Новый Флоу

Bumble Beezy: бешеный флоу и провокационное содержание

Bumble Beezy вырос в Павлодаре, воспетом Скриптонитом, а живет в Перми — и максимально непохож ни на казахского МС, ни на уральскую школу хип-хопа.
Комментарии
0

"Новый флоу" — это партнерский спецпроект нашего сайта и re:Store, где мы все лето будем рассказывать о молодых артистах, меняющих отечественную музыку прямо сейчас.







Молодой МС из "жопы Европы" со своим особым сленгом-линго вызывает ассоциации с лучшими годами творчества D.Masta: эти песни можно не принимать всей душой, но отрицать мастерство рэпера и сочинителя может только глухой. С выходом альбома "Васаби 2" в начале этого года стало понятно, что игнорировать его не получится. И как оказалось в результате разговора The Flow с Bumble Beezy, торопиться упрекать его в аморальности не стоит: песни телесного и духовного низа — лишь путь к серьезному творчеству, каковое будет представлено на грядущем альбоме "Deviant".


О ДЕТСТВЕ В КАЗАХСТАНЕ

Из Павлодара мы уехали в Омск, потому что в то время старшее поколение стало активно переезжать в Россию. Где-то в середине учебного года, когда я учился в пятом классе, нам сообщили, что теперь надо будет изучать казахский язык, обучение будет вестись на нем. Притом, что русского языка и так было немного. История Казахстана, казахская литература — на ней вообще запрещали говорить по-русски. Да и при трудоустройстве в Казахстане приоритетным считается твой язык, а не опыт. С такими перспективами для моего будущего родители решили тоже перебраться в Россию, а Омск — один из ближайших крупных российских городов. Еще через пять лет переехали в Пермь. Но в детстве я никакого особенного отношения к русским не чувствовал. В садике, в школе почти все друзья были казахами, русских три-четыре человека. Все нормально общались. У взрослых, насколько я слышал, было по-другому, с местными старались не конфликтовать. Но я такого не запомнил.

Павлодар я запомнил совсем не таким, каким его можно представить из песен Скриптонита. В детстве у меня все там было отлично: садик во дворе, школа в двух шагах. Много друзей, постоянные гуляния. Разве что были деления на дома: в нашем вроде бы жили авторитетные люди, и со старшими из других домов нам было лучше не встречаться.




О ПЕРМИ И УРАЛЬСКОМ ХИП-ХОПЕ

В Перми в плане музыки все очень плохо, хватит пальцев одной руки, чтобы всех посчитать. Рэп-тусовок никаких нет, на двадцать человек. Свободный микрофон и одна колобаха пива на десятерых. Говнари.

Уральская волна хип-хопа, вот эта движуха есть, как мне кажется, в Екате, ближе к уральским горам. Иногда Пермь называют "жопой Европы", потому что мы к ней практически не относимся, далеко от горного массива находимся. Конечно, здесь люди больше интересуются АК-47 или ОУ74, но мощного движения именно в Перми, объединенного, тут нет.


О СТЫДЕ

Наверно, более или менее меня узнали с трека "No Hook" Но до него у меня было очень много материала, рэп я попробовал сочинять классе в седьмом. Тогда у меня было другое имя, была пара коллективов со школьными друзьями — мы выпускали по микстейпу в месяц. До Bumble Beezy у меня было треков двести, и слава богу, что в сети можно найти только маленькую часть из них. Если где-то всплывают, меня сразу бросает в стыд.





О ГРЯДУЩЕЙ СМЕНЕ ВЕКТОРА

Если начал делать батловые треки — всю жизнь будешь их делать. Но на новом альбоме я отхожу от амплуа самовосхвалителя, надеюсь, это ярлычок с меня хоть немного сдвинется. Там будут совершенно другие темы. Это связано с тем, что я ушел из института и работы, не связанной с музыкой. Сейчас я занимаюсь созерцанием, смотрю на вещи вокруг, которые раньше казались мне обычными, а теперь вижу в них много смысла.

Когда-то я решил, что в России, если ты говоришь о чем-то важном, но у тебя нет аудитории или ты говоришь слишком обычно, к тебе вряд ли прислушаются. Поэтому мне все время приходилось лезть из кожи вон, придумывать панчлайны, эту читку, чтобы на меня обратили внимание. Наконец-то на меня обратили внимание и я могу говорить все, что захочу. Это была больше вынужденная мера, и я всегда это понимал. Сейчас у меня нет желания продолжать в старом ключе.


ОБ АЛЬБОМЕ "ВАСАБИ 2"

Я никогда не говорил, что то, о чем идет речь в альбоме "Васаби 2", круто. Я просто показывал действительность, ведь чтобы обратить внимание людей на что-то плохое, нужно показать его максимально ярко, мерзко. Если ты прямо в нее тыкаешь людей лицом и они говорят: "Фу, как ты можешь об этом говорить?!", тогда они обращают внимание. Все пороки, вредные привычки, отсутствие морали — я просто показывал, что они есть. Я не горжусь этим, мне они не нравятся, но я с ними очень часто сталкиваюсь. Например, скит в конце песни "Cook This Shit Up" — это мое отчаяние. Когда я записывал этот альбом, на студии постоянно тусовались такого плана девушки, которых невозможно было выгнать оттуда. Я орал на них матом, говорил: "Я не рад вам, уходите, вы мешаете, почему вы приходите сюда?!" И чтобы дополнить эту песню, я добавил этот скит, показал, насколько у людей нет самолюбия, насколько низкая у них самооценка. Им можно сказать что угодно, это просто потерянные люди. Я не прикалывался над телкой, она реально такая и таких очень много. У меня был шок, когда я увидел их, у меня в голове поменялось очень многое, и на контент альбома это тоже повлияло, потому что я писал его в такой мразотной обстановке. Я очень сильно душевно страдал от этого.





Я знаю, что большинство слушателей считают, что это альбом про меня. И это очень печально. В России все свои слова нужно объяснять или же не поймут. Вот Illumate объяснял свои треки, и не все сначала поняли, зачем. Не знаю, только ли у нас так или везде, но нашим людям точно надо все разжевывать, обязательно. Метафоры, подтекст — не понимают. Конечно, если послушать один мой трек, то можно решить, что это я матерюсь, читаю про письки, не уважаю девушек. Но мне как-то неудобно все объяснять. На новом альбоме я пошел на поводу у слушателя и там все будет проще.


О ХЕЙТЕРАХ

Хейтеры в моих песнях — это, конечно, собирательный образ. Когда люди говорят, что их не волнуют хейтеры — они их уже волнуют. Нельзя на сто процентов пропускать мимо ушей такое, все равно кто-то попадет в больное место и обидит тебя или доставит дискомфорт. Всех можно задеть. Я просто собирал моменты, которые доставляли дискомфорт мне, например, глупые вопросы. Вообще я не считаю, что я должен отвечать на вопросы вроде «почему совместка с тем, а не с этим», «когда альбом» или что-то подобное. Я исполнитель, ты — мой слушатель. Если я так сделал, значит, так нужно, всё. Не понимаешь чего-то — поймешь, когда я решу пояснить. Глупые вопросы очень нервируют. С настоящей ненавистью, с вопиющими ее проявлениями я сталкивался нечасто, но бывает такое. Но мне интересно бывает понять, почему человек так меня не любит. Ведь мы все не плохие и не хорошие. Я иногда начинаю с ними общаться, но кроме словесного поноса ничего не добиваюсь. А жаль, с такими, наверно, было бы интереснее пообщаться, чем с теми, кто пишет, что у меня рифмы не те. Хорошие рифмы или нет, определяю я сам.


О СЕРЬЕЗНОМ ДЕРЬМЕ И ЕГО НОСИТЕЛЯХ

Первыми, кто обратил внимание из артистов, были Big Russian Boss и Young Pimp. Несмотря на специфику их творчества, они одни из самых настоящих из тех, кого я знаю. И они знают, что я тоже настоящий. Они угорают над ограниченностью, над склонностью копировать запад, над отсутствием своего. Указывают на рэперов-конвейеров. Сарказм и иронию, которые они привнесли в русский рэп, я считаю неоценимым вкладом — научили шутить, смотреть критично. Это очень серьезное дерьмо.




О СВОЕЙ ТЕХНИКЕ И УЧИТЕЛЯХ

Изначально я просто охренел, когда услышал, что кто-то может произносить звуки ртом вот так. Я думал, что это годы тренировок и вообще с этим надо родиться. Сильнее всего меня удивил Kool Savas, я большой любитель его творчества, даже немножко фанатею. Все альбомы в делюксах на CD, есть кое-какой мерч от него, все заказывал из Берлина. По технике очень мало человек, кто так углубился в тему. Busta Rhymes и другие ребята — это тоже, но именно технику Kool Savas я не мог понять долгое время. Когда я слышу, как рэпер строит флоу, то мне все понятно в целом, весь узор, а вот у него, казалось, был какой-то случайный набор, но очень техничный. Я пытался его откровенно пародировать, засовывал русский текст в его конструкции, пробовал ускорения, перебежки. Сейчас уже не задумываюсь, просто стараюсь делать так, что если выключить музыку, под голос можно было танцевать. Tech N9ne говорил, что голос должен быть перкуссией.


О БАТТЛАХ

Мне очень нравились баттлы. Но чем больше меня спрашивали, не поучаствовать ли мне в каком-либо, тем они мне нравились меньше. Баттлы становятся все более одинаковыми, а еще я замечаю, что люди, которые баттлятся, очень редко могут выдавать хороший материал в песнях. Слушать тридцатиминутные баттлы как аудиокнигу я не могу, и между ними и песнями я выбираю песни. В них можно раскрыться со всех сторон, говорить серьезные вещи. Вот Артем Лоик пытался говорить их на баттле, но он его использовал больше как инфоповод — это было прикольно, хотя я не сразу врубился. Очень умно. Я могу смотреть на Мирона, его баттл с Дуней, наверно, самый прикольный из тех, что я смотрел. Это было жестко, противостояние. В общем, можно посмотреть штучные баттлы, с интересными людьми. Как боксерский поединок. А когда выступают люди, которых никто не знает, мне неинтересно. Вот когда они станут известными, тогда обязательно заценю. Для себя я не рассматриваю баттлы, хоть я и понимаю, что это хороший инфоповод. Мне нравится, когда люди имеют принципы, пусть это и сложно и неудобно. Весь "Васаби 2" про людей, у которых нет принципов.



О ГРЯДУЩЕМ АЛЬБОМЕ "DEVIANT"





В принципе, я еще не написал таких треков, которые бы отметил сам, сказал бы «вот это круто, жесткое дерьмо». Но на грядущем альбоме будет пара треков, которые являются квинтэссенцией того, о чем я думаю в последнее время. Вот прямо серьезное дерьмо, которое у меня есть в башке. Содержание очень нетипичное для меня. "Deviant" пишется для того, чтобы изменить людей. Я хочу, чтобы люди реально начали смотреть на все вокруг по-другому. Исключили слово "норма" во всех его контекстах из своего лексикона. "Плохо-хорошо", "плюс-минус", "норма-ненорма" — это слова с которым этот альбом борется на корню. Каждый — особенный, никому ничего не должен (в адекватной степени), у всех свой путь, думай за себя и сам решай, что плохо или хорошо.

Конечно, я никакой Америки не открываю, но я хотел это сказать теми словами, какими скажу. Я взял привычку ставить себя на место другого человека и границы "плохо-хорошо" у меня размылись. Сейчас могу понять почти любого человека. Понятно, что есть уголовный кодекс и нормы общества, но мы сами всех судим вокруг и без них. А если задумываться, то ты и плохой и хороший. Такое мышление наводит порядок в башке.

По музыке я изначально хотел, чтобы в альбоме было много гитары, почти рэпкоровый. Но я просто не нашел столько тяжелых минусов, поэтому будут и трэп-биты, и хип-хоп-биты. Но и гитары тоже будут. Я хотел, чтобы альбом звучал как митинг, который переходит в вооруженное столкновение с полицией. Коктейли Молотова, разбитые тачки и витрины, а где-то в конце появляется идейный предводитель и вдохновитель восстания и на руинах этой движухи спокойно говорит, почему все так происходит. Потараторить я всегда успею.






















comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Сегодня The Flow начинает подводить итоги 2017. До Нового года мы составим редакционные списки лучших треков, лучших западных и русских альбомов, а параллельно запустим народное голосование, чтобы свое мнение могли высказать и вы. Итоги года на The Flow — круче, чем выборы президента. Так что не оставайся безучастным: читай, слушай, шерь, спорь. Погнали.
Учимся быть уверенне в себе и целеустремленнее у артиста, стремительно пришедшего к успеху.
Баста снова троллит Децла. Thomas Mraz анонсирует альбом. Гуфу не с кем поиграть в стритбол.
Та ситуация, когда в анализах обнаруживают все наркотики на свете.