Тексты
Интервью: Руслан Муннибаев, Марина Вилковыская

Скотт Кэмпбелл: "Никогда не надо жалеть, что сделал тату"

Тату-мастер знаменитостей рассказал The Flow о встрече с Канье, смысле татуировок и что значит свобода для художника.
Комментарии
0

В середине сентября в Москву прилетел татуировщик и художник Скотт Кэмпбелл, чьи работы красуются на телах Орландо Блума, Марка Джейкобса, Стинга, Роберта Дауни-младшего и Канье Веста. Москва стала еще одним пунктом в путешествии его проекта Whole Glory, в рамках которого от татуировал руки людей через специально построенную стену — так, чтобы не видеть их. Также он сделал новый дизайн для этикетки коньяка Hennessy Very Special, продолжив тем самым работы таких художников как KAWS, Futura, Os Gemeos, Райана МакГиннеса и владельца Obey, Фрэнка Шеппарда. Мы расспросили его о Whole Glory и многом другом.



Твоя студия Save Tattoo все еще базируется в Бруклине?

На самом деле, сейчас мы подумываем о Лос-Анджелесе.


Почему вы переезжаете?

Мы сохраним студию тату в Бруклине и откроем новую в ЛА. Я перенес туда свою основную арт-студию. Там хорошо и арт-коммьюнити там сейчас в каком-то смысле переживает бум. Хорошая энергетика, мне нравится там.


Представим себе, что проект Whole Glory проходит прямо сейчас. Что бы ты сделал на моей руке?

Я не знаю, я чувствую, что уже слишком много знаю о тебе, а в Whole Glory я не знаю ничего, я только вижу руку. Я романтичный человек и не могу удержаться, чтобы не представлять себе, кто тот человек с другой стороны. Так что, несмотря на анонимность, я все равно делаю тату для конкретного человека, каким я этого человека воображаю. Это забавно. У меня есть рисунки и наброски и я собираюсь набить их. Но вижу руку, брею ее и понимаю, что именно для этой руки не пойдет. И я переделываю. Для каждого. И каждый раз рисунок подходит, но подходит тому, кого я себе вообразил. Это забавно, потому что в последний день этого проекта я устраиваю обед для всех, кому сделал тату. И я впервые вижу их лица.... Как я уже говорил, пока я с человеком работаю, я представляю его себе. Это как приехать в Диснейленд и Микки Маус снимет голову. Ты говоришь - а, ты Фред....


Что тебя больше всего вдохновляет? Фильм, который посмотрел вчера, обручальное кольцо на руке, погода?

Всего понемногу. Я немного могу сказать о человеке, например, мужчина это или женщина, хотя и это не всегда. Это похоже на гадание по руке. У меня появляется представление о человеке, хотя не всегда точное. Это трудно объяснить, это просто ощущение.


Были ли разочарованные участники?

Нет. Может быть, они говорили из вежливости, но все говорили, что им действительно нравится. Все как раз ровно наоборот. Когда я встречался с ними на обеде, многие из участников отводили меня в сторону и говорили: "Я просто хочу поблагодарить еще раз, потому что очевидно, что у меня тату лучше, чем у других" Получается, что у каждого, кто там был, тату лучше всех, так интересно.


Я понимаю, что получают клиенты — тату от известного мастера. А что получаешь ты?

Я работаю в изобразительном искусстве, много рисую и пишу картины. У меня полная свобода, я могу писать, что хочу, могу последовать за любым вдохновением. Но больше всего мне нравится делать татуировки, а с ними такая ситуация, что у клиента есть собственное мнение, и если я хочу попробовать что-то новое, я должен спросить разрешения, а это ограничивает. У меня всегда была мечта иметь такую же свободу, делая тату, какая у меня есть, когда я пишу картину. Так это и началось — с того, что я хотел иметь больше свободы. Я не могу ожидать, что это снимет с меня ответственность, наоборот, это налагает еще большую ответственность. Я вдруг осознал, что я полностью отвечаю за татуировки этих людей. Это огромное доверие с их стороны, и я ценю это доверие. Это как если ты придешь ко мне сделать тату орла, я сделаю лучшего орла, на которого способен. Но если он не получится удивительным, тут будет и твоя вина, это была твоя идея. В то время как здесь это целиком моя вина. Это была моя идея. И это налагает огромную ответственность, я обязан сделать максимально хорошо, но в то же время я могу делать то, что я хочу. Мне это действительно очень нравится.


Ты любишь делать тату, но на твоем сайте написано, что сейчас к тебе нельзя записаться. Почему?

По разным причинам. Какое-то время я делаю тату, потом могу работать над шоу, затем вернуться к тату, потом, например, у меня выставка, после которой я опять возвращаюсь к тату. Я никогда не записываю клиентов больше, чем за две недели. Собственно, как только у меня есть свободное время, я захожу на сайт, проверяю почту и выбираю того, кто очень заинтересован, у кого интересная идея. Звоню ему и говорю: "Утром прийти сможешь?" Среди мастеров тату есть своего рода соревнование - у кого самый длинный лист ожидания. У кого-то шесть месяцев, у кого-то два года... Если бы у меня была очередь длиной в год, у меня был бы приступ паники. Вдруг какую-то неделю я не захочу работать, что если у меня будет шоу в Лондоне, или я захочу писать картину? Я вынужден буду разочаровать этих людей. Поэтому я говорю клиентам приходить, например, в понедельник, во вторник — когда у меня есть время.


Ты хочешь быть абсолютно свободным?

Насколько возможно, да. Быть абсолютно свободным, значит, быть бездомным.


Сейчас Вильямсбург — моднейшее место в Нью-Йорке, а каким он был более десяти лет назад, когда ты там открывал студию?

Я переехал в Вильямсбург в 2002-м и сейчас он, конечно, совершенно другой. Уильямсбург был привлекателен тем, что никто не хотел жить там. Ты мог снять склад за 1000 долларов в месяц, жить там, заниматься искусством. Сейчас в Нью-Йорке уже нет художественного сообщества. Он настолько дорогой, что художникам некуда податься. В Нью-Йорке нужно вкладывать столько усилий в выживание, что для творчества уже не остается места, в то время как в ЛА можно оставаться креативным за нормальные деньги. Если ЛА тоже станет дорогим, всегда можно обосноваться подальше. Это не остров, всегда можно переехать.







Ты сделал звезды для Марка Джейкобса. И у меня такой вопрос: когда такой крутой мастер делает подобные звезды такому крутому чуваку как Марк — это весело, это китч, это арт. Но если я или любой другой простой клиент придет к обыкновенному мастеру и сделает цветные звезды, это будет так несовременно, так некруто. Все дело в контексте?

У Марка здоровое отношение к тату. Многие совершают большую ошибку, особенно, делая первую татуировку, и вкладывают в это слишком большой смысл. Им кажется, что она должна отражать все их индивидуальность, быть символом, а это невозможно, слишком большая ответственность. Марк в этом смысле человек беззаботный. Если он хочет тату, это должно быть что-то, на что забавно смотреть. И этого достаточно, т.е. я вижу его татуировку и она вызывает улыбку. Он никогда не пожалеет об этой татуировке, она всегда будет напоминать ему об этой его беззаботности. Никогда не надо жалеть, что сделал тату. Некоторые люди просто слишком серьезно к себе относятся, особенно когда речь идет о первой татуировке. Тату не определяет человека, это просто часть его. Если бы у меня была тату в виде звезд… Правда, я не тот человек, у которого будет только такая татуировка. У меня будут звезды и это, и то, и еще это… У меня есть пурпурная корона с 90-х годов, когда я был еще маленьким. Стал бы я делать такую сейчас? Нет, но она мне напоминает о том парнишке, каким я был тогда. Ты понимаешь?


Я понимаю. Но ведь в тату тоже есть своя мода.

Да, правда. Мне кажется, что основной тренд сейчас – избегать всяких трендов. Теперь, когда у всех есть тату, и в этом нет ничего особенного, каждому хочется иметь тату, которой нет у других. Я думаю, это прикольно, это дает толчок развитию в новых направлениях. Ну например, роза. Роза – это мощно. И в то же время, роза – это клише. Но роза все равно остается мощной, потому что романтика — это мощно. Есть определенная причина, почему это клише. Если ты влюблен, тот факт, что другие влюблялись до тебя, не делает любовь менее мощной. Это нормально – делать тату, которые у других уже есть. Просто надо делать по-своему.


Не могу не спросить тебя о татуировке Канье.

Кажется, Канье пришел ко мне через Верджила Абло, он мой старый друг я много лет делал ему тату. А он был очень близок с Канье. Я сделал ему ангела и деву Марию. Он лучший, я люблю Канье. У всех есть свое мнение о Канье, но я правда очень восхищаюсь им. Это сила. Что ты хочешь узнать о Канье?


Он как Бог, хочу знать все о нем.

Он правда очень мощная личность. Его легко критиковать, он все время на виду, это делает его уязвимым. Все время кто-то пытается разобрать его. Он делает удивительную музыку. Он способен через свою музыку соединяться с людьми. Это нельзя отрицать.


Ты слушаешь музыку, когда работаешь?

Да. Всегда и все. И Slayer с Metallica — это с моей молодости. И Tanzwut, фолк-певцов, Боба Дилана. 2 Chainz, Lil Wayne, Jay Z, A$ap Ferg. Полный спектр, без рамок.






И последний вопрос. Ты сделал дизайн для Hennessy, а до тебя его делали другие художники. Какой из их дизайнов тебе нравится больше?

Ой нет, они же все мои друзья, это мое сообщество. Я не могу выбрать. Мы же по очереди все делали, и рекомендуем следующего для работы. Райан МакГиннес рекомендовал меня, он мой друг, а перед ним были Os Gemeos, Kaws, Шэппард. Я люблю их всех и все эти бутылки, кстати, у меня тоже есть.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Разбираем на примере двух хитов-2018 — песен артиста Зомба и группы Gazirovka
Баста комментирует слухи, что у него "забрали "Газгольдер". UPD: есть второй комментарий от Василия, более развернутый.
Почему ATL не дает интервью, Rocky и Лето, когда Катя Кищук выйдет на ICO.