Новости
Фото: Женя Хажей

Миша Ingoosheet: "Бухали все, особенно концертный директор"

Участник Триагрутрики — о том, с каким багажом он подходит к своему первому сольнику "Indiweed"
Комментарии
0

На днях должен выпустить свой первый сольный альбом "Indiweed" участник Триагрутрики — Миша Ingoosheet. Перед презентацией корреспондент челябинской "Геометрии" Василий Трунов взял у него большое интервью: о начале пути в протестантской церкви "Новая жизнь", алкогольных гастролях и вегетарианстве. Целиком его можно прочитать на сайте, у нас — избранные моменты. 


В 15 лет я поступил в колледж культуры и зазнакомился с Генычем, ныне моим близким другом. Мы встретились на паре. Он выделялся среди одногруппников, такой чувак с афрокосичками на хип-хопе. Позже Геныч мне рассказал, что читает рэп в группе Nuclear Blast, и что они записали альбом при "Новой жизни". Тогда все делали демки на магнитофон, а у них уже был свой CD. Меня это впечатлило!

По четвергам в церкви проходили молодежные служения с концертами. Госпел-стайл, все поют хором, пять киловатт звука. Музыкантов было много, Дэвис, он же Monky Monk из ОУ74 там тусовался, например. Помню те песни: "Возлюби Христа, воздай ему хвалу, посвяти свою жизнь полностью ему". Мне всю дорогу вкатывал классический хип-хоп. Поэтому чрезмерно религиозные треки я так и не стал делать.

В составе группы Nuclear Blast поехал в Москву на фестиваль христианского творчества. На нем была куча площадок — для рока, рэпа, брейк-данса. Мы ничего не выиграли, но зато затусовали с Bad Balance. На встрече был ШеFF и Al Solo. Купер "набухался" и уснул на студийке. Валов нам тогда много историй веселых приколол, о том, как они бандой брейкеров ехали на поезде в Германию, имея на всех 80 баксов. ШеFF вообще крутой, до сих пор остается на своей волне. Молодчага! Его как-то спросили про ТГК, а Влад ответил: "Пока парни не пройдут Rap Music...". Ну, вы поняли (смеется).

Мы жили рэпом. Параллельно с пластинкой Триагрутрики, я писал альбом для Two-Towers — нашего с Пузыряном сайд-проекта. Делали мы его в очень маленькой квартирке общажного типа. Просторов не хватало, выходя из ванной, можно было в унитаз ногой провалиться. При этом мы умудрялись жить там вчетвером. Каждую ночь приходили какие-то люди. Тусили, накидывались и оставались. На полу яблоку негде было упасть. Как-то я до утра угорал, полтора часа поспал и пошел на вступительные экзамены в Академию культуры. Все претенденты прилизанные. Рубашечки, галстуки, начищенные туфли. А я стриженный под ноль в шортах, кедах и широченной футболке. И ведь ничего, поступил.

Треки Триагрутрики быстро пошли в народ, мы начали гастролировать. Я не отказываюсь от своего прошлого. Это было круто! Мы трэшевали, пили, рок-н-роллили по хардкору. Половина концертов прошла в тумане. Помню первое выступление в московском клубе "16 тонн". Организатор всю дорогу был на жесткой паранойе. Смотрел на меня испуганно, спрашивал пацанов — смогу ли я вообще читать? Я ему ответил: "Не гони, сегодня мы сделаем лучшее шоу в истории!". Я тогда был в салат. Синее всех синих вместе взятых. Поэтому на сцене тупо сел на колонку, сразу смекнув, что ходить не надо. Это же опасно. Можно упасть и что-нибудь сломать себе. Вячеслав Петкун тогда стоял в толпе и видел всю контору. Я читал, путал слова, орал, короче, делал от души! Потом он передал оргу: "Этот чувак рок-н-рольщик старой школы! Рэспект ему от меня!".

На первых порах отжечь мог каждый. Бухали все, особенно концертный директор. Бывало его на руках выносили, сам он идти не мог. Мы с пациками могли на час концерт задержать, потому что было весело в гримерке бухать и угорать. Орги нервничают. Орем им пьяные: "Мы еще не готовы!". Я расскажу о своем дне на примере концерта в Калининграде. Утро. Пацики заказывают завтрак, а я — "Бейлис". Официантка спрашивает: "Вам 200?". Я ей: "Бутылку неси и самую большую!". Днем я перезагрузился на пару часов. Ожил в гримерке, добавил вискарика и на сцену. Это жесть!

Я долго шел к тому, чтобы перейти на овощи. Сначала перестал есть свинину, потом говядину. Мне в принципе нельзя ничего жареного, соленого и копченого — проблемы с желудком. Врачи с 13 лет прописывали жесткие диеты, но я их игнорил. Доходило до того, что меня ночью увозили на скорой. Так что вегетарианство для меня не тренд, а необходимость.Недавно с пациками раздували за одну тему. В детстве мамы часто дают детям беляш с молоком. То есть ты ешь то, что тебе дала корова и саму корову. Офигенный микс! Хардкор!

Коллабораций [на альбоме] будет немного. Участвуют Джама и Вибе, плюс мои старые товарищи Макс Плин и Жека Хмурый. Жду куплетов от Pastor Napas и Monky Monk из ОУ74. Хотел вытащить Мишу Крупина на песню о маленьких принцах, которые привыкли жить за счет своих родителей. Миша пропал, а я забыл. Вместо него появится весьма интересный гость, но пусть это лучше останется сюрпризом.


Я почти не слушаю русский рэп. Мне нравится раннее творчество Ассаи и Смоки Мо. А еще Сонши Алеф, Муравей, Жека Бонгзилла и Горный Щит, Миша Архангел. Из последнего вкатил альбом Смоки и Васи — это максималочка, единственное, что заходит. Он сделан для широкой аудитории. Парни умудрились вписаться в движуху с модным звуком, но остаться собой.

Я рад, что мы всей бандой Gazgolder съездили в тур. Куча городов, гостиниц, концертных площадок. Тысячи километров. Это была одна веха. Сейчас я выпущу "Indiweed" и эта будет другая веха.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
“Оксимирон использует рэп, чтобы запустить дискуссию о современной российской культуре” — считает автор материала
"Этот бит я у тебя сп*здил, так же как и ты у меня сп*здил полляма".
Хитмейкер из Казахстана не только даст интервью, но и научит ведущего писать музыку.