Тексты
Интервью: Николай Редькин
Смоки Мо: "Мой любимый альбом — "Время тигра"
Но разговаривали мы о новом альбоме "День третий", который, в соответствии с названием, выходит 3 марта.
Комментарии
0

"Если есть трудности с названием интервью, назовите его "Один как целый клан", — пишет Смоки. — Это теперь мой слоган". Песня с готовящегося альбома "День третий", отрывок которой был засвечен в инстаграме одним из первых, и правда кажется важным жизненным девизом для него. Он производит впечатление студийного затворника, работает на студии "Газгольдера" с собственной командой и уверяет, что новый альбом записывался "без посторонних глаз".



Ты писал, что у тебя пропал весь материал с жесткого диска. Альбома это не коснулось?

Нет, не коснулось. Мы, как люди, наученные многолетним опытом, альбом имеем сразу в трех-четырех копиях.



То есть пропали просто старые биты?

Да, биты пропали за пять лет, пропали сэмплы. И кое-какой материал с “Доспехов бога 2”. Но я поднял свои старые винчестеры до 2010 года. И там — огромный архив битов, с 2001 по 2010. Там олдскул всякий, бумбэп.



Не хотел бы это издать — как некую антологию?

Да нет, это же сейчас уже неактуально. Не особо бы хотелось. Хотя можно. Ты мне идею, кстати, сейчас подал, спасибо.



Читал у тебя в интервью, что над новым альбомом работало 15 человек. Почему так много и кто эти люди?

Только битмейкеров мне помогало примерно человека четыре. Плюс музыканты и вокальные исполнители. Я целенаправленно хотел сделать “минимал”, чтобы это все звучало минималистично. Но потом понял, что если делать тот “минимал”, который я хочу, то надо привлекать еще большую команду. Так и получилось 15 человек.




Первый сингл с альбома, "Потерянный рай"




Что это за битмейкеры?

Во-первых, это BeatsBySmo — человек, с которым я работаю вот уже шесть или даже семь лет. Он же — мой звукорежиссер, полностью свел альбом, отмастерил, а еще поучаствовал во всех битах вместе со мной. Он уже если не на американском, то на хорошем европейском уровне. Работал с группой iZReaL. Еще там были люди Pandora Nightz и Krazy Raf.

Так что да, много народу. Крайний, кто залетел на студию, был Жак.



Вы с ним наверняка очень давно знакомы?

Он мне рассказывал историю, что когда еще был мелким, заходил ко мне, брал автограф в гримерке. Я этого не помню. Я помню его после армии, когда он приехал в Москву и году в 2012 мы встретились. Он подошел ко мне в Парке Горького. Я вижу — глаза у человека горят, но все равно думаю: “Ну не знаю”.

Я так же в свое время Васю встретил в 2006 году. Случайно после концерта в клубе “Икра”. Мы с Децлом шли, и меня окликнул человек. Это был Вася. Говорит: “Вот мы сейчас здесь на Курской сидим, я записываю свой какой-то альбом, заходи к нам”.


На альбоме будет песня с Фьюзом. Это ваша первая совместная запись со времен Кухни — или я ошибаюсь?

Нет, не первая. Мы еще принимали участие на альбоме Витька, давным-давно. Потом еще где-то. Так что с Фьюзом у нас продолжается коннект. Жаль, что с Ассаи нет. Мне бы было с ним интересно посидеть на студии, даже если бы мы ничего не сделали.



Нет коннекта — в смысле, он не хочет общаться?

Я просто сам не занимался этим вопросом. Надо позвонить. Даже не знаю, где он сейчас. Знаю, что много времени в Индии проводит.

Хочешь историю про Ассаи? Изначально же его звали Грязный. Мы с ним вообще в одной школе учились, когда были малыми, но не общались. Потом мы уже читали, и с моей первой группой Династия Ди организовывали вечеринки в Питере. Они были настолько успешными, что мы туда собирали по полторы тысячи человек и привозили самых заметных артистов. Как-то у нас встал вопрос, кого бы пригласить выступить на разогрев движухи. А я тогда краем уха где-то зацепил песню “Антон”. Говорю: “Вот есть такой чувак Грязный, у него есть песня, она разрывает!” А мой напарник Полик не особо этим интересовался, но доверял мне. Говорит: “Ну давай его пригласим”. И это было его первое сольное выступление, он читал “Антона”. Оно очень сильно повлияло на нас, мы как раз начали плотно общаться. Я тогда еще раз убедился, что это невероятно круто и будет иметь успех.



Ты, кстати, слышал прошлогодний альбом Фьюза, герой которого — Антон?

Это сумасшедший альбом. Но опять же: есть альбомы, которые выходят вовремя. А есть те, которые пишутся как картины. Вот, опять же, мой новый альбом писался с точки зрения ощущения и общей картины. Там есть и бумбэповское направление, и что-то современное, не хочу говорить “трэп”. Мы же начинали это делать, еще когда не существовало такого стиля, как трэп. Не хочу говорить сейчас как Влад Валов, но это история! Году в 2008 V-Style привезли нам южный звук, кранк, dirty south. Они нас подсадили на этот звук уже тогда.



Расскажи про своего друга Арнольда, скит от которого будет на альбоме.

Это был уличный чувак. Из Африки, начинал в группе Ikambi Gwa Gwa, они выиграли Rap Music за год до нас. Жил по-уличному, был моим другом, а потом погиб при непонятных обстоятельствах. Его нашли мертвым. И я недавно нашел видео с ним из каких-то трипов, вырезал оттуда очень важный момент с очень важным посылом — и вставил на альбом.

Что еще? На альбоме будет скретч. Скретчем я передаю привет диджеям и вообще этой культуре. Хип-хоп раньше был с диджеями и танцорами, но потом рэп отошел и стал отдельным направлением. Поэтому использование скретчей — это привет культуре хип-хопа.




Арнольд умер в 2015 году, тогда же вышло видео к его песне со Смоки "Отрывки из стихов", датированной 2005 годом.




Какова твоя позиция в последних спорах о хип-хопе и видеоблогерах?

Моя позиция очень проста: я решил перевести это все в формат, когда все собираются и обсуждают проблемы. Полтора месяца уже собираю людей. Звоню — а у одних гастроли, у других еще что-то. Как только соберу всех за столом, вот тогда это обсудим. И я свое мнение тоже выскажу.



Кого ты позвал, если не секрет?

Имен пока не хочу раскрывать — я их сейчас анонсирую, а они не придут.


Там есть Влад Валов?

Нет. Он не знает, наверное, про блогеров. Хотя Владу, на самом деле, большой респект. Когда-то и он был в топе.



Что, кроме блогеров, планируешь обсуждать на этом столе?

Вообще все! Любые вопросы, которые беспокоят. Потому что, я смотрю, в интернете рэперов много что беспокоит. Новые кроссовки вышли — где достать? (смеется).



Читал еще одно твое интервью, в нем ты говорил, что 2015 год был самым тяжелым в твоей жизни. Почему?

Неправильная оценка происходящего. Вот так, если коротко сказать. Сейчас я переоцениваю какие-то моменты. Сейчас мне все нравится, вообще все, что происходит. Но, к сожалению, четыре года у меня не было альбома. И это печально. Я получил огромный опыт за эти четыре года.



Чем ты тогда занимался?

Размышлял. Получал какие-то знаки от жизни. За четыре года, ты понимаешь, очень многое произошло. Команда моя основная — распалась. И прочее, и прочее.



Как ты оцениваешь ваш совместный альбом с Бастой, который вышел в самом начале 2015-го?

Да сидели на студии и писали альбом. По поводу него ничего особо не могу сказать.




На альбоме "Баста Смоки" была вот такая песня про Петербург, сэмплирующая Елену Ваенгу




Ты им доволен?

Мой любимый альбом — “Время тигра”.



Уклончивый ответ.

Но это действительно так. “Время тигра” я считаю книгой, больше таких альбомов у меня, к сожалению, не было. Но мне все нравится в моем творчестве, я ни о чем не жалею.



Тебя удивило, когда “Баста Смоки” стал самым продаваемым альбомом того года в iTunes?

Нет, не удивило. Это не моя заслуга. И вообще этот альбом — не моя заслуга. Это Васино. Там музыка Васина, идей большинство его.



Цитата из интервью Басты для The Flow: “У Смоки тут своя студия, но мы с ним не виделись три месяца”.

Ну да, мы же оба работаем. Представь, сколько материала Вася выпустил за тот год! Раньше мы с ним побольше общались, но сейчас просто времени на это не особо есть.



У тебя не было мысли стать свободным агентом?

Ну я по сути свободный агент. Я же до “Газа”, например, был на лейбле “Респект Продакшн”, но тоже оставался свободным агентом. Быть несвободным агентом — это когда над тобой есть некто, кто говорит тебе, что надо делать. Ты же сам знаешь: я написал тебе сам, предложил встретиться, обсудить вопросы. Сам, а не через менеджера.

И вот альбом — его пока вообще никто не слышал. Он даже записывался без посторонних глаз. Я никому не давал этот материал слушать. Нет ни одного лишнего глаза, который бы увидел процесс его создания. У нас же тут не продюсерский центр, просто продюсерское объединение. Потому что ничего не вечно.



Если спросить прямо — ты считаешь себя артистом “Газгольдера” прямо сейчас?

Что в твоем понимании “артист Газгольдера”?



Артист, менеджментом которого занимается лейбл.

Я считаю себя артистом. В том плане, что я сейчас выпускаю альбом. А артистом “Газгольдера” — ну да, я имею отношение к “Газгольдеру”. Я — участник творческого объединения. И есть артист лейбла, а есть участник творческого объединения. Поэтому я думаю, что это не совсем корректный вопрос. В том плане “артист, у которого есть продюсер, который все решает” — нет. Однозначно нет. За свой материал я отвечаю сам. Свой материал — я имею в виду альбом, который сейчас выходит и называется “День третий”.



Альбом “Младший” создавался в других условиях?

Я бы не хотел вдаваться в мелкие детали, но “Младший” создавался не только мной. Были и советы, мы обсуждали какие-то моменты в процессе написания материала. Собирали альбом, можно так сказать. А этот альбом я, как в старые добрые времена — закрылся и записал. Потому что подход к созданию очень важен: как ты это делаешь, с кем, при каких условиях и в какой жизненной ситуации.

Ты знаешь, у меня же диплом менеджера. Поэтому я могу быть менеджером, директором, режиссером на площадке. В этом нет ничего сложного.

Что еще рассказать? Хочешь, про обложку? Вот эта нижняя часть, мертвая — это стереотипный сектор, так его назовем. У кого-то доллар на лбу, у кого-то сердечки в глазах, у кого-то глаза затерты. А то, что выше — жизнь, красный цвет символизирует кровь, и из этого прорастают цветы.







Пару лет назад ты одним из первых рэперов дал интервью сайту про вейп. Как сейчас относишься к шуткам про вейперов?

Да нормально, это смешно. Если кто-то себя считает вейпером, то может, наверное, обидеться. У каждого популярного явления есть хейтинг. А вейперы развили свою индустрию за два года — естественно, это поддается прессингу со стороны.



Ты тогда говорил о планах открыть свой вейп-бар. Это получилось?

Нет. Что-то неинтересно этим заниматься стало. На это надо тратить много времени. А сейчас хочется поработать над новой музыкой. Так, чтобы было интересно, с кайфом.



Какую книгу ты прочитал последней?

Блин, я не хочу говорить. Это можно прямо пометить, что “не хотел бы раскрывать”. Сейчас посмотрю, что еще посоветовать. Вот “Шантарам” прочитал, класс. Ее, наверное, и посоветую.



Марат говорил о тебе, как о человеке, которому всегда надо было слушать самый новый, самый классный рэп — то, что здесь и сейчас. С годами это желание не ослабело?

Вот на днях посмотрел практически все клипы Tekashi69. Знаешь такого? Это прямо злой андер. Очень свежий стиль, сатанинский такой.



Не помню где слышал такую историю — о том, как молодой Oxxxymiron приходил к тебе и ты учил его делать биты. Правда это?

Насчет битов — нет, но в памяти отложился момент, как с ним ко мне приходил Крипл. Это было лет 17 назад, еще до всей движухи. Году, может, в 1999-м или 2000-м. Я очень плохо помню, что мы тогда делали.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Есть и реакция Василия Вакуленко.
Адресовав ему фактически твиттер-дисс.
В начале новой недели мы всегда вспоминаем все интересное из твиттера за последние семь дней.
Проверь, под силу ли тебе отличить дорогую вещь от дешевой.