Новый Флоу
Интервью: Андрей Никитин

Summer of Haze: новый герой русского рейва

Человек в бандане, который посреди сета в экстазе вскакивает на стол с пультами — это Summer of Haze, но присмотреться и прислушаться к нему нужно не только из-за вышеупомянутого нехитрого трюка.
Комментарии
0

"Новый флоу" — это партнерский спецпроект нашего сайта и re:Store, где мы все лето рассказываем о молодых артистах, которые меняют отечественную музыку прямо сейчас.







По энергетике это русский TNGHT, с той лишь разницей, что уроженец Тамбова по имени Захар отрабатывает и за Lunice, и за Hudson Mohawke одновременно. В его электронный замес способны органично встроиться элементы транса и трэпа. Он сотрудничает с лейблом Hyperboloid и на короткой ноге с представителями YUNGRUSSIA и организаторами вечеринок Witchout / Скотобойня. Снобы кривятся, услышав его имя, а его концерты расписаны на пару месяцев вперед. Разговор о русской электронной музыке в 2016 году выглядит неполноценным, если в нем не фигурирует имя Summer of Haze.



С ЧЕГО ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

Чувак, это с детства! Есть фотография, где мы с папой сидим около винилового проигрывателя, я ничего не понимаю, но сама фотография говорит о том, что я стремился. И на этом не закончилось! В пятом классе я сказал: “Мама, поведи меня, пожалуйста, в музыкальную школу” — и я пошел на гитару учиться. Преподаватель играл на домбре, шаришь за домбру? Околомандолина такая. Три года я у него отучился, пока не понял, что он не столько меня развивает, сколько осаживает. Я ушел из музыкальной школы и начал заниматься с репетитором, который мне сказал: "Все, чему учили, забудь. У нас теперь блюзовые "коробочки".

Тем временем у меня появилась группа, где мы играли металкор. Параллельно я начал разбираться с Fruity Loops 5 — и стал потихоньку из группы ускользать. Потому что мы постоянно собачились и не могли найти компромисс. А в компьютере любое дерьмо мне подвластно и я здесь хозяин. Я сам себе группа. Примерно тогда же я посмотрел несколько фильмов на тему клубной культуры. И, знаешь, впечатлило. Впечатлило, что один человек, сводя треки, может заставить двигаться массы.

Перематываем в 2008-2009 год, когда я понял, что нахожусь в клише стилей. Что бы я не написал, это был не я — меня настоящего там нет. Я всего лишь пытаюсь симулировать какой-то стиль. Драм-н-бейс, например — в моем городе я был лучшим андерграундным диджеем в этом жанре, делал вечеринки, играл на них. Но скольких таких людей рассеяно по разным городам? И они обречены на провал, пока не ударят себя по жопе и не скажут: “Я достоин большего”.





Со мной это тоже произошло. Произошло через долгое молчание. Я тогда почитал Pitchfork. Почитал Lookatme — еще ранний, не пошлый. И там столкнулся с музыкой, которая могла меня раскрыть. Это были разные стили, от чиллвейва до витчхауса, какое-то техно непонятное вроде Энди Стотта или творчество DJ Screw. У меня дофига треков в регистре от 90 до 115 bpm, именно в этом диапазоне человек не только качается, но и вдумывается. И это гипногоджик-дерьмо — оно высвобождает тебя изнутри. Я это чувствую на концертах, это работает, это есть.

Так и началась история Summer Of Haze. Мне понравилась концепция бесконечности — я могу иметь определенный почерк, но я могу иметь массу стилей. И вы не спутаете меня с кем-то другим. Я везде, но я один.







ОБ ЭКСПРЕССИВНОЙ МАНЕРЕ ВЫСТУПЛЕНИЙ

Важно было подчеркнуть, что если Summer of Haze в треках безумен, то он и на сцене безумен. Вы не встретите на моем выступлении угрюмое лицо, упершееся в экран лэптопа. Я залезу на стол, я выебу сидюки и вообще все что можно — лишь бы была правда. Я вдохновлялся такими личностями как Хантер С. Томпсон, Ol’ Dirty Bastard и английский техно-диджей Марки Джи. Все они на сцене — не они, из них что-то вырывается.

Когда я себя на сцене обезличиваю, в меня вселяется эта сущность, Summer Of Haze, и я играю то, что было написано по его указке — чувак, это магия. На сцене должен происходить обмен энергиями, посыл и возврат, который работает в бесконечном режиме. И на этот свет бессознательно стягиваются люди.

Где бы я ни выступал, организаторы не уходят в минус. Либо в ноль, либо в плюс. На концертах все время много людей, они заряжаются, им нравится мое животное отношение к материалу, который я играю. Но вообще я не только агрессивный еблан, который залезает на стол и бьется головой об пульт. Я еще и чувственный чувак. Я могу и расслабить людей, дать им эту утопию: все нормально, все хорошо, easy.







О ПУТИ К УСПЕХУ

У меня очень завидная история — произошло все быстро. Первое выступление в Москве было в клубе Pravda, на танцполе были пять моих друзей и человека два еще — остальные сидели. После концерта ко мне подошли три женщины с вопросами: “Что вы играли, молодой человек?”. А я отвечаю: “Это будущее! Будущее!”

Дальше все росло в геометрической прогрессии: одно выступление в три месяца, потом два в два месяца, три за полтора месяца, четыре за месяц… А сегодня у меня концерты расписаны по ноябрь.




В Китае мы выступали — даже там в курсе, ты шаришь? Закрытая страна, где есть ограничения с интернетом и считается, что не обо всем происходящем за пределами они могут получить информацию. У нас было пять городов, три из них были просто пиковыми, и нас сразу же забукировали на следующий год. Китай одна из лучших стран в плане выступлений.

Еще люблю играть в Украине. Стояла огромная очередь, у меня был огромный блант, и я накуривал всех, кто ко мне подходил. И этот блант дошел до середины очереди. Это было очень приятно, в этом любовь, ради этого стоит жить!







О ЕДИНОМЫШЛЕННИКАХ

Их много — Yungrussia, Скотобойня, с которыми у меня тесные взаимотношения. Все вокруг развивается и идет вверх. Что-то произошло с Россией в 2009-11 году, какой-то переворот, который мы не заметили. “Контактовская” культура сейчас, конечно, опошлилась, но я помню время, когда в комментариях паблика “Витчхаус” были реально трепетные комментарии. Эта эпоха вдохновила множество музыкантов в России.




Возвращаемся к экономике и политике — кризис, санкции обесценили русские деньги, промоутерам стало сложнее возить кого-то из-за бугра, это заставило их внимательнее смотреть на нашу сцену. И теперь на Россию уже смотрят с интересом из-за рубежа: Vice приезжает снимать “Скотобойню”, Boiler Room с русскими музыкантами — это все довольно громкие бренды, подчеркивающие степень интереса к нашей музыкальной культуре. Кто-то сравнивает Pharaoh с Bones, а я хочу сказать, что в каком-то смысле уже Bones похож на Pharaoh. Мы сейчас находимся в таком моменте, когда у нас есть свой уникальный материал.





О ВЫСТУПЛЕНИИ НА BOILER ROOM

Наверное, это лучшее мое выступление. Конечно, пересматривал я его со словами “Что ты творишь, тварь, прекрати” — слишком импульсивно. Столько было положительных слов потом! По-моему это был вообще лучший Boiler Room в России. Он отличался именно вот этим настроением: “Вот они мы, мы есть, отсосите — либо давайте обниматься” (смеется)






ОБ ИНТЕРВЬЮ

Я не очень часто даю интервью. Я закрываю лицо банданой — почему я должен давать интервью на камеру? Это выглядит нелепо: ты что, убийца, в розыске? Нет, я никого не убивал. Но вообще живое общение мне нравится.



О СОЦСЕТЯХ

Я никак не раскручивал паблик ВКонтакте, не платил за это. Когда я стал Summer of Haze, у меня сразу было условие — либо это людям надо и они сами возьмут, либо нет. И они это взяли! Лейблы связывались со мной сами, Hyperboloid вышли на меня сами.

И мы возвращаемся к тому, о чем я говорил в начале — когда между создателем и его идеей короткая дистанция, то свечение бесконечно и на него стягиваются люди. А эти люди могут быть не только слушателями, но и теми, кто может это творчество проапгрейдить. Те же лейблы. У меня покупали трек для какой-то рекламы, у меня еще есть замуты околореколамные, биты кому-то написать. Это все очень органичная вещь, которую не только я создал, но и люди, которые сами стянулись на мое творчество и что-то предложили. Это максимально честная история.







О СОТРУДНИЧЕСТВЕ С ЛЕЙБЛОМ HYPERBOLOID И ПЛАНАХ

Есть такая группа Wwwings, с одним из них, Lit Internet, я дружу много лет. Он был в первой сотне моих подписчиков во ВКонтакте. Мы дружим с тех пор, когда у него еще Fruity Loops не было на компе, а сейчас их Planet Mu подписывает, шаришь? Так вот они делали релиз на Hyperboloid, которые попросили у них еще и ремиксы. Один из них сделал я — в итоге этот ремикс стал одной из моих визитных карточек на концертах.

Hyperboloid его издали, а потом обратились с предложением — они открывали букинг для новых электронных музыкантов. Предложили мне сотрудничество, а заодно и предложили издать у них альбом. Сейчас готовлю еще один, участвую в их компиляциях, пишу ремиксы и вообще постоянно где-то фигурирую. У меня много планов, я переехал в Москву, пишу новый альбом, хочу издать старый гострейв-материал, хотим сделать проект с Boulevard Depo и поехать в совместный тур.


















comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Тут вам и отрывки тактических разборов соперника, и поездки на лимузине.
UPD: Алексей подтвердил участие в кампании онлайн-казино. Говорит, хотел сделать публике сюрприз.
Gidra учился в одной школе с Yanix, выступал с ним как бэк-МС и был заметным представителем местной трэп-тусовки периода 2013-2015 гг. Его честная история — от легких денег до тяжелой зависимости — перед вами.