

Я не могу назвать это мейнстримом. Это в какой-то степени аутсайдерское искусство. Понимаешь, есть пацаны за последней партой, который плюются бумажками из ручек и пьют пиво из трубочек на уроке. Они, может, интересные парни, наполнены как-то и развиты. Но с ними не все хотят общаться. Это абсолютно нормально и я понимаю, почему так происходит. Но хотелось бы это изменить – чтобы людям из медиасферы стало просто прикольно поразбираться в таких средах творчества.

Хочется расширить медийные кругозор за счёт себя – это, конечно, сильное заявление, но было бы здорово. Дело даже не в том, что это принесёт мне пользу. Возможно, если кто-то возьмёт такой метод осмысления творчества на вооружение, то найдётся человек, которого заметят и которому помогут заявить о себе. Это будет косвенная польза для музыкальной и медиа-среды.


— Почему Trainspotting Tour такой маленький?

— Сейчас уже не такой маленький – недавно он вырос до девяти городов, а осенью будет ещё больше.

Мы анонсировали тур до альбома, поэтому не всё было понятно. Мы планировали выпустить релиз чуть раньше, поэтому хотели брать города, в которые стопудово сможем приехать и нормально собрать. Плюс смотрели, где есть нормальные замотивированные организаторы.

Это ещё пандемийная концертная деятельность — в половине регионов свои местные царьки, которые выдвигают приколы, что на концертах все должны с пальцем в жопе сидеть, иначе коронавирус заползёт. Где-то отменяют, где-то закрывают клубы — всё ещё огромная неразбериха.

К тому же, пришлось перенести тур с изначально запланированных дат, иначе релиз выходил бы вплотную к концертам: люди бы не успели послушать и приколоться. Если альбом будет показывать те же цифры, что и сейчас, то к осени тур точно расширится. Я бы хотел покататься городов на 20. Мы ведь уже катали туры на 16 и 13 городов.


— В этот раз ты будешь гонять на поездах?

— Необязательно. Конечно, так было бы аутентичнее, но не со всеми городами это получится. Из Москвы в Питер — стопудово, так просто удобнее.

Я вообще фанат РЖД и очень много времени провёл в поездах. Больше, наверное, только Ваня Фаллен — он несколько раз ездил из Хабаровска в Питер на поезде. Мы посчитали, что он месяц жизни в поезде провёл, ахаха.

А я просто лет в 13 влюбился в девчонку из Москвы и стал к ней гонять. У меня началась вот эта культура перемещения в поездах, с тех пор я с кайфом в них езжу. Поезда — лакмусовая бумажка региона и отношения людей к себе. Это очень хороший маркер людей. Особенно, когда ты знаешь внутреннюю кухню РЖД: с чего люди могут навариться, как они выживают, в чём их интерес предлагать лотерейки и открытки, почему продают бельё, запечатанное горячей ложкой. У меня очень много история из поездов: всратых, смешных и грустных.


— Расскажи самую яркую.

— Моя любимая — о том, как мы ехали из Москвы в Питер с Артуром Iamfirstfeel — моим товарищем и битмейкером. У нас были две верхние полки в купе. Мы заходим — знаешь, вот эта темнота, потом открываешь дверь и на неё падает прямоугольная полоса света. Замечаем, что на столе стоит разодранная курица гриль, закуски и початая бутылочка водочки. Внутри спят перегарным алкогольным сном мужчина и женщина.

Входим, начинаем разбираться, а они такие: "Эээ, чо за х**ня?" Мы начинаем выяснять, что им не понравилось. Думали, что они просто подна***рились и недовольны. Оказалось, они дополнительно забашляли бабки проводнице и она им пообещала, что в их купе больше никто не поедет. Но при этом туда были проданы билеты и она не знаю, б**дь, на что рассчитывала. В итоге мужик сказал: "Не, пацаны, к вам претензий ноль, но я её ща, б**, в рот вы***!"

Дальше мы заползаем на свои полки, а они зовут эту проводницу и начинают её полночи пи***асить на весь вагон. Потом приходит начальник поезда и ни*** не понимает. Никто не может объяснить, что это было: проводница не может сказать, на что рассчитывала, начальник не понимает, почему в обход него берут бабки, а эти не понимают, за что заплатили. Очень смешно было. Но в то же время неловко – в силу внутренней интеллигентности думал: "Блин, неудобно людей ставить в такое положение – они так кайфово водочки выпили, сейчас бы спали и всё было бы хорошо".


— На твоих концертах часто бывают странные моменты и перфомансы. Расскажи о самых запоминающихся.

— Есть ужасная старая и довольно известная история, как я поцеловал фанатку. Сразу скажу, я этим не горжусь — повзрослел и переосмыслил ситуацию. Главное, чтобы ей было комфортно.

Недавно у нас на концерте была чайная пауза. Наш басист Паша Шкиль — постоянный источник такой е**нины. Паша — тур-менеджер Алишера Моргенштерна, периодически выступает как его бэк-вокалист, ещё сейчас со Славой Марлоу работает. При этом он всё ещё наш басист. Когда все уже успокоились, Паша, который почти не употребляет, постоянно придумывает разные приколюхи.

И вот он однажды говорит: "Есть у меня кореш Камиль Keml, давайте его как-нибудь интегрируем. Напишем на нём ЯПМП и он выбежит на сцену". Стали разгонять, думать. А, чтобы ты понимал, мы вчетвером с нашей концертной группой едем в этот момент в Сапсане. Мы договорились, что будем выступать в пиджаках. Перед поездом закупились в сэшке, а Паша взял диодную ленту. И вот он сидит, режет свой пиджак, чтобы туда продеть диодную ленту и на спине ей выложить ЯПМП. Это всё происходит в полном вагоне Сапсана, где мы бурно разгоняем идеи.

В итоге решили, что сделаем чайную паузу. Во-первых, нам нужен будет перерыв, во-вторых — это смешно и работает на разрыве шаблона. Прикольно просто обрубить и сказать: "Всё, мы делаем паузу, у нас тут на сцене будет маленький уголок, на который вы никак не сможете повлиять". Камиль вынес нам чайник и кружки, мы несколько минут просто сидели и пили чаёк на сцене.

Это отрезвляет — как в холодную воду зрителя окунуть. Я хочу на каждом концерте это делать, реально очень помогает. Без перерыва тяжко. Но, чтобы всё прошло правильно, надо полностью абстрагироваться от зала, иначе люди подумают, что ты их выводишь на взаимодействие – это не так честно, как просто чай пить.

А так много чего бывало на концертах — ходил в слэм, бил бутылки, плескался алкоголем, отдавал почти всю воду, падал на зрителей, бегал с резиновой дубинкой вокруг людей и п***ил их, чтобы сходились ближе к сцене. У меня есть мечта купить водяные пистолеты и зарядить их водкой. Но мой менеджер Артём Вараб пока не разрешает.




Раньше мы просили всех, кто повредился в слэме, показывать после концерта свои увечья — за каждый синяк или ссадину покупали пиво. Однажды чуваку зуб вынесли, а у меня налички с собой не было — мы потом прислали бочонок пива на его адрес.



Баттл-рэп сдох, смена жанров, взрослая жизнь


— Почему из популярных баттл-рэперов не получилось популярных музыкантов?

— Потому что все думали, что баттл-рэп — это рэп, а оказалось, что это блогинг. Не то что бы нас всех обманули, это мы обманули самих себя. Большинство людей, не считая убеждённых баттл-рэперов, шли, чтобы получить буст рэп-карьеры. Но они получили аудиторию, которая заинтересована в них не как в музыкантах, а как в персонажах. Мне кажется, на этом диссонансе всё и рушится.




Многие считали, что это корабль, который будет плыть вечно, поэтому цеплялись за него и теряли другие возможности. Плюс было опухшее чувство трушности в ранние годы. Тогда только появилась возможность монетизировать своё творчество, но многие сопротивлялись стримингам и прочему. Боялись, что гномы-х**крады придут и украдут их трушность. Много когнитивных искажений. Плюс большинство людей непассионарные и просто плывут по течению. Это тоже неплохо и имеет право на жизнь, просто не мой подход.


— Почему в 2021 году баттл-рэп оказался в такой жопе?

— У меня есть мнение, которое я всячески поддерживал, будучи судьёй баттлов, и за которое меня многие хейтят. Я считаю, что баттл-рэп не готов эволюционировать.



То, что делали Аббалбиск и ХХОС на последнем турнире Versus, это была надежда баттл-рэпа. Довести его до абсолюта и вот в этом декадансе, в этой вакханалии ада, возникли новые мысли. И у них это получилось — первый раз за долгое время я был погружён и хотел ходить на ивенты.




Большинство баттл-рэперов экспериментируют с содержанием, при этом форма остаётся неизменной. Все эти претензии я уже слышал: ты предатель, лох, нищий, лицемер. За семь лет существования баттл-рэпа вскрылось, что все такие.

Ты уже не удивлён, что человек не такой хороший, каким пытается себя показать. А тут оказывается, что вообще по***, какой ты и какие мы — просто идёт деконструкция самого себя, не оппонента, а товарища по команде, деконструкция всего и вся. Ты шёл и не знал, что они сегодня придумают. За этим хотелось следить — было интересно, что они сегодня сделают: в прошлый раз ударил по лицу, а в теперь ножом п***анёт, ахах? Я понимаю, что это развлечение в духе того, что нам обещали в Cyberpunk 2077 — жахаться героином по жопе и вот это всё. Но в этом что-то есть.




А сейчас баттл-рэп — это штука на уровне клуба любителей рыбалки. Причём рыбалка ещё довольно популярная тема.


— После первой известности на батлах ты пытался делать фонк, потом был постироничный рэп с Антихайпом, а затем ньюскулл. Панк тоже ненадолго?

— Во-первых, мы проинтегрировали все эти жанры в моё новое творчество. Просто я понял, что можно более интересно работать со стилями. Тогда мне казалось, что нужно выбрать определённую канву, чтобы люди могли понять, кто я. Типа нужно надеть на себя определённые катафоты, чтобы тебя не сбили на дороге.

Я думал, что шаг влево, шаг вправо — расстрел, и выстраивал себе дебильные рамки.

Я искренне прикалывался по мемфису, когда делал первые альбомы. Мне и сейчас он очень нравится. То же "Маргинальное чтиво" — это мемфис-эстетика, посаженная на гитарное звучание. С этим и дальше можно экспериментировать, что я и планирую.




Мне искренне нравился и тупорылый ньюскул. Но в один момент я кое-что понял. Сегодня ты фоткаешься с деньгами, чтобы люди думали, что ты богатый, потом выпускаешь мемфис-трек, чтобы все думали, что ты жёсткий. А кто ты, Федя, на самом деле? Я понял, что таким макаром можно очень долго обманывать себя, но ни один из аспектов такой популярности не принесёт чувство удовлетворения и спокойствия.

Сейчас изменилась ситуация с деньгами, концертами и всем остальным, но я чувствую себя намного комфортнее и принимаю что угодно, потому что формирую себя как индивидуальную единицу. Могу делать, что хочу, и не переживать. Я такой, какой я есть.


— Значит панк всё же ненадолго?

— А что такое панк? Когда это перестанет быть панком? Панк — это подход, когда ты не очень умеешь, но очень хочется. Думаю, он закончится в тот момент, когда я виртуозно научусь что-то делать, но при этом абсолютно не буду хотеть. Пока я учусь и хочу, это будет панк.


— Но за такие перемены тебя часто называют конъюнктурщиком. У многих Федя Букер ассоциируется с чуваком, который пытается запрыгнуть на тренды — вспомнить те же кадры с гриллзами и сразу двумя спиннерами на Versus.

— А кто это может всерьёз воспринять? Понятно же, что это прикол. Как всерьёз можно думать, что гриллзы и спиннеры могут добавить тебе социальных очков? Типа: "Ни*** ты крутой парень!"

А насчёт панка. Когда мы стали пытаться делать его два года назад, гитарная музыка вообще на*** никому не нужна была в России. Была Пошлая Молли и всё. Ну, ещё Дима Бамберг и Джизус примерно в то же время начали утяжелять музыку. В остальном не было ничего.


— "ЯПМП" — это был ироничный альбом?

— Это взгляд более взрослого на более молодого. Когда ты видишь 18-летнего пи***ка, ты что ему хочешь сказать? Дать подсрачник, научить, посмеяться над ним, посетовать, что раньше было лучше. Но в то же время ты хочешь его поддержать, что-то объяснить, чему-то научить.

"ЯПМП" — это попытка создать лирического героя поп-панк песен и поосмыслять его под разными углами. Плюс с этой балладой о взрослении в конце. Это альбом-ситуация. Но, опять же, кто это понял, кроме меня, ахаха? Потому что надо было нормально объяснять.





— Кстати, а зачем ты выкладывал мануал к альбому?

— Потому что никто не понял, в чём прикол. Но это никогда не было серьёзно. Это win-win с обоих сторон: с одной — указать людям на то, что они не поняли, что родило много прикольных фанатских взаимодействий; а с другой – очень всрато и смешно как идея, разбор собственного альбома. Это вызовет много недоумений и негатива, почему нет?


— Почему "ЯПМП" заканчивается таким мрачным серьёзным треком "Взрослая жизнь"?

— Это то, о чём мы говорили ранее — люблю вариант такой эмоциональной кривой. Плюс мне иногда нравится писать проникновенный треки — как до того был "Домой", например. Хочется все свои негативные эмоции вылить, показать себя без грима. Садишься и пишешь всё, что сейчас чувствуешь, без внутренней редактуры. Говоришь себе: "Сейчас я выскажу всё, что у меня на душе, не позволяя лукавить и редактировать". Это всегда получаются сильные штуки, которые потом задевают других людей.





— Взрослеть — грустно?

— Взрослеть — взросло. Когда я был помоложе, то задавался вопросом: "Почему взрослые себя так ведут и что у них в голове?" А когда ты смотришь на ситуацию уже с другой перспективы, то сам себе отвечаешь: "А, ну теперь всё понятно".

Мне кажется, ты с возрастом успокаиваешься. Но это спокойствие не всегда коррелируется с чувством внутри. Всё как-то не так: уже не получается так отрываться, безумные поступки не несут много смысла, чувства не как оголённые провода, уже не такая дружба на всю жизнь.

Я это с мамой обсуждал и она сказала: "Федь, так взрослая жизнь — это жизнь на нюансах". То есть жизнь – это такая творожная масса, где ты находишь изюм. Но зато, когда внезапно что-то происходит и взрывается — это прям суперкайф. В целом ты начинаешь жить, используя допущения и понимая, что уже не можешь быть таким максималистом. Ты видишь, что жизнь гораздо более многогранная и сложная, чем казалась изначально.


— Когда ты перестал чувствовать себя ребёнком?

— Наверное, когда переехал в свою квартиру, года в 23. Но окончательно перестал себя чувствовать ребёнком, когда мне исполнилось 25. Проснулся после Дня Рождения – и всё, пи***ц.

Я родился и вырос на одной квартире в одном районе. Всё моё детство, школьный период, универская жизнь, тусовка, первая любовь, первый секс, первые деньги, драмы и переживания связаны с той квартирой. Но потом у меня появилась возможность переехать в центр, в небольшую, но свою квартиру. Это была возможность жить и принимать решения самостоятельно. Когда это случилось, я почувствовал, как воспоминания съёживаются, блёкнут и гниют как кленовые листья на земле. Чувствуешь, как всё дальше уносится эхо твоих одноклассников и прошлых проблем. Такая энтропия.


— Как и когда ты превратился из Букера, который целовался с фанатками на концерте, в Букера, который признаётся в треке, что влюбился?

— Это очень сильно связано с тем, как ты живёшь. Если ты х**ришь каждый день, а я тогда так и делал, то ты постоянно пребываешь в дефиците серотонина, состояние организма и настроение постоянно гуляет. Ты находишься под воздействием внешних событий, которые не можешь правильно истолковать: счастливые моменты становятся слишком счастливыми, негативные – слишком негативными. Ты постоянно как оголённый провод.

Все говорят: "Бл**ь, перестань бухать!" А ты ведёшь себя как животное, но всё равно чувствует себя на своём месте и считаешь, что это они ничего не понимают. В этой ситуации тебе кажется, что чем хуже ты будешь, тем лучше. Чем больше будешь противопоставлять себя миру, тем сильнее себя репрезентуешь. Но когда ты трезвеешь, то понимаешь, что всё не так.

Ну, во-первых, я повзрослел. Во-вторых, у меня сильно изменилось отношение к женщинам, чему я очень рад. Изменилась жизнь и отношение к себе, отношение ко многим вещам и понимание, что круто, а что нет. Я перестал себе врать — хочу признаться в любви, почему нет?


— Отношение к женщинам в каком смысле изменилось?

— Я понял женщин и принял женщин в своей жизни. Для мужчины женщина всегда инородный объект и причина переживания. Например, женщина-мать – это воплощение любви в жизни. Женщина-первая любовь — сильные чувства, когда вы так не похожи. Даже женщина как вариант потрахаться – это отдельный мир, в который ты должен проинтегрироваться и как-то по-особенному с ним взаимодействовать. Банально женщина чисто физиологически отличается. Ты относишься к ним принципиально по-другому. Это нечто из другой вселенной.

Когда ты принимаешь женщину, как часть этого мира, то становится проще. Я с этим примирился и стал относиться к ним спокойнее. Я стал реже заниматься сексом без обязательств, перестал стараться специально понравиться. Но для меня никогда и не было принципиально получить секс любой ценой. Если по кайфу – пожалуйста.

Сейчас я стал ещё спокойнее: веду себя, как мне комфортно, говорю прямо, не ломаю и не сгибаю себя ради женщины. Учишься спокойно воспринимать мир вокруг — так же спокойно начинаешь относиться к женщинам, испытывая уважение и не впадая в раболепие.



Притон, буллинг, Даша Зарыковская


— Одно из самых частых слов в твоих песнях — [роскомнадзор]. Почему?

— Очень много его стало вокруг в последнее время. Когда я учился в универе, [роскомнадзор] был типа "Чего, *****?". В школе вообще любые химические [роскомнадзор] считались чем-то непонятным, дорогим и тем, что никто не хочет употреблять. В универе о них говорили уже больше, но [роскомнадзор] никогда не звучал. Хотя я учился на философском факультете — что как бы располагает.

А потом его стало невероятно много. Люди просто начали так проводить досуг — [роскомнадзор]. Так он постепенно проник в социум, поп-культуру, музыкальный дискурс. А потом ты думаешь: "А где мой друг?" Оказывается, он уже год [роскомнадзор] и от него постоянно воняет кошачьей ссаниной. А потом видишь, как он лежит на матрасе с какой-то странной бабой и просто лижется, потому что у него *** не стоит.




Не знаю, меня просто начало это пугать. Я так и не понял в чём прикол и зачем его употреблять. Но [роскомнадзор] — это новый [роскомнадзор], реально. И у меня отношение к нему соответствующее. Я считаю, что это можно использовать как негативный поп-культурный символ. Стараюсь сделать так, чтобы во всех моих песнях слово [роскомнадзор] носило негативный контексте. В жизни, по тому, что я видел, это и носит негативный контекст. Хочу, чтобы люди понимали — это путь в никуда.


— А что насчёт личного опыта? Ты как-то рассказывал, что Саша Фарсайт вытаскивал тебя из притона.

— Это и сформировало моё отношение к [роскомнадзор] как к наркотику, после этого я не употребляю никаких синтетических наркотиков вообще.

Мы с чуваками после большого концерта поехали в какую-то московскую квартиру. Я тогда много пил и сразу спросил: "Есть что выпить?". Мне ответили: "Выпить вообще ничего нет, но есть [роскомнадзор]". Чтобы ты понимал атмосферу: 12 человек едут с большой тусовки, им весело, они хотят отдохнуть, но ни один не покупает даже бутылочку пива. Никто в этом на*** не заинтересован, потому что наша подружка нашла в парке клад.

Я подумал: "Ну да, почему бы и не попробовать? Все столько про [роскомнадзор] говорят". И я о**ел просто, честно говоря. Сначала о**ел с того, как это [роскомнадзор], а через 12 часов о**ел с того, как это неприкольно. [роскомнадзор] ещё дорожку в надежде, что тебе станет [роскомнадзор], но тебе не становится никак. Ты боишься остановиться, потому что уже забыл, что за окном, что ты здесь делаешь и как провести следующий день.

И тут врывается Саша Фарсайт, как рыцарь на белом коне. Оказывается, моя подруга написала девочке, которая была с нами на тусовке, и спросила: "Ну чо, как там Букер?". И эта девочка в прикол ответил: "Да б**, Федя Букер отъезжает". Подруга подумала, что я реально умираю, испугалась, зная эту компанию, и написала Саше: "Федя умирает на притоне, нужно вытаскивать его!"

Саша с температурой садится в свой Dodge Caliber SRT, топит по Москве под красные светофоры и залетает в квартиру в костюме-тройке. Я лежу, смотрю в коридор и спрашиваю: "Ты что, тоже нюхать пришёл?" Он: "Нет, я пришёл тебя забрать, вставай!" Я думаю: "Слава богу! Если сейчас меня что-то и могло спасти, то этот человек". Я попрощался, забрал курточку и уехал.

Мы сидим с Сашей, базарим, и он спрашивает: "Слушай, а ты умеешь водить?" — "Не, не умею". — "Садись за руль, я тебя научу". Я о**еваю и отвечаю: "Не, Саш, мне сейчас нельзя за руль, я объ***нный". Он говорит: "По***, сейчас за пивом заедем и всё нормально будет". Мы взяли пиво, заехали на пустую площадку рядом с его домом, он посадил меня за руль своего "доджа", дал бутылку пива — и я нарезал круги, просто разговаривая с ним. В процессе я осмыслял, что это вообще было и понял, что разница между лизаться, мацать тёлок и [роскомнадзор] эту х**ту — и кайфом сидеть с другом в машине и просто общаться, я выбираю второе.


— Тебя буллили в школе?

— Да, п***ец как. Чморили, наверное, за то, что я был другой. Да, это п***ец как звучит. Но, если говорить проще, я не был из богатой семьи, я носил дешёвую одежду. Тогда мы даже не были каким-то средним классом. Не то, что я был чуханом. Но реально не понимал, как можно мочить человека за то, как он выглядит.

Неприглядные условия жизни — то, что может произойти с каждым. Когда нет возможности что-то купить или куда-то пойти — это нормально. У меня была хорошая школа, и я до сих пор не понимаю, как туда попал. Мама тогда говорила, что не может водить меня в Макдональдс каждый месяц, потому что это дорого. Это даже сейчас, бл**ь, не дорого, хах.




Короче, меня до**ывали за длинные волосы, за то, что не всегда мог постоять за себя, за то, что был плохо одет, за то, что не нравился девчонкам. Я как бы был в компании, но всегда на подсосе. И не понимал, что с этим делать. Просто я такой. А если ты такой, то получаешь подобное отношение к себе.

Но для меня всё закончилось быстро и одномоментно. Когда меня всё окончательно за***ло, я попросил маму купить какие-то недорогие, но приличные, вещи, пошёл постригся и всё – от меня сразу же отъ***лись.

Это был такой огромный вывод для меня в жизни: если ты нормально выглядишь, приятный внешне и умеешь общаться, то люди сразу готовы дать тебе сто очков вперёд. Я о**ел с этого и не думал, что всё так сработает. И девчонкам я показался привлекательным, и пацаны зареспектили – в течение короткого времени от того буллинга не осталось и следа. Я стал популярным и клёвым парнем, который бегает на перемене покурить.


— Как думаешь, наркотики и алкоголь могут быть следствие школьного буллинга? Типа мне сильно досталось, и теперь я могу делать что угодно.

— Хороший вопрос. У меня вообще двоякое отношение к буллингу. С одной стороны, это п***ец полный, тебя могут дочморить до суицида. Когда ты п***юк, ты абсолютно не видишь краёв и не понимаешь реальный вес поступков.

С другой стороны, буллинг может сформировать в тебе стержень. Как это у меня случилось. Это травматично, базара ноль. Желание одобрения во многом продиктовано этим буллингом. Но в том числе это помогло мне понять тех людей и научиться лучше с ними коммуницировать.

История двоякая, но буллинг, безусловно, повлиял на моё отношение к наркотикам и алкоголю. Есть некая реальность, в этой реальности некомфортно существовать, поэтому самое банальное решение — убежать. Бежать некуда, значит остаётся эскапизм. В любом виде: увлечение компиками, супер — если фанатичные занятия боксом каким-то, но чаще всего — алкоголем, сижками и наркотиками.

Чисто как быть нефором – если общество тебя не принимает, ты не будешь его частью. Это один из сценариев жизни. Это не хорошо и не плохо, просто так бывает. Поскольку феномен травли и буллинга существует давно, и даже более цивилизованные страны не могут это искоренить, наверное, это часть человеческой природы. Если это нельзя победить, то надо научиться в этом правильно существовать — не дать нанести себе критический урон и вынести из этого какую-то пользу.


— Ты несколько раз пел, что заработал лям и про**ал его. Расскажи подробнее.

— Даже больше. И просто потратил на х**ню какую-то. Это последствия того, что тебе в детстве что-то недодали: внимания, одобрения, денег. И ты начинаешь швыряться бабками, покупаешь атрибуты успешности, пытаешься показать всем, какой ты богатый. Это подростковый выхлоп, который закончился в один момент. Повезло, что он закончился вместе с деньгами.


— После первого тура у тебя был период, когда ты сидел дома, ел только фастфуд и доставку, иногда выходил в бар. Что это было?

— Это было в тот же самый момент. Представь, что ты находишься в суперотрицалове ко всему окружающему миру и он отвечает тебе взаимностью. Ты антихайп, ты бывший баттл-рэпер, ты постоянно негативно заряжен. Но это отрицалово приносит тебе деньги, и ты такой думаешь: "Да по*** вообще на всех!" Ты посылаешь нахер общественные нормы, нормы саморегуляции, вообще на всё по*** — буду делать, что хочу.




Но ты тогда ещё не знаешь, что твой триумф воли, триумф рационального и триумф разума — это когнитивные искажения. Есть только твоё слабое тельце, которое хочет получать удовольствие, запасать жир и как можно меньше двигаться.


— В тот момент ты весил 112 кг. Что сложнее в такой ситуации: давать концерт или трахаться?

— Давать концерт. Но если бы давать концерт можно было бы сидя, было бы одинаково, ахаха. Я как-то упал на девочку во время концерт и с тех пор перестал стэйдждайвить. Благо, сейчас я вернулся и снова готов творить х**ню.

Но трахаться, когда ты столько весишь — это пытка! Если ты ещё постоянно бухой, то это вообще пи***ц! Когда трезвый, у тебя нормально работает кровоснабжение, сердечный ритм, потоотделение и восприятие реальности. А когда ты в говнище при этом — это феерия. Мир крутится и ты вместе с ним. Там реально всё на морально-волевых. Нужно либо большое желание, либо большое желание доказать женщине, что ты что-то можешь.




— На карантине большинство людей толстело. Ты, наоборот, похудел. Как?

— Занимался с гирей, сократил калораж. У меня было до*** времени, чтобы почитать и понять, как можно это сделать. Я пошёл по пути наименьшего сопротивления – просто три раза в неделю занимался тренировочками на выносливость с гирей и собственными весом. Вместе с ограничениями в питании это даёт результат. Плюс мне очень хотелось что-то изменить в себе.


— В этом было влияние Даши Зарыковской?

— Ну, конечно. Представь себе, когда рядом с тобой такая стройная и красивая женщина-мультимиллионер, хочется ей соответствовать. Хотя бы в чём-то, ахах.





— Как вы начали встречаться?

— Мы давно были знакомы и какое-то время просто флиртовали. Было понятно, что мы нравимся друг другу, но ни у кого не доходили руки начать отношения. Познакомились мы на VK-fest’е – я стоял на сцене и, вместо того, чтобы выступать, ел бургер. Даша проходила мимо и подумала: «Вот этот парень – то, что надо», ахах.

Я долго не мог позвать её на свидание. Несколько раз пытался сделать это будучи пьяным в говно. И однажды она сказала мне: "Федя, я пойду с тобой на свидание, но только если ты будешь трезвым". Когда я протрезвел, мне стало стрёмно: "Б**, а если я в трезвом виде не смогу соответствовать своим же стандартам?" Но это какие-то глупости были. В итоге пошли погуляли — и так на полтора года.


— А почему расстались?

— Год тяжёлый был. Возможно, будь это другой год, всё было бы иначе. Короче, в какой-то момент нам просто стало тяжело. Мне кажется, нам лучше на той дистанции, на которой мы находимся сейчас. Мы дружим, общаемся, иногда видимся. Гораздо меньше разногласий, но те же плюшки. (долгая пауза) Ну, не в смысле мы е***ся, ахах! В кино ходим, например.


— На расставание повлиял тот факт, что она зарабатывала намного больше тебя?

— Сто процентов нет. Если бы это было проблемой, мы никогда не стали бы встречаться. Мы изначально всё построили так, чтобы это не было проблемой. Хотя иногда этот факт служил причиной переживаний из-за уровня личных доходов.

Представь себе, что девушка выбирается встречаться с не очень обеспеченным 112-килограмовым боровом без стабильной работы, который когда-то там был где-то популярным. И он ещё обещает — ещё чуть-чуть и я разъ***. Как пел Скриптонит: "Мы в дерьме, но до победы уже миллиметр". Такое решение можно принять только исходя из персональной симпатии.




— В треке "Подростковая любовь" есть строчка "Не зову девчонку сукой, хоть моя бывшая бл**ь". Что она значит?

— Это отражение современного персонажа, который подвержен трендам феминизма. Он уважает женщин, но при этом молодой, поэтому всё ещё обижается на бывших просто потому что они бывшие.


— Даша не обиделась на такую строчку?

— Я это писал, когда мы встречались. Но я ей объяснил, что это лирический герой и к ней не имеет никакого отношения. Мы расстались, вышла песня, я ей сразу написал и спросил, что она об этом думает. Сказала, что по*** вообще.


— На тебя как-то влияло её прошлое? Может быть, в личке какие-то дебилы до***вали.

— Мне кажется, меня очень сложно до***ть. Ты видел, каким человеком я был? Чем меня сейчас можно зашеймить? Отношениями с бывшей вебкамщицей? Ну, попробуйте.




Была только история с журналом Forbes — там я близко к сердцу воспринял чужую проблему. Просто это при мне происходило. Когда к тебе заходит такой журнал, ты ждёшь, что будут говорить о деньгах, бизнесе, доходах. А когда больше обсасывают прошлое в вебкаме, становится не очень понятно, почему журнал Forbes двигается как журнал StarHit или "Мир криминала". Меня вот этот диссонанс разъ***л.



"Выбери жизнь", три акта, смерть Murda Killa


— Альбом "Выбери жизнь" ты писал два года. Почему так долго?

— Он писался на фоне – сначала должен был выйти "Маргинальное чтиво", а потом этот альбом. Я написал "Вот он я", сделал кавер на "Красную девятку" и ещё парочку треков придумал. Затем появилась идея сначала выпустить EP, а уже следом альбом. Тогда я начал писать "ЯПМП".




То есть я начал писать "Выбери жизнь" два года назад — придумал концепцию, собирал мысли, отрывки и биты в одну папку. Когда приходило вдохновение, я открывал эту папку, долго там рылся и начинал что-то придумывать. Ещё до ЯПМП у меня скопилась огромная папка. После выхода альбома решил, что пора делать что-то новое, залез туда — а там идей х**ва гора.

У меня всегда была детская мечта сделать альбом в нескольких частях. У такого альбома есть логическая эмоциональная кривая: человек слушает и понимает, что здесь про это, а в следующей части – про то. У него выстраивается ожидание, которое помогает лучше воспринять материал.





— Но 24 трека — это же очень много.

— Да, но давай не будем отрицать, что в этом есть идея, продиктованная временем. Сейчас эпоха стримингов, рекомендаций и плейлистов. Почему большинство треков сегодня идёт две минуты? Люди послушали, им понравилось, они сразу хотят ещё. Больше прослушиваний — больше денег. Но здесь, конечно, получилось само собой, что треки короткие — мне так было удобнее. Второй момент — это способ заполнить собой инфопространство за счёт большого количества треков.

Это коммерческий стимул, но он не главный. Главный стимул в том, что мне нравятся большие произведения. Это круто, когда ты чувствуешь свою графоманскую мощь — ты можешь создать 24 обособленных произведения, которые будут осмыслены от начала и до конца, где будет идея, работа над текстом, над звуком и так далее. Ты это можешь, почему бы не сделать хотя бы один раз?


— Но сейчас же эпоха синглов.

— Результаты это и показывают. У нас есть один сингл, который стримится почти как весь остальной альбом. И это не плохо — просто очередное подтверждение, что мир изменился. Я всегда писал музыку альбомно: сразу делаешь большой формат, а потом из него выбираешь треки, которые могли бы стать синглами. Сейчас, как я понимаю, люди готовят синглы, а потом дописывают к ним альбом.





24 трека — это, конечно, много. Но по факту — это три части по восемь треков, то есть одна мысль, заключённая в небольшое количество песен. Просто концептуальная надстройка большая, что и предполагает много треков.


— Как родилась идея трёхчастной структуры?

— Сначала я хотел поделить альбом надвое. Была мысль выпустить два релиза по 12 треков, но быстро понял, что в моей ситуация это нерелевантно. Я не настолько популярный пацык, как Скриптонит, чтобы выпустить два альбома, которые точно одинаково послушают.

Я долго воевал с Артёмом [Варабом, менеджером] за идею выпустить один большой альбом, резал треки, переставлял их. Понял, что ничего не получается и концепция ломается. Начал думать, как можно всё объединить по смыслу — и решил разделить их на три. Я понял, что создать надстройку не получается, отпустил ситуацию и фишечки сами встали в ряд.


— Каждая часть заканчивается довольно мрачно. Почему?

— Мне нравится эмоциональная кривая, когда мы начинаем за здравие, а заканчиваем за упокой. Это мой любимый формат любого произведения — сначала человек выбрасывает энергию, а потом начинает себя собирать. Это гораздо лучше, чем начинать с плохого и заканчивать хорошим. В таком случае плохое будет ложкой дёгтя и ты никогда от этого вкуса асфальта не избавишься, сколько мёд по баночкам не переливай.


— Первая часть — про жажду жизни, второй — про любовь, третий — про смерть. Почему третий акт ты исполнил в своём старом стиле?

— Это же символично — смерть рэпера. "Убить рэпера, убить рэпера, убить рэпера!"


— Да, но альбом ведь и заканчивается буквально на мёртвом рэпере — фитом с Murda Killa.

— Песня с Максимом существует потому, что мне хотелось оставить персональный диджитал-памятник моему дорогому другу, который незаслуженно рано и внезапно ушёл из жизни. Если я могу интегрировать его творчество в музыкальную сферу, заставить людей о нём вспомнить, я это сделаю. Поэтому у меня там нет куплета, только интерлюдия.




А насчёт рэпа в третьей части — эта музыка самая подходящая, чтобы излагать такие мысли. Речь о рэпе, который был раньше, а не о сегодняшнем метатексте. Я использовал старый текстоцентричный рэп, куда можно встроить пронзительную мысль.


— Мне кажется, смерть внутреннего рэпера пошла тебе только на пользу, образ панка Феде Букеру всегда больше шёл.

— Мне кажется, я и был панком всегда, поэтому в рэп-сообществе у меня ни**я не получилось. Ну, не то что панком — говнарём. Давай вещи называть своими именами. Мне нравится быть говнарём, потому что мои друзья тоже говнари и не стесняются быть такими.

Рэп-сообщество и батл-сообщество всегда ужимали меня. Сейчас мне супер по кайфу, я очень доволен. Гитарная музыка в России всё ещё в таком зачатке, что ты можешь заново открывать жанры. Люди, которые сейчас слушают новую гитарную музыку, попросту не застали старую. Поэтому всё впереди. Музыкальная индустрия циклична, и ты всегда можешь предположить, что будет дальше.


— Песня "Больно" — про эту твою трансформацию?

— Нет, песня "Больно" тоже про Максима, просто я не очень хотел это освещать. Она была более близка по времени к его кончине. Вся третья часть альбома посвящена Максу. Не могу сказать, что я очень тяжело переживал это в моменте, но я много думал, рефлексировал, размышлял.




Это одна из первых смертей, которая ворвалась в мою жизнь абсолютно оглушительно и внезапно. И она как бы повлекла за собой цепочку смертей других близких людей, который 2020-й год сильно омрачили. Вся моя рефлексия на тему смерти во многом связана с этим событием и проникает во все части альбома.



"На игле", "Красная девятка", "Екклесиаст"


— Почему скит с открывающей речью из фильма "На игле" читает Лёха Никонов?

— Мне кажется, это идеально. Разве это нужно объяснять?

Чувак, это было просто о***нно – мы быстро всё придумали, я предложил Лёхе, он сразу согласился. Он пришёл на студию, — давай назовём это так — сделал свои дела, подошёл к микрофону, сделал один тейк, мы о***ли, и он такой: "Всё, я пошёл".



Это реально мастер. Человек, который за 50 лет жизни точно что-то понял. Ни разу не репал, просто вышел и сразу сделал так, что я осознал – никто другой не смог бы лучше.


— Ирвин Уэлш – фундамент альбома?

— Trainspotting — как фильм и роман — талисман альбома, который вытаскивал его из говна и спасал. Он сформировал название, помог в создании концепции, плюс добавил визуальных моментов и чёткой структуры — короче, был катализатором и генератором идей. В конце, ещё и стал вдохновением для обложки.

В фильме главный герой постоянно возвращается к моменту с зеркальной банковской ячейкой. Камера стоит как бы внутри ячейки, поэтому в кадр попадает и лицо героя, и его искажённые отражения по бокам. Я подумал, что для трёхчастного альбома это идеальный образ. Мы решили сделать на обложке три разных визуальных образа меня, чтобы подчеркнуть трёхчастную структуру альбома.

Как это было сделано технически. Я купил у мужика на Проспекте Ветеранов шесть завёрнутых в газету зеркал за 500 рублей. Мы нашли строительные уголки и клей, чтобы собрать из этого конструкцию. Так получился эффект зеркальной коробки.

Но самое о***нное — это газеты, которые мы видели, распаковывая стёкла. Чувак, газеты 90-х — это просто раз**б! Знакомства, эзотерика, гадания по пентаграммам, лечим наркоманию просто — я в восторге! Даже сохранил их себе.


— Насчёт Уэлша. Ты же фанат "оранжевой серии"?

— Я никогда не воспринимал их как серию, хотя примерно понимал, какой логикой эти книги объединены. Причём я их давно помню — они ещё у моей матушки дома стояли. Сидишь на диване наказанный восьмилетний прото-экзистенциалист и созерцаешь книжные шкафы, вот эти оранжевые корешки.

Наверное, это те авторы, которые сами липнут ко мне в медиапространстве. Я люблю вот эту грязюку всю. Но, видишь, это тоже такая грязюка, мейнстримная. Кто-то мог бы сказать: "Почитай Сорокина!" Но я не фанат, это не для меня.


— Пройдёмся по отдельным песням с альбома. Зачем там кавер на "Красную девятку"?

— Я обожаю эту песню! Тот случай, когда слушаешь и думаешь: "Жаль, это написал не я". Был период, когда я обслушивался группой RSAC. У меня была подруга, с которой мы люто забухивали. Просто мрачняк — сидите вдвоём в хате, постоянно бухаете, выясняте отношения, таскаете друг друга за волосы – и прочие драмы. Ощущения от песни "Красная девятка" у меня завязаны на этом периоде.

Мне ещё понравилось интервью Феликса Бондарева, где он сказал: "Чуваки, ну о чём вы говорите, песня "Красная девятка" — это моя первая песня. Моя карьера в музыке началась с проигрыша и слова "На***!" Какой ещё моя карьера могла получится?"




Вот эти воспоминания, ассоциации, грязное звучание и текст создали уникальный образ. Всё время думал, что это классная песня и надо бы её переосмыслить. Связался с Феликсом, скинул демку — он ответил: "Да нормально, выпускай".

Плюс мне хотелось познакомить свою аудиторию с этой песней – многие её тупо не застали. Но сколько бы раз ты ни пинговал её и не говорил в сторис: "Слушайте, бл**ь, "Красную девятку"!, они не будут её слушать. А если ты переосмыслишь её, то через аудиторию пройдёт этот вайб электрохимического отчаяния, пусть и опосредованно.




У меня есть кореш из Перми. Обычный пацан, просто Димон — не включён в тренды, работает айтишнком, пьёт пивко, вот просто рубаха-парень. Популярную музыку не слушаете особо, за андер тоже не шарит. Но однажды мы ехали в машине, я включил "Красную девятку" и его так внезапно раз**бало! Никогда не видел его таким. Тогда я и подумал: "Да, в этой песне явно есть сакральная сила ада". Нельзя было не запустить в неё свои грязные руки.

Кстати, теперь у меня есть настоящая красная девятка — мои друзья Саша Фарсайт и Гриша Мастридер подогнали.





— "Моя привилегия" — песня о современной России?


— Да. У меня однажды жопа сгорела, я пришёл и написал песню. Классика: заходишь в соцсети, эти крючки тебя цепляют, открываешь комментарии и думаешь: "Какие все тупые! Почему вы вообще существуете?!" А потом думаешь: "А вдруг это я тупой, а они правы?" В итоге эта мыслительная мясорубка тебя пережёвывает и выбрасывает — ты уже запутался, кто прав, а кто нет.




Короче, у меня жопа сгорела и я подумал: "Ну я вам сейчас как скажу…". Это было ещё до митингов. Скорее, меня сподвигли сетевые срачи после смерти Джорджа Флойда. Чтоб ты понимал жутчайший импакт смерти Флойда: у меня есть двоюродная сестра, ей 11 лет, а у неё в ТикТоке на аватарке BLM-кулак!

Не то что бы я испытываю негатив к сестре. Но я понимаю, насколько этот вопрос резонирует с обществом. И от него невозможно закрыться — все твои соцсети наполнены этим криком и адом. А потом ещё в США начались протесты. Я просто о***вал от всех этих видео, где чуваки толпой п***ят белых, кидают в них камни, громят магазины и всё это ещё под песни, б**дь, Pop Smoke’а, ахахах!

Ты видишь всё вот это, а в России люди сидят в локдауне, следят за этим и бесконечно срутся. Люди абсолютно незнакомы с этим миром, но почему-то сильно эмоционально в него включены. Аналитика с дивана убивает больше всего.


— Скит "Екклесиаст" — что это и зачем?

— Текст Екклесиаста — один из важнейших в моей жизни. Эта вещь полностью составляет, описывает и дополняет моё мировоззрение. Я учился на философском, у нас были уроки по религиоведению, но почему-то Екклесиаст попал ко мне довольно поздно. И я просто о**ел от того, как это точно описывает то, о чём я думал всю жизнь, но не мог выразить. Особенно это касается части о смерти, увядании, разочаровании и смирении.


— В целом "Выбери жизнь! — это же альбом про смерть?

— В целом, да. Как говорил Оксимирон: "Жизнь коротка, полна страданий и кончается смертью".

Альбом — моя попытка через творчество принять смерть: принять смерть близких, принять смерть друзей, принять смерть как феномен и принять смерть как неизбежный финал жизни. Перестать с ним бороться и перестать его боятся.

Клянусь тебе, когда я дописывал альбом, у меня была одна мысль — лишь бы дожить. Лишь бы дома не **нул газ, лишь бы не сбила машина, лишь бы не случилась ещё какая-то х**та, потому что это более чем реально. Тревожность и страх, которые сопровождают тебя в творческом процессе, естественно, отражаются в альбоме. Это способ их выплеснуть, осмыслить и отпустить.


— По этим словам, альбому и мрачному интервью для канала CFNSLR показалось, что ты в 2020-м пережил жёсткий экзистенциальный кризис. Это так?

— Не могу сказать, что это был экзистенциальный кризис. Во-первых, умерло несколько близких людей. Представь себе: ты сидишь в локдауне взаперти и тут такой — раз на***, два на*** и в конце года — три на***. Ты сидишь и как-то пытаешься это осмыслить.

Плюс я в этот момент расстался со своей дамой — это был дополнительный триггер. Ты постоянно пытаешься как-то организовать своё проживание и на фоне этого полное ощущение, что живёшь в Half-Life 2 — в метро люди в респираторах, объявления на вокзалах о профилактике инфекции, менты ходят и штрафуют людей на 10 тысяч. Просто **нуться можно! Ты сидишь, смотришь в окно, а там годовалый ребёнок жадно жрёт глазами окружающий мир — наглухо пустую улицу.

Это же полный п***ц — то, что мы все пережили! Человек удивительно быстро ко всему привыкает. Мы очень быстро со всем этим смирились — маски, антисептики, постоянная угроза смерти, прививки, новые конспирологические теории, трупы на улицах других стран. Мы как-то нормально это приняли. Но 2020-й просто был адом на Земле.

Мы на Википедии смотрели, сколько важных событий произошло в прошлом году — и он в разы превосходит любой другой. Понятно, что это не новые мысли и все такое пережили. Но я очень остро всё прочувствовал и попытался осмыслить. Я чувствительный человек – к каждому событию эмоционально прикипаю и готов прочувствовать всю его боль.



Сломанный член, байки за столом, детство без отца


— У Даши был фееричный пост о том, как ты сломал член. Там подробно расписана вся история, но меня интересует одно: что происходило у тебя в голове в тот момент и как решиться рассказать об этом?

— Когда у тебя в мошонке две стопки крови — что ты будешь делать: пойдёшь к врачу или будешь сидеть дома? Тут простой выбор.

Ничего необычного не было. Просто не попал в женщину, у***лся в костную ткань и почувствовал острую боль. Понял, что что-то не так. Но на следующий день пошёл на день рождения. А этого категорически нельзя было делать. Там надламывается белочная оболочка и из-за этого в кожный массив члена и яиц начинает вытекать кровь.

Не знаю, почему я не подумал, что алкоголь в такой ситуации пить нельзя. Потом на утро явно стало понятно, что что-то не то. Перспектива повредить член безвозвратно меня абсолютно не устраивала. Поэтому я сразу решил идти в больницу.

У меня есть друзья-врачи, я много с ними общаюсь на тему медицинской практики и понимаю, что это их не удивит — особенно, если это писькин доктор. Стесняться точно не надо. Думаю, что даже если бы я дезодорант в очко засунул и он бы пропал там с концами, я бы сразу позвонил в скорую. Все мы люди. Лучше быть здоровым.


— И чем всё закончилось в итоге?

— Это феерическая история о том, как работает платная медицина у нас в стране. Даша, как человек богатый, сразу сказала: "Мы пойдём в нормальную, б**дь, клинику!" Мы пошли, мне выставили счёт в х**ллиард денег за осмотр. Я прихожу, рассказываю, что такая вот тема. Он смотрит: "Ну, вы член сломали" — "Спасибо" — "У вас там кровь" — "Я вижу". И доктор говорит: "Ну, я не знаю. Это, наверное, операцию нужно делать. Или не нужно. 50 на 50". Я такой: "Иии?" Он отвечает: "Понимаете, я вам не могу операцию сделать" — "И что мне делать?" — "Идите в Мариинскую больницу".

Мы с Дашей такие типа: "Эээ?" Видно, что доктору стало неловко, он понял, что сказал нам очевидные вещи за огромные деньги. И вдруг он после паузы говорит: "Ну, хотите, простату вам проверю".

Потом мы с Дашей пошли в Мариинскую. Ни у кого не было пяти рублей за бахилы, а карты не принимали. Я нашёл деньги Даше на бахилы, а себе взял из мусорки. Стою в регистратуре с этими справками, вокруг покалеченные люди из травмпункта, и медсестра спрашивает: "Что у вас?" — "Я член сломал" — "Что?" — "ЧЛЕН СЛОМАЛ!" — "В смысле член сломал?!" — "Ну, посмотрите, там написано" — "А!"
Отправила меня на третий этаж. Захожу в кабинет, там стоит доктор и его кореш, тоже доктор. Это как бы кабинет, но как бы и нет — повсюду висят информационные листы и в целом он не очень похож на кабинет врача. Доктор говорит: "Снимайте штаны". Я смотрю по сторонам: "Прям здесь?" Он отвечает: "Да по***, давайте здесь", Я снимаю штаны, они смотрят на мой повреждённый член и переговариваются типа "Ну, чо думаешь?" И тут, б**дь, открывается дверь, заходит ещё один чувак и спрашивает: "А куда этого класть? У него ноги оторвало!"

Я стою со спущенными штанами, а вокруг три мужика, которые обсуждают что-то постороннее. Жду и думаю: "Может, вы меня уже посмотрите?" В итоге врач через пару минут говорит: "Пей антибиотики и неделя полового покоя" — "Серьёзно, а операция?" — "Какая, на***, операция?" Я спрашиваю: "Это перелом?" — "Не, это разрыв" — "А если был бы перелом?" — "Ты порнуху с неграми смотрел? Вот у тебя такой же был бы". Выхожу из кабинета к Даше и эти врачи: "О, это чо, она виновата? Хахаха! Вы там поосторожнее будьте!"

Я вышел очень счастливый от того, что мне не надо делать операцию. У меня ж на следующий день концерт должен был быть, и я очень переживал, что придётся отменить. Если я буду выступать с перерезанным членом — это, конечно, панк, но такой себе уже, ахах.



— Как выступил?

— Отыграли о***нно, кстати. Многие артисты говорят: "Мои фанаты самые классные! Я их обожаю!" Чувак, мои фанаты действительно самые о**енные. Я выходил в толпу петь "Мы никогда не будем жить у моря", люди зажигали бенгальские огни, было красиво. А потом, когда я возвращался на сцену, самый активный чувак всех расталкивал и говорил: "Разойдитесь, у человека травма!" Принесли плакат со словами: "Фемки, вы довольны, Букер х** сломал?!"

Самое о***нное было потом, когда мы выступали в Москве. У нас были футболки с буквами "х", "у", "й" и восклицательным знаком. Паша Шкиль тогда не смог с нами сыграть, поэтому у нас был другой басист и другая футболка — у него вместо "!" было написано "сломал".




— И чем всё закончилось?

— Вроде, работает. Может, даже лучше, чем раньше, ахах. Но я серьёзно хочу обратить внимание людей на то, что это может случиться с каждым. Это не что-то из области фантастики — это произойдёт с тобой, если будешь плохо следить за амплитудой фрикций. Обычно ломают член, когда женщина сверху и она не попадает. Я теперь слежу за этим очень внимательно — во второй раз я такое не переживу. Не в мою смену.


— Этот монолог — отличный пример того, что ты классно рассказываешь истории. Под твоими интервью стабильно есть комменты о том, что тебя можно слушать вечно. Думал как-то это монетизировать? Может, шоу сделать?

— Я пытаюсь, но не очень понимаю, как это сделать. Я же не буду включать микрофон и говорить: "Так, б**, сейчас расскажу, как в 2005 году я **нулся с качелей". Было бы очень здорово, но пока не понимаю формат.

Сейчас я выступаю соведущим Эрика Рикки для серии подкастов. Я бы и сам что-то делал, но нужна оборудка, команда, регулярность выхода и востребованность. Но было бы круто — я бы хотел общаться с людьми и рассказывать что-то.




Меня во многом дедушка воспитывал, он любил рассказывать разные истории. Его память становилась хуже, поэтому с годами поток историй шёл по второму и третьему кругу. То есть истории не могли закончиться никогда, поэтому я перенял этот навык. Сейчас мы любим семьёй собраться за столом и травить байки, тем более когда я стал полноправным членом этих посиделок.


— Ты упоминаешь много членов семьи, но не упоминаешь отца. Почему?

— У нас сложные отношения. Моя матушка однажды решила: "Хочу ребёнка от творческого человека". Завела ребёнка от творческого человека, и после этого творческий человек отвалился. Через какое-то время ему сообщили, что у него сын.

У нас хорошие отношения с отцом, просто помимо меня у него ещё три ребёнка от трёх разных женщин — три моих сестры. Мне кажется, он включён в их жизнь гораздо больше — они появились в процессе отношений и так далее. Но я не в обиде. Какое-то время был, но мы пообщались и с тех пор всё хорошо. Видимся обычно раз в год. Он всегда присутствовал в моей жизни, но где-то на фоне. Я понимаю его как мужчину и как родителя, но не готов принять его формат взаимоотношений с детьми и родственниками. Но это его дело. Мне ок.


— Творческий — это музыкант?

— Художник, дизайнер-оформитель. Я с возрастом замечаю, что всё больше на него похож. Удивительно, насколько сильно влияние генов. Я не мог перенять привычки отца, потому что провёл с ним мало времени. У нас 20 встреч за 25 лет моей жизни. Но при этом я перенимаю многие привычки. Неужели вот эта любовь напевать всякую х**ту может передаваться генетически? Каждый раз смотрю на отца, а потом на себя и думаю: "Е**ть!" Не заметить сходство в поведении трудно.




— Что бы ты сказал тому щуплому Букер Д. Фреду, который впервые пришёл батлить на SLOVO: Санкт-Петербург?

— Да ничего, всё кайф — делай как делается. Если бы не было его, не было бы меня и я не знаю, где бы я был и кем. Поскольку у истории нет сослагательного наклонения, мне нравится то, где я сейчас. У меня есть дело, метод, цели, среда обитания и друзья. Супер! Я считаю, что так человек становится счастливым и встаёт на своё место.


comments powered by Disqus
Рассказал о проблемах жанра — отсутствие новых персонажей и слишком длинный формат.
Говорит, что выгорел после сдержанной реакции на альбом 2019 года и спада популярности коллектива.
Все слушают новый альбом Брутто и волнуются за рунет.