Новый Флоу

Loqiemean: когда EDM встречает хип-хоп новой волны

Томский продюсер, входящий в объединение Kultizdat, в этом году отметился амбициозным концептуальным альбомом "My Little Dead Boy", после которого нацелился на новые высоты и из продюсера стал превращаться в полноценного исполнителя.
Комментарии
0

"Новый флоу" — это партнерский спецпроект нашего сайта и re:Store, где мы все лето будем рассказывать о молодых артистах, которые меняют отечественную музыку прямо сейчас.









За последние несколько лет русская музыка сделала несколько больших шагов вперёд по всем направлениям. И некоторые артисты стоят где-то между этих направлений. Как Loqiemean, EDM-продюсер, в своей музыке объединяющий передовую электронику и новую волну российского хип-хопа. После выхода альбома "My Little Dead Boy" артист объединения Kultizdat переключился на запуск сольной карьеры исполнителя, в рамках которой граница между жанрами должна стать ещё тоньше.


О ДЕТСТВЕ В СИБИРИ

Я родился в Томске, до 8 лет жил там, а в 2002 году переехал в Якутию и прожил там 5 лет. Потом вернулся обратно. Часто ездил в Москву, в Беларусь. Везде много родни. Покидало меня, короче.

В Сибири ничего не спонсируется государством. Есть какие-то федеральные бабосы, но ты сам всё понимаешь. Поэтому детство прошло похуже, чем в центральной России, сибиряки меня поймут. В Якутии вообще жопа. Они там строят железную дорогу ещё с восьмидесятых, а её до сих пор разворовывают. И там очень дорого жить, потому что продукты доставляют самолётами.

Томск очень криминальный город. Когда самого города ещё не было, на его месте стояла таверна. Туда заезжали купцы, торговцы и так далее. И местный “бармен” пиздил большой дубиной купцов, спускал их в реку и забирал всё золотишко. Потом оказался, что в той реке оказалось огромное количество золота. И когда какой-то купец это обнаружил, то решил, что там можно строить город. В итоге Томск развивался как студенческий городок.

Но один хрен — Сибирь, поэтому туда всегда ссылали много политпреступников и просто чмырей. Посреди города стоит две зоны. В девяностые было очень дерьмово, жуткая делёжка территории была. Я всё это видел по своему отцу, он в то время ментом работал. Времечко было неприятное. На игрушки копишь по месяцу-два, 60 рублей на Бэтмена откладываешь. Но я не унывал, у родителей была большая библиотека и огромная музыкальная коллекция. Там все были: Lenny Kravitz, Kingdome Come, Metallica и так далее. Много раннего R&B, много фанка. Было много кубинской музыки, так как одна линия родни успела прожить несколько лет на Кубе, когда из СССР отсылали туда строителей.


О СВОИХ КОРНЯХ

Если в общем брать, у меня вся родня из Сибири. И по обеим линиям все ссыльные, репрессированные и так далее. Родители меломаны. Мать танцор, отец тоже, он даже когда-то играл в металхед-команде.


О ДРУЗЬЯХ ДЕТСТВА И НАРКОТИКАХ

Я долго жил в одном районе Томска, а потом съехал и жил один 4 года. И вернулся встретиться и пообщаться с ребятами. Узнал, что один сдох. Другой выглядит как мумия, которую посадили на героин. Третий всю жизнь занимался карате, получил третий дан. В детстве ему всё время твердили: “Вот, карате станет олимпийским видом, всё получится!” Человек 14 лет этим занимается, ничего больше в жизни не умеет. А дети перестали ходить на тренировки. И ему тоже пришлось заниматься этой хернёй. Жёстко всё это. Естественно, на меня это повлияло. Ты рос с людьми и думал, что у всех всё будет хорошо, а в итоге кто-то оказывается в могиле, а у кого-то жизнь идёт наперекосяк. Ты делаешь определённые выводы даже в глубоком детстве.






О ТОМ, КЕМ СЕБЯ СЧИТАЕТ

Travi$ Scott как-то назвали “музыкальным архитектором”. Я бы не хотел такого пафоса, но я если наедине с самим собой спрошу себя, чем занимаюсь, то отвечу, что я проектирую музыку. Думаю, понятие “сонграйтер” в России ограничивается написанием фабулы текста, фонем. Рэперский гострайтинг, короче. Но я думаю, это всё-таки проработка трека от начала до конца: вместе с исполнительской частью и продакшном. Меня можно ещё и так назвать.


О ПЕРВЫХ МУЗЫКАЛЬНЫХ ШАГАХ

Я не был шкодливым ребёнком, но у меня была одна ебанутая привычка: ночью доставать кастрюли и ебашить по ним. Лет в 13 я приехал в Москву в гости к тётке. Вижу, у неё стоит миди-клавиатуара: “О, у тебя пианино!” Короче, у неё был запущенный FL Studio, она дала мне постучать на барабанах. И я такой: “Ого”. Мне тогда родители подарили вторую PlayStation, и я забыл её в Москве. Тётка мне её прислала, а в коробке оказался ещё и диск с FL Studio. В итоге в игры я ещё долго не играл. Установил FL и долго там тыкался. Не было интернета, не было никаких учебников, только загруженные стандартные проекты, в которых я разбирался методом тыка. Родители сильно удивились тому, чем я занимаюсь, потому что такую программу никто никогда не видел.






О ТОМ, КОГДА СТАЛ ВОСПРИНИМАТЬ МУЗЫКУ СЕРЬЁЗНО

Я не могу точно вспомнить переломный момент. Наверное, когда пошёл огромный шквал отзывов. По меркам человека, который вообще был незаметен. Для MC это легче: у них большая аудитория. А в инструментальной сфере отзывы ты получаешь только от других продюсеров. Я начал получать отзывы от крутых людей и понял, что могу этим заниматься. Начал задрачивать видосы, уделять больше внимания музыке. В итоге поднял уровень, а за ним подоспели вдохновение с идеями.

Я начинал писать с хип-хоп-битов, только потом ушёл в электронику. Потому что с точки зрения продюсера рэп-продакшн стал скилловым только сейчас, когда появилась школа Торонто, работа с 808, интересными ударными, вкраплениями других стилей и так далее. А в 2010 году я впервые услышал Skrillex и подумал, что есть что-то круче. И пытался писать вот такую музыку. Это намного сложнее, но в этом был свой челлендж, поэтому было интересно.

Проект Loqiemean появился в 2011 году. Когда я понял, что могу создать проект и пахать в его рамках.


О ПЕРЕЕЗДЕ В МОСКВУ

Он связан с музыкой в первую очередь. Из Сибири трудно продвигаться и выступать. Билеты туда-обратно стоят от 20 до 30 тысяч, но любой промоутер зажопит эти деньги и не станет тебя везти. Вот, сейчас буду выпускать новый продукт и посмотрим. Тут легко связаться с людьми, с которыми я работаю. Ну и вопрос поездок легче становится, конечно.



Переезд позитивно повлиял на творчество. Вопрос именно в подходе к звуку. Я чувствую, что могу захватить большую аудиторию и участвовать в музыкальной движухе. Я сейчас пишу музыку, благодаря которой смогу общаться со слушателем, иметь с ним контакт. Хочу быть со своими фанатами, а не отдельно от них. Хочется постоянного совместного движения. Когда находятся какие-то чуваки-фанаты, которые в итоге начинают со мной работать. И это тоже намного легче сделать в Москве.


ОБ ОБЯЗАННОСТЯХ АРТИСТА

Я слушаю МБ Пакет и понимаю, что это достойно, я могу это закинуть в плеер. Но звук хуйня, скилл хуйня и так далее. Про Убийцы Crystal можно сказать то же самое. Дело в человеческом опыте. По сути, артист должен и обязан доносить до слушателя что-то новое. Иначе зачем тебя слушать? А если у человека есть интересные мысли и взгляд на проблему, то он достоин того, чтобы его слушать. Важно понимать, что есть артисты на века, которые отражают вечные темы. А есть рефлекторы своего времени, отражающие запросы своей эпохи. Данной пятилетки.


О РАЗВИТИИ РОССИЙСКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ СЦЕНЫ

Когда младенец развивается, он повторяет за своими родителями. И это правильно. Российская музыкальная индустрия долгое время повторяла, потому что у неё не было возможности научиться, не было доступа к необходимым ресурсам. У рэперов сейчас есть собственные каналы, где их учат рифмовать. Не говорю, что все туда лезут, но существует вот такой вайб. Думаю, наша музыка обрела обособленность в той точке, где старые команды совсем ушли на задний план. Спрос рождает предложение. И искушённая публика, уставшая слушать одно и то же, не понимала, зачем им слушать русскую музыку. И это буквально вынудило всех артистов подняться на новый уровень.

Я хочу, чтобы нашей музыкальной индустрии всегда было некомфортно. Чтобы они всегда чувствовали себя хуёво и понимали, что они чего-то недодают. Вот насколько успешный был 2015 год в плане хип-хоп-релизов, в плане EDM-релизов, в плане инди-релизов. И что сейчас? Опять все бьются в потолок. Надеюсь, что к концу года все выдадут продукт, который выхаживали весь год.


О ТОМ, КТО НРАВИТСЯ

Мне нравится Монатик, клёвый чувак. Мне нравятся Убийцы Crystal. В плане хип-хопа мне нравится Скриптонит, нравится Pharaoh, только его последний релиз расстроил, потому что не было развития звука. Но он ещё выдаст, конечно. Мне нравится тот продукт, над которым мы сейчас работаем с другими людьми. У меня такая позиция: если тебе нечего слушать, иди и напиши для себя сам. У Том Уэйтса была такая цитата, я её взял себе на вооружение. Capella выдал крутой релиз. Правда, сложный для прослушивания обывателю. Люблю Teddy Killerz. И Jack Wood, томская группа. Они делают что-то ближе к блюзовому року. Записывают треки в одну дорожку: настраивают звук и пишут, по-олдовому очень.







О НЕПРИЯЗНИ К ЛЕЙБЛУ BLACK STAR

Всё началось, когда я стал топить за русскую музыку. Я закончил менеджмент и немножко понимаю в экономике. Black Star как предприятие делает абсолютно неконкурентноспособный продукт. Да, есть финансы, чтобы снимать крутые клипы, делать крутой звук. Но по характеристикам он абсолютно вторичен западному. Менеджмент Black Star всё время пытается перенять их приёмы. Меня волнует, вылезет ли наша музыка на запад. Как, например, кореец Keith Ape, который сейчас выступает по всему миру на своём корейском. Потому что звучит круто, хотя никто ничего и не понимает.

И получается, лейбл, который обладает самым большим массивом в нашей стране, который в первую очередь обращает на себя внимание запада, делает что? Западный человек слушает лейбл Black Star и думает: “У меня же всё то же самое. Зачем мне это слушать?” И получается, что люди там не шарят за нас, не шарят за русскую культуру. Кого-то замечают, естественно, как Face c "Гошей Рубчинским", но было бы чем хвастаться. Зарубежные издания могут заметить Скриптонита или Pharaoh, но не в той мере, в которой на зарубежный рынок лезет Black Star. Поэтому да, у меня есть предъявы к их менеджменту: они убивают российскую музыкальную индустрию относительно мирового рынка. Для них музыка — изначально продукт.


О ТОМ, КАК СТАТЬ КУЛЬТОВЫМ МУЗЫКАНТОМ

Мы с Мироном недавно говорили о музыке как продукте. И у меня появилась мысль, что культовым человек может стать, только если относится к музыке, как к музыке. Во время производства он думает только о самом треке: о звуке, посыле, ритмике, сведении. Но он не должен думать, как лучше продать песню. Музыка должна становиться продуктом только в точке релиза. Ты собрал материал, закинул его менеджеру, он начинает это расфасовывать. А ты сам не должен включать в сам трек корыстный интерес.






О ПРОЕКТЕ “MY LITTLE DEAD BOY”

Тезис появился в 2011 году, я долго его вынашивал. А сам по себе альбом готовился где-то год-полтора. Я долго ждал людей на фиты. Многие просто слетели в итоге, как 4EU3 и Рома из ЛСП. Дольше всего ждал Мирона, с конца 2013 года пытался до него достучаться. Если меня спросят, как я сделал свою карьеру, то я доебался. По-другому и не скажешь.

“My Little Dead Boy” стал причиной того, почему сейчас я становлюсь исполнителем. Я писал ребятам, приглашал их на альбом, описывал идеи треков. И я не могу их винить в том, что кто-то не так меня понял, ведь они профессионалы в своём деле. Но у них свой жизненный опыт. Другое восприятие. И они всё интерпретировали на свой лад. Поэтому я подумал, что если хочу выпускать осознанный, продуманный до конца продукт, мне нужно обрести собственный голос.


О СВОИХ ФАНАТАХ

Я очень люблю свой клочок фанатов, потому что люди интересуются. Они читают статьи, смотрят на описание. Понимают, о чём альбом и как он работает, как его нужно слушать. Поэтому я очень люблю своих фанов. Остальные вряд ли выкупят идею “My Little Dead Boy”.


О РАБОТЕ С KULTIZDAT

У нас нет никаких финансовых отношений, что мне очень импонирует. Это изначально музыкальное сообщество, творческий кружок. Идёт обмен идеями, опытом. Круговорот скиллов: один другому, второй третьему и так далее. Очень удобно работать. И если нужно получить совет по треку, то опытные ребята подскажут. Мирон, Porchy, ППР — все давно в музыке, у ребят есть пласт своего таланта, которым они могут поделиться.

Предполагаю, что сейчас пойдёт такая тема, распространённая на западе: собирается компания продюсеров, сонграйтеров, звукорежиссёров. И они просто клепают песни, а потом фасуют их по разным релизам. И если кто-то придумал, например, крутую распевку, то он может отдать её другому человеку, который круче с ней поработает. Я думаю, это очень результативный подход. Потому что человек не утыкается в потолок своих возможностей.


О СОТРУДНИЧЕСТВЕ С OXXXYMIRON

Я прислал ему бит “Y U No”, старый трек ещё 2014 года. Он зашёл Мирону, но потом тот замолчал. И я проистерил ему в личку: “Бля, какого хуя ты не отвечаешь!” Он удалил меня из друзей, я подумал, ну и ладно. А через полгода передумал и прислал ещё один трек. Ему снова понравилось, но бит не подходил. Снова добавились друг к другу и договорились работать. Изначально должны были записать трек на бит “Living Athens”, такую EDM-демку. Мирон прислал куплет и мы оба пришли к выводу, что это полное говно. Потому что это EDM-дроп, который не может сочетаться с читкой артиста в принципе. В итоге дописались до “Athens Freestyle”. До этого я приезжал в Новосибирск на его концерт и понял, что точно буду с ними работать. И как раз тогда серьёзно занялся записью “My Little Dead Boy”. В итоге сейчас я в Москве, могу спокойно ловиться с Porchy и Мироном, мы работаем над новым продуктом.






О ПЛАНАХ

Работаю над следующим релизом. Надеюсь, что он выйдет до конца года, нужно его добить. На нашей музыкальной сцене мало интересных приёмов. И я стараюсь сделать релиз максимально комплексным. Чтобы он удивлял переходами, сбивками на другие инструменталы. Буду поднимать жёсткие темы. Я люблю the Chemodan Clan. Луи цепляет не звуком, не битами, пусть раньше у FD Vadim и круто получалось. Он цеплял образами, в две строки вкладывая жуткую историю, которая пробирала до костей. Такое я и стараюсь собрать на следующий релиз. У меня есть какой-то уникальный жизненный опыт, который может зацепить людей. Хочется задеть нервы людей.


О КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ АЛЬБОМАХ

Я буквально вчера насчет этого думал. С чего вдруг вообще появилось понятие “концептуальный альбом”? Альбом и должен быть концептуальным. То есть ты собираешь кучу треков в один сборник — ты же не можешь их скидывать в авоську, как бабушки. Я думаю, тут будет не единая история, а единая мотивация. Единая проблема, от которой исходит все остальное. Вот есть тоже выражение у Тома Уэйтса, люблю его цитировать: “Я люблю прекрасную музыку, которая рассказывает об ужасных вещах”. Вот такая тема. Ну и рабочее название у релиза “Beast of No Nation”. Оно таким и останется, думаю. Главное потом по 282 не улететь.


О ТОМ, ПОЧЕМУ СЛОЖНО ЗАПИСЫВАТЬСЯ НА СВОЮ МУЗЫКУ

Это большая проблема — я думаю, МС, которые пишут музыку сами, меня поймут. Это слушателю легко воспринимать музыку. Когда ты слушаешь один бит месяц, он потом тебя заебывает, ты говоришь: “Отстань от меня, я хочу тебя дописать уже!”. Любой трек — как бывшая: ты с ней расходишься, а потом через месяца два встречаешься — о, клево было. Поэтому редко удается как исполнителю осадить свой бит. Я не могу так, эти треки потом меня уже бесят. Если бы они были людьми, я б их пиздил. Поэтому да — очень много продюсеров сейчас работают над моим релизом.







О ПРОБЛЕМАХ EDM

EDM сейчас стал менее интересен, потому что сильно испортилась индустрия. У нас есть несколько локомотивов — Skrillex и весь лейбл OWSLA. Остальные, например, как Monstercat, пишут музыку для летсплееров. Вот это дерьмо. Естественно, когда все ориентируются на одного исполнителя — ну это жопа. Выходят одни и те же треки, с одними синтами, с одними примами. Почему Skrillex слушают, почему его обожают, он же фрик, эмарь? Но он идеолог, позитивный человек, у него идея “good people, good times”. Ты плохой человек — съебись отсюда.


О БИФАХ В ХИП-ХОПЕ

Я опасаюсь влезать в исполнительскую деятельность: тут много людей начинают бифиться с нихуя, осуждать друг друга за всякую залупу. Среди продюсеров нет такой хуйни. Мы понимаем, что индустрию надо развивать — и пытаемся работать над звуком. Вот биф Kizaru и Pharaoh, Заката с Kidd и Aqualiquid — что к чему вообще? Я не понимаю просто, за что бифиться, не понимаю сути конфликта. Поэтому я не люблю баттл-рэп, не вижу смысла сходиться людям, если у них нет точек конфликтов. Есть борьба идей — хорошо, давайте. Поэтому баттл Гнойного и Мирона может быть интересен; Гнойный в каком-то смысле пасынок Бабангиды, а конфликт Бабана и Мирона не закончился — а тут все-таки идеология: оставаться в полном андеграунде и работать только на творчество или работать как Мирон — тоже независимо, но с акцентом на личность. Это борьба коллективного бессознательного и личности. А о чем баттлить Kizaru и Pharaoh? У одного дреды, у другого длинные волосы. Есть просто желание залупнуться, а больше ничего.


О ВОСПРИЯТИИ МУЗЫКАЛЬНОЙ ИНДУСТРИИ

Музыкальная индустрия сейчас воспринимается как хайп. Кто-то с кем-то фитанул — это хайп. Человек не может разбить ебало другому человеку просто потому что его не любит — это хайп. Люди этим словом “хайп” заебали. Я сюда пришел музыкой заниматься, а не хайпить.


О ГЛАВНОЙ ЦЕЛИ ТВОРЧЕСТВА

Есть такая тема насчет вечного творчества. Я не хочу, чтобы вопросы, которые я поднимаю, остались вечными — и через 50 лет их снова поднимали. Я хочу, чтобы мое творчество приносило решение каких-то проблем. Ну или их варианты.






















comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
О Pharaoh, Oxxxymiron, Скриптоните, Басте и раскрутке хип-хопа в России.
Свое отношение к возможному перфомансу ведущий Versus озвучил в твиттере и прямо здесь, в комментариях на The Flow.
Айза, Баста и Ресторатор смотрят на молодых (и не только) рэперов. А потом комментируют их выступления.
Oxxxymiron в "Олимпийском", Айза там же, Влади и его любимые женщины.