Тексты

Баста в интервью "Снобу": "Деньги у меня появились лет пять-семь назад. А до этого я был просто неудачником"

Василий Вакуленко рассказал режиссеру Авдотье Смирновой о побеге из дома в 15 лет, наркозависимости, книгах Льва Гумилева и о том, почему он не смотрел "Бригаду".
Комментарии
0

Баста дал интервью "Снобу", в рамках Всемирного месяца информирования о проблемах аутизма. Прочитать его беседу с Авдотьей Смирновой, президентом фонда "Выход", занимающегося проблемами аутизма, можно по ссылке. Ниже — самые интересные её моменты.


О побеге из дома в 15 лет

Путешествовал. Жил у друзей, потом в городе Аксай — такой маленький город-спутник Ростова. В подвале мы жили. Спали на кроватях из вагонных купе. Это был такой "союз детских сердец". Мы все друг другу помогали.



О своем опыте наркозависимости

Я когда первый раз употребил тяжелые наркотики, понял, что чувствую себя самым красивым, самым сильным, самым дерзким, самым талантливым — меня ничего не беспокоило. Со стороны это выглядело ужасно, но мне на это было плевать. Почему люди употребляют вещества? Не потому, что хотят новых ощущений. Таких меньшинство. Я считаю, что склонность к наркотикам — в человеческой природе. Вот этого-то не понимают люди, которые занимаются борьбой с наркотиками.

У людей в его фонде (речь о екатеринбургском "Городе без наркотиков" Евгения Ройзмана — прим. The Flow) нет ни понимания, ни милосердия. Это переломавшиеся, которые возгордились и забыли, что они просто бывшие торчки. Их деятельность — сплошное глумление и "высебячивание". Они лицемеры. Что испытывает человек, который употребляет? Он просыпается каждое утро, чтобы ввести себе вещество, которое его убивает, и прекрасно это осознает. Это же больной разум, про душу я вообще не говорю. Тут насилием не поможешь.



О том, почему гомосекусализм — болезнь, и о законах, ограничивающих права геев

Поверь мне, прежде чем так заявлять, я изучил, почему это случается. Есть несколько объяснений: что это природное, естественное, что это из-за распущенности, что это определенная психотравма. Много всего прочитал и понял, что мне неохота в этом дальше разбираться. Есть и есть.

Я бы хотел, чтобы законы были такими, как удобно мне. Но они такие, какие есть, и геев они никак не поражают в правах. Почему лично я должен чувствовать себя виноватым за то, что вот у нас в стране как-то не так относятся к гомосексуалистам? Есть один отличный ирландский бар на Манхэттене. И однажды во время гей-парада хозяин сказал, что не будет вешать гейский флаг над дверями своего заведения. Его оштрафовали на 10 тысяч долларов. Вот это бесит. Почему, если я не разделяю эту религию, я должен это поддерживать? Мое главное обязательство — не наносить им ущерб.


О припеве песни "Зять"

Фразу из припева узнал от моего друга из Рязани, художника. Он рассказывал: "Приезжаю свататься, а там папа такой сидит, барин прямо, так на меня смотрит и говорит: “Ну что ты, зять — не*** взять”. Я когда услышал, это был для меня прям дзен, хлопок одной ладонью. Такое просветление сразу наступило. Ведь лучше не скажешь просто! Хотя, может быть, не стоило из этой фразы делать припев. Тут меня повело в сторону. Упрощение получилось.



О сериале "Бригада"

[В детстве мне хотелось]Чтобы у меня были друзья и мы все были богатыми, самыми сильными, и нас было бы много, и дружили бы мы всю жизнь. И у нас была бы большая компания. Как в сериале "Бригада". Я его, кстати, не видел, но много про него слышал. Даже придумал такой punch: когда спрашивают: "Ты видел “Бригаду?”, я отвечаю: "Нет, я в это время в тюрьме сидел". Хотя мне нравится хорошее бандитское кино. Там ведь нет никакой героизации, в конце все умирают.



О книгах Льва Гумилева

Я, когда бросил торчать, много его читал. Тяжелая литература, язык укачивающий, но общий смысл мне близок. Я тоже все время задаю себе вопрос: почему мы так живем? Почему какой-то группе людей определен именно такой путь? Крутость Гумилева в том, что он об этом процессе пишет. О жизни на больших территориях. И понимаешь, что, видимо, нам так надо.



О живописи

Я равнодушен к живописи, которую не понимаю. Хотя иногда даже то, что я не понимаю, я могу воспринять через судьбу, через трагедию. Мне понравилась история про японскую даму, которая что-то там делала для Louis Vuitton. Так вот, у нее шизофрения, она 40 лет живет в дурдоме, с 6–7 лет слышала голоса. К ней приходили образы и видения, и она выработала собственную систему, как отвлекаться от этого, рисуя. Она создала свое искусство как терапию. Вот это гениально. То есть мне само ее творчество не нравится, но интересна история.





comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
По понедельникам мы обычно разбираем твиттер-ленту за прошедшую неделю.
Это было странно
Зашквар, по мнению авторов – это жизнь того, кто находится по другую сторону экрана.
С недавних пор вы все полюбили интервью Юрия Дудя. Но мы любили их много лет назад, когда Юрий говорил только со спортсменами.